Независимый бостонский альманах

ГАЛЕРЕЯ МАСОНСКИХ ПОРТРЕТОВ

18-03-2003

ВВЕДЕНИЕ

1.1

Galerie de portraits maçonniques

Листая как-то “Galerie de portraits littéraires” Saint-Beuve, мне пришло в голову написать своего рода "hommage", объединив в одну книгу портреты выдающихся русских масонов двадцатого века, среди которых многие заслуживают большего, чем краткий биографический очерк. Основатель “Апполона”, блестящий мирискусник” Сергей Маковский, изумительный и трогательный Иван Билибин, литературный критик и профессор Манчестерского Университета Георгий Адамович, знаменитый автор “Вечера у Клер” Гайто Газданов, чемпион мира по шахматам и герой набоковского романа гроссмейстер Алехин, гусар-гвардеец князь Владимир Вяземский, автор “Ключа” и “Самоубийства” Марк Алданов, знаменитый командующий Петроградским военным округом генерал Половцов, граф Петр Бобринской, легендарные промышленники Лианозов, Путилов, Мамонтов, российский консул в Париже, основатель и организатор русского масонства во Франции Леонтий Кандауров и многие другие.

И почему бы, собственно, не назвать этот – пусть очень скромный - труд об этой блестящей плеяде Галереей Масонских Портретов Galerie de portraits maçonniques ?

 

Нет возможности перечислить, да нет и интереса в перечислении всех тех, кто в то или иное время принадлежал к масонству: среди них было немало людей обычных, “безынтересных”, вроде вашего покорного слуги, не оставивших следа ни в российской истории, ни в нашей памяти. Потому здесь любезный читатель и не найдет ни долгих списков лож, ни рассказов о никому неизвестных масонах, что посещали русские ложи в Париже. Пусть этим займутся высокоученые г-да историки, которым так свойственно умение дотошного и всеисчерпывающего исследования. Следуя примеру Saint-Beuve, ограничимся лишь теми именами, что превращают нашу с вами, любезный читатель, кажущуюся столь обыденной принадлежность к великой русской нации в льстящую самолюбию честь.

Как много слухов и скандалов окружают масонство! Какой кипящей анафемой наградил его карловацкий раскол! Как жаль, что в этих слухах нет ни истины, ни интереса. Увы, никакое возбужденное воображение не сделает из масонства ни американского полицейского романа, ни захватывающей истории про таинственный мировой заговор, если это возбуждение не есть, конечно, следствие сугубо медицинских проблем, вызвавших фиксацию. А как было бы, в самом деле, интересно, окажись масонство подлинно секретным обществом… Но оно, любезный читатель, ни тайно, ни секретно. В Париже найти дом масонских собраний не труднее, чем здание Английского клуба в Москве. А скучающие чиновники хранят в пыльных сейфах списки масонов, переданные им самими масонами.

Кто же он, масон, franc-maçon, вольный каменщик, фармазон, что "пьет одно стаканом красное вино"? Старинная Конституция Андерсона, основополагающий документ масонства называет его человеком свободным и добрых нравов. Так что (к несчастью для любителей Жюль Верна), в масонстве нет и не было возвышенно-мрачного и таинственного капитана Немо, тайну которого с риском для жизни раскрывает ближе к концу романа мужественный (как палка) англичанин. Но русское масонство в Париже, это более не забавные слухи, а любопытная и достойная часть российской истории, и уж одним этим оно заслужило наше благосклонное внимание.

История этого масонства нам почти неизвестна, редкие научные труды сухи и демонстративно безразличны к читателю, а архивы недоступны и почти не изучены. К слову об архивах – русские масонские архивы пережили массу самых невероятных приключений. В начале войны германские оккупационные власти весьма живо интересуются русскими масонскими ложами. Архивы русского масонского дома на улице Иветт опечатываются и… на долгие годы исчезают в подвалах берлинских архивов Гестапо. По освобождении Берлина российской армией, архивы частично вывозятся в Россию, частично возвращаются в Париж. Сегодня российские исследователи могут покопаться в старых масонских рукописях. И едва ли парижским масонам придет в голову требовать их возврата: именно в русском хранилище эти рукописи – у себя дома.

Ну и, наконец, третья часть архивов так никогда не покидала Парижа, отлежав войну в тайниках. Но и она, эта третья часть, не едина. Потому что никогда не было едино и само русское масонство во Франции. Были русские ло
жи в Великом Востоке Франции, “пристанище социализма и антиклерикализма”. Были в Великой Ложе Франции, где обосновалась большая часть примкнувшей к масонству русской интеллигенции, родовой знати, крупных промышленников. Были и в Великой Национальной Ложе Франции, когда – уже в середине шестидесятых годов – патриархи “угасающего” русского эмигрантского масонства и перешли из Великой Ложи в Великую Национальную Ложу… Были и независимые ложи, не входившие ни в одну Великую Ложу, были даже смешанные ложи, куда был открыт вход женщинам… Всякое было, но все-таки самую волнительную часть своего бурного и славного существования, свое единственное и неповторимое юношество русское масонство провело в Великой Ложе Франции.

Великая Ложа Франции – явление совершенно французское. Она принадлежит к так называемому Древнему и Принятому Шотландскому Обряду, что и английское масонство. Но, в отличие от Великой Национальной Ложи, что верно следует англичанам-теистам, это объединение, очень французское по духу, крайне независимо и широко понимает требования Шотландского Обряда, охотно принимая в свои ряды и верующего и атеиста. Ну, а Великий Восток подлинное изобретение диктатора: учрежденный Наполеоном для подчинения масонства центральной государственной власти, Великий Восток был единственной Великой Ложей Франции, разрешенной императором. Некоторые считают, что он и дальше служил не самым достойным целям: то боролся с Римской Церковью, то поддерживал леваков и социалистов… Ну, организация, созданная диктатором, наверное, и не может знать счастливой судьбы…

А с чего все началось? О, это долгая, но крайне увлекательная история. Дальше выступят и ее детали в рассказах современников, тех самых русских парижских масонов, но для начала, вот абрис их истории - кратко, буквально в двух словах…

1917 год. Февральская революция отменяет запрещение для государственных чиновников состоять членами масонских объединений. Российский консул в Париже, Леонтий Дмитриевич Кандауров (1881-1936), давно интересующийся масонством, решает воспользоваться оказией. Начало века, окрашенное модой на таинственное, на оккультизм, на мартинизм Папюса, на хиромантию, антропософию Штайнера, Таро, магнетизм, Каббалу, на теософию Блаватской, на видения Сведенборга и прочие салонные забавы, содействует воскрешению интереса наиболее просвещенной части публики к русскому мистическому масонству времен Лопухина, Новикова, Поздеева. Интеллектуальное обаяние масонства действует на Кандаурова неотразимо. Энергичный, уверенный в себе, высокоталантливый, Кандауров чувствует себя призванным

1.2

 

Гранатовый Крестик

 

Вот как вспоминал об этом романтическом периоде жизни русского парижского масонства князь Владимир Вяземский, бывший кавалергард, кажется, необыкновенно милый человек, один из самых ярких, тонких и обаятельных масонов 20 века:

 

Многие из присутствующих братьев, конечно, помнят, к сожалению, другие его, вероятно, никогда не читали, один из прелестнейших, если не лучший роман Тургенева "Вешние воды"… Вы помните как он начинается?

Рано состарившийся после довольно бурной – проведенной за границей – молодости, русский помещик ведет скучную безрадостную жизнь в деревенской глуши и, перебирая какие-то старые вещи, нападает на маленький гранатовый крестик. Он начинает вспоминать все связанное с этим крестиком, который ему подарила молодая итальянская девушка /Джемма/, на которой он обещал жениться – все, казалось, улыбалось их безоблачному счастью, как в его жизнь ворвалась роковая женщина, чуть ли не на пари пожелавшая влюбить его в себя и разрушить его жениховство... После краткого романа эта авантюристка его бросила, он остался у "разбитого корыта", вся жизнь его была сломана, и вот на память остался этот маленький гранатовый крестик...

Когда Досточтимый Мастер дал мне задание перебрать все мои воспоминания в связи с первой четвертью века существования русского зарубежного масонства во Франции и пересмотреть некоторые материалы я невольно спросил себя: те же ли чувства переживу я, которые испытал тургеневский герой, найдя "гранатовый крестик"? Положа руку на сердце я отвечу – н е т !! у нас не только чудные воспоминания, у нас не только гранатовый крестик... Да, был первый период – наша (сравнительная) молодость, наше влюбление в созданное нами дело, бурное им увлечение
– апогеем которого была дивная, скажу сказочная эпоха "рю де л'Иветт"... Но, вот пришла вторая мировая война - не мне и не здесь говорить насколько она была целесообразна, нужна, выгодна – но она, конечно, была в сто раз хуже тургеневской роковой женщины. Она всё разрушила, всё смела, внесла материальный и моральный сумбур во всё, на поверхность, – совершенно одинаково, как во время оккупации, так и после либерации, выползли подонки общества и - залили мутным илом все наши материальные достижения и большую часть наших моральных чаяний... Постепенно мы превзошли все трудности, снова начали созидать, хотя и лишенные собственного пристанища – Иветт – то, во что мы верили и верим. Правда те, которые были героями юношеского периода нашего романа в. огромном большинстве покоятся на Востоке Вечном. Правда, "смена" менее интенсивна, но смена есть – мы ей передаем наш гранатовый крестик не только как воспоминание, но как талисман для нынешнего, а главное для будущего.

Ввиду огромности поставленной мне задачи мне предстоял выбор: засыпать вас бесконечными цифрами, датами, именами, или дать вам очерк моих личных воспоминаний, впечатлений, я выбрал последний подход, тем более что я долго не имел другого материала как именно то, что помнил по памяти. Поэтому заранее извиняюсь, если буду иногда грешить точностью дат и имен.

Прежде чем начать мое изложение, я должен зайти немного назад. Я, понятно, не буду касаться героических исторических эпох русского масонства, но скажу несколько слов о том, что оно собою представляло хотя бы в девятнадцатом веке после его официального запрещения. При этом должен рассеять одну ходячую неточность: в 1822 году, т.е. до декабрьского восстания – указом масона, императора Александра Первого, ложам было рекомендовано не собираться. Лишь в 1828 году – целых четыре года после декабрьского восстания - начинаются опять-таки не запрещения, а очень строгий полицейский надзор. Ложи собственно перестали открыто собираться, боясь полиции, но не подлежит сомнению, что многие продолжали собираться – например, в имениях богатых аристократов, в которых до наших времен можно было нападать на масонские инструменты, фартуки и т.п. Ничего похожего на гонение, которое, например, практикуется во всех странах за железным занавесом, или в Испании - в России не было.

Ложи мартинистской системы, - опять-таки, за неимением времени я не могу излагать подробно, что такое мартинизм, – которые по своему замыслу являются маленькими ячейками продолжали существовать во многих русских городах беспрерывно, равно как и розенкрейцерские, и отчасти иллюминаты. Страх все же был велик, законспирированность, то что называется "стопроцентная" и, понятно, никаких связей с международным Масонством русское масонство девятнадцатого столетия не имело. Александр Второй, как известно был посвящен в английское масонство во время поездки в Англию еще наследником престола. С его воцарением полицейские меры отменены не были, но собственно он и его правительство, в котором многие были негласными масонами, вроде гр. Лорис-Меликова, гр. Панина и др., смотрели на вольных каменщиков сквозь пальцы. Есть сведения, что например новиковская ложа Нептун в Петербурге существовала. беспрерывно; в ней был посвящен известный историк масонства Пыпин, а также адмирал Беклемишев, доживший до глубокой старости, до наших дней и, после Нептуна, принимавший видное участие в ложе Карма, уже при досточтимате великого князя Александра Михайловича. Ее членом был многим нам памятный брат А.П.Веретенников, принимавший участие в наших мастерских на Иветт.

В кратковременное царствование Александра Третьего о масонах как-то забыли. Огонь разжегся при Николае Втором, под влиянием тревожных донесений Охранного Отделения о всесилии французского масонства и начале его преследований во Франции. В Англии во главе его стоял сам Эдуард Седьмой, в Германии - дядя Вильгельма, принц Луитпольд. Сам Вильгельм был масоном и любил сниматься и заказывать свои портреты в масонских регалиях...

Охранное Отделение тратило громадные, по тем временам, суммы – по 200 и 100 тысяч рублей главному агенту Рачковскому в Париже, который за это посылал в Петербург "весьма секретно" масонский бюллетень (который можно было неограниченно доставать) и две-три мастерских ленты. В Париже в то время действовали умные анти-масоны и просто шарлатаны вроде пресловутого Таксиля с Дианой Воган. Все эт

о было более смешно, чем серьезно. Две причины тем более отодвигали гонение на масонство на задний план... Во-первых, надвигалась первая революция 1905 г., во-вторых, многие знали о принадлежности – собственно к мартинизму, но его отожествляли с масонством, самого Императора, председательствовавшего ложей 'Роза и Крест", учрежденной в Зимнем Дворце под руководством опытных мартинистов, Филиппа и самого Папюса /д-р Энкоз/. Как-то неудобно было ополчаться против масонов, под влиянием которых Император Николай Второй реализовал, это теперь слишком многие забывают, – создание Гаагского Международного Трибунала, построил, существующий поныне, на свои личные средства дивный дворец в Гааге, – все это в видах запрещения навеки войны и установления всеобщего мира.

Тогда как большинство изобличавшихся к принадлежности к иудо-масонству /как Суворин, Гучков, даже Столыпин/ никогда к масонству и близко не подходили и были скорее его противниками, во Франции, уже начиная в 80-десятых годов ряд русских были посвящены во французские ложи, например знаменитый изобретатель электрического освещения (до Эдисона) – Яблочков, основатель ложи Космос, психиатр Баженов, присяжный поверенный Евг. Ив. Кедрин.

В первую половину 1906 года, т.е. сейчас же после первой революции, в парижские ложи – вполне регулярно – были посвящены ряд русских (прошу не пугать их с так называемым "думским масонством"): В.А.Маклаков, М.С.Маргулиес, о котором речь будет подробнее впереди, Немирович-Данченко, граф Лорис-Меликов, граф Орлов-Давыдов, профессора Максим Ковалевский, Трачевский, Ключевский и несколько других, одни в Великие Ложи (ложи Космос, Мон Синаи), другие в Великий Восток. Были такие, которые для верности посвящались в оба обедианса, но эти посвящения хранились в тайне. Мы имеем подлинные документы, свидетельствующие о том, что французы считали, что если принадлежность этих братьев к масонству обнаружится в России – им грозит le knoute et la déportation dans le fin-fond de la Sibérie"… в чем, видимо, русские их не особенно разубеждали. Вернувшись в Россию, эти братья ни кнута, ни депортасьона не получили и основали несколько лож. В Петербурге, в особняке графа Орлова-Давыдова и под его председательством, и собственно полностью на его счет (ибо взносов не было) "Северная Звезда"; в Москве, под председательством проф. Баженова, "Возрождение". Для продвижения посвященных этими дожами братьев по градусам, из Парижа были командированы несколько высокоградусных братьев, например, брат Сэншоль, о котором тоже речь будет впереди. Они посвящали братьев в обстоятельствах особенных – весьма тайно. Например, брата Маргулиеса брат Сэншоль посвящал в 18-й градус в его камере в тюрьме Кресты, где М.С.Маргулиес отбывал сидение по политическому делу. Приезжие братья, кроме того, снабжали русские ложи кипами подписанных "ан блан" мастерских дипломов, что в дальнейшем повело к ряду недоразумений. Нечего и говорить, что это "кустарное" масонство ни в каких сношениях с иностранными масонскими державами не состояло. По имеющимся сведениям работа этих лож шла вяло, малоинтересно. Собирались лица большей частью встречавшиеся в общественных организациях. Наконец, после крупного скандала с главным финансистом этого масонства, гр. Алексеем Орловым-Давыдовым (иск к нему артистки Пуарэ по поводу признания внебрачного ребенка), петербургская ложа стала разваливаться.

В 1912 году масонская деятельность возобновилась, но на новых началах. Работали маленькие ложи. (с самым упрощенным ритуалом) по 6-7 членов в каждой. Из более или менее известных нам лиц, в них участвовали: многим знакомый Игорь Платонович Демидов, адвокат Барт, Волков, А.Ф.Керенский (ложа "Малая Медведица"). Были попытки установить легальную связь с Великим Востоком Франции, но неуспешно, был учрежден Великий Восток Народов России под председательством члена Думы Колюбакина, при очень энергичном Великом Секретаре А.Я.Гальперне, недавно скончавшимся в Лондоне, но никогда к нам не примкнувшим. Эти ложи носили исключительно политически-революционный характер, строго конспиративный, члены одной не могли посещать другие. Военные принципиально не принимались и случай со свиты Его Величества генералом Тепловым, командиром лейб-гвардии финляндского полка, являлся исключением. В числе этих лож-ячеек была одна или несколько, состоявших исключительно из членов Государственной Думы – почему это масонство, о котором часто говорят принято называть "думским". Я хотел всё это вам изложить, чтобы немножко прояснить тот сумбур, который происходит, когда говорят о прошлом регулярном, нынешнем регулярном и "думским" масонством – 1909-1917 года. Кстати, думская ложа возглавлялась братом Н.Ефремовым, в дальнейшем регуляризировавшимся в Великой Ложе и бывшим в числе основателей нынешнего русского масонства.

Ко времени большевистского переворота в России действовало всего до 28 лож этого Великого Востока Народов России, большая часть членов коих эмигрировала. В конце войны, А.Ф.Керенскому удалось прочесть доклад о большевизме даже в Англии в местной ложе, в которую его допустили, но в дальнейшем все двери перед этими масонами были закрыты. С большими трудностями Великий Восток Франции регуляризировал часть этих братьев – например, братьев Авксентьева, Переверзева, Кроля. Те же, которые захотели войти в ложи нашей юрисдикции – даже такие маститые старики как братья Чайковский, Кузьмин-Караваев и другие – должны были начать с начала, т.е. с 1-то градуса.

Небольшая группа – как князь Оболенский, Зензинов, граф Орлов-Давыдов, Рубинштейн, Коновалов, И.П.Демидов, по некоторым данным, продолжали собираться "домашним порядком", но эта работа видимо скоро заглохла. Неудачны были опять же попытки нескольких братьев возродить пресловутый "Великий Восток Народов России".

Совершенно особо стоит так называемая "Украинская Великая Ложа", организованная неизвестно на чьи средства еще в 1902 году в Женеве. Она распространяла про себя самые фантастические слухи: что в ней числится 20.000 членов, что она существует беспрерывно с 18-го столетия. Во главе ее стоял одно время сам атаман Петлюра. В Париже его пытался возродить один очень изобретательный брат, который добился (присоединив к своим фантастическим украинским дипломам еще дипломы одной балканской державы), если не признания Великой Ложи Украины, то во всяком случае своего личного признания в весьма высоком градусе, и на этом основании он посещал одно время и наши ложи.

Уже в начале первой мировой войны несколько русских были посвящены во французские ложи Великого Востока и Великой Ложи. Одними из первых были, сыгравшие такую огромною роль в возрождении регулярного русского Шотландского масонства – Л.Д.Кандауров и ныне здравствующий наш почетный Досточтимый Мастер Владимир Давыдович Аитов, и ряд других. В частных разговорах эти братья пришли к заключению, что, как только Россия освободится от коммунистической власти, ей надлежало бы войти в мировую цепь франкмасонства. Был образован первый организационный комитет 1 декабря 1918 года под председательством Л.Д.Кандаурова, в составе: граф Нессельроде, генерал-лейтенант Война-Панченко, известного в России крупнейшего промышленника Н.К. фон Мекк, художника Широкова и адвокатов Грубера и Раппа. Комитет этот не раз менял свой состав, но к 1 Апреля 1922 года уже носил наименование Временного Комитета Российского Франкмасонства в составе Л.Д.Кандаурова, Ф.Ф.Макшеева, Г.Б.Слиозберга, В.Д.Аитова, А.И.Мамонтова и П.А.Половцова. Сразу же Комитет приступил к самому важному вопросу – как надлежит строить русское франкмасонство - сверху или снизу? К решению этого вопроса, в дополнение к основной ячейке были привлечены ряд братьев постепенно посвящавшихся во французские и английские ложи: братья П.Бобринской, Маринович, адмирал Посохов, генерал Марченко, граф Эманнуил Бенигсен, В.Н.Скрябин и другие. Ввиду очень серьезной оппозиции ряда братьев к образованию немедленно первой русской синей ложи – Л.Д.Кандауров решил, чтобы дело не провалилось, так сказать повысить градус и пока добиваться создания сразу же ложи 18-го градуса, которая была торжественно инсталлирована под названием "Капитул Астрея" 15-го ноября 1921 года.

(Продолжение следует)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?