Независимый бостонский альманах

КИРПИЧИ, ТЕРРОРИСТЫ И ПИВО С ЗОРНОМ

22-12-2002

Антон БатаговАвтор о себе.
Батагов Антон Александрович родился 10 октября 1965 г. в Москве.
Заметив явные странности и отклонения от нормы в поведении ребенка, его родители обратились в психоневрологический диспансер Ленинского р-на г. Москвы, где ему был поставлен диагноз “шизофрения”. С тех пор Антон находился под постоянным наблюдением психиатров и регулярно проходил курсы лечения в стационаре. Одним из наиболее маниакальных проявлений болезни было то, что пациент считал себя пианистом и лауреатом международных конкурсов. Затем, несмотря на проводимую терапию, состояние больного ухудшилось, и он объявил себя композитором. В периоды наиболее тяжелых обострений заявлял, что сочинил музыку к четырем фильмам режиссера И. Дыховичного, а также к огромному количеству телепередач и некоему “межпрограммному пространству каналов НТВ, НТВ+ и РТР”, а также записал множество компакт-дисков. Из потока бреда пациента можно было вычленить, например, еще и такие выражения, свидетельствующие о полном помрачении сознания и необратимом распаде личности: “Уловка-22”, “Сегоднячко”, “Старый телевизор”, “Русский век”, “Кино + ТВ”, “Итоги”, “Искусство фуги”.
Недавно в самочувствии Батагова А.А. произошла резкая и ничем не объяснимая перемена к лучшему. Он твердо заявил, что не является композитором, и признал, что всё, чем он якобы занимался до этого момента, было результатом болезненных заблуждений, от которых он теперь свободен. Врачебный совет, обследовав пациента, признал его абсолютно здоровым, после чего он был выписан из стационара и снят с психиатрического учета.
В настоящее время род занятий Батагова А.А. неизвестен.

* * *

В декабре 2001 г. в центре “Дом” проходил фестиваль американской музыки “Холодная альтернатива”. Поводом для этих заметок послужил даже не сам фестиваль, построенный в основном вокруг музыки Джона Зорна, а аннотации к нему, рассказывающие об авторах и их произведениях и объясняющие идею фестиваля в целом.

- - -

Довольно странно выглядит объяснение “американскости” музыкального фестиваля в Москве, привязанное к терактам и политике, будто бы написанное рукой советского музыковеда, прошедшего идеологический инструктаж в министерстве культуры. Дескать, сейчас многострадальная многонациональная Россия протягивает дружескую руку многонациональной Америке, которая теперь тоже вступила на путь многострадальности. Но, оказывается, и те и другие могут брать пример у представителей творческой интеллигенции, которые давно преодолели все национально-религиозные и культурные преграды и создают мирные произведения, сочетающие в себе лучшие достижения самых разных стилей, жанров, времен и народов. Перед лицом новой угрозы теснее сплотимся, товарищи, вокруг новой музыки, которая показывает нам пример нового синтеза культур…

Если уж размышлять о том, чту человек вообще может делать, чтобы не впасть в панику и уныние в теперешней ситуации, то было бы весьма поверхностно (по крайней мере, с метафизической точки зрения) предлагать в качестве рецепта слушать Джона Зорна.

Фестивальный текст о нем немного напомнил мне некоторые моменты из “Пира” Сорокина.

“Икра из книги М. Булгакова “Мастер и Маргарита”.

Книги тщательно промыть в прохладной воде, отделить переплеты от блоков, отрезать титульные листы. Переплеты замариновать с лимонным соком…
Выложить в фарфоровую чашу, придать форму конуса, украсить шариком из титулов, пропитанных огуречным рассолом…”

“Дипломы о высшем образовании в кисло-сладком соусе…
Дипломы нарезать небольшими квадратными кусочками…”

Автор аннотации с фирменным музыковедческим занудством рассказывает о том, как Зорн сегодня играет с панк-группой, завтра дирижирует одним из нескольких своих свободно-импровизирующих ансамблей, послезавтра — ансамблем клезмеров, а еще он пишет сложнейшие партитуры для академических составов и продюсирует серию “иудейских” компакт-дисков с обработками канторского пения и другими подобными вещами. Всё это вполне подтверждает тот его образ, который сложился у меня на основе разных рассказов о нем, вещей, слышанных мною, и короткой личной встречи в далеком 1992 году. Зорн — весьма символичная фигура музыканта-профанатора в обществе, где полностью профанировано абсолютно всё и где абсолютно всё сделано предметом потребления и самоутверждения, в том числе — религия и искусство, а также их функции в жизни человека. Можно самоутверждаться путем создания кино про “Титаник” или путем скрещивания панков с канторами и профессорами консерватории — мотивация во всем этом одна и только одна. Пипл-то всё схавает, но чем больше мы этим занимаемся, лелея иллюзию важности таковых занятий, тем дальше и безвозвратнее удаляемся от того единственного, о чем вообще имеет смысл думать, и тем ближе надвигается на нас заслуженное нами 11 сентября.

Не надо удивляться, почему произошли (и, видимо, еще произойдут) теракты. Я, упаси бог, не оправдываю террористов и не злорадствую (а именно это чувство испытывают миллионы русских людей). Россия — это тоже Америка. В ней всё профанировано точно так же, и, увы, именно такая участь нас всех вместе взятых и ждет. Не раньше — так позже. Не теракт — так землетрясение или еще что-нибудь. Если мы забываем о существовании универсальных законов, то это не значит, что они забывают о нас. Вот мы и допотреблялись. Досамоутверждались.

Виноваты ли те, кто “своими руками” совершил массовое убийство? В привычной системе координат — разумеется, да. В менее привычной — они виноваты примерно так же, как бывает виноват кирпич, “случайно” упавший с крыши кому-то на голову. И террористы, и кирпичи, и их жертвы функционируют в сети проявлений закона, и если даже их гордыня сообщает им, что закон над ними не властен, или что вообще нет никакого закона, это только ухудшает их положение. И хоть бы кто-нибудь задумался и преисполнился трепетом перед величием, универсальностью и неотвратимостью этого Закона! Куда уж там! Наоборот: надо “сурово наказать виновных”! Это — вопрос “национальной гордости”. С таким же успехом родственники того человека, которому на голову упал кирпич, могут в наказание разрушить дом, с крыши которого он упал, и убить архитектора, который его проектировал. Однако вряд ли у кого-то получится убить главного архитектора — Закон Кармы, который точно и безошибочно в нужный момент опускает кирпич именно на ту голову, которая именно этого кирпича и заслужила. Этот же закон опускает более масштабный кирпич на головы целых народов и цивилизаций, дошедших в своем коллективном безумии до той стадии, когда более мягкие аргументы, чем кирпич, уже не действуют. Искать “виновника” по имени Ахмед или Абдул — занятие бесперспективное. Если бы Ахмед или Абдул не сели за штурвал самолета, то возник бы другой “виновник” по имени, скажем, Ураган. Можно на него разозлиться и начать против него контртеррористическую операцию. А может быть, враг вовсе не там, где мы со всей идиотской великодержавной мощью его ищем? А не забыли ли мы посмотреть в зеркало? — А зачем?! У нас там всё отлично…

Некорректное сравнение? Люди, в отличие от кирпичей, имеют сознание и свободу выбора? Кирпич, дескать, не думает, падать ему на голову или на тротуар, а террорист делает всё сознательно. Хорошо, а военный человек в “цивилизованном” обществе, который убивает и отдает приказ убивать, — это нормально? Это сознательно? А как же! Это герой. Им родина гордится. А президент этой самой цивилизованной великой родины, который решает, куда отправить “людей в форме” и кого они на сей раз будут бомбить в назидание за неправильное поведение, — он, видимо, главный герой? Удивительное зрелище — лучащиеся безмерным тщеславием глаза Буша, который просто по-вампирски всасывает в себя народную любовь, истерически взметнувшуюся после страшных событий, когда инфантильная нация вдруг увидела, что смерть — это не в кино и не по ящику, а здесь и сейчас, и в панике припала к ногам человека, который якобы знает, как защитить каждого гражданина лично и как вернуть пошатнувшуюся национальную гордость, а он, объект данного “припадка”, просто балдеет от свалившейся на него великой миссии: вот он, дескать, Я!

Однако вернемся к “Альтернативе”, имеющей ко всему этому, как ни странно, самое прямое отношение.

Каждый раз выдумывается некое новое оправдание названию “Альтернатива”. Примерно так: “На дворе 94-й год (далее везде), новые русские, бандиты в красных пиджаках, попса, политика, деньги, коммунисты вот-вот возьмут реванш и тогда будет только музыка для балалайки, опять деньги, сволочи журналисты, буржуазность, попсовое радио, мерседесы, деньги, кризис, вот щас коммунисты уж точно, опять новые русские, опять деньги, путин — кгб — балалайка, деньги, попса, …………………………, а теперь вот еще терроризм, а мы — альтернатива!!! У нас нет денег, но есть энтузиазм, и мы противостоим всему вышеперечисленному”. Честно говоря, это звучало неубедительно даже в середине 90-х. Не только потому, что фестиваль давно стал просто неотсортированной кучей всевозможных явлений, от гениальных до бездарно-самодеятельных, без всякой идеологии. А прежде всего потому, что никто никому и ничему (а прежде всего — самому себе) даже и не думал противостоять. Особенно теперь, когда всё это происходит в кабаке, куда народ приходит выпить, да к тому же там круглый год сплошная такая же “альтернатива”. Задумываться хотя бы о мало-мальской осмысленности своих действий — “не модно”. Зачем обременять себя никому не нужной заумью?! Желающие весело самоутверждаться просто встречаются с желающими весело потреблять. Стандартный процесс, происходящий сегодня в Москве точно так же, как в Нью-Йорке или Париже. А фестиваль, по инерции продолжающий называться этим помпезным словом и по такой же инерции предлагающий пиво с Зорном, — это просто одна из строчек в меню всеобщего макдональдса, где можно купить любой музыкальный (театральный, киношный, литературный итд.) fast food. А движение по инерции, каким бы приятным и веселым оно ни было, ведет только в одну сторону — к смерти. Это не философия. Похоже, что это ежедневная практика. И вовсе не обязательно быть президентом, совершившим “ряд роковых ошибок”, чтобы навлечь на себя и на свою страну общенациональный кирпич. Для этого вполне достаточно просто заниматься веселой и “ни к чему не обязывающей” культурно-развлекательной жизнью, внося скромную ежедневную лепту в строительство самолета, на котором к нам прилетит террорист по имени Ураган. Мы встретим его во всеоружии: живя в “элитных домах”, разъезжая на “крутых тачках”, веселясь на “продвинутых вечеринках”, нося “стильные вещи”, слушая “модный музон” и запивая его “правильным пивом”.

P.S. Интересно, скоро ли появится “художественный” фильм про нью-йоркские события? Он превзойдет “Титаник” в эффектности ужасов и пошлости любовного сюжета, при входе в зал будут давать носовые платки для утирания слез и соплей. Он, естественно, получит все возможные призы, а кассовые сборы побьют все рекорды.

А.Б. 2002

P.P.S. Всё это было написано за несколько месяцев до московских событий с захватом заложников на мюзикле “Норд-Ост”. (Любопытно, что следующий фестиваль американской музыки “Альтернатива-2002” день в день совпал с этими событиями). Сейчас ноябрь 2002 года. Смотрим новости. Каков же “наш ответ террористам”? Догадаться не слишком трудно.

1. Продолжать войну с терроризмом до победного конца. Видимо, для этого придется уничтожить не только всех террористов в Чечне, Ираке и тому подобных странах, но и всех новорожденных младенцев, которые, когда вырастут, могут стать террористами, а также женщин, которые таковых младенцев могут родить.

2. Как можно быстрее восстановить мюзикл “Норд-Ост” — символ Новой Русской Духовности (мы теперь знаем, что 21-й век — это, оказывается, “век русского мюзикла”). Нельзя же откладывать веселье до того момента, когда будет героически завершен пункт 1! Мы будем устрашать наших врагов не только военной мощью, но и тем, что мы ни на минуту не прекратим развлекаться, что бы ни происходило вокруг. Наше дело правое!

Ура!


Материалы внеочередного пленума Союза композиторов России

Москва, 2002

Стенограмма доклада председателя Союза В.И. Казенина (окончание)

…О необходимости борьбы с внутренним композитором писал еще композитор Артур Лурье в 1919 г. вскоре после вступления в должность наркома по делам искусств:

“Внутренний композитор является одним из наиболее опасных и изощренных внутренних врагов. Борьба с ним — важнейший этап в развитии личности и государства, а победа в этой борьбе знаменует собой достижение качественно нового уровня на пути к процветанию и освобождению. Здесь необходимо отметить, что пресловутая экспроприация экспроприаторов, о которой в последнее время так много и часто говорят, есть не более чем одна из многочисленных форм борьбы с внутренним композитором. Эта форма характерна только для начальных, иными словами — модернистских стадий борьбы, и ни в коем случае не должна заменять собой все последующие стадии. Нельзя успокаиваться, нельзя останавливаться на достигнутом. Враг оказался гораздо сильнее, чем мы с вами думали. Он постоянно меняет маски, прикидывается “своим” и наносит удары из-за угла, когда мы меньше всего этого ожидаем. Но у нас нет права на поражение. У нас есть только один путь — вперед и вверх. Победа над таким врагом — дело не одного дня, не одного года, может быть, даже не одной жизни. Путь предстоит долгий и трудный. Мы не боимся. Рано или поздно — мы победим”.

(из статьи “О целях и методах борьбы с внутренним композитором”, газета “Правда”, 28 мая 1919 г.)

(шум в зале)

…Что? Пятьдесят минут? Да, я смотрю на часы. Я понимаю, но это очень важно. Мы ради этого специально… Всё, уже заканчиваю. Последний абзац.

…Эти вопросы волновали и продолжают волновать умы крупнейших ученых и мыслителей. О бесконечном многообразии подходов к проблеме свидетельствуют уже сами названия работ. Вот лишь некоторые из них:

  • Ф. Ницше. “Рождение комедии из духа музыки (О метафизике композиторского творчества)” (Лейпциг, 1876)
  • Е.П. Блаватская. “Кристаллизация Иллюзорного Композитора — начало заката пятой расы” (Приложение ко 2-му тому “Тайной Доктрины”; Лондон, 1888)
  • К.Г. Юнг. “Внутренний композитор и другие архетипы коллективного бессознательного” (лекция на международном психоаналитическом конгрессе; Цюрих, 1928)
  • Р. Генон. “Музыка профанов. Композитор, певец распада” (Париж, 1923)
  • А. Кумарасвами. “Божественный Композитор-Мираж и аспекты абсолютного Я в индуистской космогонии” (Нью-Йорк, 1946)
  • Д.Т. Судзуки. “Сатори как освобождение от диктатуры внутреннего композитора” (Лондон, 1948)
  • М. Элиаде. “Миф о Великом Композиторе у аборигенов Австралии. Специфика жертвоприношений” (Чикаго, 1961)
  • М. Хайдеггер. “Композитор как субъект: воля к власти и вечное возвращение” (Мюнхен, 1954)
  • Е. Головин. “Opera внутреннего композитора в алхимическом театре” (Москва, 1999)
  • Г. Джемаль. “Освободиться от времени! Убить Композитора! Ориентация — Запад” (Речь на пленуме Всемирного Исламского Конгресса; Каир, 2001)

Масштаб проблемы очевиден, но говорить о каких бы то ни было победах или завоеваниях пока еще рано. Основная борьба впереди.

Благодарю за внимание

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?