Независимый бостонский альманах

ДЕНЬГИ ПАХНУТ?

27-03-2003


Начало истории

Александр ТрегубГай Светоний Транквилл относит эту историю к 73-74 г.г. нашей эры, когда римский цезарь Божественный Веспасиан в ходе реорганизации налоговой системы обложил податью и общественные туалеты. В ответ на упреки сына своего Тита он дал ему понюхать монету из первой прибыли и спросил, пахнет ли она. Тит запаха не обнаружил. Урок пошел впрок, а когда Тит сам стал цезарем, то, говорят, со стыдом вспоминал свой юношеский максимализм. Отсюда и пошло выражение “Деньги не пахнут”. Ювенал даже воспел богоподобную мудрость цезаря в стихах: “…От всякой прибыли запах будет хорош…”.

История получила весьма неожиданное развитие в 1967 г., т.е. без малого через два тысячелетия, в США. К двум работникам методистской церкви в Портсмуте Лютеру Тайсону (Luther Tyson) и Джеку Корбету (Jack Corbett), отвечающим за социальные программы, обратилась с простым вопросом простая женщина из Огайо: “Не знаете ли Вы такие взаимные фонды, которые могут взять в управление деньги из моей пенсии, при условии, что они не будут их инвестировать в компании, связанные с производством оружия? В то время количество взаимных фондов не превышало трехсот, Билл Гейтс (Bill Gates) еще учился в школе, компании Microsoft не существовало, а ответ был отрицательным. Тем не менее, будучи абсолютно несведущими в инвестировании, они стали досаждать этим вопросом профессионалов, но встречали только непонимание и недоумение, пока не встретились с братьям Полем и Тони Браунам (Paul Brown, Tony Brown), один из которых был юристом, другой бизнесменом.  В результате встречи 8 августа 1971 г. на рынке ценных бумаг появился взаимный фонд с активами $101 000, известный сейчас, как PAX World Balanced. Декларация фонда предусматривала инвестирование в компании, производящие товары и услуги, улучшающие качество жизни: здравоохранение, контроль окружающей среды, образование, устройства для дома, однако, фонд принимал на себя обязательство не приобретать акции компаний, производящих оружие, табачные изделия, алкоголь. Тони Браун стал первым портфельным менеджером этого фонда. Сейчас эту позицию занимает его сын Кристофер, а сам фонд существенно увеличился - его активы достигли $1,2 млрд., и в классе сбалансированных фондов он находится в числе 3% лучших. Окончив The Tony Brown School of Finance, Кристофер Браун многому научился, но, как он сам признается, главная мысль, которую он усвоил от отца, состояла в том, что коллизия между доходностью и социальной значимостью инвестиций отсутствует.

Этот фонд дал начало совершенно новому направлению инвестирования Socially Responsible Investment (SRI), когда инвестор ставит во главу угла не общепринятые рыночные подходы, а свои социальные принципы, гражданскую позицию, морально-этические взгляды и религиозные убеждения.

В принципиальном плане SR – фонды от обычных взаимных фондов отличаются только одним. При селекции объектов для инвестирования они устанавливают фильтры (screening), отсеивая те компании, деятельность которых не соответствует некоторым социальным критериям. Далее все происходит по традиционным технологиям: есть фонды акций, сбалансированные, индексные фонды, фонды специализирующиеся на крупных или, наоборот, на малых компаниях, работающие на внутреннем или международном рынках; используются инструменты технического, фундаментального анализа и т.д. Отличительной чертой таких фондов является низкий минимальный размер инвестиций – от $100 до $1000, притом что у обычных фондов эта сумма лежит в диапазоне $2500 - $3000. Кроме того, SR- фонды стараются вести свой бизнес предельно открыто, хотя взаимные фонды и так весьма открытый инструмент. Например, PAX World Balanced обеспечил в 2001 г. освещение годового собрания фонда в Интернет и раскрыл полностью итоги голосования, хотя и не был обязан это делать.

Уже сложилась определенная классификация таких фондов. В общем, SR – фонды можно разделить на секулярные (светские) и религиозные.

Среди религиозных фондов есть такие, которые базируются на христианских ценностях или принципах ислама, есть фонды для романо-католиков, меннонитов, баптистов, лютеран, адвентистов седьмого дня.

Светские фонды выбирают в качестве объектов для инвестирования компании, связанные c экологически чистыми технологиями, оздоровлением окружающей среды, альтернативными источниками энергии. Многие фонды выбирают компании, где трудовые отно
шения между работниками и работодателями соответствуют общепринятым либеральным ценностям, не используются “потогонные системы”, принудительный труд, труд детей, не нарушаются права женщин, есть фонд, для которого важно прогрессивное отношение к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

Как религиозные, так и светские фонды не инвестируют в компании, производящие табачные изделия, оружие, алкоголь, связанные с азартными играми, порнографией. Некоторые фонды, в том числе тот же PAX World Balanced, отказываются от приобретения федеральных облигаций T-bills, мотивируя свое решение тем, что не могут контролировать использование правительством привлеченных средств, например, на размещение государственного военного заказа. Тем не менее, между этими классами фондов есть и различия. Так, например, религиозные фонды не поддерживают отрасли, связанные с разработкой средств контрацепции, у светских фондов к этой отрасли отношение противоположное. Фонды исламской ориентации не инвестируют в банки и страховые компании, предлагающие процентные финансовые инструменты, или в компании, предлагающие продукты питания из свинины, светские фонды такого ограничения, естественно, не вводят.

Отказ от инвестиций в определенные категории бизнеса, не соответствующие социальным критериям основная, достаточно важная, но не единственная функция SR инвестирования.

SR-фонды проводят также достаточно активную политику  в проведении идей социально - ориентированного инвестирования, пользуясь правами акционеров (socially responsible shareholder initiatives). Они оказывают влияние на менеджмент, совет директоров, общее собрание акционеров, консолидируют других акционеров, подвигая их всех к принятию решений, направленных на экологическую безопасность, развитие прогрессивных отношений между наемными персоналом и собственниками, решение других социально значимых задач.

Кроме этого, большое внимание SR-фонды уделяют такому направлению, как общественное инвестирование (community investment). Оно предполагает выдачу небольших займов ($2 000 - $5 000) субъектам малого или семейного бизнеса, участие в высокорискованных венчурных проектах, ориентированных на социальные нужды, и просто небольшие беспроцентные займы людям с низкими доходами.

По удивительному стечению обстоятельств с 9 по 12 сентября 2001 г. в Аризоне проходила ежегодная конференция участников SRI индустрии брокеров управляющих, консультантов, аналитиков, общественных организаций. Конференция не прервала свою работу, не подвергала пересмотру саму идею социально-ориентированного инвестирования, несмотря на всю трагичность событий 11 сентября, но приняла решение о том, чтобы к 2005 г. один процент от управляемых средств шел на общественное инвестирование.

Продолжение истории

 

Примеру PAX World Balanced последовали многие, и число SR – взаимных фондов постоянно растет. В 1993 г. таких фондов в США насчитывалось 12, в 1995 г. – 55 фондов, в 1997 г. – 139. Рейтинговые и аналитические агентства не рассматривают пока эти фонды, как отдельный класс, поэтому полную статистику собрать затруднительно. Так, по оценкам Интенет-ресурса Brill.com, количество SR – взаимных фондов к 30-летию первого такого фонда приблизилось к 190. По оценкам информационного агентства Wiesenberger - превысило 200. Однако исследовательская и консалтинговая компания Mutuals.com относит к этой категории всего 32 фонда. Специализированный информационный ресурс Socialfunds.com, созданный в 1998 г. для поддержки индивидуальных инвесторов, приоритетом которых являются социальные цели, ведет дазу данных по 75 SR - фондам. Такой разброс не должен вызывать недоумения, ведь многие взаимные фонды, не объявляя себя в проспекте фондами социальной направленности, на самом деле ведут социально значимую инвестиционную деятельность. Например, стартовавший в октябре 2001 г. AMIDEX Cancer Innovation&Healthcare Fund, который сфокусирован на инвестициях в проекты, связанные с лечением раковых заболеваний, себя официально SR – фондом не объявил…

Многие аналитики отмечают, что на фоне беспрецедентного роста активов взаимных фондов в США в 80-90 г.г., SR-фонды росли в пять раз быстрее (!). Хотя в общем объеме активов взаимных фондов SR – фонды занимают сегодня нишу размером всего в 1,5% , но, тем не менее, они обратили на себя внимание, заявили о себе, как о принципиально новом подходе к инвестированию. По различным прогнозам в течение следующих 10 лет активы SR – фондов могут возрасти боле
е чем в 2,5 раза, а через 25 лет такие фонды станут преобладающим инструментом для коллективных инвестиций.

Уже сложилась информационно-аналитическая отрасль, специализирующаяся на SR – фондах.

В оборот введено несколько специальных индексов. Так, с 1990 г. исследовательская фирма социальных инвестиций - Kinder, Lydenberg, Domini & Co., Inc.(KLD) формирует индекс Domini 400 Social Index, который строится на базе S&P 500 за вычетом тех компаний, которые не соответствуют социальным критериям. На таком же принципе эта фирма ведет специальные индексы, основываясь на индексах серии Russell. Одна из крупнейших инвестиционных компаний, связанных с социальными инвестициями Calvert Asset Management в конце 2000 г. создала свой индекс Calvert Social Index на базе 1000 крупнейших компаний, котируемых на NYSE и NASDAQ.

Журнал Business Ethics ежегодно публикует список The 100 Best Corporate Citizens. Он еще не столь престижен, как список Forbes, но компании, оказавшиеся в первых рядах, считают это своим серьезным конкурентным преимуществом, а те, кто оказывается в конце, реагируют достаточно болезненно.

Естественно, возникают вопросы: “Ну а во что же, все-таки конкретно инвестируют эти фонды, и что они получают в результате?” Конечно, портфели SR – фондов изменялись за 30 лет многократно. Сейчас в их составе достаточно известные компании. Более чем на 40% это сектор high-tech, наиболее популярен Microsoft, а также Cisco Systems, Intel, Lucent, AOL Time Warner, Dell. Далее – компании, производящие продукты для домашнего обихода, такие как Johnson&Johnson, Proctor&Gambler.

В отличие от большинства других SR – фондов, фонды, которые следуют исламским принципам, базируясь на индексе Dow Jones Islamic Market Index, имеют крупные пакеты нефтяных и нефтехимических компаний, в частности, Exxon Mobil и E.I.DuPont.

Есть и совсем нетрадиционные компании, так Amana Mutual Funds Trust Growth - фонд, следующий исламским принципам, имеет в своих активах акции консультационно-исследовательской фирмы Garther, специализирующейся на информационных технологиях и электронном бизнесе.

Следует отметить, что в связи с судебными исками в адрес Microsoft по поводу нарушения антимонопольного законодательства, один из фондов продал в конце 2000 г. акции этой компании, некоторые заявили, что о том, что рассматривают этот вопрос. В 2000 г. из индекса Domini 400 были исключена сеть отелей Marriott за организацию казино. В 2001 г., когда достоянием гласности стали факты расовой и половой дискриминации в компании и приобретения товаров у поставщиков из Юго-Восточной Азии, применяющих детский труд и “потогонные системы”, из этого индекса был выведен крупнейший оператор дисконтной розничной торговли Wal-Mart Stores. Вслед за этими решениями последовали соответствующие реструктуризации ряда портфелей.

Стоит также подчеркнуть, что налогообложение SR-фондов и их клиентов осуществляется на общих основаниях, вопрос о каких-либо налоговых послаблениях таких фондов даже не дискутируется.

Америка далеко не единственная страна, где идеи социального инвестирования нашли свою нишу. Очень интересен и опыт других стран.

В Канаде, например, SR-инструменты стали появляться в конце 80-х годах. К середине 1998 г. число таких фондов составило 19, к середине 2000 г. – 31, к середине 2001 г. – 36. Исследования национальной неправительственной организации Social Investment Organization (Сanada) показывают, что несмотря на то, что ниша SR – инструментов коллективных инвестиций в стране еще весьма мала – всего 3,2% от общего объема активов канадских взаимных фондов, но она демонстрирует очень серьезную тенденцию роста: если за 1998-2000 г.г. общие активы взаимных фондов выросли на 30%, то, SR-фонды увеличились в объеме на 75%.

В Великобритании более принят иной термин – “этическое инвестирование (ethical investment). Первый фонд, который объявил себя таковым, появился в 1984 г., хотя идеи социально значимого инвестирования стали возникать еще в конце 19-го века.

В этой стране этические фонды менее активны в плане отстаивания своих позиции на общих собраниях акционеров. Так, если в США за один 1998 г. по инициативе институциональных акционеров – SR-фондов на общих собраниях акционеров было принято 200 решений в поддержку общества и окружающей среды, то в Великобритании всего два за последние 10 лет. Однако эти инструменты в определенном плане поддерживаются государством начиная с июля 2000 г. все частные пенсионные фонды обязываются публично декларировать свое отношение к идеям социально-ориентированного инвестирования. Вопрос о внесен

ии такой поправки в пенсионное законодательство дискутировался с 1998 г., когда проведенные социологические исследования показали, что 67% взрослых англичан принимают во внимание этические аспекты при принятии инвестиционных решений, а более 70% опрошенных высказали пожелание о том, чтобы их пенсионные накопления инвестировались в социально значимые инструменты. В недавнем исследовании неправительственной организации The U.K. Social Investment Forum приведены такие факты: 59% британских пенсионных фондов, контролирующих 78% всех активов таких фондов, на практике следуют принципам социально-ориентированного инвестирования. В портфелях британских SR-фондов также много высокотехнологичных компаний, наиболее популярными являются Vodafone, Cable & Wireless и BT.

Известный поставщик индексов – FTSE специально для SR-инвесторов ввел серию индексов FTSE4Good Index. В сентябре 2001 г. в прессе достаточно громко обсуждалось выведение из этого индекса двух британских супермаркетов Safeway и Tesco за загрязнение окружающей среды и недостаток информации о принципах работы с персоналом. Компания Close Fund Management объявила о запуске SR-фонда, отслеживающего этот индекс.

В целом же, в Европе наиболее активны в области SR – инвестирования пенсионные фонды, так журнал Financial Times Mandate в октябре 2001 г. сообщил о том, что 25% частных пенсионных фондов Швейцарии продекларировали свою приверженность принципам социального инвестирования, на практике же этим принципам следуют 75% фондов.

Хотя в большей степени идеи SR-инвестирования нашли свою нишу в Америке и Европе, существует SR-фонды и в Австралии. По данным исследовательской компании Ethical Investor Pty Ltd в этой стране насчитывается 14 фондов, это достаточно маленький, в сравнении с другими странами, но развивающийся сектор, взаимные фонды в Австралии имеют весьма ограниченные возможности по приобретению активов, поэтому и возможности введения социальных фильтров также ограничены. Но, тем не менее, по примеру Великобритании правительство Австралии в сентябре 2001 г. обязало фонды открыто декларировать свое отношение к идеям социального инвестирования.

Очень характерно, что в процессе развития SR – инвестирования и его взаимодействия с реальным бизнесом произошел чрезвычайно важный симбиоз двух ранее слабо связанных, если вообще не конфликтных, понятий – корпоративное управление (corporate governance) и социальная ответственность (social responsibility). В результате получилось corporate social responsibility, что можно в широком плане трактовать, как социальную ответственность бизнеса. Именно в таком разрезе и осуществляется селекция компаний для портфелей SR-фондов.

Помимо таких традиционных аспектов корпоративного управления, как организационная открытость, информационная прозрачность, оптимальное распределение обязанностей между советом директоров и менеджментом, соблюдение прав акционеров, дивидендная политика, в это понятие включаются также бизнес-этика (корректность в конкурентной борьбе и рекламе, полная уплата налогов, отказ от действий, побуждающих коррупцию и взятки, использование легальных инструментов лоббирования своих интересов), прогрессивная политика в области трудовых отношений (справедливые системы оплаты труда, “мягкие” процедуры увольнения). В понятие социальная ответственность бизнеса включаются также соблюдение прав человека, отказ от дискриминации при найме работников по половому, возрастному, национальному признакам, и пр., организация рабочих мест в соответствии с санитарно-гигиеническими нормами, охрана здоровья и труда персонала. Важнейшим элементом такого бизнеса является его активная вовлеченность в жизнь местного сообщества (охрана природы, благотворительные программы, развитие локальной инфраструктуры).

Что они за это получили

Что же касается результатов SR-фондов в разрезе доходность – рискованность, то они находятся на среднем уровне.

В рамках рейтинговой методологии, принятой исследовательской фирмой MorningStar, немногим более 30% фондов имеют высшие рейтинги в 4-5*, остальные же –  2-3*. Не самые высокие рейтинги вполне объяснимы. Если, к примеру, Philip Morris за 2000 г. увеличил доходы на 131,2%, то доходы Intel, наоборот, упали на 43,6%. По оценкам исследовательской фирмы JSA Research, доходы гигантов военной индустрии, таких как Boeing и Lockheed Matrin, возросли за первый квартал 2001 г., в сравнении с аналогичным периодом 2000 г., на 69%. Вследствие спада на рынке компаний “новой экономики”, многие SR – фонды понесли потери, а возможности реструктурирования портфеля у них более ограничены, чем у обыкновенных взаимных фондов.

Отмечено, что на падающем рынке SR – фонды теряют в активах и доходности больше, чем другие. Если где-то в мире начинаются военные действия, то, как во времена войны в Персидском заливе, это негативно сказывается на SR – фондах. Сразу после 11 сентября многие аналитики предрекали полный упадок SR – фондов, особенно тех, которые следуют исламским принципам. Однако, несмотря на то, что эти события произошли на фоне понижательного тренда на американском рынке, по прошествии двух месяцев выяснилось: после вспышки терроризма в США с SR-фондами ничего не произошло. Более того, если в целом во взаимные фонды приток новых средств в ноябре сократился по сравнению с октябрем в два раза, то многие SR-фонды не ощутили значительного изменения баланса в притоке и оттоке средств. Менеджеры исламской группы Amana Mutual Funds отметили, что они не получили никакой негативной реакции, большинство их клинтов – американцы и в связи с антитеррористичесиким операциями ни один клиентский счет не заморожен.

Если же сравнивать индексы, то Domini 400 на 10-ти летнем интервале показал среднюю доходность 18,9% годовых, против 17,4% у индекса S&P500. Такое же небольшое превышение наблюдается на пяти- и трехлетнем интервалах. Таким образом, в целом, как показала история SR – фондов, их инвесторы могут расчитывать в долгосрочной перспективе на вполне достойные результаты, соответствующие общеиндустриальным индексам.

Журнал Money в сентябре 2001 г. опубликовал свой список 100 лучших взаимных фондов, в их числе три – SR-фонда (Ariel Fund, Domini Social Equity Fund, TIAA CREF Social Choice Equity Fund) - это знак того, что SR-фонды – полноценные участники рынка и являются вполне конкурентноспособным инструментом, несмотря на все добровольно взятые на себя ограничения.

Многие аналитики из категории, так называемых “убежденных технарей”, вправе задать вопрос: “А что бы сказал на это Марковиц?” Вопрос, конечно, интересный. В теоретическом плане исследование эффективности цензурированных портфелей SR-фондов началось практически одновременно с появлением таких инструментов на рынке. Интересное обобщение делает Ллойд Куртц (Lloyd Kurtz). Он отмечает, в частности, что одной из причин превышения SR фондами общерыночных показателей является использование управляющими важной, но недоступной широко информации – впервые о такой возможности Марковиц упомянул в 1972 г. Большой практический материал для анализа представляет эффективность портфелей институциональных инвесторов во время бойкота ЮАР - расчеты показывают, что с учетом поправок на риск, доходность портфелей, включавших южно-африканские компании, и исключивших их, оказалась приблизительно одинаковой.

Таким образом, на фоне достаточно серьезных ограничений в деятельности SR – фондов и средних результатов их рост и популярность не могут не удивлять. Чем это можно объяснить причины этого феномена?

Почему они это делают

Если говорить по поводу причин, то, наверное, стоит вспомнить время возникновения этих фондов – конец 60-х – начало 70-х годов, когда к концу подходила ставшая уже очень непопулярной война во Вьетнаме росло антивоенное движение, в самом разгаре “холодная” война: многие просто устали и боялись за свою жизнь. Нельзя не вспомнить и бойкот ЮАР, когда в оппозицию к политике апартеида встали взаимные и пенсионные фонды, отказавшись инвестировать в эту страну.

Тридцатилетний опыт SR фондов показывает, что это социальное инвестирование – это не альтруизм, не благотворительность и даже не сумасбродство. Социальное инвестирование – это бизнесОн имеет свою определенную нишу на рынке и может быть вполне успешен.

Именно поэтому с недавнего времени в эту область стали вовлекаться очень крупные игроки. Так, в самом начале 2000 г. Vanguard, запустил свой первый социально – ориентированный фонд Vanguard Calvert Social Index fund, уже через год он собрал $64.5 млн., а к концу 2001 г. активы фонда превысили $70 млн. В мае 2001 г. компания Morgan Stanley предложила инвестиционному сообществу свой Morgan Stanley KLD Social Index Fund. Инвестиционная компания Nuveen объявила о намерении выпустить на рынок активно-торгуемый на бирже фонд - Exchange Traded Fund (ETF)3 на базе одного из специальных индексов, предполагая, что сочетание доступности и социальной значимости такого фонда сделает его весьма привлекательным для инвесторов.

Президент некоммерческой организации Social Investment Forum, продвигающей идеи социального инвестирования, Steve Schueth отметил приход на этот рынок универсальных фондов, как ясный сигнал того, что SR-инвестиции твердо стоят на пути достойного роста, они жизнеспособны, а социальные фильтры придают активам вполне реальную дополнительную ценность. Джон Хейл (Jon Hale) – аналитик MorningStar, специализирующийся на SR-фондах, отмечает, что дополнительные социальные фильтры позволяют сформировать достаточно консервативный, ясный и честный портфель, чем инвестирование в просто акции и\или просто облигации. Прошедшие такой фильтр компании отличаются высоким уровнем корпоративной культуры, постановкой менеджмента и управления людскими ресурсами по самым высоким стандартам, что, в конечном итоге, оборачивается лояльностью персонала и достойными финансовыми результатами.

Ну а что подвигает в такие фонды инвесторов?

В 2001 г. по инициативе социально-ориентированного фонда MMA Praxis Mutual Fund было проведено социологическое исследование среди частных инвесторов по поводу SR-инвестиций. Результаты оказались достаточно интересными. Выяснилось, что 56% процентов опрошенных пока не знают, что подобного рода инструменты существуют, но, несмотря на это, в среднем около половины (63%-женщины, 48%-мужчины) отметили, что и так используют социально-этические критерии при принятии инвестиционных решений на рынке ценных бумаг. Наибольшее значение социальной направленности своих инвестиций придают люди с высшим образованием в возрасте от 25 до 44 лет и имеющие маленьких детей. Такие результаты понятны и вполне объяснимы. Очень примечательно, что, как религиозно настроенные респонденты, так и атеисты, одинаково выстроили иерархию компаний, ценные бумаги которых они бы не покупали, руководствуясь этическими соображениями:

      1. При производстве товаров нарушаются стандарты безопасности потребления;

 

      1. В компании используются “потогонные системы” организации труда;

 

      1. В компании не обращается достаточно внимания экологической безопасности производства;

 

      1. Трудовые отношения, методы компенсации и мотивации персонала в компании не соответствуют высоким стандартам;

 

      1. В компании не созданы равные условия для различных категорий работников;

 

      1. Заработки топ-менеджмента значительно превышают средний заработок работников.

 

Однако, мнения по поводу SR инвестиций совсем неоднозначные.

Так, Михаэл Липпер (Michael Lipper) – признанный авторитет в области исследования взаимных фондов и основатель исследовательской компании Lipper Inc1высказывает достаточно осторожное мнение об этой отрасли, считая, что достижения последних лет в большей степени стоит увязывать с сектором high-tech, а в ряде случаев SR – фонды дороже, т.к. дополнительная социальная селекция требует и дополнительных расходов. Далеко не все финансовые консультанты и аналитики принимают идеи социального инвестирования, многие советуют инвесторам забыть при принятии инвестиционных решений о своих добродетелях, забыть о SR-идеях и пр. Ну а уж потом, для снятия греха с души и очистки совести сделать с прибыли благотворительные взносы.

Благотворительность – это тоже подход, есть необходимые инструменты и для этих целей – фонды пожертвований (donor-advised funds). DA-фонды представляют собой комбинацию благотворительного фонда и взаимного фонда. Взносы в такие фонды носят безотзывный характер и исключаются из налогооблагаемой базы инвесторов. Взносы могут быть сделаны не только денежными средствами, но и ценными бумагами, при этом инвестор освобождается также и от налога на прирост капитала. При желании инвестор может действовать анонимно. Одновременно со взносами каждый вкладчик может также определить куда и с какой периодичностью должна идти его помощь. Саккумулированные в фонде средства и доходы от управления распределяются через различные благотворительные организации, в частности Красный Крест. В последние годы DA-фонды демонстрируют значительную тенденцию роста: в период с 1995 г. по 1999 г. активы этих фондов возросли на 450% (!), как, впрочем, и сама благотворительность – если в 1995 г. благотворительные пожертвования составляли 1,7% ВВП США, то к концу 1999 г. они увеличились до 2,1% и составили $190 млрд. DA-фонды предлагают своим клиентам очень известные инвестиционные компании, в частности, Fidelity, Vanguard, Schwab. В 2000 г. компания Calvert Asset Management помимо SR-фондов предложила своим клиентам и DA-фонд.

Зачастую в адрес SR – фондов и их клиентов, избегающих инвестиций в военную промышленность, выдвигаются претензии в неуместном пацифизме, отсутствии патриотизма и раздаются призывы инвестировать в индустрию производства оружия, как метод защиты демократии и либеральных ценностей. Это достаточно серьезная позиция.

К ценным бумагам эмитентов из аэрокосмической и оборонной промышленности среди инвесторов особое отношение. Мнения профессионалов с Wall Street весьма поляризованы: эти ценные бумаги либо сильно любят, либо, наоборот, всячески избегают, причем по одной причине: этот сектор крайне волатилен и подвержен влиянию политической конъюнктуры. У частных инвесторов из числа особо патриотично настроенных и любящих острые ощущения они популярны. У институциональных инвесторов отношение к ним сдержанное – по оценкам MorningStar около 53% взаимных фондов акций имеют в своем портфеле акции таких эмитентов, но не более 10% акцентируют на них свое внимание и только один Fidelity Selected Defense&Aerospace Fund специализируется в этом секторе.

К вопросу об алкоголе стоит, ради справедливости, сказать, и про фонды, ориентированные исключительно на производителей вина. В июне 2001 г. газета International Herald Tribune сообщила о создании первого в мире взаимного фонда AWM Fine Wine Fund. Инициаторы этого фонда ранее организовали два closed-end фонда, специализирующихся на производителях из Бургундии, средняя доходность этих фондов составила 25% годовых, что и побудило их развивать этот бизнес, ориентируясь в качестве целевой аудитории как на коллекционеров вин, так и на профессиональных инвесторов.

Есть сторонники инвестирования в табачную промышленность. Так, взаимный фонд Kemper-Dreman Hight Return Equity Fund очень активно инвестирует в табачную промышленность, хотя портфельный менеджер сам не курит.

Есть и адепты, отстаивающие свободное право каждого умереть от рака легких, цирроза печени или огнестрельного ранения, о них пишет Кристофер Бакли4, но обсуждение такой позиции уже выходит за рамки рассматриваемой темы.

Ну, а мы что?

Как нам сейчас в России относится к этому типу инвестирования, как отнесется к нему бизнес, как отнесутся инвесторы?

По мере своих небольших возможностей автор попытался опросить своих коллег и знакомых относительно SR – инвестирования. И вот что он выяснил.

Среди трех знакомых ему лично американцев, живущих и работающих сейчас в России, автор сумел обсудить эту тему с двумя. Оба не имеют прямого отношения к инвестиционному бизнесу, поэтому были квалифицированы, как частные лица, высказывающие исключительно собственное непрофессиональное мнение. Один из них узнал об SR-инвестировании только в 80-х годах, сам предпочитает обычные, классические взаимные фонды, хотя с хорошим пониманием относится к SR-инструментам. Другой, что удивительно, оказался отлично знаком с такими инструментами, детально разбирается в различных социально-ориентированных индексах и пророчит этому направлению большое будущее, но лично инвестиционной деятельностью не занимается за отсутствием достаточных ресурсов. На настойчивый вопрос об искренности намерений инициаторов SR-бизнеса оба твердо ответили, что это - абсолютно серьезно.

Среди более многочисленных знакомых соотечественников подавляющее большинство уклонилось от прямого ответа. Один – профессиональный маркетолог сказал так: “Любой спрос может быть сформирован, а социальная значимость товара вполне может сократить расходы на формирование этого спроса”. И посоветовал почитать роман “Здесь курят”, я его прочитал и вам советую.

Двое знакомых ребят, держащих брокерскую контору, немного испугались: “А что, ФКЦБ такое постановление выпустила, чтобы мы все стали социально ориентированными?”

      • Нет такого постановления, просто у нас государство должно быть социально ориентированным, так в конституции записано.

 

      • Ну, ты, скажешь тоже, конституция. Помнишь, один на конституции клялся, а потом в августе 98-го такое учудил, мы до сих пор не можем восстановиться, а он по святым местам поломничествует. Так что, не нам, извини, быть святее Папы Римского. Но ты не горюй, хочешь с гонорара за эту статью мы тебе купим чего-нибудь социально значимого. И возьмем недорого, только попроси.

 

На этом опрос окончился, что с брокера возьмешь.

Ну а, все-таки, нужны ли нам такие инструменты, найдутся ли на них покупатели?

Убежден – найдутся. Что такое цивилизованный рынок ценных бумаг для инвестора, прежде всего частного? Считается, что это место, где властвуют страх и жадность, точнее вначале жадность, а уже потом страх. Конечно, заработать хотят все, и никто не хочет терять. Но это и место, где проявляется гражданская позиция, это и место, где высказывается отношение к политике государства, причем приток или отток средств с рынка гораздо ярче и беспристрастнее, чем политические выборы или социологические опросы, показывает действительное отношение электората к проводимой политике.

Очень характерный пример тому – рынок ценных бумаг США. События 11 сентября наложились на падающий рынок, но, тем не менее, он восстанавливается и здесь свою роль сыграло не только профессиональное антикризисное регулирование, но и социальная позиция внутренних инвесторов. Вот как определили эту позицию Рой Вейтц (Roy Weitz) ведущий сайта FundAlarm.com: “Начиная с 17 сентября, как только открылся рынок, я стал покупать, и я буду делать это пока рынок будет падать и пока у меня не кончатся деньги, я не планирую ничего продавать. Это единственное, чем я могу сейчас помочь стране. Я, кроме того, покупаю и потому, что считаю это правильным, так подсказывает мне весь мой опыт ”. Таким образом соединились и рыночная, и гражданская позиции. Что-то не припоминаю я призывов покупать в августе 1998 г., наверное, другой была гражданская позиция российских инвесторов…

Возвращаясь к потребности к социально значимым инструментам на отечественном рынке ценных бумаг, хочется высказать свое, совсем неоднозначное мнение, что наличие и широкая доступность таких инструментов в значительной степени увеличит привлекательность рынка и вызовет неподдельный интерес мелкого частного инвестора. Причем туда, где нет табака, водки и оружия, но есть товары для детей, дома, больницы, аптеки или школы, в первых рядах пойдут женщины, как наиболее мотивированные в социальном аспекте.

Такими инструментами заинтересуются, думается, не только российские женщины. Если пенсионная реформа пойдет так, как она сейчас задумывается, то в недалеком будущем каждому из нас придется принять решение о том, куда будет вкладываться накопительная часть отчислений в ПФР, и здесь вполне применимы результаты социологических опросов, проведенных в других странах.

Сейчас много говорят, что рост рейтинга России, вступление во Всемирную торговую организацию, признание ее страной с рыночной экономикой привлекут новый мощный приток иностранных инвестиций, и мы все станем счастливы. Но почему-то никто особо не озадачивается вопросом, куда нерезиденты будут инвестировать, считается, что емкость внутреннего рынка близка к бесконечности. Формально это так, но не стоит забывать, что придет и другой по качеству инвестор, более щепетильный и разборчивый, те же, например, пенсионные фонды, и станет интересоваться не только бухгалтерским балансом, исполненным по международным стандартам, и заключением аудитора из числа “большой пятерки”. Он может задавать вопросы и про то, что называется corporate social responsibility. И, представляется, что далеко не всегда сможет получить удовлетворяющий его ответ. Считается что панацеей будет следование любимому детищу ФКЦБ – Кодексу корпоративного поведения. Документ, безусловно, немаловажный, но социальные аспекты бизнеса там очерчены только поверхностно.

Напрашивается парадоксальный вывод: чем больше будет у нас социальности в экономике, тем больше капиталов можно будет привлечь!

Ну а можно ли реально сформировать из ценных бумаг российских эмитентов, обращающихся на открытом рынке, социально-ориентированный портфель, который мог бы стать предметом покупки за счет, например, гонорара за эту статью? Львиную долю первого эшелона рынка сейчас занимает сектор нефти и газа – в подавляющем большинстве случаев SR-фонды избегают этот сектор. Что касается других секторов, например, телекомов, пищевой и кондитерской промышленности, розничной торговли, финансового сектора, то среди них, теоретически, и могли бы найтись кандидаты, но ни аналитики, ни сами эмитенты не раскрывают информацию таким образом, чтобы можно было провести социальную селекцию компаний. Если же учесть, что одним из социальных критериев инвестирования является отказ эмитента от действий, связанных с уклонением от налогов, а ограничение при приеме на работу по возрастному признаку или безумная разница между компенсацией труда топ-менеджмента и рядовых работников являются общим местом, то можно априорно прийти к выводу о том, что реально на российском рынке ценных бумаг нет эмитентов, которыми бы заинтересовались SR-инвесторы. Так что, друзьям – брокерам вряд ли удастся на авторе заработать. Справедливости ради, однако, надо отметить, что на открытом рынке практически нет и эмитентов, связанных с табачным, алкогольным или оружейным производством.

Ну а кто бы взял на себя ответственность за создание такой формы инвестиционной деятельности и первым прошел по этому пути?

Если вернуться к началу истории, то стоит вспомнить, что инициаторами социального инвестирования стали церковные деятели. Нельзя отказать Русской православной церкви в недостатке опыта ведения бизнеса, она имеет многовековые деловые традиции, прерванные только во времена советской власти. Сейчас этот опыт восстановлен, РПЦ по праву относится к числу наиболее влиятельных лоббистов, но весь этот огромный потенциал по большей части направлен, как можно судить по возникающим скандальным публикациям, как раз на сделки с нефтью, табаком и алкоголем. Последнее направление деятельности – попытка контроля выдачи товарных знаков, эксплуатирующих религиозную тематику, а также участие в PR-акциях нефтяных гигантов. Хотя есть и примеры совершенно другого свойства, например, проект “Святой источник” - просто идеальный объект для SR-инвесторов. Плохо только, что такой список трудно продолжить. И это вызывает глубокое сожаление, ведь весь мировой опыт показывает: противоречие между инвестиционной деятельностью и моральными ценностями вполне разрешимо. Можно, оказывается, одновременно следовать рыночным вызовам и соблюдать Десять Заповедей. Можно жить достойной, честной жизнью, можно разумно и справедливо распоряжаться своими деньгами и не страдать от стяжательства.

Подведем итоги

Так, что же, все-таки, получила та женщина из Огайо за свои $1 000, выделенные из пенсии? С одной стороны ее инвестицию нельзя признать неудачной: по данным Lipper Inc. кумулятивный доход фонда PAX World Balanced за 30 лет составил 1 686%, т.е. ее деньги увеличились многократно. Однако, с другой стороны, в целом, сбалансированные фонды за этот период показали доходность 2 018%, т.е. она могла бы получить и больше. Но не получила. Если быть предельно точным, как это и принято в бизнесе, ее упущенная выгода составила ровно $3 320. Но, надо думать, максимизация дохода и не была ее инвестицонной целью. Просто это та цена, которую она заплатила за то, чтобы доказать, что деньги все-таки имеют запах.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?