Независимый бостонский альманах

СПРАВЛЯЕТСЯ ЛИ РОССИЯ С ВЫЗОВАМИ ХХI ВЕКА?

31-01-2004

Европейские “тигры”, человеческий капитал, мировая конкуренция и устойчивое развитие

Владимир БарановНа самом деле, на все вызовы 21 века – от международного терроризма до нанотехнологий существует универсальный ответ. И заключается он в форсировании развития и использования человеческого капитала.

Социальный и человеческий капитал – эти термины ещ мало знакомы российскому чиновничьему сословию. Однако в тех странах, в которых мы занимаем в долг деньги, и в которые посылаем учиться детей, к понятию human capital относятся исключительно серьёзно. Во всякой уважающей себя корпорации, в частности, в Microsoft, Nokia или IBM , всегда есть должность “директор по человеческому капиталу”. Непопулярен и термин social capital , в понятиях российского обывателя и чиновничества ассоциирующийся разве что с непроходимой бедностью врачей-учителей-шахтёров. На самом деле, это и есть то самое, что власть ищет и никак не может найти, национальная гордость, национальная идентичность, национальная традиция, национальное духовное наследие. По этим делам в порядочных государствах имеются министерства и департаменты, работают международные конференции и заседают советы при президентах, а самый, наверное, известный политолог современности Фрэнсис Фукуяма сочиняет книги по проблеме социального капитала, ключевого фактора развития современного мира.

Рассмотрим роль и место России в быстроменяющемся мире с точки зрения человеческого и социального капитала – главного и, к несчастью, до сих пор недооцененного руководителями нашей страны ресурса нации.

Существует иллюзорная точка зрения, которую публично озвучивают, в том числе, и некоторые выдающиеся российские политики, е смысл таков: Россия безмерно богата ресурсами. Это правда, Россия чрезвычайно богата недрами, лесами, морями и землёй. Но нужно же различать сырьё и ресурсы. Ресурсы по определению готовы к употреблению, сырьё требует переработки и этим оно принципиально отличается от ресурсов. В военной терминологии, ресурсы можно уподобить войскам постоянной готовности. Но уголь, нефть, древесина, морепродукты требуют переработки, это ещё не ресурсы, а сырьё. Понимание принципиальной разницы роли, места и цены сырья и ресурсов отражено в прочно забытой “доктрине Витте-Менделеева”. Согласно учению выдающегося российского государственного деятеля и гениального учёного предлагалось на 200 лет прекратить вывоз из России сырья и, в то же самое время, обеспечить режим максимального благоприятствования тем деловым людям, которые готовы заниматься вывозом продуктов переработки сырья. То есть, законодательно запретить экспорт сырой нефти, но способствовать строительству в России перерабатывающих мощностей для производства на экспорт продуктов крекинга нефти; запретить вывоз леса, но зато поощрять вывоз любых промышленных изделий из натурального дерева и т.д.

“Доктрина Витте-Менделеева”, как и 100 лет назад, столь же далека от понимания российскими политиками. Однако искажение смысла терминов (ревизионизм в теории) порождает то, что В.И. Ленин назвал оппортунизмом на практике. Последний есть неправильный образ действий в политике. Так, нечитанный в России со времён А.С. Пушкина английский экономист Адам Смит в своём классическом исследовании о богатстве народов утверждал, что последнее складывается из недр, земли, капитала и труда населения. На практике политики, хотя и называют составляющие национального богатства ресурсами, фактически подразумевают их сырьём. Это наглядно следует из того, что эксплуатируются элементы богатства нации посредством вывоза на международные рынки сырья, а в проектировании доходной части бюджета политики исходят именно из цен на сырьё, а не на готовую продукцию.

Между тем, высококвалифицированные кадры, ценимые даже самыми отсталыми политическими режимами, сырьём не являются. Научные школы в теоретических исследовательских областях – это социальный капитал. Как исключительно точно сформулировал проф. Альберт Макарьевич Молчанов, длительное время возглавлявший ВЦ АН СССР , “сегодняшняя физика – это вчерашняя математика и завтрашняя технология”. Что, в переводе на язык экономики, означает: чтобы завтра Россия могла успешно конкурировать в мире, в частности, на рынках вооружений, необходимо, чтобы уже сегодня не прерывалась связь поколений в образовательном процессе, построенном на традициях ещё советской школы, лучшей в мире и по сию пору.

Человеческий капитал и мировая конкурентоспособность, в чём связь? Опытные военачальники знают: “долог путь рассказа, короток путь показа”, а потому рассмотрим наглядный пример.

Возьмём актуальный отчёт Всемирного экономического форума (ВЭФ) за 2003-2004 гг. по мировой конкурентоспособности1. В отчёт включены 102 экономики, дающие 97.8% мирового ВВП. Результат исследования отражён в ранжировке стран по критерию мировой конкурентоспособности ( GCR) . Нас интересует, конечно, место России, но оно находится, не в самой престижной части рейтинга: Россия на 70 месте (на 69 месте – Танзания, на 71 – Гана). Может ли служить утешением, что Украина была оценена ещ ниже? Нет, не может, потому что различить между собой отвратительные и просто плохие показатели затруднительно для любой экспертной процедуры. Самое важное и поучительное для нас вовсе не то место, которое ныне занимает в мировом рейтинге наша страна, в которой новорожденные в роддомах мрут, детские приюты и студенческие общежития горят, новобранцы замерзают, а большая часть стариков существует просто на грани физического выживания. Важно выяснить иное: в чём секрет успеха тех стран, которые добились наивысших показателей конкурентоспособности и обеспечили достойный уровень жизни своего населения в условиях беспощадной борьбы “всех против всех” в этом мире, где ни у кого нет вечных друзей, а есть только исконные интересы?

Вот первые полтора десятка мировых лидеров. Это следующие страны:

1)Финляндия, 2) США, 3) Дания, 4) Швеция, 5) Тайвань, 6) Сингапур, 7) Швейцария, 8) Исландия, 9) Норвегия, 10) Австралия, 11) Япония,12) Голландия, 13) Германия, 14) Новая Зеландия, 15) Великобритания.

Отметим, Финляндия, Дания, Швеция, Исландия и Норвегия к тому же ещё и составляют верхнюю часть списка, но при этом лежат на территориях, через которые проходит Северный полярный круг. Что немаловажно с точки зрения российских условий. Также отметим, что Финляндия, уже третий год подряд возглавляющая рейтинг ВЭФ, и остальные страны циркумполярного бассейна, не располагают природными богатствами (разве что комарами?) хоть в малой степени сравнимыми с запасами минеральных и биологических богатств, какими располагает Россия.

Отметим ещё ряд примечательных особенностей рейтинга ВЭФ.

Первое. При всей своей мощи США больше не доминируют в мире, равно как и экономические гиганты – Япония и Германия.

Второе. В первой десятке все страны (за исключением США) являются малыми открытыми экономиками.

Третье. Больше половины лидеров – европейцы, но даже европейских “тигров” потеснили пять скандинавских стран, представившие миру феномен “скандинавского высокотехнологического чуда”.

Анализ ключевых факторов “скандинавского высокотехнологического чуда” составил Раздел 1.12 отчёта ВЭФ. Вывод: успех Финляндии и других европейских “тигров” целиком обусловлен инвестициями в их человеческий капитал, старт развития которого в этих экономиках произошёл недавно, как раз в те же годы, в которые мы пытались восстановить свою “брежнюю”, сырьевую экономику. На высокие места в рейтинге конкурентоспособности указанные страны вывело ещё и то, что в отчёте ВЭФ 2003-2004 именуется эффективность управления государственными расходами”. В этом отчёте были особо выделены ещё такие показатели, как: государственные субсидии, искажающие структуру производства и инвестиций, а также объёмы средств, изымаемых правительством у налогоплательщиков и передаваемых в руки бюрократов, степень доверия населения к честности политиков, и особенно в части распоряжения финансовыми ресурсами. После краха государственного энергетического гиганта Энрон” и аудиторской фирмы “Артур Андерсен” в мире теперь обращают особое внимание на прозрачность, как частных, так и государственных финансов. Получается так, что открытая для мониторинга и контроля международных аудиторов и экспертов бедная и малая страна, в нынешних условиях имеет лучшие шансы превратиться в процветающую экономику, чем нефтяная империя, руководимая олигархами или принцами.

Отметим главное: качество человеческого капитала и эффективность управления, а не финансовые и не материально-сырьевые запасы потребуют в новом президентском цикле особого внимания политиков России.

Уже сейчас стало ясно, – отмечает ВЭФ3, что крах советской модели и прекращение роста стран третьего мира отнюдь не свелись целиком только к недостаткам финансирования; значительную, в сущности, решающую роль в этих процессах сыграло недофинансирование человеческого капитала.

Но сам по себе человеческий капитал это ещё не рост, а лишь ресурс, источник экономического роста, обеспечивающего государству выживание в конкурентной борьбе. В частности, Сакс и Макартур4 выделяют следующие три опоры экономического роста, это макроэкономическая среда, социальные институты и технологии. И если с первой опорой более или менее понятно, это контролируемый уровень инфляции, прозрачность банковской структуры и контроль государственных финансов, то с понятием Institutions ясности уже намного меньше. Социальные институты – это правила игры, которые бизнес признаёт в данной стране, и которые в значительной мере определяются теми законами, которые устанавливаются государством. Например, коррупция. Её нельзя директивно разрешить или запретить. Указы бессильны, коррупция от указов не зависит и не регулируется очередной компанией по борьбе. Это тот случай, когда бизнес действует ровно так, как это ему разрешает государство, то есть мы, избиратели. А наша мораль как раз и воплощается в социальных институтах, которые правильнее было бы называть традициями. Например, если склонно общество к благодушию в отношении мздоимства милицейских чинов, то нечего и жаловаться на “оборотней в погонах”. Сами мы оборотни, если на словах осуждаем, например, ГАИ за мздоимство, но при встрече на проезжей части с человеком в погонах всегда имеем наготове мзду.

Технологии считаются основой прогресса. Принято считать, что как раз с этим-то у нас, если не полный порядок, то не так уж и плохо. Взять хоть Международную космическую станцию, которая, в сущности, отечественная разработка. Можно привести массу других примеров подобного рода от АКМ до С-300. Но давайте не будем забывать, что подавляющая часть технологий появилась в мире всего несколько лет тому назад, а те разработки из России, которые пока ещё конкурентоспособны в мире, это почти на 100% продукт советской эпохи. Сколько можно эксплуатировать идеи тех людей, которые уже прекратили свои творческие усилия? Да примерно столько же, сколько можно выкачивать нефть из уже разведанных месторождений, т.е. недолго.

Эти три компонента – здоровая макроэкономическая среда, сильные институты и высокие технологии – взаимообусловлены и потому должны быть учтены при определении уровня конкурентоспособности страны в мире.

Однако чаще, чем про конкурентоспособность России, мы слышим от политиков заклинания про устойчивое развитие (sustainable development) . Но давайте трезво взглянем на вещи: устойчивое развитие – это для бедных или зависимых. Лозунг устойчивого развития, за которым научного объяснения пока что так и не последовало, никакого отношения к реальной жизни не имеет. В частности, никто не спорит с тем, что экологию надо сберегать, но Киотский протокол, тем не менее, США не подписали и не собираются его подписывать. А богатые страны покупают у бедных квоты на выбросы тепла в атмосферу, определяемые Киотским протоколом. В итоге все остаются при своих интересах, а устойчивое развитие по-прежнему есть лишь декларация.

Смысл: единственным реальным двигателем прогресса на сегодняшний день в мире остаётся конкуренция. В связи с этим пониманием логичный вопрос: что должна сделать Россия, чтоб хотя бы отчасти приблизиться в плане конкурентоспособности, если и не к пяти скандинавским “тиграм”, то к другим конкурентоспособным экономикам, например, к Германии?

Ответ практически ясен: надо переориентироваться с амбициозных, но, на самом деле, надуманных задач, типа удвоения ВВП, на животрепещущую проблему выживания российской цивилизации. И сосредоточить внимание в ключевом сегменте проблемы – качестве человеческого капитала страны.

Сознавая ненадёжность любых исторических параллелей, тем не менее, попытаемся провести некоторые аналогии между нынешней эпохой и эпохой царствования в России Александра II Освободителя.

Что было тогда? Позорное поражение в Крымской войне и Парижский мирный договор от 1856 года, по которому Россия потеряла не только часть своей территории, но и все наиболее ценные плоды своих прежних побед над Турцией. От умершего в 1855 году предшественника, императора Николая I , новому руководителю государства достались не только расстроенные войной финансы, но – самое главное – ощущение безотлагательности реформ. Более откладывать социальные реформы было уже невозможно, поскольку к этому историческому моменту попросту перестал работать человеческий капитал.

Что сейчас? Хрупкий мир на южных рубежах, и столь же обострённое ощущение, как и перед отменой крепостного права, неэффективности отдачи от человеческого капитала. Сейчас в России ситуация даже, пожалуй, хуже той, с которой столкнулся молодой монарх в середине позапрошлого века. Она усугублена рядом обстоятельств. Во-первых, провалы в экономической политике маскируются доходами от сырьевого сектора, хотя всем ясно, что эти доходы, носят конъюнктурный, к тому же зависимый не от самой России, а от её внешних рынков, характер. А во-вторых, параметры национального ресурса человеческого капитала не только не подсчитаны, но даже сама роль этого ресурса ещё не осознана в высших эшелонах власти.

Опираясь на эту, действительно, не совсем полную аналогию, тем не менее, выдвинем и попытаемся обосновать следующий двуединый тезис.

Первое: мощь и процветание России в прошлом определялась вовсе не запасами недр и не продажей за рубеж льна, пеньки, леса, золота, нефти и зерна, а человеческим капиталом – Ломоносовым, Пушкиным, Менделеевым, Суворовым, Ушаковым, Макаровым, Королёвым, Шостаковичем, Шнитке.

Второе: будущее процветание России определится вовсе не удвоением ВВП и численности “среднего класса”, не выращиванием новых долларовых миллиардеров, а воспроизводством, эффективным использованием и защитой национального человеческого капитала, сохранением социального капитала.

Прежде чем перейти от собственно тезиса к его обоснованию с позиций ресурсного обеспечения, подчеркнём вот что. Между правильными словами “раскрепощение человеческого капитала” и реальной практикой на эту тему лежит, без всякого полемического преувеличения, “минное поле проблем. Царю Освободителю пришлось, в итоге, заплатить жизнью за свои реформы. Императора Александра II за величайшие в истории России реформы равно люто ненавидели и крепостники, и крепостные, и народовольцы-террористы из числа нарождающейся интеллигенции. Он столкнулся с тем неслыханным сопротивлением аппарата, которое иначе как саботажем назвать было нельзя. Противодействие сановников так и не позволило дать стране Конституцию, но за время царствования Александра I I были проведены такие реформы, как: университетская (1863), судебная (1864), печати (1865), военная (1874), было введено самоуправление в земствах (1864) и городах (1870). Консолидация нации позволила осуществить освободительный поход в Европу (1877-1878), расширить территорию и увеличить влияние России в мире, заложить основы бурного экономического роста конца 19-го – начала 20-го вв.

За вклад в реформы император получил 8 покушений на свою жизнь.

Смысл: провозглашать и реализовывать реформы по раскрепощению человеческого капитала – это далеко не одно и то же. Готовить реализацию реформ “сверху” в современных условиях России – означает быть готовым к тому сопротивлению, которое будет им оказано всеми слоями общества.

Есть ли альтернатива реформам? Можно ли не трогать, руководствуясь чисто ведомственными и/или корыстными соображениями, например, такие изжившие себя легальные, полулегальные и просто нелегальные институты, как милицейская “прописка”, оборот “чёрного нала” в финансах, бесправные гастарбайтеры ” в экономике? Получается, что уже нельзя, т.к. это ведёт к необратимой деградации социального капитала. И это замечают в мире, и на это совершенно справедливо уже указывает нам мировое сообщество. Вот, к примеру, доклад о развитии человеческого капитала в Российской Федерации за 2002-2003 гг., презентация которого состоялась в Москве на днях. Данное исследование было выполнено российскими экономистами под патронажем Программы развития ООН в Российской Федерации. Выводы доклада о роли государства в экономическом росте и проведении реформ в России весьма неутешительные. Несмотря на некоторые позитивные тенденции в экономике и рост благосостояния россиян, уровень развития человеческого капитала в России крайне низок. Основные его проблемы: бедность населения, высокая смертность, крайне неравномерное развитие регионов, фактический ступор административных и экономических реформ. Можно называть здесь разные показатели типа рейтинговых оценок места России в мире, но они настолько безысходны, что просто находятся за “порогом чувствительности”. Ну, если, к примеру, взять хоть Колумбию, государство третьего мира, находящееся во власти наркобаронов и практически лишённое экономики и какой-либо, хотя бы зачаточной, социальной сферы, то оказывается, что рейтинги очень часто сближают Россию с этой страной. Так, по числу убийств на 100 тыс. человек (29) Россия как раз за Колумбией, т.е. на предпоследнем месте в мире. А по безопасности жизни Москва (184-е место из 215) даже уступает столице Колумбии, Боготе. Равно, как и по качеству жизни (159-е место) она уступает этому городу, который не так легко сыскать на карте. Устойчивая позиция в нижней части рейтинга по коррумпированности элит стран мира, в 2003 году 86-е место из 133, рядом с Гондурасом (даже у Колумбии теперь коррупция уже меньше), делает шансы России на проведение социально-экономических реформ силами своего чиновничьего сословия вполне призрачными.

Получается противоречие: с одной стороны, социально-экономические реформы проводить нужно, потому что деградацию России уже замечают в мире, с другой стороны – проводить их никак нельзя, потому что против них дружно выступают и политики, и олигархи, и даже население.

То есть, на словах-то все без исключения – за прогресс, демократию и рынок, за переход от сырьевой к высокотехнологической экономике и т.д.

Но давайте спросим себя – именно себя, а что же, действительно ли мы хотим именно этого? Ведь если быть рынку труда, то какая тогда “прописка (или, как там она называется, “регистрация”)? Но если “прописка”, то какой тогда рынок труда? А ведь сейчас как? Чтобы устроиться на работу, нужна прописка, чтобы получить прописку, нужно устроиться на работу. Отменить это абсурдное положение нельзя. Почему? “Богородица не велит”.

Никак здесь не комментируя московские порядки, приведём пример с разруливанием ситуации в Болгарии, где в этом отношении всё было ровно так же, как у нас. Десять лет спустя после демонтажа социализма там никто не заикался о том, чтобы отменить прописку в, само собой, перенаселённой Софии (а назовите вы хотя бы один не перенаселённый мегаполис в мире), и экономика развивалась от плохого к худшему. И только когда премьером страны стал царь Симеон, и только под угрозой отказа во вступлении в ЕС и НАТО, с большим скрипом МВД Болгарии отказалось от этой замечательной кормушки. Началась ротация трудовых ресурсов, экономика сразу воспряла.

Ротация трудовых ресурсов, ротация элит, ротация капитала во всех его формах – универсальное и эффективное средство от социальной деградации, наметившейся в России и уже замеченной наблюдателями в мире.

Выше уже был высказан тезис: главное сейчас – человеческий капитал. Воспроизводство человеческого капитала в России под угрозой, потому что разрушается социальный капитал – созданные поколениями наших предков традиции образования, науки и культуры. Мы гордимся тем, что Россия, как родина космонавтики, ещё удерживает лидирующие позиции в космической отрасли, но, сколько это ещё сможет продлиться, если стандартная зарплата доцента в техническом ВУЗе Москвы порядка 2 долларов в день. По оценке Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) зарплата 2 доллара в день есть уровень нищеты (даже не бедности, а нищеты!), а зарплата ассистента без учёной степени составляет 1 доллар в день, что по меркам ВОЗ есть уже уровень биологического выживания человека. Однако проблема бедности у нас имеется не только в государственном секторе, она есть также и в бизнесе. Увеличению зарплат в стране мешают налоги, отсюда криминальный оборот “чёрного нала”, что, в сущности, является ответом населения на политику искусственного культивирования бедности. Более всего страдает при этом, опять таки, качество человеческого капитала. Нет достойной оплаты труда, нет притока в Россию квалифицированных кадров из демократических стран. Напротив, квалифицированные кадры из России по-прежнему работают в чужих экономиках. Даже в таких странах, как Мексика или, ещё до недавнего времени, Ирак. Зато в Россию приезжают на заработки “гастарбайтеры” из сатрапий Центральной Азии и криминальный элемент из Закавказья, которые качество человеческого потенциала здесь ничуть не улучают.

Ещё раз вспомним Финляндию, прочно оккупировавшую первое место в рейтинге конкурентоспособности. Из природных ресурсов, как уже было отмечено, только комары, да ещё Полярный круг. При этом государственный бюджет страны больше, чем у России. Да и вообще, эта страна, в качестве ориентира смотрится лучше, чем Колумбия. Или хоть тот же Гондурас. Ведь у Финляндии наивысшая в мире конкурентоспособность и, что характерно, самая низкая в мире коррупция, один из самых низких в мире показателей смертности и при этом одна из самых высоких в мире продолжительностей жизни. Упомянем в этом ряду высокотехнологичную экономику, достаточно вспомнить одну лишь фирму Nokia . А вот теперь – самое главное: доходы госбюджета Финляндии в основном создают не гиганты бизнеса, а население, высокооплачиваемый налогоплательщик. В то же самое время, национальная культура этой страны, её экология и качество жизни, которые в этой стране выше, чем даже в США, являются предметом зависти многих стран. Вот вам наглядно роль человеческого капитала – единственного ресурса Финляндии.

Вот где России надо, на самом деле, черпать опыт, не в Монголии же.

В чём успех финнов? Просто они выстроили всю свою юридическую и прочую государственную схему вокруг воспроизводства, использования и защиты прав человеческого капитала. Давайте, наконец, честно отдадим себе отчёт в том, что в этом мире никаких иных ресурсов, кроме человеческого капитала, нет. А нефть, газ, лес и рыба – это, повторим, сырьё, а не ресурс.

Давайте думать о настоящем дне. А в нём мощь России и её влияние в мире определяется вовсе не экономикой и даже не комплексами С-300; она, пусть это кому-то покажется странным, – в привлекательности национальных традиций, культуры и языка, того самого социального капитала, который мы ценим столь мало и который, на самом деле, столь дорогого стоит в мире.

Давайте извлечём главное для себя из того превосходного результата, которого сумели достичь скромные и толковые скандинавы: без сохранения социального капитала нет того воспроизводства человеческого капитала, без которого нет, да попросту и не может быть, национальной мощи.

  1. World Economic Forum, Global Competitiveness Report 2003-2004. http://www.weforum.org/pdf/Gcr/GCR_2003_2004/Competitiveness_Rankings.pdf
  2. World Economic Forum, Global Competitiveness Report 2003-2004. Chapter 1.1. The Growth Competitiveness Index: Analyzing Key Underpinnings of Sustained Economic Growth, JENNIFER BLANKE, World Economic Forum, FIONA PAUA, World Economic Forum, XAVIER SALA-I-MARTIN, Columbia University and Universitat Pompeu Fabra http://www.weforum.org/pdf/Gcr/GCR_2003_2У004/GCI_Chapter.pdf
  3. Цитированный источник.
  4. Цитированный источник.
Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?