Независимый бостонский альманах

ЗАЩИТНИКИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА ИЛИ "АГЕНТЫ ГЛОБАЛИЗМА"

21-01-2004

[Продолжение, начало в 358 от 18 января 2004 г.]

На кого “работали” советские правозащитники?

Олег ПоповВ 1976 году, вскоре после подписания Советским Союзом, странами Европы, США и Канадой Хельсинкских Соглашений, в Москве, Киеве, Тбилиси, Вильнюсе и Ереване правозащитниками были созданы Группы по наблюдению за выполнением Советским Союзом Хельсинкских соглашений по правам человека. В эти группы вошли оставшиеся на свободе правозащитники “первого призыва” и новые правозащитники, в том числе и евреи-отказники. Хельсинкские группы, в основном, исполняли информационную и пропагандистскую работу: их документы отсылались в международные правозащитные организации и имели своей целью привлечь внимание западной общественности и западных правительств к фактам нарушения советскими властями Хельсинских соглашений.

К началу 80-х годов основными критериями успеха деятельности советских правозащитников, в частности, Хельсинкских групп, были уже не положительные изменения в правовой области и даже не степень распространения правозащитной информации среди населения СССР, а уровень осведомленности западных средств массовой информации, западной общественности и правительств о состоянии дел с правами человека в СССР. Добавлю, что вследствии их специфически экспортного” характера документы Хельсинских групп (в отличие от “Хроники Текущих Событий”) практически не распространялись в Самиздате и не имели хождения в СССР за пределами узкой группы правозащитников.

Надо сказать, что частые высказывания членов Московской Хельсинкской группы, в частности, Л.М. Алексеевой, что-де группа не преследовала никаких политических целей, а лишь действовала из чисто моральных и гуманитарных побуждений, лукавы и неубедительны. Члены группы прекрасно отдавали себе отчет в том, что систематически отсылая на Запад информацию о нарушениях прав человека и одновременно требуя от советских властей их прекратить, они ставят перед советским руководством заведомо невыполнимые требования. Тем более, что эти требования предъявлялись людьми, открыто аппелирующими к западным правительствам, чья цель - уничтожение политической, экономической и социальной системы, существующей в СССР.

Заявления Хельсинкских групп носили политический характер уже потому, что буквально “вынуждали” западные правительства на проведение политических, дипломатических и экономических санкций в отношении СССР. А это означает, что действия членов Московской Хельсинской группы (как и действия членов остальных советских Хельсинкских групп) объективно носили анти-государственный характер, независимо от того, осознавали это члены группы и была ли в УК РСФСР статья, по которой члены группы могли были быть привлечены к уголовной ответственности.

Автор этих строк в течение нескольких лет собирал и обрабатывал материалы для правозащитных неподцензурных изданий, таких как “Хроника Текущих Событий и журнал “В” (“Вести”); некоторые из материалов были положены в основу Документов Московской Хельсинкской группы. Он отвечает за правдивость и достоверность приведенных в документах фактов, однако, это обстоятельство не снимает с него политической ответственности за фактическое участие на стороне США в идеологической и пропагандистской войне с СССР.

Истинные же политические взляды и намерения правозащитников проявлялись сразу же, как только они оказывались на Западе. Например, эмигрировавший из СССР в 1980 году член “Московской Хельсинской группы” Ю.С. Ярым-Агаев и высланный на Запад в 1976 году правозащитник В.К. Буковский создали в 1984 году “под крышей” организации “Freedom House”, финансируемой американским правительством, организацию “Демократический Центр”. Цель этой “независимой” организации была явно политической – содействие установлению в СССР политической и социально-экономической системы западного типа. Нередко правозащитники по прибытию на Запад выступали на “Радио Свобода”, созданного в 1955 году Конгрессом США для ведения идеологической и пропагандистской войны против СССР. Mногие из них, как, например, Л.М. Алексеева, В.М. Тольц, Б.М. Шрагин, К.А. Любарский, Б.В. Ефимов, Ю.Л. Гендлер стали платными сотрудниками Радио “Свобода”, некоторые даже получили собственные программы.

Тем самым, они включились в “холодную” войну против советского государства на стороне США, что дезавуирует их заявления о неполитичности” их правозащитной деятельности. На этом фоне действительно патриотичным выглядит позиция правозащитника генерала П.Г. Григоренко, отказавшегося преподавать в Вест Пойнте, высшей военной академии США. Генерал Григоренко заявил: “Я не могу преподавать своему врагу: я советский - бывший советский – генерал”.

Так, что правозащитники безусловно внесли свой “вклад в дело разрушения советского государства, чем многие из них до сих пор гордятся. Однако, надо все же признать, что основной вклад в разрушение экономической, социальной и политической структур советского государства внесло само руководство страны, его политическая и “интеллектуальная элита. (Обсуждение этой темы выходит за пределы настоящей статьи).

В середине 60-х – начале 70-х годов свои письма и обращения правозащитники посылали советскому руководству, но одновременно они их запускали” и в Самиздат, дабы распространить их по всей стране. И единственным адресатом, о котором “думали” изготовители и распространители “Хроники текущих событий”, в том числе и автор этих строк, был наш соотечественник. Ни о западных корреспондентах, ни тем более о западных радиостанциях в те годы ни у меня, ни и у моих друзей и мысли не было. Но уже в середине 70-х годов, одной из основных форм деятельности правозащитников стала передача “правозащитной” информации на Запад - через западных корреспондентов и дипломатов, а от тех - на западные радиостанции. К тому времени различные западные “голоса” (Голос Америки, BBC, Радио “Свобода”, Немецкая волна, Голос Израиля) наладили оперативное оповещение советского радиослушателя не только об основных событиях в СССР и в мире, но и о нарушениях гражданских и политических прав человека в СССР, и их слушали миллионы людей в Советском Союзе.

Разумеется, правозащитники и диссиденты, включая автора этих строк, отдавали себе отчет в том, что факты о нарушениях прав человека в СССР серьезно подрывают “имидж” Советского Союза. Более того, именно к этому они и стремились. Однако, их это не смущало, поскольку они не отождествляли “коммунистическое государство с Россией, с народами Советского Союза. Помимо “гласности на экспорт”, для правозащитников были важны два результата их деятельности. Во-первых, они считали, что их собственный опыт явочным порядком реализовать права, декларированные Конституцией СССР, может послужить примером для остальных. Во-вторых, они полагали (не без оснований), что гласность может как-то помочь арестованным и незаконно осужденным по политическим мотивам (ослабить тюремный режим, сбавить лагерный срок, и т.д.).

В то же время, многие из правозащитников (в том числе и автор статьи) не очень задумывались над тем, как их деятельность по информированию “Запада” о нарушениях прав человека в СССР может быть использована во вред своей стране, своему народу. Что они, хотят того или нет, принимают участие в информационной и идеологической войне, которую США и государства стран НАТО ведут против СССР с начала 50-х годов. Что, в отличие от правозащитников, западные стратеги холодной и “горячей” войн не “отделяют” советское руководство от советского народа. Что, если американские ракеты полетят на СССР, то упадут они не на головы членов политбюро, а на головы советских людей в Челябинске и Красноярске, Москве и Ростове. Что Советский Союз для американского истеблишмента - это колониальная империя, угнетающая нерусские народы. Ведь не случайно в принятой в 1959 году Конгрессом США “Декларации о порабощенных народах” есть все народы Советского Союза, включая мистическую “Казакию”, кроме одного народа – русского.

Права человека и идеологическая война против СССР

Как пишут американские историки, вплоть до конца 60-х годов основным методом идеологической войны против СССР и стран Варшавского Пакта была “засылка советников, оборудования и денег на поддержку оппозиционных сил и организаций” в этих странах (David Lowe, “Idea to Reality: А Brief History of the National Endowment for Democracy”, www.ned.org ). Когда же выяснилось (и стало остоянием прессы), что в эту активность было вовлечено ЦРУ, президент США Л.Б. Джонсон приостановил ее. Вплоть до середины 70-х годов в Конгрессе и администрации Президента США шли поиски “новых методов и подходов в идеологическом соревновании” ( www.ned.org ) с Советским Союзом. Поначалу, власти и правящая элита США с настороженностью относились к советским правозащитникам, поскольку слова права человека” напоминали им об их собственных защитниках прав человека, human rights activists, возмутителей спокойствия 60-х годов. Однако, после подписания Хельсинкских соглашений и образования Хельсинкских групп, они увидели в пропаганде идей прав человека в СССР и странах Восточной Европы не только эффективное орудие в идеологической борьбе с Советским Союзом, но и инструмент его разрушения.

То, что было не постичь российским либералам и правозащитникам, мечтающим о “безбрежной”, “как у них”, свободе слова, собраний и т.п., было понятно русофобу и советологу З. Бжезинскому, советнику президента Д. Картера по национальной безопасности и стратегу идеологической войны против СССР. Хорошо изучив структуру и механизмы функционирования советской системы, он и его коллеги пришли к выводу, что “основные права человека - свобода слова, собраний, печати” могли бы стать тем инструментарием, с помощью которого можно было бы изнутри взломать систему партийного контроля над общественной жизнью в СССР, а вместе с ней и систему партократического руководства и контроля над всей политической и экономической жизнью страны.

Нельзя сказать, что диссиденты и правозащитники вообще не задумывались над возможностью распада Советского Союза, и даже ликвидации советской и российской государственности. Еще в 1968 году А.А. Амальрик в своей книге “Просуществует ли Советский Союз до 1984 года” пророчил коллапс” СССР в результате поражения в войне с Китаем. О возможности распада СССР на маленькие “бандитские” уделы предупреждал В.К. Буковский. Однако, вера в крепость коммунистического режима была настолько сильна, что практически никто в нашей стране не верил в реальность исчезновения СССР в обозримом будущем. Кроме того, ненависть к комунистической власти у диссидентов и правозащитников была столь велика, что некоторые даже приветствовали бы ликвидацию (изнутри или извне) советского государства, полагая, что стране и народу хуже от этого не будет. Как писал позднее А.А. Зиновьев, диссиденты “метили в коммунизм, а попали в Россию”.

Автору этих строк понадобилось несколько лет жизни в США, чтобы понять, что истинной целью идеологической войны было не улучшение состояния с правами человека в Советском Союзе, и даже не установление в СССР демократического и правового государства, а уничтожение или по крайней мере, ослабление геополитического соперника США, как бы он ни назывался - СССР или Россия.

  С приходом в США к власти администрации президента Д. Картера, объявившего защиту прав человека центральным элементом своей внешней политики, в стратегию “борьбы с коммунизмом” был включен пункт о поддержке борьбы за права человека в СССР и странах Восточной Европы. В 1977 году, вскоре после создания в Москве и других городах СССР Хельсинкских групп, в Нью Йорке, США, был образован Комитет по наблюдению за выполнением Советским Союзом Хельсинкских Соглашений (Helsinki Watch Committee). У его истоков стояли известный либеральный американский издатель Роберт Л. Бернштейн (Robert L. Bernstein), тогдашний председатель Американского Еврейского Комитета и представитель США в ООН Артур Гольдберг (Arthur Goldberg), и руководство одного из крупнейших американских благотворительных фондов Ford Foundation. Задача Комитета - собирать информацию о нарушениях прав человека в СССР, доводить ее до сведения американского правительства, американской общественности и международных организаций и институтов, в первую очередь ООН, требовать от американского правительства и Конгресса принятия “соответствующих” мер против Советского Союза.

Со временем деятельность комитета расширилась и вышла за пределы Европы, что привело к “отпочкованию” от Helsinki Watch Committee нескольких “автономных” организаций, работающих под “крышей” Human Rights Watch, и следящими за состоянием с правами человека на Ближнем Востоке, в Азии, Африке, Америке, а также занимающимися проблемами пыток и вопросами женского равноправия.

Чтобы дать представление о “конечных” целях Human Rights Watch и тех, кто ее финансирует, я прицитирую ее бессменного руководителя Роберта Бернштейна, хозяина одного из крупнейших издательских домов Рэндом Хауз (Random House): “У нас есть уникальная возможность построить международную систему правосудия для наиболее злостных нарушителей прав человека. Однако, эта возможность не будет должным образом использована, если главные мировые державы не арестуют виновных в военных преступлениях, геноциде и преступлениях против человечности” ( www.hrw.org ). Как можно видеть из приведенной цитаты, руководитель американской негосударственной частной организации рассматривает ее, как часть наднациональной и надгосударственной системы.

Что же касается самой “международной системы”, то методы ее “работы” были не так давно продемонстрированы в Югославии. Сначала в течение нескольких лет шла массированная антисербская пропаганда, сопровождаемая формированием в Сербии (в основном, на американские деньги) 5-й колонны, включавшей в себя и правозащитные организации. Затем - вооруженная агрессия стран НАТО против Сербии, с последующей оккупацией Косово. И в завершении подготовленный и оплаченный американской администрацией путч с установлением в Сербии про-западного правительства. Основным “частным” донором пропагандистской компании против Югославии был биржевый спекулянт-миллиардер, филантропист Дж. Сорос. Он же - основной донор HRW.

Стоит упомянуть и образованную в 1983 году Конгрессом США “квазиавтономную” организацию National Endowment for Democracy (NED), миссией которой стало оказание “помощи всем, кто борется за свободу и самоуправление” ( www.ned.org ) в Странах Восточной Европы и СССР. В настоящее время NED занимается лишь финансированием правозащитных организаций и неправительственных организаций (НПО) в этих странах, в том числе и через различные “дочерние” фонды.

Важную роль НПО в идеологической войне, продолжающейся и по сей день, признают и сами правозащитники. Вот, что пишет об этом член Координационного совета Союза Комитетов солдатских матерей И.Н. Куклина: Идеологическая борьба между двумя силовыми полюсами приводила... к появлению целого поколения зарубежных НПО, занимавшихся правами человека в соцстранах... В условиях, когда эти НПО могли опираться на постоянно совершенствующуюся легальную систему государственной поддержки, это означало, что их деятельность по сути являлась продолжением государственной политики в области защиты прав человека, продолжением борьбы двух идеологий”. (Правозащитник, #1, 2000 г.).

Эти и другие многочисленные примеры указывают на то, что никогда и не скрывалось на Западе: правящие элиты и руководство западных стран, в первую очередь, США, обратились к “правам человека”, как к эффективному оружию в идеологической борьбе против СССР. Советское же пропаганда, не приученная к дискуссиям “на равных”, ничего не могла противопоставить западной пропаганде, кроме голого отрицания фактов нарушений прав человека в СССР. В результате, она начисто проиграла Западу войну за “умы и души советских людей.
Российская же прозападная либеральная интеллигенция, в течение двух десятилетий воспитывавшаяся на западных “голосах”, воспринимала информационно-идеологические успехи западной пропаганды, как яркое подтверждение морального и политического превосходства США и стран Запада над Советским Союзом. И если еще в 1966-72 году среди правозащитников и образованного сословия находились те, кто осуждал США за войну во Вьетнаме, то к началу 80-х годов любая военная акция США (напр. в Гренаде 1983 г.) расценивалась российской либеральной интеллигенцией как вынужденная, но необходимая мера против “коммунистической экспансии”.

В то же время, все внешнеполитические акции советского руководства рассматривались ею сквозь призму противоборства “свободного Запада с “тоталитарным” Советским Союзом. Такие понятия, как национальные интересы, целостность страны, национальное достоинство, патриотический долг - воспринимались в либеральных кругах (в основном, столичных) как атрибуты коммунистической и великодержавной идеологии. И так же, как в 1904 году значительная часть российского либерального общества желала поражения русской армии в Японской войне, так и советская либеральная про-западная интеллигенция в 80-е годы ХХ века желала поражения советской армии в Афганистане.

Что же касается правозащитников, то самый “непримиримый борец за права человека 60-70-х годов В.К. Буковский собирался из российских военнопленных в Афганистане создавать отряды для вооруженной борьбы с Советской Армией.

Правозащита в условиях политической свободы

Когда М.С. Горбачев устранил партаппаратный контроль над средствами массовой инфорамации и “дал” народу свободу слова, собраний, ассоциаций, эмиграции, а затем “разрешил” и многопартийность - он не только выполнил основные требования диссидентов и таким образом ликвидировал диссидентство как социальное и политическое явление, он также лишил правозащиту ее политического смысла и характера. Правозащита в горбачевском Советском Союзе, а затем и в Российской Федерации стала вполне легальной деятельностью, а правозащитники превратились во вполне респектабельных граждан, да к тому же имеющих контакты и связи с “прогрессивным” Западом, слиться” с которым тогда рвались многие.
И сейчас, по мере того, как в России создается правовое государство, функции правозащитников переходят от “морального противостояния” государству, к рутинному и лишенному романтической окраски контролю над деятельностью государственных институтов. Иными словами, правозащитники в России становятся профессиональными наблюдателями над соблюдением законов, а не “рыцарями справедливости” и подпольными журналистами, кем они были “при Советах”.

Начиная с конца 80-х годов на деньги Дж. Сороса, поставившего своей целью создание в Советском Союзе (и странах Восточной Европы) независимой и неконтролируемой от государства инфраструктуры из “ячеек открытого общества”, а также на гранты благотворительных фондов, в основном, американских - Ford Foundation, MacArthur Foundation, National Endowment for Democracy, USAID, и других - по всей России стали создаваться правозащитные группы, проводящие т.н. “правозащитный мониторинг”. Сегодня около 90 таких организаций, сформированных практически в каждом российском регионе, образуют “Сеть Правозащитного Мониторинга”, которая координируется, если не руководится, - Московской Хельсинской группой.

Основные направления работы российских правозащитников таковы:

  • - нарушения прав военнослужащих в армии (дедовщина; несчастные случаи; использование солдат не по назначению, и т.п.)
  • - юридические аспекты альтернативной службы в армии и консультации молодежи призывного возраста на предмет избежания военной службы;
  • - мониторинг ситуации с чеченскими беженцами в Ингушетии;
  • - нарушения прав человека российскими властями и силовыми структурами в зоне “анти-террористической” операции в Чечне;
  • - нарушения прав этнических меньшинств; “антисемитизм”;
  • - издевательства и избиения заключенных в тюрьмах;
  • - вмешательство государства в работу средств массовой информации; нарушения права на свободу слова в прессе и ТВ.
  • - атака на олигархический капитал; “избирательное” преследование руководителей крупного бизнеса (дела руководства ЮКОСа и Менатепа
  • - М. Ходорковского, В. Шахновского, П. Лебедева, Л. Невзлина и др. олигархов);
  • - “шпионские” дела ученых и журналистов (Сутягина, Бабкина и др,)
  • Словом, работы у правозащитников – край непочатый. Однако, “прошлое довлеет над настоящим”, и правозащитное и политическое прошлое правозащитников не позволило им оставаться в стороне от политических процессов в Российской Федерации. Чтобы понять их действия и позиции следует более подробно рассмотреть их идеологические установки.

(Oкончание следует)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?