Независимый бостонский альманах

...ПЛЮС АЛГОРИТМИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ

03-02-2003

Продолжая довольно таки давно начатый на страницах данного альманаха разговор о происходящей сегодня смене общественной формации, хотелось бы более четко определить, с одной стороны, формы внедрения нового общественного строя, а, с другой, намечающиеся тенденции развития, как мне кажется, совершено фантастического в нашем понимании общества.

Для опоздавших к “первому тайму” вкратце напомню: мотивацией смены общественной формации послужило развитие массового производства товаров широкого потребления, начало которой можно отнести к середине шестидесятых годов. Новый инструментарий для промышленного производства в лице информационных технологий оказался тем самым “джином, который вырвался из бутылки”, и, вслед за сельским хозяйством и промышленностью, преобразовался в новый приоритет деятельности человека, закладка которого и позволяет утверждать о начале организации общества нового типа.

 

Если попытаться систематизировать те изменения современного общества, которые уже произошли (и продолжают происходить) и которые с большой долей уверенности относятся именно к проявлениям нового общественного строя, то, на мой взгляд, можно выделить следующие моменты:

Качественные показатели товаров широкого потребления

 

То, что произошло с качеством ТМП (товары массового потребления), не укладывается ни в какие рамки. Первый цветной телевизор, приобретенный где-то в году 1973, пришлось трижды (!) поменять по гарантии. Сегодня это нонсенс. Даже герой Пьера Ришара из фильма “Невезучие” не смог бы похвастаться подобным “везением”. А в тот период подобная ситуация была нормой практически для всех ТМП.

Предупреждая заранее возражения скептиков по поводу соцреалий того периода, отмечу, что данная ситуация применима ко всему цивилизованному миру, а не только к России, в которой за счет известных политических событий лишь изменился (спрессовался) временной интервал происшедших изменений. Кстати говоря, именно за счет этого сжатия событий, они предстают перед нами в более выпуклой и наглядной форме.

 

Лично у меня отсутствует какая бы то ни было толика сомнений по поводу логической цепочки, связанной с ростом качества товаров. Информационные технологии, сплошь и рядом внедряющиеся в процессы массового производства, а также сопутствующие им стандарты качества, создают чудеса в этом направлении.

Ценовые показатели товаров

 

С одной стороны, ценовые показатели товаров, выпускающихся старыми “дедовскими” методами, остались на прежнем уровне (без учета инфляционных процессов). А с другой, цены на товары, в производстве которых используются новые технологии, снизились буквально на порядок. Проще говоря, цена какой-нибудь мотыги, как была определена лет 70 назад в период индустриального бума, так и осталась таковой до сегодняшних дней. А вот стоимость того же персонального компьютера за последние 10-15 лет резко снизилась.

Пример из собственного житейского опыта. В 1989 году мне довелось покупать персональные компьютеры (IBM PC AT 80286 compatible) для нашего предприятия. Их стоимость на тот момент составила 5000 инвалютных рублей 1-й категории за единицу, что в переводе на “русский язык” составляет около $8000. Сегодня на эту сумму можно приобрести 11-12 вполне приличных персоналок с 17-ти дюймовыми мониторами (и эта кратность без учета качественных показателей!).

Конечно, в данном случае можно возразить, что компьютеры не так уж и интересны широкому потребителю, как, например, та же мотыга, столь необходимая в каждой деревне. Но можно привести и другие примеры. Помните ли вы, сколько стоил в те времена обыкновенный целлофановый пакетик с ручками. От 3-х до 7-ми рублей, то есть примерно столько же, сколько и 1 кг мяса на рынке. Обычная, чуть приукрашенная зажигалка, проработавшая, по-моему, дней 10, обошлась мне в 70 целковых (надо же быть таким идиотом!). Часы, ручки, магнитофоны, телевизоры, радиоприемники, кухонная техника и т.д. и т.п., не говоря уж о компьютерных принадлежностях.… Это лишь малый перечень предметов, цена которых существенно снизилась за последние десятилетия.

Возвращаясь же к логическому обоснованию данного утверждения можно вновь заметить, что снижение цен произошло в связи с развитием массового производства, эффективность

которого не мыслима без информационных технологий.

Качественно-количественные показатели средств массовой информации

На своем, уже упомянутом, первом цветном телевизоре я мог вдоль и поперек изучать содержимое аж целых двух центральных телеканалов с 3-4-х часовыми вкраплениями местного саратовского телевидения. Сравниваем с текущим днем и … долго смеемся над тем, что было. И опять же – это без учета цифровых и спутниковых технологий, без сравнения с интернетом, телефонией и прочими современными “прибабахами”, которые по большому счету относятся к техническому развитию, а это, в контексте нашего разговора, не столь интересно.

Не хочу показаться инфантильным оптимистом, брызгающим слюной по поводу мелких побед на меркантильном фронте, а потому сразу замечу, что помимо положительных итогов новое качество жизни внесло и изрядную толику негативных показателей. Например, колоссальное количество рекламы в СМИ. Массовое производство требует и массового проталкивания всего, чего ни попадя, начиная от, ну просто замечательных гигиенических прокладок, и вплоть до “черного” политического пиара, который и сам, в свою очередь, является производной продукцииHi-Tech.

Принципы и законы массового производства проникли и в область культурной жизни, что самым серьезным образом отразилось на качестве соответствующей продукции. Количество сериалов, “желтой” прессы превысило все разумные пределы. А уровень видеопродукции последних лет, выпущенной с лейблом “made in Hollywood”, вообще трудно переоценить – вот уж поистине кино для “тупых и еще тупее”… Кульминацией безвкусицы Mass Media стало присуждение целой кучи Оскаров фильму “Титаник” - этакий розовый слоник с золотым отливом на голливудском иконостасе.

И опять же в логике данных общественных преобразований ярким нимбом светятся информационные технологии. Причем сразу в двух ипостасях. С одной стороны, как уже указывалось, массовое производство товаров уже невозможно без рекламного “гарнира”, воспроизведение которого требует все новых и новых телеканалов и периодических изданий, попутно оснащая новейшим техническим оборудованием средства массовой информации. А с другой стороны, компьютерные технологии сами по себе являются тем самым инструментом, без использования которого невозможно представить себе современное рекламное производство.

Реинжениринг бизнес-процессов

Помимо приоритета человеческой деятельности самым существенным фактором, определяющим ту или иную формацию, являются общественные взаимоотношения, в смене которых существенную роль сыграл так называемый “реинжениринг бизнес-процессов”.

По определению М.Хаммера, одного из основоположников данной теории, “Реинжениринг есть фундаментальное переосмысление и радикальное перепроектирование бизнес-процессов для достижения существенных улучшений в таких ключевых для современного бизнеса показателях результативности, как затраты, качество, уровень обслуживания и оперативность”. Данное определение содержит как минимум две неточности. Во-первых, оно не отвечает на вопрос “ПОЧЕМУ?”, а, во-вторых, - на вопрос “ДЛЯ КОГО?”. Почему именно сегодня вопрос о реинжениринге встал так остро? И для кого проблемы реинжениринга имеют место, а для кого они несущественны?

Мистика какая-то. Подробно расписаны механизмы и аспекты Business Process Reengineering, и даже подводные камни на пути его проведения. Но вот причины, суть необходимости проведения – обходятся авторами проектов стороной. Причем вопрос “Кому это нужно?” решается по принципу “кашу маслом не испортишь”.

Интересно, что подобной же мистикой прикрываются и некоторые компании, занимающиеся откровенным жульничеством. Финансовые пирамиды, строящиеся по принципу – сдай денежки и приведи еще несколько лохов с деньгами – получишь свой процент; “рекрутинговые” компании, предлагающие перед работой обучение “новейшим” технологиям – за деньги, конечно же, и т.п. Забавно, но данный негативный элемент нашей жизни стал возможен также лишь с появлением компьютерных технологий.

Но вернемся к реинженирингу. Что же это такое, в самом деле? Несмотря на сплошные завесы тайн вокруг него, ответ достаточно прост. Смею утверждать, чтоосновным мотивом реинжениринговых преобразований является переход от старых капиталистических методов управления к новейшим постиндустриальным управленческим формам. Вот где зарыта необходимость “радикального перепроектирования бизнес-процессов”. При этом данная перестройка производственного организма имеет резон лишь в двух вариантах:

1. Реорганизация управленческих схем под новые общественные взаимоотношения, связанные с формами совладения предприятием (т.е. переход от наемного труда к совладению).

2. Реинжениринг бизнес-процессов в связи с использованием информационных технологий.

По большому счету оба варианта обязаны совмещаться. Но второй как бы допускает промежуточную стадию перехода к новым общественным отношениям. Трудно просчитать, насколько он оправдан, но, думается, что принципиально это возможно.

Помимо мотива имеется еще один фактор, тщательно обходимый стороной в современной литературе о бизнес-процессах. Он касается непосредственно методики проведения реинжениринга. Нет, конечно, постановка цели, определение задач – все это логично и не вызывает и тени сомнений в истинности данных решений. Но, не кажется ли вам, что все это относится скорее к тактике проведения реинжениринга, чем к его стратегии? Цели у различных процессов могут совершенно отличаться друг от друга, не говоря уж о задачах и, таким образом, каждый бизнес-процесс должен реорганизовываться по своей методике?! Неувязочка получается. Какие же общие принципы необходимо заложить в эти методики?

Давайте еще раз пройдемся по логической цепочке. Итак, реинжениринг напрямую связан с внедрением новых общественных взаимоотношений. Эти отношения являются результатом использования информационных технологий. А вот методику использования ИТ (методику подготовки программного обеспечения) можно описать по примерно следующей схеме: Анализ входной информации à подготовка выходных форм à подбор оптимального алгоритма преобразования одного в другое.

Не кажется ли вам, что это и есть то, что мы искали?

Здесь необходимо упомянуть еще одну составляющую всех преобразований, а именно уровень детализации бизнес-процесса. В качестве примера можно взять процесс написания, скажем, “Войны и мир”. Т.е. его можно алгоритмизировать как единый процесс (например, попиксельное описание всего романа), а, с другой стороны, имеется возможность описания алгоритмов получения каждой буквы (другими словами – драйвер клавиатуры). И в том и другом случаях на выходе будет “Война и мир” (компьютерный вариант, конечно же). И, пожалуй, единственное существенное отличие этих алгоритмов будет заключаться в том, что в случае необходимости исправления одной единственной орфографической ошибки в первом варианте вам придется переписывать весь алгоритм заново, тогда как во втором, – один из алгоритмов подменится на другой из уже имеющихся. Отсюда такие жесткие требования к уровню детализации алгоритмов, а также необходимость структурного подхода в анализе входных данных.

Таким образом, можно предложить следующее определение реинжениринга: Реинжениринг бизнес-процессов – это создание (выявление) и оптимизация алгоритмов деятельности, как отдельных подразделений (сотрудников) данного предприятия, так и предприятия в целом, на основе структурного анализа входных параметров и реорганизации выходных форм. Реинжениринг бизнес-процессов производится на фоне смены общественных взаимоотношений с целью существенного улучшения важнейших показателей результативности современного бизнеса.

В завершение разговора о реинжениринге бизнес-процессов хочется провести одну очень, как мне кажется, яркую аналогию. На заре появления персонального компьютера практически все программное обеспечение было низкоуровневым – машинные коды, ассемблер, и лишь некоторые из языков программирования, такие как алгол, фортран и кобол, с долей допущения можно отнести к высокоуровневым. Но развитие ПО привело к необходимости появления сначала структурного, а затем и объектного программирования, основной идеей которых являлось построение и отладка программных модулей, использующихся затем как монолитные блоки. Грубо говоря, произошел переход от “мелко-кирпичного” к “крупноблочному” строительству ПО. Так же и в реинжениринге бизнес-процессов. Переход к формам совладения предполагает выделение отдельных бизнес-процессов в монолитные и хорошо отлаженные в своей работе структуры. Последующая управленческая деятельность фактически сводится к уровню организации связей между полученными блоками. А в итоге это позволит наращивать объемы организации, добавляя новые блоки, практически без увеличения (без значительного увеличения) управляющего персонала, а, следовательно, без существенного увеличения затрат на производство той или иной продукции.

Тенденции развития

Остался еще один, весьма интересный вопрос. А почему это речь идет только о БИЗНЕС-процессах? А что, остальные процессы – учебные, научные, государственного управления и т.д. и т.п. – в перепроектировании не нуждаются? Напомню, что речь идет о смене общественной формации.

По большому счету любую деятельность, любой процесс можно представить в виде алгоритма. При этом выявление оптимального алгоритма позволит освободить процесс от всевозможной “шелухи”, обычно привнесенной бюрократическими производными человеческой деятельности, тем самым упрощая собственно процесс. А не кажется ли вам, что полученных алгоритмов окажется и не так уж и много? Нет, конечно же, много, но значительно меньше, чем тех знаний, все увеличивающийся объем которых все более тяготит нашу деятельность. Начиная от растущего минимально-необходимого уровня знаний, получаемых в начальной школе, и заканчивая неизбежностью узкой специализации всех, мало-мальски считающих себя специалистами в той или иной области.

Утрированный и абсолютно условный пример. Вполне вероятно, что все законы Ньютона описываются одним единственным алгоритмом с измененными входными и, естественно, выходными параметрами. Тогда изучение этого алгоритма окажется гораздо проще, чем изучение всех законов по отдельности. При этом появляется большая вероятность открытия новых законов путем апробирования данного алгоритма с новыми исходными данными (а возможность компьютеризации данной деятельности!).

Фактически сегодня получается, что мы изучаем некую “отсканированную” картинку действительности – тут пятно, там линия, здесь немного красноватого, ага, это – 2-й закон Ньютона. Изучение собственно схемы (алгоритма) происходящего позволит, как существенно упростить и ускорить подготовку специалистов, так и наведет порядок в наших знаниях, позволяя в дальнейшем создавать настоящие “базы знаний”. Причем уровень качества и необходимый объем “мозгов” для этих вариантов будут отличаться примерно так же, как качество и объем компьютерной картинки в отсканированном и текстовом форматах.

Пожалуй, самым серьезным препятствием на пути создания алгоритмической базы на сегодняшний момент является отсутствие стандартов реализации алгоритмов. Появление такого стандарта, не побоюсь этих слов, перевернет весь мир.

***

Эпоха перемен, в которую мы все, так или иначе, вовлечены, еще только подступает к бастионам современного общественного бытия. И насколько правы окажутся древние китайцы или поэт, имевший не очень далекие от последних корни, покажет время. “Перемен, мы ждем перемен!”.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?