Независимый бостонский альманах

ГОРОД ВЫМЕРШИХ ПОЭТОВ

21-03-2003

"В Политехническом опять звучат стихи…" - коллективный сборник поэтов-политехников. Томск, 2003 г., 104 стр. Составитель А. Казанцев. Тираж 315 экз.

Этот антилитературный Томск

И хотя разговор мы поведем о Томске, без сомнения, на его месте может оказаться любой другой провинциальный российский город.

В Томске вышел очередной сборник, очередной раз доказывающий, что литература в нашем городе есть, но вся она - не выше двадцати пяти.

Вопреки тому, что этот Сборник - очередная галочка в творческой биографии ее уважаемого составителя, первого литератора земли томской, вечного учителя молодых поэтов, он все же заслуживает отдельной рецензии. И вот почему. Вот уже долгие годы меня занимает вопрос: Почему на протяжении последних десяти, а то и пятнадцати лет ни один талантливый молодой поэт, каковых у нас превеликое множество, так и не стал зрелым и талантливым?

Может это происходит оттого, что в Томске напрочь отсутствует литературная среда, в том смысле, что более антилитературного города найти трудно - ибо общаться на литературную тему здесь решительно не с кем, а те один два действительно уважаемых литератора, сумевшие сохранить честь и достоинство, вопреки всем правилам, вынуждены были уйти в глубокое домашнее подполье, в которое никого не пускают. По-своему они правы. "Тишина" - стала одним из основных правил культурной жизни Томска.

Суицидальный сборник

"Кто кончил жизнь трагически,
Тот истинный поэт..."
(Владимир Высоцкий)

Томск - город провинциальный, город тупиковый и уж конечно город этапный для любого художника. Но особенность Томска в том, что если другие провинциальные города это с легкостью признают, то он - это вечная претензия на столичность, которая для многих художников оканчивается печально. И одно из последствий "звездного" комплекса этого города - это суицид, в последние годы пустивший глубокие корни особенно в среде творческих людей. Вывод на первый взгляд странный, не поддающийся логическому обоснованию, но при более глубинном рассмотрении самый что ни на есть закономерный. И даже рядовой "Сборник политехника" это замечательно иллюстрирует.

Согласно последнему докладу экспертов Всемирной организации здравоохранения, Россия заняла первое место в мире по числу самоубийств. Но никто еще не подсчитывал, каков процент среди окончивших жизнь по собственной воле творческих людей, - то есть, так называемой, совести нации, людей, несущих на себе главный крест переходного лихолетья. В особенности, если учитывать провинциальных поэтов, писателей, художников… И город-анклав Томск можно без сомнения считать одним из самых суицидальных городов - где с одной стороны сосредоточены сильнейшие в стране учебные заведения, выдающие нагора молодых людей с начальной степенью высшего образования, с другой, одна из самых мощных, а значит, антикультурных, бюрократическая система. Уж так здесь исторически повелось - и в этом смысле письмо Чехова, написанное из Томска сто лет назад злободневно и сегодня: "Боже мой, как богата Россия хорошими людьми! Если бы не холода, отнимающие у Сибири лето, и если бы не чиновники, развращающие народ, то Сибирь была бы богатейшей и счастливейшей землей".

Потому не удивительно, что несколько авторов "Сборника политехника", составленном преимущественно из стихотворений молодых поэтов, не дожили до его выхода. Почему? Ответ можно прочитать в стихах одного из поэтов-самоубийц, Павла Лобанова, - спасибо составителю сборника, что не побоялся включить в сборник весь его "суицидальный цикл". Павел, вслед за великими поэтами, пытался жить как писал, и потому по его творчеству нетрудно предугадать, какой итог его ожидал и что его к этому привело. Те же мотивы изобилуют и у других, пока еще здравствующих авторов сборника. Причем, можно с полной уверенностью сказать, что составитель и не думал специально отбирать именно суицидальные стихи, сегодня, и в этом городе они наиболее актуальны. Любопытно, что даже один из самых жизнерадостных томских актеров, Юра Татаренко, с прошлой недели ставший поэтом и уже оказавшийся в данном сборнике, восклицает: "Я прошу у вас самую малость, \ Научите, как не умирать".

Почему суицид, явный ли, как в случае с Павлом Лобановым, Максом Батуриным - вероятно, не случайно, самыми сильными томскими литераторами последнего десятилетия, или же суицид

тайный, как у большинства томских поэтов, так и не выдержавших экзамен на зрелость - становится естественным итогом творческой жизни? Ночи не спишь, думаешь: "Ну, почему?" Кто виноват? Где та граница из молодых в зрелые, которую не может сегодня преодолеть поэт? Впрочем, есть и исключение - заклеванная и оболганная здесь (продолжаемая очерняться и сегодня, см. последний номер альманаха СП Томских писателей "Сибирские Афины") и расцветшая в полную силу после отъезда, поэтесса Ольга Рычкова. Но она "умерла" для своего города, сменив среду и переехав в столицу (в этом случае, провинциальная среда, вытолкнувшая талантливого литератора, сделала хорошее дело). И надо сказать, что отъезд поэтессы, сделавшей литературу смыслом своей жизни, должно воспринимать как естественный шаг. В одном из последних интервью Виктор Астафьев, много помыкавшийся по провинции, сказал: "У всякого провинциального литератора наступает момент, когда ему нужно менять среду, иначе легко стать ущербной личностью." (журнал "Персона", 2002, № 9). Ольга Рычкова это вовремя поняла (см. интервью с ней в "Литературной России") и спасла себя как человека и как поэта, "эмигрировав" в большую литературу.

СП

Но для большинства томских поэтов, выросших из школьного возраста, это становится неразрешимой задачей. Рано или поздно они понимают, что здесь двигаться больше некуда, кроме как в заматеревший в доску местный СП.

Впрочем, осуждать серьезно членов Союза Писателей рука не поднимается, - участь у них незавидная. Достойных денег на литературу им давно не дают, поняв, что стоящих текстов они все равно не выдадут, поэтому они постепенно перестают заниматься малодоходной литературой, а сосредоточивают свои основные усилия на "культурной" грызне, борясь со всеми теми, кто посягает на их честь, достоинство и место - а уж это они умеют делать действительно профессионально. Так что сегодня борьба за место и стала единственным смыслом их жизни, во всяком случае для тех из них, чьи имена всплывают при упоминании о "томском СП". Посему даже самые наижелтейшие местные газеты объявили томским писателям негласный бойкот, перестав что-либо писать о деятельности писательской организации, а за одно и печатать их тексты (поэтому в городе сложилась уникальная ситуация: мы имеем более тридцати "дипломированных" литераторов, но только одного-двух из них раз в пол года печатают местные СМИ. Как сказал в приватной беседе редактор одной из газет, да простят мои учителя-филологи эту фразу: "Писать о них мы не будем, слишком много от них вони".

Без сомнения, тяжел крест провинциального литератора - власти их не читают, а значит и денег не дают (ныне действующий губернатор откровенно признался, что засыпает на второй странице любого томского писателя). Единственное, что можно добиться от власти, это получить звание Почетного жителя города, благо за этим не стоит никаких материальных вознаграждений - поэтому "почетными" стали становиться писатели, далеко не самые талантливые, но зато самые надоедливые.

Возможно я не прав в направленности своей критики, ведь альтернативы власти нет, как нет и в обозримом будущем не предвидится альтернативы нынешнему СП. Поэтому мы и должны быть благодарны двум нашим "главным" литераторам, которых никто давно не читает, но которые умеют создавать видимость своей, а значит и союзписательской деятельности, пусть хотя бы в городском пространстве.

А по сему спасибо и Б. Климычеву, возглавляющему, пусть и номинально, томское СП, особое спасибо А. Казанцеву экс-председателю СП (правда непонятно, кем избранному, см. статью С. Заплавного в "Литературной России" о его "выборах"), кующим не одно десятилетие молодых томских литераторов, публикующим коллективные сборники молодых с собственным неизменными напутствиями свои ежегодные раздутые книжки. Вот только очень хочется, чтобы кто-то из их молодых учеников все же стал талантливым и в зрелости, пусть вопреки желанию учителя, минуя петлю, вскрытие вен, выход из окна и прочие факты биографии, которыми заканчивается жизнь особо талантливых провинциальных литераторов.

P.S. Автор просит извинения у всех провинциальных литераторов, если они увидели в статье грубость в свой адрес или СП. Целью статьи было желание хоть как-то расшевелить застоявшуюся литературную атмосферу города, какой бы безнадёжной эта задача не казалась.(a_sotnikov@rambler.ru)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?