Независимый бостонский альманах

ГАУСС ПРОТИВ ИЗБРАННОГО НАРОДА

22-01-2004

[ Продолжение. Начало в 357 от 11 января 2004 г.

Итак, представим себе некую абстрактную страну С в которой проживают лишь два народа: народ А, численностью в 100 млн. человек и народ В численностью в 1 млн. человек. Население страны С таким образом составляет 101 млн. человек. (Во всех рассуждениях в данной статье мы для простоты рассматриваем лишь взрослое, трудоспособное, экономически активное население).

Предположим, некий вдумчивый иностранный социолог-антрополог-этнограф, живописующий быт, нравы и национальные особенности страны С открыл следующую характерную диспропорцию: народ В представлен непропорционально высоко в элитных сферах науки, искусства, технологии и т.п. по сравнению с народом А. Предположим, наш социолог выявил по ряду обьективных показателей 10 тыс. человек, входящих в высшую научную, культурную и технологическую элиту страны С (в дальнейшем -- элиту) -- её наиболее выдающихся ученых, изобретателей, композиторов, кардиохирургов, авиаконструкторов, виолончелистов и т.д. Проанализировав национальный состав элиты, наш социолог, к своему изумлению, выяснил, что 1 тыс. представителей элиты (т.е. 10%) составляют представители народа В.

Исходя из того, что народ В составляет менее 1% от общего населения страны С, но на 10% представлен в ее элите, может ли наш социолог делать предположения об относительной "талантливости" народов А и В?

Как было показано в первой части статьи, безусловно, не может: сама высшая элита составляет лишь ничтожную часть от общей численности как народа А, так и народа В. Любые научно-обоснованные гипотезы об относительной талантливости должны принимать во внимание средних, типичных представителей обоих народов. Элита, по определению, типичной не является.

Очевидно, любые научно-обоснованные попытки анализа наблюдаемой диспропорции в национальном составе элиты не могут не принимать во внимание статистику вошедших в ту или иную сферу деятельности. Предположим, что замеченная нашим социологом диспропорция характерна также и для некой конкретной области, к примеру, пчеловодства. Предположим, что в пчеловодстве из 1000 человек вошедших в данную область, согласно Гауссову распределению, 0.1% достигает уровня "доктор пчеловодства". Это означает, что на 10 тыс. пчеловодов статистически придется 10 "докторов пчеловодства". Если выяснится, что по-каким либо культурно-историческим причинам (национальные традиции и т.п.) представители народа В непропорционально высоко представлены среди пчеловодов вообще (скажем, из 10 пчеловодов в среднем один -- представитель народа В), то отмеченная нашим социологом диспропорция не только естественна но и статистически закономерна: национальное распределение среди "выдающихся" представителей в некой сфере деятельности мало отличается от национального распределения среди всех вошедших в данную сферу деятельности.

Применяя такую же схему рассуждений в отношении на этот раз не пчеловодства, а всей элиты, придем к выводу, что наблюдаемую диспропорцию невозможно ни обьяснить ни даже проанализировать не учитывая национальный состав всех вошедших во все указанные сферы деятельности (которые для простоты будем именновать интеллектуальными). Таким образом, если наш социолог проанализирует национальный состав всех, скажем, 5 млн. интеллектуалов страны С и обнаружит, что примерно 500 тыс. из них составляют представители народа В, то описанную выше диспропорцию среди высшей элиты не нужно никак обьяснять: она уже обьяснена непропорциональным представительством народа В среди всех интеллектуалов.

Однако немедленно напрашивается следующий вопрос: не обьясняется ли само непропорциональное представительство народа В в интеллектуальной сфере его относительной талантливостью по сравнению с народом А?

Прежде чем пытаться сформулировать ответ на данный вопрос, рассмотрим сперва другой -- казалось бы абстрактный -- вопрос о том, чем отличается отдельно взятый человек в своем выборе сферы деятельности от населения страны в целом.

Экономике любой страны (а тем более, большой и в значительной мере самодостаточной) “требуются самые разнообразные профессии и сферы деятельности. “Требуются” употреблено здесь в переносном смысле, поскольку (в отличие от объявлений “Детскому Саду №25 требуется повариха” здесь трудно идентифицировать субъект “требования”. Однако очевидно, что по какому бы принципу не была бы организована экономика страны С (по рыночному ли, командно-административному ли), неизбежно будут существовать механизмы поощрения и ограничения, позволяющие говорить что, например, есть острая потребность в поварах детских садов либо есть некоторый избыток программистов, или что стать шофером грузовика легче, чем авиапилотом. Понятно, что баланс спроса и предложения на рынке труда весьма динамичен – для наших целей в данный момент это неважно, а важно лишь то, что в некий момент Т в стране С есть (т.е. участвуют в рынке труда по данной специальности), скажем, 200 тыс. юристов, 2 млн. шахтеров, и т.д.

В то же время, каждый отдельный человек вправе выбирать себе профессию и род занятий по душе в соответствии со своей мотивацией, вызванной экономическими, культурными и др. предпочтениями, -- однако в целом на экономике страны С это мало отразиться. Например, если гр-н Х выбрал профессию учителя и стал им, некий гр-н Y, возможно, станет бухгалтером и т.д. Если в экономике страны С “оптимально существуют 2 млн. рабочих мест для шахтеров, реальное количество шахтеров будет достаточно близко к этому числу, но кто именно войдет в эти 2 млн. в значительной степени зависит как от внутренней мотивации (как положительной так и отрицательной) каждого гражданина, так и возможностью для участия в других сферах деятельности.

То есть, у индивидуума в значительной степени есть выбор профессионального пути, в зависимости от его мотивации. Распределение же профессий среди общества в целом же в весьма малой степени зависит от наклонностей индивидуума, оно зависит лишь от упомянутых выше механизмов поощрения и ограничения.

Теперь перенесем эту цепь рассуждений с индивидуума на некую группу с общей или похожей мотивацией. Обратим внимание на следующее: чем меньше группа в процентном отношении по отношению к обществу в целом, тем больше она может себе позволить вести себя как индивидуум (доминирующие в группе пристрастия и предпочтения мало изменят распределение в целом по обществу). С другой стороны, чем больше удельный вес группы по отношению к обществу в целом, тем более ее профессиональные распределения соответствуют таковым в обществе в целом.

Народ В, чей удельный вес в стране С менее 1%, может “позволить себе” сильную мотивацию обусловленную, например, традициями и культурно-историческими причинами, толкающую его непропорционально (по отношению к обществу в целом) “входить” в интеллектуальную сферу. Народ А же, в силу своего колоссального удельного веса (более 99%) по отношению к обществу в целом, заметных диспропорций (по отношению к обществу в целом) позволить себе не может – народ А и есть в огромной степени общество в целом.

Народ В “может себе позволить” непропорционально высокое представительство в интеллектуальной сфере лишь потому, что имеет непропорционально низкое представительство в других сферах, скажем, животноводства или уборки мусора. Самодостаточное общество в целом по определению себе таких диспропорций позволить не может.

Если бы удельный вес народа В был не 1% а, скажем, 10% то безусловно любые диспропорции были бы сглажены по сравнению и с обществом в целом, и с народом А, ни такой сильной мотивации не могло бы быть.

Чем выше удельный вес некой группы, тем она “аморфней”. Чем ниже, тем более она напоминает индивидуума в том плане, что может позволить себе сильную мотивацию и предпочтения в плане выбора того или иного вида деятельности.

Таким образом, простое, рациональное объяснение непропорционально высокого числа “докторов наук” -- представителей народа В сводится к следующему:

  • Народ В имеет крошечный удельный вес (менее 1%) среди общего населения страны С

  • Народ В, в силу ряда культурно-исторических факторов и национальных традиций имеет более высокую мотивацию в отношении интеллектуальной сферы, чем в среднем по стране

  • Следовательно, в силу (1) и (2), народ В непропорционально представлен в интеллектуальной сфере

  • Следовательно (поскольку все распределяется по гауссиане) – число выдающихся” интеллектуалов, т.е. элиты так же непропорционально по отношению к обществу в целом

Обратим внимание на следующее:

  • (а) цепь рассуждений (1)-(4) никак не принимает во внимание более высокую одаренность народа В, лишь его малую численность и высокую мотивацию
  • (б) поскольку можно предположить, что вероятность вхождения в ту или иную сферу деятельности выше, если эта сфера деятельности уже представлена в семье (например, некий юноша, обдумывающий житие, имеет большую вероятность выбрать профессию физика если у него отец-физик или дядя-физик, чем при отсутствии такой профессии в семье), то более сильная мотивация в (2) будет закрепляться и усиливаться, тем самым увеличивая диспропорции (3) и (4)
  • (в) данное объяснение работает при соблюдении (1) и (2) незавимо, кто понимается что понимается под народами А и В, страной С и т.д. и какова природа их мотивации -- если подавляющее преобладание численности А по отношению к В соблюдено. Например, в Соединенных Штатах Америки выходцы из Индии, Китая и Кореи по ряду культурно-исторических причин имеют чрезвычайно высокую мотивацию, но по-прежнему остаются в подавляющем меньшинстве; это объясняет то обстаятельство, что их представительство в интеллектуальной сфере в целом и в элите в частности непропорционально высоко. В городе Нью-Йорке же, к примеру, проживает очень высокий процент евреев и их часто можно увидеть в профессиональных областях, которые считаются не свойственными им, например среди пожарников, полицейских, водителей грузовиков и др.
  • (г) небольшие страны, высоко интегрированные в мировую экономику могут себе позволить преобладание интеллектуальной сферы в силу высокой специализации и ориентации на экспорт. Большие страны такой диспропорции себе позволить не могут. Например, в Швейцарии значительно больший процент населения занят в финансовой сфере, в Израиле – в high tech, и т.д. – чем в США, хотя сами эти области развиты в США не менее, чем в этих странах. Такие небольшие специализированные страны гораздо менее испытывают конкуренцию внутри общества за право участия в интеллектуальной сфере, чем, скажем, огромная и более самодостаточная Россия.
  • (д) важно отметить, что разделение населения страны С вполне может производиться и по другим признакам, не этническим, если эти признаки устойчивы и выделенному таким способом меньшинству соответствует высокая мотивация; примером могут послужить некоторые религиозные меньшинства.
Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?