Независимый бостонский альманах

БРАТАНИЯ И ВЫПАДЕНИЯ

24-02-2003

Когда ты пребываешь в заблуждении и полон сомнений,

даже тысячи книг с сутрами будет недостаточно.
Когда же понимание обретено,
то и одного слова слишком много.

Из Откровений Дзен.

Подтянулся Федот с двумя Сабонисами.
Народ приободрился. Повспоминали еще.
Начались братания и выпадения.

Из присланного письма-отчета
о вечере встречи бывших одноклассников.

Прим: Сабонис – литровая бутылка водки (нар).

Есть виды деятельности, которыми занимаются лишь некоторые, есть виды деятельности доступные только избранным. Общение – то, чем занимаются все. Практически ежедневно. Не блажь, не развлечение. Условие существования. И тут - мы все профессионалы.

Мы не всегда помним, что речь это коммуникация, и что она подчиняется законам коммуникации. И не отменить нам этих законов, как не отменить закон тяготения. Один из основных законов оставляет в речи то, что максимизирует поток информации, максимизирует способность изменять состояние реципиента информации. По этой причине, в частности, часто употребляемые слова содержат мало букв, редкие же слова – длинны.

Неожиданное редкое сообщение в системе отсчета приемника имеет малую вероятность. И несет большую информацию, пропорциональную минус логарифму этой вероятности. Сообщение, вероятность которого единица – безынформативно. Выражение новая информация является тавтологией, информация есть количественная мера новизны содержащейся в сообщении.

Когда наша рука движется к предмету по минимально–затратной (кратчайшей) траектории, мы специально не обдумываем ни эту траекторию, ни то, каким образом и в какой последовательности будут сокращаться наши мышцы. Наш опыт уже научил нас делать это эффективно и рационально, все это уже зашито в подсознание, давая возможность сознанию решать задачи более высокого уровня. Аналогичным образом мы используем разговорный язык, где цель – передать сообщение так, чтобы оно было правильно понято. Предварительно не проверяя предложения на наличие подлежащих-сказуемых.

И, как следствие, все элементы языка, не несущие информацию отпадают и исчезают как избыточные. То, что само собой разумеется, что и так ясно, что автоматически присутствует в сообщении по умолчанию, не должно иметь носителя, ибо бесполезно (а значит – вредно) занимает информационный канал.

Русский язык, с его развитой системой согласований слов с помощью всех этих многочисленных приставок, суффиксов, частиц и окончаний, которые привязывают слова друг к другу давая большую свободу в их расстановке, легче многих других языков допускает умолчания (выпадения) любых членов предложения. Контекст тоже помогает не ошибиться в понимании сказанного.

Раскрываем наугад Цветаеву - Я – страница твоему перу.
Все приму. Я – белая страница.

Две строчки. Три выпадения. Бездна смысла.

Выпадения характерны не только для русского, они есть и в других языках. Начиная с латинского.

Что имеют в виду борцы за охрану русского языка? Какую его версию. Может вот эту:

Не лепо ли ны бяшетъ, братие, начяти старыми словесы трудныхъ повестий о ...

А вот как писал Петр I. Попробуйте прочесть в обычном своем темпе один раз и сразу же , не подглядывая, изложить на бумаге смысл прочитанного. А потом проверьте степень совпадения.

Колыми же паче должны мы иметь попечение о целости всего нашего государства, которое с помощию божию ныне паче распространено,как всем видимо есть чего для заблагорассудили сей устав учинить дабы сие было всегда в воле правительствующего государя, кому оный хочет, тому и определит наследство, и определенному, видя какое непотребство, паки отменит, дабы дети и потомки не впали в такую злость, как выше писано, имея сию узду на себе.

 

Трудно запоминается с первого прочтения? Не все и не всегда. Контекст (информационная содержательность) важен. Вот пример. Дело было в начале семидесятых. На уроке по психологии памяти один профессор предложил студентам убедиться, что практически невозможно сразу и точно запомнить предложение, состоящее более, чем из семи слов. Одна студентка незамедлительно выпалила – “Грязная и развратная Мессалина упала на полосатый матрац лицом вниз”, чем и сорвала все занятие. Запомнили все. Сразу. Пом

нят до сих пор. Даже не пытайтесь забыть эту фразу дорогой читатель. Вы забудете многое другое, но только не это.

Менее чем через полвека после Петра, образованнейший дворянин, писатель и историк князь М. Щербатов излагает свою мысль следующим образом.

Такое преимущество дослужившимся до офицерского чина по тогдашним обстоятельствам было необходимо для понуждения дворян вступать в службу; но ныне , когда уже видим, что российское дворянство по единой любви к отечеству и славе и по усердию к своим монархам достаточно наклонно и к службе и к наукам, то кажется, что право, сравнивающее это сословие со всяким, кто бы каким бы то ни было образом ни достиг офицерского чина, должно отменить.

Из его языка уже выпали всевозможные наипаче, понеже и поелику, но сложная витиеватая структура еще присутствует. Слов сказано много, а суть-то идеи проста.Дворянство – дворянам. Ну зачем, спрашивается, наши предки так словесно разорялись. Самое простое – объявить их людьми недалекими и на том закрыть все дело. Однако же были у них на то причины. Канал письменного (особенно) общения был очень узкополосен. Почта работала медленно. Обратная связь ненадежна. Читатель письма зачастую неизвестен. Цена ошибки непонимания велика. Отсюда и нагромождение уточнений, борьба за однозначность. Современные юридические документы читаются и понимаются отнюдь не легче. По тем же причинам.

Компромисс-конфликт между точностью и ясностью – информационный принцип неопределенности. Здесь ясность легче всего определить через его инверсию – скажем, сложность пропорциональную времени обработки-расшифровки содержания сообщения.

Короткие предложения теряют однозначность, наполняясь дополнительным смыслом. Это известное явление. Отсеките у темы кандидатской диссертации вторую половину, и вы получите тему докторской. Предложение из двух слов смыслом потянет на фундаментальность. В единичном же слове – Вселенная.

В экономной и рациональной Японии трехстрочные хайку не печатают более, чем по одному на лист. Ибо пространство занимает не текст, а содержание его.

Но вот фрагмент письма Екатерины II, современницы Щербатова.

Не лучше ли декларацию о занятии Перекопской линии учинить в самых кратких терминах, не взывая Порту к негоциации, дабы от сего единого предложения она не возмечталась больше чем ей преподаем. Кому больше как не нам известно что доказательства и снисхождения турков отнюдь не убеждают. Полезнее всегда было когда говорили с ними сильным тоном.

Это уже почти наш – современный язык. Иностранка Екатерина смогла усвоить только самое необходимое. Разломав структуру, упростив ее, оставив наиболее существенное. В результате – язык ее, как информационный канал, приобрел широкополосность. Но русский язык изменился не благодаря ей. Надо было дождаться Пушкина, чтобы он утвердился на всю Россию.

Пушкин уже практически пишет на нашем с вами языке. Вернее, это мы говорим и пишем на языке Пушкина. На его столь легком понимаемом блестящем русском. Но ведь естественным повседневным языком был для Пушкина французский. Грамматика и формы французского наложились на основу русского языка выпрямив и упростив его. Сделав доступным для пользования многими народами. Сделав его мега-языком. Не собираюсь обкрадывать многочисленную армию кормящихся от обильного пирога пушкиноведения. Надо же, в конце концов, отыскать столь загадочных обладательниц прелестных когда-то ножек. И ручек. И всего такого прочего. Но.... как будто это может что-то изменить – выяснение кто там, когда и чего сказал. Главное свершилось. Вся страна заговорила по пушкински.

У Лукоморья дуб зеленый...

Старик ловил неводом рыбу ...

Белка песенки поет...

“- Слушай, - сказал Пугачев с каким-то диким вдохновением.
– Расскажу тебе сказку, которую в ребячестве рассказывала старая калмычка. Однажды орел ....”

Как сейчас говорят – осуществился коммерческий литературный проект. Средство массовой информации. Простой язык пересечения множества диалектов. Простые запоминающиеся формы. И здесь было два важных фактора. Одновременно литература для взрослых и детей, усвояемая уже на ключевом этапе возраста становления речи. Плюс – коммерциализация, давшая широкое распространение и доступность потребителю. Пушкин работал за деньги, на вынос. Не в стол. Не капризом сибаритствующего барина. Ну и еще одна немаловажная деталь – он был гений. Проложил дорогу к нам и нам. Через столетия. И мы до сих пор его читаем. Его – а не Сумарокова с Державиным. Глаголом жгя сердца наши.

Трудно смириться с тем, что исчезнет продукт многовековой эволюции. Но, в большинстве случаев речь идет не об исчезновении – об адаптации, о совершенствовании. Закон эволюции языка – умри, либо развивайся. Ибо – ценность языка в его функции. Можно умиляться романтичности голубиной почты, но найдется ли хоть кто-нибудь готовый предпочесть ее интернету. Потому как – далеко не забава.

Реакция на перемены в языке может быть болезненной. Это понятно. Так же, как если бы мы возвращались в места, которыми дорожили, где когда-то нам было хорошо, где проходила юность. Где все было привычно. К которым сохранилась эмоциональная память. Возвращение в такие места -почти неизбежные разочарование и боль. Потому что они изменились. Потому что они изменили нам, а мы – им. Мы покинули их уйдя обживать новые территории, новые ситуации. А кто-то пришел обживать и наполнил собою когда-то наше пространство. Деревья выросли. Постарели или исчезли дома. Появились новые. Нас уже нет здесь. Любое изменение – любое – стремится зачеркнуть нашу собственную жизнь. И встречает наше тоскливое сожаление.

Наш язык тоже часть этого прошлого. Какие были слова – сейчас уже редко когда встретишь.

Палисад, мезонин, сайка, радиола, жакет, стиляга, исполком, бобочка, стибрить, шкандыбать, типчик. Промокашка, чернильница, прописи, подстаканник, папильотка, запонки, общепит, обществовед, отказник.... Гласность и перестройка.

Оператор ЭВМ – где она, столь недавняя профессия будущего. Какие были душевные красавицы.

Перфокарта. Машинное время. Распитие портвейна 777 на пульте М-222. Останов. Авост.

Вспомните эти слова. Себя вспомните. Выпрямите спину. Расправьте себя. В кармане целых три рубля. И талоны на проезд. И счастья вагон ..... Можно выдохнуть.

Во всех языках идут похожие процессы изменений. Чтобы убедиться, достаточно попытки почитать “Moby-Dick” Мелвилла в оригинале – надолго ли вас хватит.

Будучи дальними индо-европейскими родственниками, русский и английский языки (как и многие другие) позднее побратались еще крепче, восприяв и узаконив несметное количество корневых основ из латинского. Они найдутся на каждой странице словаря почти любого европейского языка. Не исковерканные – адаптированные, измененные. Чем значимее слово – тем больше схожести в произношении и написании.

Est - есть, is, et , ist, ...

Sol – солнце, soleil, sun, solig, Sonne,…

Un - один, one, uno, eintz, uks, ...

Одно из самых фундаментально общих – Non – нет, no, non, nicht, niet, nej ...

Да – в этом смысле, пасует. Да – существует по умолчанию, и предполагается нормальной ситуацией. Пока не сказано – нет. Молчание – знак согласия. Разрешено то, что не запрещено. Интересно, что с парой левый-правый ситуация аналогична. Laevus – левый, left, link… Правый – во многих языках имеет наряду с ориентировочным, еще и утвердительный смысл – правоты, и может употребляться в замену того же да. И разнобой в нем тот же. Наши предки не только были правшами в большинстве своем. Доверие и согласие были нормой для них. История не была только историей войн и дипломатии. Просто мы о ней мало что знаем.

Инструкция для туристов советует американцам отправляющимся в Италию– “Если вы не знаете итальянского, старайтесь медленно говорить на английском выговаривая все буквы. И вас поймут”.Руссо туристо тоже имеет все реальные шансы выжить в поездке по стране изобретателей макарон. Трудновато конечно будет. Но разве сравнишь туристскую поездку с переездом.

Жизнь оказавшихся в незнакомой языковой среде полна напряжения. Новые понятия, иное мышление. Повышенная потребность в информации дополняется резким снижением пропускной способности информационных каналов. За один день язык не выучишь. Приспосабливание к новой фонетике и накопление словаря идет постепенно. Период смешанного, составленного из слов и грамматик, языка в такой ситуации совершенно естественен. Только по недалекости можно воспринять речевые конвульсии обучающихся за стремление выпендриться.

Употребление новых слов неминуемо. Что иначе делать со всеми этими дилерами, мортгиджами и траффиками. Чем заменить, скажем, фразу Enjoy your steak. Вот этим?Получите радость удовольствие и удовлетворение употребляя в пищу свой жареный кусок говяжьего мяса. Говяжьим же языком это произнося. А как еще? Словостоянка не столь точно, как парковкаАвтомобильная стоянка - громоздко, неточно, не жилец короче.

Что бы мы делали без новых слов. Помним ли мы, что, например, слово трусы – сравнительно недавнее и пришло из испанского. Наши не столь отдаленные предки обходились , пардон, без этой столь привычной нам интимной одежды. И слова не надо было. И был перед ними выбор – либо продолжать самим ходить без трусов (и нас без них оставить), либо новое слово учить. А ведь наверняка какой нибудь любитель русской старины упорствовал. Так поди без трусов и жизнь свою прожил.

Традиционно оседлый и изолированный характер жизни российской глубинки породил множество диалектов. Еще и сейчас можно обнаружить различную локально-специфическую речь в соседних деревнях. Разрушительное действие миграции народонаселения на диалекты подобно действию пенициллина на бледную спирохету. Раскройте полный словарь русского языка. Это же кладбище слов. На каждой странице можно найти до четверти слов которых и не слыхал никогда. И – существенно более четверти – слов с латинскими корнями. Эти – живые. Ну, действительно – зачем помнить и употреблять два названия для одного и того же цветка. А вот слова несущие новый смысл либо оттенки – нужны. Нет в русском языке адекватного аналога слову privacy. А спрос и вкус к privacy, уже появился - значит это слово будет жить. Аналогично, нет в английском слова обозначающего хамство. И не дай бог появится.

Русский язык очень гостеприимно адаптирует новые слова делая их корнями новообразований, обувая и одевая их во все эти частицы. Как, например, одиозноепослайсать. Смысл этого слова не идентичен слову нарезать, ибо еще и несет информацию о форме отреза. Обратный же процесс значительно сложнее и не всегда возможен. Вспомним нескончаемое продовольственный превратившегося в существительное. Кто приютит такую бяку.

Речь подразумевает слушателя. Коммуникационная цепочка источник – канал передачи – приемник необходимо должна иметь все элементы. Согласование источника и приемника - совпадение понятийной базы – делает информационный канал эффективным. То, что есть спам – информационно пустой словесный материал - для одних, может быть важно и интересно другим. Спам – относителен. Вне личности слушателя-читателя спам неопределяем.

По этому поводу, вспоминаются мне годы молодые, а именно, работа в летних строительных бригадах в северной республике Коми. Контингент моей бригады был смешанный – и НТР и профессионалы-пролетарии из тех, что и консервную банку заварить способны. В общем, межклассовое единство в действии. Представьте-ка себе полтора десятка здоровых одичавших мужиков по сути находящихся в отпуске, но только без выпивки и без женщин. Когда великие инстинкты так и рвутся наружу и требуют своего. Как минимум, в подсознании они были уверены, что это именно я им такую пытку устроил. Интеллигент.... Да я .... Ну .... Эх- х. Тут надо сказать, что как-то так получилось, что вырос я в окружении, где без матерного языка обходились. То есть – совсем. И долгое время, я считал его исключительно атрибутом алкашни подзаборной. Только потом оценил его возможности и назначение. Использую, но редко. Это – как атомное оружие – действует убедительно, но каждый день бомбить не будешь. В глазах же пролетариев создавало это обстоятельство дополнительные беспокойство и напряженку.

Работали они здорово. Приятно вспомнить. Но стоило в пределах видимости появиться существу женского пола в интервале от 5 до 75 лет отроду, как работа останавливалась. Эффект химической атаки нервно-паралитической смесью. Глаза начинали замасливаться, лица принимали особенное восторженно-идиотическое выражение. Все широко улыбались. Вплоть до слюнотечения. Начиналось общение. С их точки зрения. С моей же точки зрения их высказывания были верхом абсурда, наглости, глупости и отсутствия всякой логики. Типа – сначала имя спроси , а потом свидание назначай. Не наооборот. И хотя делалось это в совершенно искренней доброжелательной форме, я сгорал от стыда за свою команду. Я ожидал, что адресаты просто не удостоят таких дремучих типов своим вниманием. Пройдут – не обернутся. Я ошибался. В ответ мужики незамедлительно получали игривые улыбки, интерес и кокетство, что приятно взбадривало весь коллектив. Они, они владели сакральной тайной межполовой коммуникации. Там и тогда. Мне же такой язык был неведом.

Как-то взялись мы смонтировать два паровых котла ДКВР высокого давления. Пара котельщиков у нас была, но с моей стороны это скорее были авантюра, азарт и безрассудство – жгло попробовать чего-нибудь экзотического – я до этого котлов в глаза не видел. Проштудировав литературу я понял одно – если ошибемся с разметкой, котлу хана. Ну, и нам тоже, если догонят. Страшновато, но упускать такой интересный объект не хотелось. Подписались, короче. Разложили все железо нижнего уровня. Затащили и подвесили под потолок котельной собственно котел – многотонную такую огромную цистерну. Многочисленными завальцованными и приваренными трубами должна была она соединиться с нижними элементами. Только сначала надо было ее вывесить. С точностью до миллиметров. Я сказал мужикам – вывесите котел – зовите меня, пока все не проверю – не варить, не вальцевать. Когда я забраковал пятую вывеску и почувствовал на себе много нехороших взглядов, то взялся за это дело сам. Прошла пара часов. Котел не давался. Какая-нибудь из его точек неизменно уходила на сантиметр-два от нужного положения. Мы выдохлись. Нервное напряжение росло. Прошел почти день, а работа не сдвинулась с места. Была остановлена уже не одна попытка прорыва к телу котла кого-нибудь со сваркой в руках и безумным криком “Кончай …его…. И так …сойдет”. Я объявил перекур и стал думать. Ну конечно, целых пять независимых параметров контролируют положение тела в пространстве. Надо только придумать, как их надежно фиксировать один за другим. Три раза объяснил мужикам алгоритм действий. Стоят, молчат. Никто не шевелится. Объяснил еще раз. Эффекта нет. Попробовал объяснить каждому по очереди... В ответ были ступор и стена отчуждения. Тогда я взорвался и заорал. Абстрактно, это был букет сложнейших интимных отношений между мной, ими, их ближайшими и далекими родственииками, оптом и в розницу. Потом настала очередь ни в чем не повинного котла. Камасутра отдыхала. В моей системе отсчета я вполне заработал на успокоительный удар ломом по черепу. Я удивился, что его не было. Для меня моя речь была актом бессилия и беспомощности. Но я вдруг увидел, что народ заулыбался, задвигался, напряженка улетучилась, все стало получаться.

Знай свою аудиторию – одно из золотых правил выступающего.

Только две слезы на много сотен трубных соединений дали испытания давлением. Инспектор котлонадзора была потрясена, сказав, что такого за всю жизнь не видела. Я наконец-то облегченно вздохнул. Мужики гордились. И еще смотрели на меня с укоризною. Борьба за качество в таких делах не является приоритетом.

* * *

Не надо бояться говорить не так. Надо бояться говорить не то. Не нарушений правил грамматики, а быть неправильно понятым.

Как в свое время русский язык дал возможность башкиру и латышу понять, что у них больше общих проблем, чем это может показаться на первый взгляд, так же и сейчас английский язык (особенно в его американском варианте) стал основой коммуникации народов нашей маленькой планеты. И вовремя. Если мы не спохватимся, то очень скоро будет не до культурных корней. Экологическая ситуация уже не на пределе. Предел проехали без остановки.

И родился ли уже новый Пушкин, чтобы заново переписать Вальсингамову песнь. Чтобы все услышали и поняли, отодравшись от плясок наздаковых фантомных индексов. В материалах для вдохновения недостатка не будет. Потом об этом.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?