Независимый бостонский альманах

PR НА КРОВИ

11-02-2003

К убийству политика

Лев МосковкинВвиду отсутствия убедительных версий убийства депутата Сергея Юшенкова приходится обсуждать версию ошибки убийцы – пули предназначались кому-то из префектуры, киллер мог перепутать депутата с крупным деятелем районного масштаба.

Еще более слабой версией из числа несовсем невероятных является условно-коммерческая – в период безденежья новой партии взяли из сомнительного источника, а отдать не успели.

Версия “лондонского следа” является не просто PR-приемом, мало того, по тому, как она раскручивается, возникает подозрение – Юшенков помешал тем, против кого оказался фактически вместе с Березовским. Тем более на фоне слухов о вторичном сближении Юшенкова с Березовским через посредников.

Среди прочих приходится вспоминать, кто заказывал статьи против Юшенкова в “Независимой газете” и “Московской правде”. Юшенков реагировал очень болезненно на такие материалы, но заказывали и оплачивали их политтехнологи СПС, убийства все же не их жанр. Да и вообще в политике все решается торговлей, включая дележку одномандатных округов – в этой сфере договариваются, а не стреляют.

Не слишком убедительно звучит и участие Юшенкова в созданной по его инициативе комиссии по расследованию обстоятельств взрывов домов осенью 1999 года и учений ФСБ в Рязани, поскольку председателем комиссии является Сергей Ковалев. В последнее время события в комиссии раскручивались вокруг тяжбы с Генпрокурором и директором ФСБ о непредоставлении материалов по учениям в Рязани, причем Владимир Устинов пригласил Ковалева и все материалы показал. Николай Патрушев “держал оборону”. В Рязань вместе с Ковалевым и его помощником Левинсоном Юшенков не ездил.

Однако не следует отбрасывать совсем те факты, которые стали известны Юшенкову как человеку, взявшемуся за расследование безнадежного дела – отчаявшиеся найти правду пострадавшие шли к депутату, как в последнюю инстанцию, и приносили материалы, подтверждающие, что некие конкретные люди знали о взрыве жилого дома заранее и те, кто что-то говорил или мог сказать, погибали от разных причин включая автоаварию. Кстати, погиб и участковый дома в Рязани, где проводились “учения” ФСБ, как предполагает Левинсон, от передозировки наркотиков.

Интересно, что о лондонском следе говорит Митрофанов депутат из “фракции спецслужб”, а фактически отрицает ее снятый Березовским с поста директора ФСБ Николай Ковалев из фракции ОВР. При имитации расследования дела об убийстве Владимира Головлева тоже искали компромат на Березовского. О чем говорил следователь с Юшенковым, тот не сказал, а бывший помощник Головлева Андрей Сидельников буквально подвергся психологической атаке одного из участников допроса в Митинском отделении милиции. Владимир Жириновский тогда же говорил, что при расследовании дела Головлева вскрывается легкий компромат на самого Немцова, переводя стрелки на СПС.

Еще до убийства Головлева Юшенков говорил: что у Путина на уме, то у Жириновского на языке. Юшенков был последовательным оппонентом и критиком Николая Патрушева и Александра Здановича, по поводу погрома 9 июня на Манежной площади С.Юшенков сказал, что нельзя исключать и то, что “эту провокацию могли затеять спецслужбы, которые спят и видят, чтобы управлять ситуацией в стране в целом без чьего-либо контроля, включая парламент, и случившееся дает им карт-бланш на установление полицейского режима в стране”.

В ответ на наш вопрос о том, почему собрав такие факты по взрывам 1999 года, комиссия не торопится их обнародовать, Юшенков пытался объяснить, что он не сумасшедший, чтобы публично обвинять спецслужбы в стране, где позиции спецслужб в массовом сознании чрезвычайно сильны. В другой раз он сам завел разговор о том, что все безнадежно и настойчиво советовал мне уехать из страны. Юшенков очень тяжело воспринял события на Дубровке.

Эксперт Института прав человека Лев Левинсон называет предпочтительным нераскрытие убийства Юшенкова, указывая на огромную вероятность подлога. В “обычных” делах Левинсон регулярно сталкивается с тем, что преступления приписывают невиновным и совершенно случайным людям, учитывая политический резонанс убийства Юшенкова, правозащитник считает подлог неизбежным при расследовании этого дела.

В числе
других журналистов я видел Сергея Юшенкова за пять часов до убийства в зале “Псков” гостиницы “Националь”, где прошла пресс-конференция по поводу регистрации в Минюсте региональных отделений партии “Единая Россия”. Хотел спросить его мнение по поводу призыва и реформы армии, но он сказал, что мы уж с тобой, Лев, часто видимся – потом, а я обиделся – потом это значит никогда. Но Юшенкову было некогда, он подписывал бумаги для Генпрокуратуры.

29 апреля 2002 года, говоря в нашей беседе о смерти генерала Лебедя, Сергей Юшенков напомнил, что в истории нашего государства было много смертей политиков и людей искусства, о которых мы через много лет узнавали, что их гибель была тщательно подготовлена спецслужбами. Юшенков привел в пример гибель Валерия Чкалова, убийство Сергея Кирова, автокатастрофа, в которой погиб Петр Машеров. Остается много неясностей в смерти Анатолия Собчака, которого захоронили поспешно, много вопросов оставила гибель Галины Старовойтовой.

Юшенков – второй убитый представитель “Либеральной России”. Еще до убийства Головлева 21 августа 2002 года, имели место нападения на активистов партии, 17 июня 2002 года был избит руководитель челябинского отделения “Либеральной России” Герман Галкин.

Демократов отстреливают

Сопредседатель партии “Либеральная Россия”, независимый депутат Государственной Думы Сергей Юшенков рассказал в четверг журналистам на пресс-конференции в гостинице “Националь” о важном событии в его политической карьере – партия, о необходимости создания которой он говорил еще до своего выхода из СПС, зарегистрирована Минюстом. Юшенков также рассказал о реализации своей идеи – голосовании на сайте dowerie.ru по выбору кандидата на предстоящих федеральных выборах.

Это такой дорогостоящий проект под названием “Мой кандидат”, по которому после первого этапа должен будет пройти второй, если демократы договорятся о создании блока. Кроме голосования на сайте идет прием писем с фамилиями кандидатов. “Единая Россия” или какая-либо другая партия, примыкающая к власти справа или слева, участвовать в праймериз не будет сказал Юшенков, и потом рассказал, что создатели сайта устали вычеркивать фамилию “Путин”. Побеждают по результатам голосования лидируют журналист Виктор Шендерович, писатель Владимир Войнович, шахматист Гарри Каспаров. С. Юшенков предположил, что Шендеровича выдвигают потому, что он “критикует власть”. Второго тура праймериз Юшенков ожидал уже в мае.

В ответ на наш вопрос – с кем будете делить округа? Виктор Похмелкин пошутил: “Со всеми, кто поделится”.

Сергей Юшенков и Виктор Похмелкин сообщили, что численность партии “Либеральная Россия” достигла 20 тыс. человек. Пресс-конференция проводилась в связи с регистрацией Минюстом региональных отделений партии, причем в Минюст поданы сведения на 13 тыс. членов партии.

Как всегда, было много вопросов о Борисе Березовском и Юшенков по этому поводу говорил, что законодательство несовершенно и поэтому за присвоение полномочий общественной организации привлечь к ответственности сложно. В прошлом Юшенков охотно признавался, что не заинтересован в прекращении тяжбы с Березовским – если она закончится, то внимание к “Либеральной России” упадет. По словам Юшенкова, юристы “Либеральной России” изучают возможности обращения в суд по данному вопросу. Виктор Похмелкин сообщил, что в трех регионах – Башкортостан, Тула, Тюмень – и Санкт-Петербург на очереди - представители “Либеральной России” передали документы по факту использования реквизитов “Либеральной России” фальшивыми организациями в прокуратуру. В конце пресс-конференции прямо на накрытом для фуршета столе депутат подписывал обращения в прокуратуру.

Когда 21 августа 2002 был убит Владимир Головлев, Сергей Юшенков был буквально раздавлен морально, но сказал, что это не было неожиданно. Убийство самого Юшенкова было полной неожиданностью, только Алексей Митрофанов намеками связал убийство с тем, кто сидит в Лондоне.

Сам Сергей Юшенков не ожидал плохого, ничего хуже “развода с Березовским и потери значительной части финансирования партии не было. Но это была мера вынужденная, благодаря этому депутатам “Либеральной России было позволено участвовать в следующих парламентских выборах с хорошими шансами в конкретных одномандатных округах. За это же Похмелкину пришлось отдать свою карточку для голосования в п

ользу запрета на проведение референдума в последний год перед выборами – политтехнологи со Старой площади не знали, как остановить референдум коммунистов, но центристских голосов не хватало.

Политика – прежде всего торговля, политики не убивают сами и тем более не посылают наемников. Когда спустя пять часов после того, как Юшенков сказал мне в зале “Псков” гостиницы “Националь” – уж с тобой-то, Лев, мы часто видимся, потом поговорим – депутата застрелили, все наперебой, кого достали тележурналисты, уверенно говорили: “убийство политическое”.

Политический у нас только PR, что касается убийства – видимо, надо поискать среди занятий Юшенкова тех, кому он невольно помешал. Убивают ведь те, кому наступили на мозоль бизнеса. В России это небольшая цена – пуля иногда стоит дешевле слова. Когда убили Старовойтову, тоже много всякого говорили, но следствие велось так, как будто все было предопределено, мало того, думский охранник сказал напарнику, косясь на меня: “подожди, я хочу цветы спиздить” - красные гвоздики появлялись на двери опечатанного кабинета Старовойтовой регулярно.

Сергея Юшенкова многие не могли терпеть, но вряд ли кто-то будет спорить с тем, что с его уходом из жизни – одного депутата из четырех сотен – Дума станет заметно однообразнее. Так было после убийства Старовойтовой.

Когда я видел Юшенкова в последний раз за пять часов до гибели, он подписывал обращения в прокуратуру.

Ко всему этому следует добавить – Юшенков был скромный человек, ему нужен был политический процесс сам по себе, а не те плоды, которые несло положение на политическом Олимпе и уж тем более не роскошь. Юшенков очень любил общение, попить кофе спускался в думский буфет исключительно потому, что там обязательно к нему подходили журналисты и это всегда было интересно. Несмотря на не слабый интеллектуальный уровень, Юшенков подавал себя простачком и превозносил Александра Гольдфарба, который помог после перехода границы перебежчику Александру Литвиненко – бывший генетик, как и я, Гольдфарб поразил Юшенкова своей работоспособностью.

Меня же Юшенков поразил своим тонким чувством PR, раскрутив историю с запиской о взрыве в Волгодонске (об этом писал Литвиненко в своей книге “ФСБ взрывает Россию). Но более всего Юшенков остался в памяти как выдумщик и юморист своеобразного “парламентского” жанра – придумав еще в Верховном Совете депутата Егора Шугаева, Юшенков издал сборник анекдотов от его имени, собранных из уст думских журналистов.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?