Независимый бостонский альманах

ЦИВИЛИЗАЦИЯ И ИСЛАМ

16-09-2003

Автор, по его словам, израильтянин, иерусалимец. В прошлой жизни - ташкентец. То есть, всю сознательную и бессознательную жизнь прожил в странах, где ислам - понятие отнюдь не академическое.

Последние год-полтора почувствовал необходимость в меру сил участвовать в информационной войне - одной из составляющих войны между цивилизацией и исламом, на острие которой его страна находится в продолжении всей своей истории. Пишет на израильских русскоязычных сайтах "Родина", "Иудея.Ру", "7-40.ру", "Седьмой канал", "Хроники Иерусалима", в журнале "Алеф" и израильских русскоязычных газетах под псевдонимами Реувен Миллер, Иегуда Ерушалми и Йоханаан Элькин.

Прежде всего, хотелось бы уточнить некоторые понятия. С легкой руки С. Хантингтона в обиход вошел термин “столкновение цивилизаций”, который после 11 сентября, вышел, как говорится, “на базарную улицу” и его употребляют, все кому не лень. Но при всем уважении к знаменитому политологу, этот термин кажется мне неверным. Ведь для столкновения цивилизаций их должно быть, минимум, две. Если исходить из того, что цивилизация это самодостаточный замкнутый комплекс культурных, интеллектуальных, технических и экономических достижений, используемый составляющими ее народами, то сама возможность существования более, чем одной цивилизации на планете Земля исчезла, по крайней мере, в 19-м веке, если не ранее. До эпохи великих географических открытий различные цивилизации могли существовать изолированно и независимо, например, европейская и китайская, исламская и инкская, и путешественники, попадая из одной в другую, привозили на родину массу неизвестных идей, технологий, товаров. Так было со сказочным Синдбадом и реальными Марко Поло, Афанасием Никитиным, конкистадорами, Магелланом. Но, начиная с 16-го века, единая ойкумена расползалась по всему “шарику”, и пассионарные народы-колонизаторы разносили высшие мировые достижения, особенно, в области технологий, в то же время впитывая, в той или иной степени, культурные наследия отставших в технологическом отношении, но более древних народов. К началу нынешнего века стали вседоступными самые передовые технологии в области коммуникаций, и это потянуло за собой унификацию областей культуры и быта, задев при этом консервативные духовно-религиозные сферы. Многое перемешалось в мире, и на планете Земля возникла единая технотронная цивилизация, которую одни авторы называют западной, другие - христианской, третьи - иудео-христианской, что на мой взгляд, тоже неверно.

Прежде всего, влияние элемента религии в существующей цивилизации невелико. Уже одно то, что ее название некоторые ухитряются составлять из названий двух несовместимых религий – монотеистического иудаизма и языческой по генезису и практике ереси его - христианства, говорит об этом. А ведь в этой цивилизации живут еще миллиарды людей, исповедующие и другую языческую ересь иудаизма-ислам, а также буддизм, синтоизм, и еще один Бог знает, что. Мне скажут – но вот, мусульмане, те живут в исламской цивилизации. Тогда возникает вопрос, если таковая существует, то самодостаточна ли она, и в чем отличие этой цивилизации от христианской (приму временно несимпатичный мне термин!)? А лишь в двух вещах – ислам в быту и относительно низкий жизненный уровень. Но ведь это же не признаки жизни в другой цивилизации! Это признаки иной культуры и качества жизни. Разве есть существенные различия в уровне жизни соотечественников мусульман и христиан где-нибудь в Ливане, Египте или Танзании? Или в мусульманском Татарстане и православном среднем Поволжье? Так что, религия здесь, как раз-то, и ни при чем.

А вот технологии, создавшие материальную базу цивилизации, мир объединяют, в отличие от идеологий. Даже самым крутым мусульманам и в голову не придет сегодня для своей священной религиозной войны, джихада, воспользоваться достижениями великой исламской цивилизации, существовавшей в 9-14 вв, обеспечившими тогда ей большой успех: ни скакунами арабской породы, ни ятаганами, ни клинками дамасской стали. Сегодня они всеми правдами или неправдами запасаются в промышленно развитых странах военными средствами совершенно немусульманского происхождения, и не только обычным оружием, но и высокотехнологическим, включая ядерное, а также средствами коммуникаций и транспорта.

Да и в быту, если отбросить из рассмотрения, недолгие, к счастью, ортоксально-хомейнистские
времена в Иране и талибскую диктатуру, мусульмане предпочитают ездить на тех же автомобилях, смотреть те же телевизоры, крутить те же дискмены со своими песнями, и приспосабливать к взрывным устройствам стандартные мобильные телефоны.

Есть ли противоречия у исламского мира с, так сказать, западным. Безусловно! Но это – противоречия внутри одной цивилизации религиозные, социальные, культурные, психологически-ментальные. И именно эти противоречия возбуждают конфликтное состояние в современной цивилизации.

Исследователи социального направления, осбенно марксисты, склонны видеть причину этого конфликта в неразрешенном до конца бремени колониализма, приведшем к противостоянию “бедных” и “богатых” стран. Другие усматривают проблему в глобализме, подавляющем традиционное национально-духовное в угоду всемирной американизации. В их рассуждениях немало резонного и справедливого, но взгляды эти достаточно однобоки, линейно экстраполируют мелкие факты в глобальные обобщения и не вскрывают корней явления. Почти всегда на приводимые ими доводы и примеры можно найти контрдоводы и контрпримеры. И мало кто, видимо из-за насаждавшейся десятилетиями в среде “приличных людей” левототалитарной селекции по принципу политкорректности, видит корни нынешнего конфликта прежде всего, в исламе, как идеологии его порождающей. Причина табу ясна – как можно подвергать сомнению идеологию миллиарда землян? Некрасиво, да еще и по бестолковке накостылять за это могут. Вспомните судьбу Салмана Рушди!

Но если человечество на уровне своих идеологов и лидеров продолжит закрывать глаза на реальность и убаюкиваться сказками о “хорошем и “плохом” исламе, то нам всем просто грозит катастрофа, сейчас не 10-й век, мир един, и накопленной “взрывчатки” на всех хватит!

Вспомним историю ислама.

Арабы в начале 7 века еще были действительно арабами, они обитали на Аравийском полуострове, и было у них три основных промысла: кочевое скотоводство, караванная торговля и разбой, он же – рекет на караванных путях. Нередко эти виды деятельности совмещались. Купцы были воинами, а воины – пастухами. И вот, эти купцы-пастухи-воины добирались по суше, а иногда по морю до центров ближайших цивилизаций: до Константинополя, которому богатого римского наследства хватило на целую тысячу лет, до бурлящей товарами и интеллектом Александрии, наследнице египтян, греков и римлян, до царств Индостана, а то и до Китая... И везде их поражало немыслимое для жителей пустыни богатство и многолюдие столиц, роскошь жизни правителей, красота и величие храмов. И это вызывало в них зависть. Ведь ничем, кроме огромных пространств пустыни, на которую никто особо и не претендовал, они не владели, и в этих условиях их единственной производственной технологией было лишь малопроизводительное кочевое скотоводство. Эта зависть вызывала душевный протест. Но пастухи эти, они ведь были и воинами. И они видели, что старый мир слаб и все более слабеет, нет в нем былой пассионарности, и что ему приятно убаюкиваться проповедью Иисуса о всеобщих любви и равенстве. И сорганизовавшись, этот мир можно захватить. И тогда среди них появился Мухаммед, купец и воин.

Мухаммед изучал иудаизм в мединской йешиве, но еврейская религия не удовлетворяла его. Он понял, что она дана одному народу, избранному Богом для тяжелой и почетной обязанности нести миру Закон Божий, народу, продолжающему существование, несмотря на уничтожение его государственности и рассеяние по всему миру, народу, к которому он, чужак, гой, сам не принадлежал.

Он ознакомился с христианским учением, но и оно не удовлетворило его - слишком медленным и нереальным представлялся процесс покорения мира проповедью любви, да и когда еще будет второе пришествие Мессии? А на деле, за три века, прошедшие между огосударствлением христианского канона и жизнью Мухаммеда, кризис бывшей римской цивилизации лишь усугубился. Вместе с тем, Мухаммед хорошо усвоил кровавый навет на евреев, якобы распявших Мессию-Христа. И тогда Мухаммед создает собственное учение. Он, подобно основателям христианства, берет за основу Ветхий Завет – ТАНАХ, но если христиане включили его в свои книги без изменений и оговорок, Мухаммед переписывает ТАНАХ со своей, прежде всего, юдофобской точки зрения. Я говорю “переписывает”, хотя писать-то он не умел, все обучение его происходило устно, на слух, и уже этапе усвоения у него возникала богатая почва для всяческих и

скажений на основе собственных фантазий и домыслов. Устным было и рождение исламского учения. Мухаммед страдал эпилепсией, и нередко, входя в припадок выдавал более-менее связные, а нередко, и бессвязные речи, которым внимали его близкие и ученики. Этот человек, безусловно, обладал харизмой и, скорее всего, гипнотическими способностями. Во все времена, включая и наши цивилизованнейшие, востребованы всякие пророки, гуру, экстрасенсы – люди, нередко с больной психикой, но как охотно им подчиняются!

Учение же было документально оформлено, то есть, по памяти записано учениками Мухаммеда в виде книги, известной под названием Коран лет через 20 после смерти Пророка...

В этой книге есть много всего: и гражданские уложения из Торы, одни - полностью компилированные, другие приспособленные к местной специфике, и танахические рассказы, нередко вывернутые наизнанку (например, Ишмаэль занимает место Ицхака) и противоречащие друг другу проповеди: одни - о завещании Земли Обетованной сынам Исраила, другие о необходимости уничтожения этих самых сынов за невыполнение Завета с Богом, выразившемся в многократном отступлении от законов, полученных от пророка Мусы (Моше) и распятии второго Божьего пророка Исы (Иисуса), т.е., трансляция христианского кровавого навета на евреев... Наконец, Мухаммед объявляет себя последним в цепочке Божьих пророков.

Содержание большой книги, а тем более, великой, трудно выразить в двух словах. Возьмем для примера что-нибудь попроще Корана, скажем, “Войну и мир”. Когда мы ее проходили в 9-м классе, мальчишки читали “про войну”, а “про мир” - пропускали. Девчонки – наоборот... Взрослые читают, вроде, все подряд, но остается, лишь то, что интересно.

Коран же несравненно сложнее “Войны и мира” - уже одна его история чего стоит! Книга многоплановая, из нее можно надергать цитат на все случаи жизни. И все же, осмелюсь в двух словах выразить ее суть: ЭКСПАНСИЯ и ЗАХВАТ. На мой взгляд, достаточно примитивно. Но чего желать от степного кочевника?

И этот главный лозунг был воспринят обществом. Мухаммед сколотил, как бы выразиться пополиткорректней, отряд единомышленников, с которым для начала вырезал ненавистных мединских евреев. Имущество, сами понимаете, переходило к победителям... И началось победоносное шествие ислама (кто не знает, это слово означает “смирение”, корень близок к нашему “шалом”), объединившему на этнической основе арабов и ставшего их общей религией. Ислам объявил священную войну “джихад” всему внешнему миру и ринулся на его завоевание... Кстати, одним из обоснований джихада арабы объявили идею установления культа Единого Бога. Но еще при жизни Мухаммед был объявлен Божьим Пророком с оказанием ему Божеских почестей. А потом встало на поток еще более мощное, чем в христианстве, производство святых...

За двести лет арабы достигли больших успехов в джихаде. Они захватили пространство от Атлантики до Сибири. На покоренных территориях огнем и мечом насаждались ислам и арабский язык. Так зарождалась новая цивилизация. Пик ее развития пришелся на 11-13 вв. Для ее создания арабы уничтожили или ассимилировали ряд народов, в частности, в северной Африке. В ислам были обращены большинство христиан Ближнего Востока и Египта. Были уничтожены цветущие города Закавказья и Средней Азии. Но были и позитивные достижения. Сами арабы за счет грабежа наконец-то разбогатели. Жемчужиной исламского мира стал Багдадский халифат. Купцы и воины-арабы, правившие исламским миром, переносили по всему этому миру, владевшему одним языком, достижения всех подвластных народов. Эти властители, разбогатев и увидев мир, постепенно поняли пользу наук, искусств и технологий и покровительствовали им. На них работали узбеки Навои и Аль-Хоразми, таджик Абу-Сино, персы Умар Хайам и Фирдоуси, азербайджанец Низами, кордовский еврей Маймонид (РАМБАМ) и многие-многие другие.

Кстати сказать, положение евреев в этой цивилизации не было положением изгоев, как в христианской Европе, а, скорее - бедных родственников, приживал, которых терпят до тех пор, пока они прислуживают и не решатся встать на ноги... И это – до сих пор в мусульманской ментальности. Отсюда – исламская ненависть к Израилю. В евреях мусульмане видят только низшие существа - “зимми”, не имеющие права на собственную государственность...

Но дальше все пошло так же, как и у других империй и цивилизаций. Верхи жирели и ленились, многочисленные потомки властителей дрались за троны и богатства. Инфраструктура длиною в 10 тысяч километров, созданная арабами, несмотря на резвость их скакунов, была все-таки длинновата, чтобы быть хорошо управляемой...

В это время на востоке, в пограничьи китайской цивилизации поднялись другие кочевники-монголы. Они легко справились с китайцами и переняли у них технику, полезную для своего ЗАХВАТА и ОГРАБЛЕНИЯ, включая, как бы сказать, пиротехнику. В 13 веке монголы изгнали арабов из Средней Азии. С этого началось крушение исламской цивилизации. Веком ранее она уже получила первые удары от европейцев-христиан, только начавших выбираться из дикого варварства послеримской разрухи. Тактические успехи крестовых походов были непрочны. У арабов было еще достаточно сил противостоять европейцам. В конце концов их полководец Салах-ад-Дин изгнал крестоносцев из Палестины. Но время шло – европейцы все более приобщались к цивилизации, они сами многому научились у мусульман, особенно, в военной области. В Европе стали складываться этнически-религиозные христианские государства. В 15-м веке против мавров-мусульман, уже лет шестьсот занимавших юг Пиренейского полуострова, выступила нарождающаяся испанская нация. Мавры, отказавшиеся принять христианство, были уничтожены или изгнаны в Африку. Вместе с ними – покровительствуемые ими евреи. Часть евреев ушла в Португалию и Францию. На этом закончил существование Кордовский халифат – мусульманский оплот в Европе.

Сами арабы уже к тому времени давно отсиживались “дома” - в Аравии и Месопотамии. Правда их имя, язык и веру приняли многие народы, населяющие Египет и северную Африку, но арабы-инициаторы когда-то победоносного джихада, откатились на исходные позиции. Самый мощный удар им нанесли мусульманизированные ими же среднеазиты-турки, двинувшиеся на своих единоверцев с востока и захватившие для начала Малую Азию...

В отличие от других мировых религий, ислам не учит работать, а лишь - отнимать и делить (этим он, кстати, близок коммунистическому учению). Когда в средние века арабы под знаменем Пророка нападали на цивилизованные народы, то, прежде всего, жгли и разрушали: дворцы в Персии, ирригационные сооружения – в Средней Азии, статуи в Индии, древнюю александрийскую библиотеку в Египте... Ломать – не строить! И разрушив цветущие страны, деморализовав их население, огнем и мечом навязав ему ислам и обложив данью, через два-три века арабы откатились из этих краев, передав управление местным сатрапам. Лишь африканцы, жившие западнее Египта и стоявшие еще ниже арабов по степени развития, позволили себя арабизировать. Ислам, караванные пути арабских купцов и арабский язык, как универсальное средство международной коммуникации просуществовали в качестве коммуникативной инфраструктуры еще лет пятьсот. Но продолжали творить в этой инфраструктуре не арабы, а народы, принадлежавшие к древним цивилизациям: персы, египтяне, среднеазиаты, евреи. Арабы же, в массе своей вернувшиеся на историческую родину, поддерживали созданную завоеваниями инфраструктуру и поглощали львиную долю создаваемой в ней продукции.

И вот, примерно тогда же, когда в эпоху великих географических открытий начала зарождаться нынешняя цивилизация, умерла великая цивилизация арабо-исламская. После этого ислам на международной арене был активно представлен лишь турецкой Оттоманской империей, которая к концу 19-го века пришла уже потрепанной, отсталой и умирающей. Для спасения ядра этой империи – собственно Турции - вожди ее в начале 20-го века объявили эту страну светским государством, отделив от него религию. Остальные народы, исповедовавшие ислам, были под колониальным управлением, либо протекторатом европейских стран.

Казалось бы, 20-й век станет концом ислама. Дело в том, что это учение, послужившее, надо сказать, с пользой для его идеологов в свое время, то есть, в средние века, в принципе, нереформируемо. Запрет на дискуссии об основах ислама существует еще с 9-го века. Поэтому люди, исповедующие ислам, должны были оказаться в ситуации выбора между современной жизнью, все более назойливо “стучащейся в окно” и средневековым прозябанием бедуина в пустыне. Спасение ислама пришло с совершенно неожиданной стороны. В конце 19-го века эти европейцы-американцы, кофыры-шайтаны, изобрели двигатели, работающие на нефтепродуктах, и 20-й век стал веком бензино-мазутно-соляровой энергетики. И выяснилось, что большая часть мировых запасов нефти находится как раз в ареале той самой исчезнувшей исламской цивилизации...

И нефть определила политику. И потекли нефтяным шейхам и королям безумные денежные потоки, и вообразили они себя вновь властелинами мира... И вспомнили про джихад, когда сказочно богатели их предки. А ислам необходим им, ибо ментально они все еще там, в раннесредневековом феодализме, ибо с детства обучаются по книге, застывшей в 9-м веке и не подлежащей обсуждению. А большинство современных мусульман вообще незнакомо с языком Корана – арабским, и знает о нем лишь понаслышке, ибо читать Коран в переводе мусульманину запрещено. Представляете, какое поле для манипуляций! Можно еще много чего сказать и об органичном исламу фанатизме, и об отрицании им ценности отдельной человеческой жизни и о жесткой иерахической тоталитарной структуризации, полностью исключающей современные формы демократии...

Я уже и так написал слишком длинно. Хочу только резюмировать. Не существует никакой мусульманской цивилизации, первая и последняя исчезла к 16-му веку. Нынешней технотронной цивилизации смертельно угрожает нынешний редидив исламского джихада, порожденный нефтяным бумом. Этот джихад принимает, в основном, формы, террористической “национально-освободительной” войны, на самом деле, войны религиозной все под тем же лозунгом Мухаммеда “ЗАХВАТ и ОГРАБЛЕНИЕ”.

В 20-м веке человечество перенесло множество страданий от двух тоталитарных идеологий – национал-социалистской и коммунистической, но они, просуществовав относительно недолго, потерпели крах и, надеюсь, дотлевают на задворках истории. Ислам – не менее опасен, он доказал свою живучесть на протяжении тысячелетия с лишним, но наша цивилизация должна искоренить эту смертоносную идеологию. Хотя бы в порядке самозащиты.

На российском телевидении попался мне фильм о Шавкате Абдусалимове, ярком, талантливом художнике и актере, работавшем когда-то с легендарным Андреем Тарковским. В фильме, снятом в иную историческую эпоху, неожиданно для большинства рухнувшую 11 сентября 2001 года, я увидел пожилого остроумного человека, не чуждого традиционных российских радостей, отпечатавшихся на его бородатом лице правоверного мусульманина. Абдусалимов, естественно, говорил о жизни, об искусстве, но и немало рассуждал о духовности, о роли религии в поддержании морали общества. И тут меня несколько удивила его позиция – эдакая поликонфессиональность. Он, явный человек Востока, поддерживающий во внешности мусульманский имидж, но проживший сознательную жизнь в России, говорил о проповедях Мухаммеда, Христа и Будды так, будто нет между ними различия, и ему, Шавкату Абдусалимову, они равно дороги. (Его, конечно, дело. Люди искусства должны быть эксцентричны, иначе, грош им цена!). Но вот он заговорил конкретно об исламе. Прежде всего, им была высказана традиционная обида на то, что ислам обычно неправильно понимают, что на самом деле, это – религия смирения и добра. В доказательство он привел пример из собственного военного детства, когда его, нищего и полуголодного ребенка подкармливал куском своей скудной темной лепешки старый узбек, детсадовский сторож. В этом, - говорил Абдусалимов, - и есть ислам. Ислам – это помощь ближнему, это добро.

Позволю не согласиться с уважаемым Шавкатом. Пусть не обижается на меня земляк, но, несмотря на симпатию, которую он вызвал во мне, я вижу несостоятельность понимания им идей ислама. Думаю, что мусульманство его внешнее – дань времени, когда принято быть в какой-то мере религиозным, и родившись узбеком или татарином, он, естественно, осознает себя мусульманином. Но, очевидно, что это восприятие у него стихийное - ислам он не изучал. И второе, я не знаю, что он говорит и думает сейчас, после 11 сентября... Ведь запрещено истинному мусульманину толерантно относиться к иной религии. Для мусульманина есть мир ислама и мир внешний, чужой. И мир ислама перманентно находится в состоянии священной войны-Джихада с внешним миром. Вот события последних лет. Мусульмане взрывают древнюю статую Будды. Чем она им мешала? Мусульмане оскверняют Храм Рождества Христова. Мусульмане разрушают гробницу праотца Йосефа (формально святую и для них!). Конечно, можно закрывать на это глаза и воспринимать, как нехарактерные детские шалости. Обычному человеку сложно уйти от привычных стереотипов. Если ты воспитан в европейской культуре, от века пронизанной танахическим “Не делай ближнему того, чего не желаешь, чтобы сделали тебе”, христианской любовью не только к ближнему, но и врагу твоему, идеалами свободы, равенства и братства, провозглашенными в новое время, пусть, на самом деле пронизанной лицемерно, но с какой-то вероятностью загоняющей общество в рамки цивилизованной морали, тебе трудно представить, что миллиард человек, молящийся вроде бы тому же Богу, управляется моралью, противоположной твоей.

Мой российский оппонент не согласен с моим утверждением о нереформируемости ислама. А как же, мол, сунниты, шииты, другие течения? Да, в исламе есть различные течения, они разделились, кто раньше 9-го века, кто позже, но главное – каждое из течений не признает остальные последователями учения Пророка. Они в силу воспитанной в них нетерпимости могут только воевать, как друг с другом, так и со всем остальным миром. И этим ислам сходен с нацизмом.

Беда людей, воспитанных в исламе, - это их общественная инфантильность, ибо мусульманин не принадлежит себе. Отдавая ребенка на учебу в медресе, родитель перед муллой произносит формулу: “Тело ваше, кости наши, душа Аллаха”. И при таком отношении между родителями, которым отводится роль родильной машины, и наставником, от имени Аллаха овладевающим душой человека, становится несложной технология воспитания террористов-самоубийц. Ислам не учит морали трудяги или, хотя бы, скопидома. А приучает, что должен быть некто сильный, с чьей помощью нужно отнять все у неверных, и эта добыча послужит материальной основой жизни общества и индивидуума. А пока не пришел этот сильный, и нет добычи, народные низы должны довольствоваться минимальным. Все это вместе останавливает прогресс саморазвития общества.

Вот, скажем, пример невосприимчивости исламом современных технологий, образующих нашу цивилизацию. Как специалист по полупроводникам утверждаю -микроэлектронику удобнее создавать в местностях с сухим климатом. Недаром американцы разместили свой хай-тек в жаркой и сухой Силиконовой долине. Пустыни Аравии с этой точки зрения лучше джунглей Таиланда. Тем не менее – мировой хай-тековский конвейер в руках у традиционно усидчивых и трудолюбивых жителей Китая и Юго-восточной Азии. На нашем заводе в Ташкенте было то же самое. На конвейере – русские, а еще лучше – кореянки. Узбечек нет начисто. И это – при том, что узбеки, среди которых я родился, не были вполне мусульманами – и арабы далеко, и десятки лет советской власти даром не прошли, и плодами рук своих кормиться приучены... Но все равно – ковыряться у себя в огороде, когда нужно и сколько нужно – это пожалуйста, а 8 часов на конвейере – это нет! И это при том, что у нас относительно хорошо платили!

Израильтянин Р.Халупский высказал мысль, что с его точки зрения – апофеоз исламской страны в конце 20-го века – талибский Афганистан. Ни экономики, ни общественной жизни, ни цивильных проявлений. Нищий, озлобленный народ, готовый уничтожить любые следы проявления цивилизации – от древнего Будды до нью-йоркских небоскребов. Я считаю, что Р. Халупский прав.

И этим ислам опасен для цивилизации, за счет которой живет, ничего ей не давая. Ведь даже нефть арабскую качают гастарбайтеры.

И ислам опасен не только евреям, но и всему миру, включая народы, продолжающие его исповедовать.

* * *

В принципе, мои рассуждения сводятся к трем тезисам.

Первый – в нашу эпоху доступных и скоростных глобальных коммуникаций может существовать и существует лишь одна-единственная цивилизация - самодостаточный замкнутый комплекс культурных, интеллектуальных, технических и экономических достижений, используемый всеми народами.

Второй тезис – мир ислама в наше время экономически и духовно оказался консервативными задворками этой самой цивилизации. Историческим парадоксом является само существование ислама в 21-м веке - ведь всего столетие назад он был в агонии и умирал, как умерли ранее, скажем, античный мир или цивилизация ацтеков. И лишь случайное, с точки зрения истории, направление мирового технического прогресса на нефтегенную энергетику, реанимировало этот мир. Геология спасла его, ибо он расположен над основными мировыми месторождениями нефти. Огромные, по сути, незаработанные доходы, которые стали получать исламские нефтедобывающие страны, при ничтожной роли самих этих стран в разработке и эксплуатации нефтяных месторождений, побудили их вернуться к агрессивной средневековой исламской доктрине завоевания всей цивилизации. Они мечтают контролировать весь цивилизованный мир, как тысячу лет назад, собирая дань, позволящую правителям ислама прижизненно пребывать в настоящем раю, окруженными райскими гуриями. И для этого тратятся их шальные нефтедоллары: на покупку оружия и его компонентов, на создание и содержание террористических организаций, а теперь уже и государств, на подкуп лоббирующих им политиков в цивилизованных странах. Наши “герои Осло” не были в этом ряду ни первыми, ни последними.

Так неполиткорректно я думаю!

И провозглашаю тезис третий:
В порядке самозащиты цивилизация должна поставить заслон ИДЕОЛОГИИ воинствующего ислама. Вместо того, чтобы создавать и потворствовать возникновению все новых и новых форпостов воинствующего ислама, вроде Боснии, Косова, Чечни, хамасовско-арафатовского Фалыстына, все более наглеющих мусульманских общин по всей Европе, цивилизация должна очнуться и создать в обществе такие условия и настроения, чтобы стало неприлично, невыгодно и стыдно быть фундаменталистом-мусульманином, как неприлично сегодня прослыть в приличном обществе нацистом или коммунистом. Ну а с теми, кто с мечом к нам войдет... Тут, по-моему, все должно быть ясно, без всяких сантиментов!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?