Независимый бостонский альманах

ЧЁРНО-БЕЛОЕ УТОМЛЕНИЕ

17-09-2003

Хочется поговорить не о фильме. Хочется поговорить не об истории. Хочется поговорить о нас, о сегодняшних. О нашем все еще черно-белом восприятии мира. Которое, полагаю, и есть главный источник всех наших бед.

Фильм просто дает хороший повод поговорить обо всем об этом. Ибо во многом выявляет наше сегодняшнее видение мира, нашей недавней истории, психологический и интеллектуальный настрой сегодняшних властителей дум”.

...Какие ни случись коллизии, нет ничего глупее и непродуктивнее, чем думать, будто во всем виноват лишь один человек – Сталин, Гитлер, Горбачев...

Немцы, похоже, когда-то поняли это и сумели преодолеть самих себя. То жестокое поражение в этом смысле во многом пошло им на пользу.

Какое потрясение должно побудить нас к ответственности за самих себя? Чтобы не пугливо-смиренно перед иконой в святой обители и не деланно-фальшиво с трибун перед так назнваемым электоратом, а в глубине души своей каждый из нас был искренне убежден: что бы ни случилось вокруг это я, я во всем виноват? С чем молоком матери, благородным примером отца, перенимаемыми от учителя знаниями или страстными призывами проповедника должно впитаться это убеждение в нашу плоть и кровь? Пусть не всех это, конечно, нереально – пусть даже не большинства, но уж по крайней мере хоть малой толики тех, кто пишет и снимает, говорит и управляет, кто не только мнит, но и на самом деле является властителем дум и судеб людей. Сложная проблема. Единственная по большому счету проблема.

История давняя и ближняя – приобретает для нас особый смысл и ценность, отличную от обычной беллетристики, лишь при ее проекции на сегодняшний день, сегодняшние катаклизмы, которые, суть, повторение ее плохо выученных уроков. Доколе ходить нам в двоечниках зависит исключительно от нас самих, от нашей воли и только воли, ибо особого интеллекта для усвоения простейших повторяющихся уроков не требуется.

Нет никаких сомнений, например, что любому, нет, не грамотному, а просто дееспособному человеку была очевидна ложь, насквозь пропитавшая наше предыдущее “коммунистическое” общество, но лишь единицы имели волю к открытой борьбе с ней. Речь здесь прежде всего не о большой принципиальной борьбе со строем, режимом, которая, может, действительно удел лишь очень немногих, а о прозаических ежечасных столкновениях со всеми проявлениями вымышленного кем-то мира, в которых формируется (или не формируется) и чувство собственного достоинства и ощущение собственной ответственности за свою судьбу и за судьбу собственного отечества, и которые в конечном итоге создают атмосферу нетерпимости ко всяческой лжи среди людей.

К несчастью, (хотя нельзя не признать, что иначе и быть не могло) наш сегодняшний день унылое повторение вчерашнего. Только очень наивных людей может ввести в заблуждение практически ничего не стоящая риторика трусливых в своей глубокой сути демагогов; реально упорную и последовательную борьбу за достойный образ существования под может быть гораздо более жестоким прессом ведут опять же считанные единицы. Ведь смысл этой борьбы никогда не состоял именно в сокрушении или дискредитации какой-то канонизированной идеологии (которая по своей сути, может, ничем не лучше и не хуже любой другой) и даже не в изменении структуры взаимоотношений (которая, может, была наименее худшей из всех существующих), но главное (и единственное!) в стремлении внушить всем и каждому глубокое чувство собственного достоинства и собственной ответственности, которые только и могут при любой форме правления обеспечить не только достойную жизнь индивида, но и эффективновть самой системы правления. Надо ли говорить , что задача эта не потеряла нисколько своей актуальности и в сегодняшней России!

Черно-белый мир – фантом изнасилованного сознания цепко держит нас в своих липких объятиях. Черное и белое, дворяне-мещане, православные-инородцы, большевики-меньшевики, красные-белые, колхозники-единоличники, партийные-беспартийные, демократы-коммунисты, свои и не свои. И если нет – ату их, в острог, на виселицу, под расстрел. Никакой пощады, никаких попыток диалога, понимания, примирения, снисхождения, прощения. Только высшая мера. Это программа на полное самоуничтожение. Мы изводим сами себя.

Черно-белый мир ужасен прежде и более всего тем, что в нем на самом деле практически белог

о цвета и нет. То есть по существу это просто черный мир. Вовсе не случайно страна наша всегда (по сей день) устроена так, чтобы каждый человек постоянно ощущал себя в ней преступником, чтобы с ним в любой момент можно было обойтись, так сказать, по всей строгости закона. Человек слаб по природе своей, беззащитен перед соблазнами, страстями, пороком, и нет ничего проще, чем уличить его в тысяче смертных грехов. Там, где поняли, что в природе не существует ни абсолютной белизны, ни беспросветной черноты, сумели определить и меру адекватного воздаяния за добро и за зло, но не так обстоит дело в черно-белом мире. В черно-белом мире только ты всегда исключительно белый, даже если ты палач, истязатель, насильник, ибо у тебя всегда есть масса безусловных оправданий –непреодолимые обстоятельства, неуправляемые страсти и самое главное – воля начальника, руководителя, пахана, отдавшего тебе приказ совершить то или иное деяние. Надо ли говорить, что у самого начальника прямо противоположное мнение на сей счет, а насаждать свое мнение у него неизмеримо больше возможностей, чем у тебя. К тому же у него самого есть начальник, отдающий приказ. Получается, если я начальник – ты не только дурак, но и мразь, гнида, давить тебя, подлеца, надо, а я, конечно, исключительно беленький, чистенький человечек, надежда страны. Но только не в глазах вышестоящего и нижестоящего.

При такой пирамиде общественной психологии легально утверждать свое право на белизну, непогрешимость может лишь один человек, который в подобной ситуации не может не быть, стать самым черным человеком. В этом феномен Сталина. Его корни уходят вглубь общественного сознания, и пока оно не претерпит кардинальных изменений, феномен этот будет повторяться с неизбежностью наступления ночи после дня.

На Нюрнбергском процессе все подсудимые отрицали свою вину в очевидно совершенных ими преступлениях, ссылаясь на то, что они исполняли приказ; отчуждение от ответственности – примета черно-белого мира. Но только не в глазах остальной цивилизованной части человечества. По всей строгости были наказаны не только главари преступного режима, но и весь несчастный немецкий народ. Логика была проста и естественна: пока вы терпите это правительств, вы несете полную ответственность за все действия его.

Так неужели только такой страшной ценой народу можно обрести чувство ответственности за свою собственную судьбу! Мало у нас было собственных потерь, внутренних войн, ненависти и крови? Никто не остановит их мановением волшебной палочки, но только мы сами все вместе, преодолевая в себе комплексы черно-белого мировосприятия.

Ответственность, наша ответственность, ведь все равно наступает неизбежно – будь то расплата за проигранные войны или, допустим, обнуление накопленных тяжким трудом капиталов, которые вследствие безграмотной (или хуже – преступной) экономической политики не были обеспечены реальными материальными ценностями. По счетам не платят премьеры и президенты – им просто нечем платить, ведь в своей крупной политической игре они ставят на кон не свои, а наши жизни, наши состояния, и их банкротство в любой игре – это не их, а наше несчастье. Так было, и так будет, потому мудрость народа заключается не в постфактных стенаниях, не в предварительных бурных рукоплесканиях той или другой противостоящей в политической борьбе стороне и слепом поклонении избранной, пусть даже самой лучшей власти, а в бдительном и постоянном отслеживании своих интересов и своих прав на всех уровнях, и в первую очередь – на своем собственном, самом низком уровне, в отношениях со своим соседом, продавцом в угловом магазине, чиновником в конторе, клерком в суде и т.д.

“Пусть консулы будут бдительны” – уповали древние на таланты своих лидеров. Одна из особенностей современной демократической формы правления состоит в том, что функция бдительности падает на каждого члена общества. И в зависимости от того, в какой степени люди сами осознали степень своей ответственности за все происходящее вокруг, будет меняться и степень их истинной свободы и благосостояния, возрастая по мере роста активности масс. Только тогда власти не посмеют разыгрывать дурочку перед населением, с деланным недоумением отфутболивая ответственность от одной “неосведомленной” ее ветви к другой. И самое главное – тогда им не будет позволено так бесшабашно доводить дело до той роковой черты, когда действительно объективная необходимость продиктует принятие драконовских решений.

Проблема всегда состояла в том, что у нас очень мало, почти нет людей способных восклицать со страстью: “Нет, этого не может быть, потому что этого не должно быть никогда!” С отвислыми ушами выслушиваем мы невероятные глупости вышестоящих, изрекаемые с невероятной наглостью, и покорно плетемся исполнять их волю, подленько уговаривая себя не вникать в суть происходящего.

Веками томит нас черно-белое бытие, веками. В черно-белом мире нет истинных привязанностей, настоящей любви, целиком сотканной их полутонов, намеков, противоречий, недоговоренностей, неопределенности, прелести неожиданного. Дала-не-дала, было-не-было – вся гамма черно-белого мира. Это – сфера переживаний животного. Ступить в мир полутонов – открыть для себя палитру человеческих радостей.

Вот нам показали классическую черно-белую картинку: безупречный герой комдив пал жертвой супостата-гебешника. Было, конечно, много было и так. Но глядя на то, что творится сегодня вокруг, хочется как-то глубже копнуть пласты недавней нашей истории и по-серьезному проанализировать и соотнести (в том числе и художественными средствами) вчерашнюю и сегодняшнюю ситуации,

В черно-белом мире пламенный революционер так же скоро перерождается в заурядного грабителя и насильника, как принципиальный демократ-рыночник в прожженного коррупционера. Самое губительное однако в этой ситуации – пытаться отделить агнцев от козлищ, черненьких от беленьких и воздать каждому сполна, будь то в реальной жизни вчера или в художественном вымысле сегодня, который,суть, предтеча новой реальности завтра. Но именно это делает, не может не делать в соответствии со своими законами черно-белый мир.

В этом мире Сталину надо было либо, самому стать чудовищем (или скрыто быть им изначально), либо уступить место другому чудовищу, способному так же решительно очистить те авгиевы конюшни, в которые превратили страну вчерашние пламенные революционеры – плоды их деятельности достаточно ярко описаны пером Булгакова, Зощенко, Ильфа и Петрова, не говоря об архивных документах и исторических хрониках, А сегодня не о такой же решительной метле мечтают очень многие, чтобы очиститься от непролазной грязи новых Авгиев? Так что же, снова ступим на знакомую стезю? Опять пойдем (уже идем) стенка на стенку, народ на народ, брат на брата?

Пафос фильма, поддерживая фактически концепции черно-белого мира, и параноидальную идею деления на своих и чужих, объективно работает на продление, укрепление его бытия, и потому в принципе идентичен действиям его героев, включая самого главного.

Между тем истинный гуманизм состоит в любви к человеку, какой он есть, без невыполнимых требований прежде стать идеальным, стерильным, абсолютно безгрешным, В пропаганде такого гуманизма заключается настоящая задача искусства. А также политики. В первую очередь политики.

Очень важно трезво отдавать себе отчет, что большая часть руководства 30-х годов (включая героических комдивов) отнюдь не была безгрешна, точно так же как отнюдь не безгрешно сегодняшнее руководство. Но еще важнее проникнуться мыслью, что это вовсе не повод для тотальной войны на уничтожение, столь успешно проведенной в трагические 30-е, и к которой столь близко, столь опасно близко подошли мы сегодня.

Нам необходимо сжиться с простой в общем-то мыслью о том, что скандалы – это естественное состояние общества людей, человеков. Глаза на них закрывать не следует ни в коем случае, но воспринимать их надо спокойно и без истерики. Они необходимы также и для того, чтобы вовремя вскрывать образующиеся на живом теле общества гнойные нарывы, и тем самым не доводить его до того критического состояния, когда действительно лишь расстрелами можно навести подобие порядка. Кто знает, не пополнилась бы история Соединенных Штатов еще одним убитым президентом, не найди в себе мужества американцы довести уотергейтский скандал до своего логического завершения! А довели его до конца люди, которым, наверное, было что терять.

Потому, когда мы мечтаем о переменах, мы должны понимать, что произойти они должны не в правительстве – это вторично. Прежде перемены должны произойти в нас. Снимем шоры с глаз своих. Посмотрим на цветной мир – он прекрасен. И с того момента, как мы поймем это – мы сами будем прекрасны и неповторимы, многоцветны в нем. Помогая друг другу, сбросим иго черно-белого террора.

Что касается фильма... Что ж, черно-белый, он и есть черно-белый советский фильм. Забудем его поскорее!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?