Независимый бостонский альманах

ПОСМЕРТНОЕ ИНТЕРВЬЮ ПО ПЕРЕПИСКЕ

16-07-2003

О происхождении видов, о коте учёном, о времени и о себе

А.И. - Познаетесь ли Вы в беде?

Ну конечно! Других – так всегда и везде.

А друзей познавать – так извольте в беде?!

В моей жизни такие моменты бывали – 

Я друзей познавал и меня познавали…

Уверяют меня (уж признаюсь) вокруг,

Что я, дескать, надежный и преданный друг.

Только этим наветам поверю едва-ли –

Слава Богу, друзья меня не предавали…

Хорошо бы – наш адрес не знала беда,

А друзья находили дорогу всегда.

Вспомнил тут же глуповатую фразу “друзья познаются в биде” и по цепочке – всякие смешные случаи, с этим сантехническим прибором связанные.

Был такой фильм в 60-е годы – “Капитаны песчаных карьеров”, по повести Жоржи Амаду. А в фильме такой вот эпизод – банда малолетних воришек, обитателей нищих окраин, проникает в шикарную виллу и впервые в жизни видят они это самое биде. Возникает спор – для каких надобностей штуковина. Тут один нажимает на рычажок и неожиданно, прямо в лицо их окатывает струя воды.

Так вот, в 80-81 годах постоянно ездил я в командировки в Ригу. И селили нас там не где-нибудь, а в гостинице “Латвия”, в ту пору предназначенной для интуристов из капстран (у наших заказчиков был какой-то блат в гостиничном мире). И вот там мы впервые в жизни (как и эти бразильские гавроши) увидели сие приспособление.

Был среди нас парень, ну, любопытный донельзя, всюду нос совал, все ему интересно. Помню, на следующее утро по приезду собираемся в холле, а он спускается с подраной щекой. Что такое? Ну точно, как в фильме. Изучал это дело, нажал на рычажок, струя ударила, он от неожиданности отпрянул, потерял равновесие, упал и ободрался о косяк. А с нами был представитель заказчика, отставной офицер. Он говорит: “ладно, сперва пойдем позавтракаем, а после я вам еще почище про это расскажу”.

Поели. И он поведал такую историю: “В бытность мою еще армейцем, приехал я как-то в Москву по снабженческим делам. Поселились с сослуживцем в гостинице “Россия” – в одноместных номерах, с шиком. Вечером, ясно дело, в ресторане вмазали и разошлись по своим комнатам. Наутро встречаюсь с ним холле, а у него морда вся ободрана, под глазами синяки, вид весь измочаленный. — “Что такое? ” — “Потом расскажу, давай скорей тикать отсюда…” Ну, выписались из гостиницы, поехали на вокзал, сели в поезд и тут только товарищ рассказал о своих злоключениях.

“Понимаешь” — говорит — “поднялся я в свой номер, зашел в туалет. Что за диво? Два унитаза! Один вроде нормальный, а другой какой-то не такой. А мы же вечером нехило на грудь приняли. Но, однако, контроль не потерян. Думаю, ладно, это я спьяну разобраться не могу. Присел, значит, сделал свои дела и нажал на рычажок… оно как шваркнет на стены, на потолок да прям на меня…” — А был он – здоровый такой дядька, килограмм на 120. От неожиданности отпрянул, мордой в умывальник, а тушей своей настоящий унитаз своротил. Из бачка как хлынет… Весь хмель как рукой сняло. Это ж где, в Москве, в самой центральной гостинице, по пьяни такой-то погром учинить. На службе врежут – мало не покажется. И за убытки из жалования вычтут…

В общем, всю ночь бедняга унитаз на место прилаживал, заделывал течи, восстанавливал, залепливал, потом отмывал от гуано (пардон) стены и потолок (!), зубной пастой забеливал, одежду и полотенца отстирывал, сушил, выветривал, чтоб следов, значит, не было… Поимел работенку веселую на всю ночь. Отдохнул культурно в столице”… А вы говорите – биде.

А.И. -Я тоже - было дело - останавливалась в гостинице "Латвия". Премировал нас с подругой институтский профком поездкой в Ригу за символическую цену в связи с тем, что иностранцы в "чернобыльский" год отказывались в СССР приезжать в массовом порядке. Вот тут-то у меня с этой гостиницей незабываемые воспоминания и связались.

Помнится, выдавали нам там талоны на питание на 1руб.15 коп. завтрак и ужин, 1руб 20коп. - обед. За эти деньги, как Вы помните, можно было наесться до апоплексического удара (5 блюд и все - объеденье). Набрали мы с подругой по 5 блюд, и тут-то она и говорит: "Что-то разъелась я. Надо бы на диету сесть. Давай я откажусь от этого ужина в твою пользу". Вот и поспорили мы с ней (на такую глупость только в 20 лет и идешь), что я съем 5 ее и 5 своих. Заняла я стол, выложила порции с салатами, горячими блюдами, десертами и кофе с пирожными в два этажа и съела.

Но это еще не конец истории. Чувствую это я, доедая последнюю порцию, что кто-то меня за плечо трогает. Оборачиваюсь - мой рижский приятель. Говорит: "Поехали. У нас такой ужин!" Я начала сопротивляться, но он силком запихнул меня в троллейбус и привез к себе домой. Там сидели его родители за щедро накрытым столом, к которому незамедлили и меня пригласить. На их приглашение я скромно ответила: "Я не голодна". Тогда они вместе и порознь стали так обижаться, что я, подумав "Эх, плюс-минус 5 порций уже ничего не изменят!", щедро составила им компанию за семейным ужином… Гостиница же мне запомнилась очень уютной и чистой.

Сид - А мы обычно столовались не в ресторане, а в гриль-баре. Там были куры "гриль" по цене рубль с какими-то мелкими копейками. И за эту цену подавали на громадной тарелке аппетитно зажаренную, зарумяненную половинку добрячей курицы, не цыпленка - задохлика инкубаторского, а настоящей хозяйской, сочной такой, упитанной куры. Да с жареной картошечкой, с прочей всякой зеленью. Эх, молодость! Сейчас бы не осилил такую порцию ни в жисть. А тогда после куры уминали еще по горшочку жаркого. Это только называлось так - "жаркое в горшочках" - и стоило девяносто с чем-то копеек - навешивали иностранцам-капиталистам показуху о советском изобилии, а мы и пользовались.

Да, так вот. Горшочки эти были на самом деле здоровенными горшками, точно украинские глечики, запечатанные сверху вкусными лепешками, а внутри жаркое - куски нежной свининки, грибы, картошечка и все это в вязко-тягучем соусе на черносливе. Объеденье! И вот объевшись вроде бы, переходили к десерту и кофе, воздавая должное латышским сладостям - хлебному супу с клюквой и взбитыми сливками. Эх…

А.И. -Надо при этом отдать должное нашим с Вами последним письмам: они носили в том числе и гастрономический характер (курочки-гриль, жаркое, хлебный суп со сливками и клюквой)… Рада, что Вы с таким наслаждением предаетесь чревоугодническим воспоминаниям. Предлагаю добавить в Ваш рацион по этому случаю макароны "по-плотски"…

Даже не знаю, какой вопрос Вам задать вторым. Давайте-ка я Вас спрошу, что для Вас лично означает слово "огонек"?

Сид - Одно из тех слов, что ходит только в устойчивых, намертво сцементированных, словосочетаниях: кабачок - 13 стульев, огонек - голубой. И пробуждает воспоминания тех давних уже времен, когда деревья были большими, экраны телевизоров - черно-белыми, дед с бабушкой - живыми. Вот они загодя усаживаются смотреть этот самый долгожданный "голубой огонек"; с телевизора снимается кружевная накидка, защищаюшая экран от "выгорания". Дед налаживает свой слуховой аппарат. Все равно ведь "недочувае" и будет переспрашивать по ходу - "А что он сказал? А что она ответила?"… Я - ироничный молодой щенок, учусь в институте и живу у них. Над дедом подсмеиваюсь, бабушке гневно выговариваю, что де перекармливает меня, дает с собой такие огромные бутерброды, что неудобно вынимать из портфеля. Ничего. Пройдет еще несколько лет, не будет старого телевизора с кружевной накидкой, ни деда с бабой, ни бутербродов, любовно завернутых в желтую вощеную бумагу, даже бумагу такую никогда больше не увижу…

А углубляясь еще дальше, на границу совсем беспамятного детства вижу бабушку вовсе нестарой, крупной, статной женщиной с длинной, черной, лишь слегка подбеленной сединой косой. И дед - молодцеватый, не утративший еще военной выправки, но уже лысый, как коленка, бреется опасной бритвой. Сначала долго правит ее на специальном ремне, взбивает пену и мажет помазком не только лицо, но всю голову. Меня это почему-то ужасно веселит. А как он начинает точно выверенными взмахами быстро проводить сверкающим лезвием по щекам, по голове от макушки до шеи - становится страшно, я отворачиваюсь.

Дед опрыскивает из пульверизатора с двумя резиновыми грушами в сеточке лицо и голову. Накатывает удушающе резкий, как газовая атака, шипр… Дед надевает шляпу. Надевает тем характерным движением руки, что сразу выдает служивого - большим и указательным пальцами держит шляпу за поля, как фуражку за козырек, нахлобучивает на голову и средним пальцем быстро касается центра тульи. Это рефлекс, неистребимый, впечатанный за тридцать лет службы; это палец проверяет, чтоб кокарда была строго по центру (и я потом буду так же надевать свою шляпу, пару лет, пока не отвыкну)…

С дедом и бабушкой мы идем в гости. Долго идем и едем на трамвае из наших тихих, чинных Липок на пестрый, шумный Вознесенский спуск. Там бабушкины сестры, моложе ее - она самая старшая… Господи! Они моложе меня нынешнего!… Никакого телевизора еще в помине нет. После нестерпимо долгого, с глупыми взрослыми разговорами, обеда бабушка поет со своими сестрами. Все они, три сестры, - с прекрасными голосами, поют a capella, - по большей части, украинские народные песни, но также и эту: "на позицию девушка провожала бойца… на окошке на девичьем все горел огонек"…

Ну вот, такие, значит, ассоциации.

А.И. -Есть много версий происхождения человека (не будем перечислять всех поименно). Одна из моих личных пессимистических версий гласит, что человек завелся от грязи (он лишь поддразнивает того человека, которого Бог создал). А что Вы скажете по поводу происхождения человека?

Всяк происходит от папы и мамы.

Правда цепочка - не без изъяна.

Где-то же должен быть самый-пресамый,

Кто непосредственно от обезьяны.

Что ль на него возложить прегрешенья,

Поднакопившиеся за столетья?

Даром, что он не козел отпущенья,

Но, мол, его в нас дурное наследье.

Все наши зверства, ведь наполовину

Не человек гордозвучный, а зверь он;

Все наши скотства, он - полускотина.

Будет ли только подход этот верен?

Может природа нас перехитрила

И называться людьми еще рано.

Этот - ну прям, с интеллектом гориллы;

Тот - с добродушием павиана…

Может, мы созданы вовсе из грязи?

Есть объясненье в теории этой

Всех наших подлостей и безобразий,

Только для музыки места в ней нету.

Сидя по офисам, норам и гнездам,

Чавкаем смачно в тепле и уюте.

Что заставляет смотреть нас на звезды?

Что в нас помимо того, что мы люди?…

Может над происхожденьем не биться.

Лучше подумаем, как сохраниться.

А.И. - Кстати, о счете. Наша математичка, Белла Матусовна Кац, обожала театральную позу: уж и так встанет перед классом, уж и эдак… Ее театральная акробатика сопровождалась картавым аккомпанементом пафосного голоса. И вот однажды Белла Матусовна говорит парню, сидевшему за последней партой: "Михаль, что за пошлость Вы нагисовали на пагте?!". Олег Михаль, славный парень, отвечает: "Белла Матусовна, ничего я не рисовал. Возможно, это нарисовали девочки из параллельного класса, которые тут сидят" - (а сидели там две никейвы) - "Нет, Михаль", - сказала Белла Матусовна, потупив взор, - "Девочки такого нагисовать не могли…" - "Почему? " - "Это мужское…" - ответила Белла Матусовна.

Итак, вопрос: что, по-Вашему, - "мужское"?

Сид - А вот, как со-существуем мы нераздельно и неслиянно, то иногда возникает желание на время (на очень коротенькое время, и совсем, совсем даже не часто, а очень даже изредка) но отделиться, провести-таки вечерок или хоть пару часиков с друзьями, в сугубо мужской компании, пивка попить, а может и слегка покрепче самую малость, да поговорить за жисть, пофилософствовать, поплакать о свободе и… быстро, быстро домой – на коврик (сиречь, диван). Помните бессмертную классику: “мы с друзьями ходим в баню”? Вот это оно…

Обитатель диванный порою не знает покою –

Хоть на часик кампанией надо собраться мужскою.

Чтобы три мужика раздавили б пивка,

Погутарив за жизнь, воротились домою.

А.И. - Ну, знаете, мне кажется, это смотря у кого какая планида… Вот вчитайтесь:

И днем и ночью кот ученый
Все ходит по цепи кругом.
Идет направо – песнь заводит,
Налево – сказку говорит…

Так вот – представился мне эдакий ученый кот, который, как “налево” сходит, так сказку и говорит (это в качестве развития темы этики и психологии (вне)семейной жизни, ненароком затронутой в вопросе №6). Однако классик русской литературы лишь бросает лучик света на бесстыжий образ неверного кота, тем самым распаляя воображение проницательного читателя (нас не проведешь!). Так вот, дорогой Сид, не решитесь ли Вы развить образ неверного кота, недоразвитого классиком, сделав его более осязаемым, что ли? И вообще, почему здесь нет упоминания о той самой бедной кошечке? Много здесь недосказанного, неразгаданного… Это и есть вопрос №7.

Начнем анализ. Кот – ученый.

Так-с. Ясно, что на дубе том

Не аспирантишка зеленый,

Энтузиастик увлеченный.

Солидный муж, остепененный

Там подвизается котом.

Златая цепь… Понятно с нею.

Чтоб шастнуть в сторону не мог –

Надежный золотой замок.

Что может легче и сильнее

Сковать, чем узы Гименея?

Кольцо на пальце, а на шее –

Незримый, крепкий поводок.

По кругу ходит. Не ходок!

При месте, с домом и женою.

Посеребрен уж сединою.

А бес в ребро свербит, скребёт.

И так же муторно порою

Бывает нашему герою,

Что жизнь идет, а зуб неймёт.

И чтоб совсем нам стало жалко

Несчастного на дубе том:

Там на ветвях сидит русалка

Упругим двигая хвостом

И улыбаясь так немножко

Невинно-хищным алым ртом

С намеком явным на 

потом.

Что ж она делает с котом!?…

Налево, вот она, дорожка…

Избушка там на курьих ножках…

Ходить всего-то ничего…

Но смотрит зорко из окошка

За благоверным своим кошка

И… нету сказки для него!

А.И. - Кстати, не заметили ли Вы, что кот “налево – сказку говорит”? То бишь справа налево сказку говорит. Уж не еврей ли?..

А и правда, в самом деле.

Этот кот, не иудей ли?..

А.И. - При этом пишу я к Вам после общения с сантехником: затевается ремонт по причине протечки меня на соседей, как ни странно, снизу (я бы лично предпочла на тех, что сверху живут: эх, жаль дом вверх ногами не перевернуть!)…

Как и нельзя время вспять повернуть (если только не заставить часы ходить на иврите. Правда, в какую сторону бы они ни шли, минутная стрелка всегда будет обгонять часовую)…

А часы, Вы говорите, 

Ходят пусть, как на иврите, 

Время вспять опять вгоняя? 

Да чтоб часовая стрелка 

Мельтешила, будто белка, 

Поминутно час меняя? 

Только с время-возвращеньем 

Есть опасность промахнуться. 

Как бы нам, прошу прощенья, 

В колыбельках не проснуться. 

Будем слушать птичек трели 

Сказку кот расскажет с древа… 

Он случайно, не еврей ли? 

А то ходит справа влево… 

Не уверен я, признаться, 

Хороша ли жизнь такая. 

Не уныло ль повторяться, 

Наперед уже все зная. 

И для чуда в этом разе 

Знанье места не оставит…

Это кот не ашкенази?

А то как-то он картавит…

Кран на кухне протекает –

Верхних залило соседей.

Коли дальше жисть такая –

Крыша запросто уедет.

Улетит и улетая,

Подмигнет слепым оконцем…

Соберутся крыши в стаю

И на Запад – вслед за солнцем.

Но меня сомненье гложет,

Верен ли маршрут крылатый…

Это кот – бухарский, может?

Как халат он полосатый …

А.И. - Что бы Вы хотели пожелать читателям в минувшем 2002 году?

А ведь верно! Ненадежны

Пожеланья наперёд.

Всё предвидеть невозможно.

Все учесть нюансы сложно.

Невзначай обидеть можно –

Скажешь что неосторожно,

А оно произойдёт.

Так случается обычно.

Неудобно, неприлично

Это, дамы-господа.

Сплошь и рядом ведь – хотели

Чтоб как лучше, а на деле

Получилось как всегда.

Кто там знает, что там будет

Ну-ка, кто-то не забудет

И припомнит через год –

Так и так, желал здоровья,

Денег, радости с любовью.

Ну… и где всё это вот?

Лучше уж наоборот –

Не прицепится народ.

Все несчастья пережиты,

Все покойники зарыты,

Тот, кто выжил – не умрет,

А умерший – не соврет.

Книжка прошлого закрыта.

Время движется вперед.

Каждый при своей юдоли.

Чаша радости и боли

Выпита. Чего же боле…

Что могу я пожелать?

Трудности… Преодоленья!

Неизбежное… Смиренья!

Ну, и главное – уменья

То и это различать!

(А читателю – терпенья

Мои глупости читать).

* * *

В качестве эпилога-эпитафии литературному проекту “Сид”

Раз-два-три-четыре…
Всё проходит в этом мире.
Дождик – мокнем под дождем.
Всё пройдет и мы пройдем.

Три-четыре… Очень жалко.
Быстро кончилась считалка.
Что ж, кому-то (посмотри!)
Счет пришел при счете три.
А другой – вздохнул едва
И услышал: раз-два.
А бывает так подчас:
Раз…

Догорает костерок.
Налетает ветерок,
Стылую золу свивает.
И обрывки слов сметает
Веник на совок…

Бедный Сид! Тебе пора.
Хороша была игра.
Погуляли от заката
До утра.

Из картона твои латы.
С грозным жестяным булатом.
С бубенцами колпачок…
Спи спокойно, дурачок.

Раз-два-три.
Замри. Умри.
Вот и кончились слова.
Разлетелась голова.
Раз-два.
Вот сейчас…
Раз…

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?