Независимый бостонский альманах

СОВЕТСКИЕ ЕВРЕИ И Я, или "50 ЛЕТ ВМЕСТЕ И РАЗДЕЛЬНО"

27-01-2004

Уважаемый Валентин Иванов!

С интересом прочел все Ваши статьи в альманахе и записи в Гостевой книге. В статье ^Местечковый расизм^ Вами рассматривались термины: ^еврей^, ^этнический еврей^, ^иудей^, ^антисемитизм^, ^сионизм^, ^избранный народ^. Но, коль скоро большинство читателей и дискуссантов – это либо выходцы из СССР, либо живущие в нынешней России, то как мне представляется, Вы в своих рассуждениях пропустили и не проанализировали исключительно важное, на мой взгляд, понятие СОВЕТСКИЙ ЕВРЕЙ. А советских евреев было в СССР три миллиона человек, и как мне представляется, между понятиями ^еврей^ и ^советский еврей^, как говорят в Одессе, две большие разнизцы. Отсутствие анализа понятия ^советский еврей^ в Вашей статье считаю значительным упущением, и попытаюсь это восполнить ниже.

Родился в еврейской семье и помню себя с трех лет, живущим в Киеве с бабушкой, дедушкой и дядей, братом матери. Вокруг меня говорили исключительно на русском языке. Мой дядя, профессор-электрик, как я узнал позднее, помимо русского и украинского, владел также немецким, английским и французским языками. Так что, очевидно, не гены, а вот такая обстановка в самом раннем периоде детства (до 5 лет), определили все мое внутреннее будущее: в течение всей моей жизни я никогда себя евреем ВНУТРИ не ощущал. В пятилетнем возрасте моя мать увезла меня в Ленинград, и вся моя дальнейшая жизнь сложилась так, что примерно до двадцатилетнего возраста никаких контактов с евреями, кроме моей матери и ее двух сестер, у меня не было. Родственников у нас в Ленинграде не было и друзей-евреев тоже не было.

Я рано образовался и с восьми лет уже запоем читал писателей-классиков. С восьми лет начал читать газеты. С большим интересом прочел все газеты о процессах 1937-го, и уже тогда позволил себе многому не поверить. В двенадцатилетнем возрасте в эвакуации я задавал вопросы о Троцком и др. подобных работавшим возле нашего дома стройбатовцам-интеллигентам, пригнанным из Бессарабии, и думаю, что в результате их ответов я в дальнейшей моей жизни стал отрицательно относиться ко всему советскому, включая литературу и музыку, к которой я пристрастился также с восьми лет. Поэтому я так никогда и не стал советским, так как чувствовал и видел ложь абсолютно во всем. А когда через много лет я прочел эссе А. Солженицына “Жить не по лжи!”, я был на седьмом небе от удовольствия, потому что ^жить не по лжи^ для меня всегда было главным жизненным правилом.

Таким образом к двадцати пяти годам я оказался и неевреем (внутри) и несоветским. Я был всегда индивидуалистом и постоянно находился в конфликте с обществом. В институте меня случайно не исключили из комсомола, а на нижнетагильском заводе, где я работал после института – исключили вплоть до райкома, но горком меня восстановил. Попав на завод молодым специалистом, инженером по изготовлению снарядных болванок, я вскоре определил свое жизненное кредо для работы и всегда ему следовал: в рабочем процессе, который мне надлежало выполнять, я старался использовать только свои собственные мозги, пунктуально выполнять все требования производственных инструкций и т. п. А когда я уверился в своих силах, то для достижения результатов мне часто приходилось двигаться против течения, либо идти напролом. Технари на заводе относились ко мне прекрасно и даже выдвигали на лучшего инженера (из трехсот), но партийцы не допустили. Они, очевидно, что-то чувствовали и почти всю мою производственную карьеру меня ^преследовали^ (но, естественно, не за еврейское происхождение).

Несмотря на то, что написано в начале моего повествования, что внутри себя я евреем не чувствовал, я никогда от своего еврейства не отказывался и оставался евреем при контактах как с русскими, так и с евреями. Примерно с семнадцатилетнего возраста у меня было много друзей среди русских и среди евреев. Я сторонник государства Израиль и желаю ему победить всех врагов, но жить в нем никогда бы не стал из-за своего отрицательного отношения к социализму, а Израиль – социалистическая страна. Также Израиль меня не привлекает из-за запрещения исполнять музыку Вагнера. Запрет этот считаю фашистским.

Теперь перехожу к главному вопросу и постараюсь изложить свои собственные представления о СОВЕТСКОМ ЕВРЕЙСТВЕ и СОВЕТСКИХ ЕВРЕЯХ. Мои представления основываются на моих собственных наблюдениях за пятидесятилетний период 1953-2003, или ^50 лет вместе и раздельно^. Если принять численность советских евреев в СССР за 3000000, то все мои последующие рассуждения будут относиться к 90% от этой цифры, или к 2700000, ну а оставшиеся 10% или 300000 – ко всякого рода исключениям.

СОВЕТСКОЕ ЕВРЕЙСТВО – это КЛАСС, постепенно образовавшийся после Октябрьского переворота, в основном, из этнических евреев России, Украины и Белорусси, и окончательно оформившийся к середине ХХ столетия. Коммунистическая банда своим ^воспитанием^ полностью изменила психологию этих людей, приведя всех к одному знаменателю. В результате советские евреи – это вовсе не евреи в мировом понимании. К примеру, между советскими и американскими евреями нет ничего общего ни по характеру, ни по поведению.

Американские евреи – дипломаты, а советские евреи , как и все советские люди, сначала говорят, а думают потом.

СОВЕТСКОЕ ЕВРЕЙСТВО – это не народ, а часть СОВЕТСКОГО НАРОДА с особенностями, которые можно и следует характеризовать как классовые: проживание в крупнейших городах, тяготение к умственному труду, обособленность в проживании от представителей классов рабочих и колхозного крестьянства и полупрезрительное отношение к этим классам.

Общие характерные черты СОВЕТСКОГО ЕВРЕЙСТВА:

  • -Советскость. Принятие советского строя и советской системы, образовавшихся после Октябрьского переворота и служение им верой и правдой. (Как я уже писал прежде, те, кто вобрал в себя СОВЕТЧИНУ, евреи или неевреи, от этой стойкой заразы никогда избавиться не смогут. Из евреев советчина вытравила их национальные черты и особенности).
  • -Принятие русско-советского языка для общения в быту и полный отказ от использования еврейского языка (идиш).
  • -Антирелигиозность и полное незнание Торы, Талмуда и Библии. Избранным народом советские евреи никогда себя не заявляли. Никакого интереса к сионизму у советских евреев не было, но когда открылись возможности переселения в другие страны советские евреи часто на этом спекулировали.

Специфические черты СОВЕТСКИХ ЕВРЕЕВ:

  • -Отношение к антисемитизму. Квалификация многих проявлений отношения к советским евреям как антисемитских, хотя, в действительности, они таковыми не являются. Так государственного антисемитизма в стране НИКОГДА не было, даже в сталинские времена.
    По ^делу врачей^ еще последнего слова не сказано. Я считаю, что ^дело^ это было не сталинским, а антисталинским, а потому и не антисемитским, а бандитским. ^Дело ЕАК^ – это дело политическое, а не антисемитское. Полагаю, что члены ЕАК за 30 лет советской власти так и не набрались ума, чтобы понимать, что можно делать в стране, управляемой палачами, а чего нельзя. Мне известны также случаи спекуляции советских евреев на проблемах антисемитизма.
    Для советских евреев характерно болезненное отношение к “Русофобии” Шафаревича как к антисемитской книге, хотя она таковой не является, поскольку направлена не против евреев, а в защиту русских. В книге много неприятного для евреев, но написана она достаточно объективно. Но вот критика на нее была откровенно фашистской (Ефим Эткинд, 1989).
  • -Отношение советских евреев к А. Солженицыну также восторженным никогда не было, советские евреи всегда были на стороне властей. На стороне властей они были и во время процессов Даниэля-Синявского, а также травли Пастернака. О процессе Иосифа Бродского мало кому было известно. Те, кто знал о процессе, считали его антисемитским.
  • -Ограниченный интерес к русской культуре. Интерес к советской литертуре и советским газетам. Незначительный интерес к классической литературе. Наибольший интерес к любым комедийным представлениям низкого пошиба. Интерес к классической музыке – в основном, у профессионалов и с профессиональными ограничениями.
  • -Карьеризм в рабочих условиях и беспринципное поведение при принятии важных решений. Проявление упрямства в мелочах. Тяготение к вступлению в ряды КПСС. Упорство и настойчивость в достижении личных целей.
  • -Наличие крепкого практического ума, способного продуктивно выполнять однотипные задания. Инициативные ограничения. Неспособность выполнять сложные разнохарактерные работы в одной и той же области. Наличие высоких умственных способностей НЕ является типичной чертой советских евреев и подобные индивидуумы встречаются лишь за пределами рассматриваемых 90%.
  • -Ложь. После тридцатипятилетниего периода ^воспитания^ советского народа бандитской властью с ежедневной агрессивной пропагандой ЛЖИ советские евреи показали, что обладают наивысшей способностью ко лжи в сферах общественной и производственной и лгут с исключительной легкостью даже тогда, когда во лжи нет осoбой необходимости. Советскими евреями написано огромное количество лживых книг и статей критического направления на литературные и музыкальные темы, а также на темы, связанные с филисофией, экономикой и политикой. Абсолютно лживыми следует считать некоторые жизненные правила, установленные советскими евреями, такие как ^ученым можешь ты не быть, а кандидатом быть обязан^, или требование соблюдения ^правил игры^.
    Заслуживает внимания пример глобальной экономической лжи в промышленности, осуществлявшийся советскими евреями на протяжении многих лет. Известно, что советские евреи-экономисты были отличными выбивателями премий от вышестоящих органов. Поэтому почти на каждом предприятии в СССР ответственными за премирование были евреи, занимавшие должности, в зависимости от размера предприятия, либо заместителя директора, либо заместителя главного инженера, либо главного экономиста, либо начальника планового отдела. Главным показателем для получения премий был рост производительности труда за премиальный период, который, в основном, обеспечивался необоснованным повышением цен на выпускаемую продукцию.

Примеры из моего общения с советскими евреями.

Хочу подчеркнуть, что мое отношение к советским евреям всегда было критическим, но НИКОГДА не было враждебным. Считаю, что многие отмечаемые мною отрицательные поведенческие моменты советских евреев связаны не с их еврейством, которое они постепенно утратили, а с их советскостью, и восходят к ленинской банде, после переворота постаравшейся превратить всех жителей страны в подонков и подлецов. К сожалению, этнические евреи, из которых образовался класс советских евреев, оказались легко восприимчивыми к усвоению коммунистической идеологической античеловеческой гнуси и в течение 30-ти лет почти полностью утратили свои национальные черты.

  1. -В институте, где я учился, комсомольский босс вызвал меня для пропесочивания, после чего мне влепили строгача. Босс этот, советский еврей, в беседе старался показать, какой я плохой, а он – какой хороший и умный. Через несколько лет мне рассказали историю с ним.
    Было очередное снижение цен, и этот мудак выступал по этому поводу. В частности, восхваляя партию, он сказал про снижение: ^ Говорят, что мало, но обратимся к цифрам…^.
    И вот за ^говорят, что мало^, его изгнали с работы, он получил волчий билет и 60 организаций отказали ему в работе. В конце-концов, он, конечно, устроился, но я полагаю, что в дальнейшем он вполне мог рассказывать другим эту историю, обвиняя власти в государственном антисемитизме, хотя пострадал из-за собственной глупости.
  2. -На заводе, где я работал, меня и других молодых ребят заставили помогать в день выборов.
    Мы позволили себе опоздать на полчаса. И один из боссов, не самый главный, но советский еврей, стал на нас орать, в то время как ни один из более высокого начальства никаких замечаний нам не сделал.
  3. -После завода я поступил на работу в один из ленинградских проектных институтов, в котором было засилье советских евреев. И мне довольно много приходилось работать в их подчинении. Они как правило обращались со мной, считая за своего, фамильярно и часто, невзначай, оскорбляли меня. Но я был своевольный, инициативный и не стеснялся высказывать свое собственное мнение. На это они обычно говорили: ^вы только не вздумайте сказать это начальнику отдела^, т.е. старались не допустить моего непосредственного контакта с начальником технологического отдела, в котором я работал инженером по проектированию механических цехов машиностроительных заводов. А дело было простое: после первых моих контактов с руководителями, советскими евреями, они начинали понимать, что как специалист я значительно сильнее их и начинали придираться ко мне по мелочам. Однажды по одному из проектов для обоснования временных затрат на механическую обработку деталей нужно было составить довольно много технологических карт с указанием времени обработки по операциям.
    Я быстро сделал все необходимые расчеты, но сдать карты руководителю оказалось не так просто. Бесконечные дурацкие придирки и требования переделок, не влияющих на итоги. За 5 дней мой руководитель, советский еврей, принял у меня всего лишь 5 карт и еще 10 оставалось. И вдруг, внезапно, моего руководителя переводят в другой отдел, и я с оставшимися 10-ю картами иду к русскому руководителю, которого оставили, вместо ушедшего советского еврея, немного побаиваясь, так как тот мне не симпатизировал. И о чудо! Через 10 минут я от него ухожу с подписанными 10-ю картами. И еще одно обстоятельство: после моего ^избавления^ от руководителя, советского еврея, русское начальство повышает меня в должности и три раза в течение года повышает мне оклад, а до этого советские евреи руководители мне его не повышали в течение трех лет, а когда я спрашивал ^почему^, то просили на повышение оклада писать заявление, что я делать отказывался.
  4. - После 4-х лет работы в технологическом отделе я перешел на работу в экономический отдел и стал готовить технико-экономические обоснования целесообразности строительства новых заводов или реконстукции действующих. Начальник отдела, советский еврей, дважды со скрежетом зубовным вынужден был повышать меня в должности, присваивая звания руководителя группы и главного инженера проектов, поскольку мне приходилось представлять мой институт в Минприборе, Госстрое и Госплане СССР. Он часто любил повторять, что по работе у него ко мне претензий нет, но по общественным делам (я обычно всех посылал подальше) имеются. Он также замечал, что я не признаю авторитетов. Как-то я сидел в кабинете главного инженера управления проектирования и КС Минприбора, дожидаясь своей очереди. Другой главный инженер проектов, советский еврей, в это время докладывал. Вдруг, внезапно, милейший главный инженер управления стал орать благим матом на докладчика: 'Вы почему все время на кого-то ссылаетесь и сыплете тут именами?', а затем перстом в мою сторону: 'Почему он никогда ни на кого не ссылается, а доказывает расчетами и логикой?'. Вскоре этот несчастный^ советский еврей был уволен из института, и если он затем свалил из страны, то вполне мог рассказывать басни об антисемитском к нему отношении.
  5. -Однажды я должен был защищать свою работу ^Нормативные технико-экономические показатели предприятий приборостроения^ на НТС Минприбора. Отдел экспертизы нашел мне рецензента, советского еврея, доктора экономических наук, которого я незадолго перед этим обложил за грубейшую ошибку в расчетах с применением линейного программирования, написав письмо в редакцию с приложением правильных расчетов. Редакция прислала мне отписку, а доктор, соответственно, затаил на меня злобу. Мне привелось с ним встретиться, когда он писал рецензию. Я сразу же понял, что это – мерзкая и ничтожная личность, а в экономике – как свинья в апельсинах. Этот доктор написал рецензию на мою работу на 16-ти страницах. Все его дурацкие претензии мне удалось опровергнуть. Свою работу на заседании НТС Минприбора я успешно защитил, и разработанные мною нормативные ТЭП были утверждены Министром.
  6. -Минприбор поручил нашему институту проделать анализ освоения производственных мощностей приборостроительными заводами для последующего представления отчета в ЦК. Я как руководитель выполнил эту работу и поехал защищать ее в управление проектирования и КС. Итогом анализа освоения производственных мощностей оказалась цифра 66%, представлять которую в ЦК работникам Минприбора не хотелось. Заместитель начальника отдела экспертизы, старый опытный советский еврей, обожаемый всеми за умение составлять нужные и важные письма, ^поработал^ с привезенным мною материалом и у него из 66% получилось 90% с обещанием в том же году добиться стопроцентного освоения. Сели обсуждать подготовленное им письмо в ЦК. Письмо должен был подписать Министр, а исполнители завизировать его. Я заявил, что завизирую это письмо с особым мнением, что представляемые данные не соответствуют расчетам, проделанным проектным институтом, на что главный инженер управления и начальник отдела экспертизы нормально отреагировали, сказав, что это – мое право. Иная реакция была у советского еврея, заместителя начальника отдела экспертизы и автора письма: повысив на меня голос, он сказал, что я у них на_рал.
    Этот же документ нужно было завизировать в производственном управлении Минприбора.
    Там тоже оказался опытный советский еврей, главный специалист. Я ему сказал, что данные в письме не соответствуют институтским расчетам, на что он мне ответил: там наверху (в ЦК) сидят херы моржовые и нужно писать так, чтобы им нравилось.
  7. -В институте, в котором я работал, значительным влиянием пользовался главный экономист, советский еврей, личность мерзопакостная. Некоторые другие советские евреи называли его гнидой. Главным инженером института был грубоватый украинец, конфликтовавший с главным экономистом из-за премиальных махинаций последнего. Я перешел в технический отдел с русским начальником на должность главного специалиста по методологии проектирования и оказывал главному инженеру института посильную поддержку против главного экономиста, хотя, не будучи членом партии, мало что мог сделать.
    Дело в том, что главный экономист на каждом партийном собрании ставил вопрос об антисемитизме главного инженера института, которого, в действительности, не было. Я решился выступить на собрании партхозактива с критикой экономических решений по проектам многих заводов. К сожалению, мое выступление не помогло главному инженеру института, и он вынужден был покинуть институт вместе с директором, которого главный экономист все время обрабатывал в свою пользу, но высшее начальство решило для оздоровления обстановки убрать обоих, хотя правильнее было бы убрать одного главного экономиста. Настоящий пример показывает, как, спекулируя на антисемитизме, подлейшие личности обделывали свои дела. Этот главный экономист, советский еврей, ради дополнительной премиальной десятки, готов был лишить строящийся завод необходимого оборудования. Мне пришлось с ним бороться также в связи с его отказом выполнять требование инструкции Госстроя о том, что в проектах должны закладываться гарантии освоения мощностей в сроки, установленные нормативами. После моего соответствующего требования на совещании, этот тип кричал, что это мое требование – блуд.

Заканчивая эти заметки, хочу подчеркнуть, что отношение со стороны властей к советским евреям было нисколько не хуже, чем к другим группам населения, а к работавшим советским евреям в министерствах и других государственных организациях отношение было просто идеальным. Естественно, когда начался массовый выезд советских евреев из страны, многие предприятия и организации отказывали в приеме на работу по вполне понятным причинам.

В связи с переселением (эмиграцией) усилились спекуляции советских евреев по проблеме антисемитизма. Почти все советские евреи, когда их спрашивали о причинах переселения, ссылались на государственный антисемитизм и преследования в стране проживания, ложно извращая факты, или придумывая их. Так например, в 1989-м в Риме скопилось 11 тысяч переселенцев в Америку. Была какая-то задержка, очевидно, в связи со спорами, кому давать статус беженца. И каждая из семей написала, что подвергалась преследованиям со стороны “Памяти”.

Поселившись в Америке, советские евреи абсолютно не изменились. Они ведут себя по- советски, любят собрания и пишут о них советским языком в местных газетах. Из них мало кто американизировался. В основном – дети. Поддерживают демократов и либералов с их прокоммунистическими взглядами. Пишут лживые статьи и книги (Владимир Зак “Шостакович и евреи ?”, Леонард Гендлин – всё написанное). Некоторые от нечего делать увлеклись религиозной показухой. Многие по-английски двух слов связать не могут, но все льготы выбивают классически. Особенно – велферщики. С американцами как правило контактов не имеют. Целыми днями – у русского телевизора. Считаю, что все советские евреи в Америке устроились блестяще, но когда у них чего-то не получается, они несут эту Америку по высшему классу.

В 1979-м мой многолетний друг, советский еврей, считавшийся в СССР крупнейшим ученым -экономистом, принял нашу семью и на второй день нашего приезда начал неодобрительно отзываться об Александре Солженицыне. Во время другого разговора он заметил, что уехал из России, а когда я поправил его, подчеркнув, что он уехал не из России, а из СССР, он возразил, что с советской властью смог бы найти общий язык, но боится российского национального возрождения. Потом он начал разглагольствовать о грядущей опасности так называемой ^русской идеи^. Вскоре я удивился его непоследовательности: в НРС было напечатано обращение известных имен со словами ^Мы были вытеснены существующим режимом^, где была его подпись. А несколькими годами позже меня поразило напечатанное в газете его предложение о восстановлении в СССР (России еще не было) монархии. Царем же он предложил одного из сохранившихся кровавых коммунистических палачей. Постепенно я утратил интерес к его высказываниям, и наша дружба сошла на нет.

Как мне представляется, у советских евреев для переселения (эмиграции) в другие страны было не больше оснований, чем у любых других групп населения СССР, но муссируя и всячески раздувая проблему несуществовавшего государственного антисемитизма, своих целей они успешно добились. Александр Солженицын в книге “Бодался теленок с дубом”, М.1996, на стр. 341 сетует, что под давлением извне Андрей Сахаров своей поддержкой еврейской эмиграции свел на нет их совместную борьбу за права человека. Естественно, что советские евреи ставили и будут ставить это в укор А. Солженицыну. Но справедливо ли это?

P.S. Недавно мы с женой прочли биографическую справку великого еврейского кантора Гершона Сирота (1874 – 1943), пением которого восхищался Энрико Карузо, и прослушали записи оперных арий в его исполнении. Мы с женой вместе рыдали, прочтя о том, что он сам, его 4 сына и 4 дочери с семьями погибли в Варшавском гетто. (Последний абзац добавлен, чтобы автора статьи не обвинили в антисемитизме).

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?