Независимый бостонский альманах

ЖЕЛЕЗНАЯ САРАНЧА ТЕРРОРА

28-01-2004

Валерий ЛебедевМы еще в прошлом веке вступили в новую эру террора. Ящик Пандоры открыт. Вариантов взорвать, отравить, заразить, утопить, сжечь и убить еще какими-то немыслимыми способами будет не меньше, чем возможных шахматных партий. Средства предоставляет сама научно-технологическая демократическая цивилизация. Это она создала самолеты, пластид, вирусы, радиоуправляемые взрыватели, небоскребы, психотропные вещества, подавляющие психику и помогающие готовить шахидов-зомби.

Само собой, западный либерализм и гуманизм предоставил и технические средства для террора. Выходят книги по химии. Руководства по взрывному делу. Их можно взять в библиотеке, можно купить. Можно сэкономить и снять с Интернета. Сиди да и мастери по инструкции в уголке. Современный либерализм пооткрывал летные школы, в которые без особых проверок может поступить любой арабский “студент”, где ему расскажут, покажут и натренируют в полете на заданную цель. Спрашивать же о том, почему студент не отрабатывает операции посадки, было бы не политкорректно. Может быть, посадка противоречит Корану. А у нас — уважение ко всем религиям. И ко всем конфессиям. И ко всем разновидностям этих конфессий. За подобное вторжение в интимный религиозный мир курсанта инструктора уволят.

Тот же Интернет дает возможность перекликаться террористам между собой. Хотя бы и в любой гостевой книге или форуме. Один пишет: “Собираюсь на уикэнд в Испанию, где, по прогнозам, безоблачное небо”. Второй отвечает: Жди меня у отеля “Марриотт” в субботу, в 6 часов вечера после войны”. Отследить и обнаружить такого рода координацию акций невозможно.

Но самое большое пособие и широкое поле для деятельности террористов предоставляет сама социально-правовая система Запада.

Огромным подарком для терроризма является незыблемый для либерализма принцип индивидуальной ответственности. Террорист живет и действует в среде своих родственников, друзей, сочувствующих знакомых. Парализовать его деятельность проще всего, изолируя всю поддерживающую его сеть. Но это бы означало прибегнуть к коллективной ответственности, что полностью противоречит духу либеральных ценностей. Когда чеченцы в октябре 1941 года подняли в Чечне восстание (представьте - немцы у стен Москвы, а в тылу - восстание, немцы подходят к Кавказу, а их там ждут восставшие), то по завершении его подавления (к концу 1943 года), Сталин принял решение о полной депортации всего народа, так как расстрелы и высылка только участников восстания привела бы к кровной мести со стороны оставшихся членов тейпов. И, как мы знаем, никаких терактов после 1944 года со стороны чеченцев не было. Считается, правда, что цена такой борьбы с террором значительно превышает цену ущерба от террора.

Израиль немного отступает от принципа индивидуальной ответственности и использует коллективную, когда армия разрушает жилище террориста (хотя он в нем давно не живет, а живут, скажем, его родители) , а также превентивно задерживает, допрашивает родственников и знакомых с целью получить сведения о террористе. И даже с применением “средств физического воздействия”. Так ведь как раз за эти, казалось бы, вполне оправданные действия в условиях фактической войны, Израиль осуждается прогрессивной либеральной общественностью как в Европе, так и в мире.

Современный либерализм с его свободой слова вполне допускает и даже требует сообщать о терактах. Широко освещать их. Снимать и показывать террористов. Брать у них интервью. Издавать их воспоминания. Без этих шумных кампаний настоящий террор невозможен, ему необходима широковещательная реклама. Но мы и здесь не откажемся ведь от свободы слова только потому, что она в какой-то мере способствует планам террористов.

Случайная смерть от террора лежит в том же ряду случайностей, что и автокатастрофы, или смерть от пули убийцы. Но есть одно тонкое отличие от автокатастроф. В автокатастрофах случайность не носит заранее запрограммированный характер умысла, на ней не лежит отблеск злой сатанинской воли. Там человек виноват, но “он не хотел”. Да, это тревожное отличие есть.

Но в смерти от пули убийцы — уже нет. А ведь в убийствах (особенно в бытовых и, особенно, в России) погибает на порядки больше людей, чем в терактах. Еще больше погибает людей в автокатастрофах. За прошлый 2003 год на дорогах всех стран мира погибло более одного миллиона двухсот тысяч человек (примерно равно боевым потерям за год всеми странами, участвовавшими во Второй мировой войне)! Никаким террористам не угнаться.

Кажется, терроризм нас так сильно тревожит, скорее, в силу его новизны, и еще — из-за присутствия вот этого целенаправленного злого начала. К нему постепенно привыкнут как к присутствию в своей жизни всех прочих случайностей. Как к пожарам и наводнениям. Как к бродящим неведомо где маньякам-убийцам. Как уже почти привыкли в Израиле.

И как раз не стоило бы приравнивать (почти) террор и, например, действия лихача или забывчивого дедушки за рулем только исходя из результатов. Да, по результатам калифорнийский дедушка, угробивший в августе 2003 г. 10 человек, вполне равен черной вдове. Но никакой пьяный лихач, или дедушка (пусть даже пьяный) не ставил заранее цель убить кого попало. А террористы ставят. Всегда. Это — главное в терроре. Его суть и смысл. Общее между ними только то, что цивилизацией в мир привнесен еще один случайно поражающий (для жертв) фактор.

Государства будут бороться с террором. Как борются с пожарами. Не только поливая из брандспойта, но и налаживая противопожарные меры. Как пытаются уменьшить число автокатастроф, делая развязки на разных уровнях. Или пытаясь уменьшить число жертв неизбежных автокатастроф, конструируя машины с двигателем, уходящим при ударе под пол. С надувными подушками безопасности.
Есть и рутинные способы борьбы с терроризмом. Металлоискатели, собаки, проверки-досмотры, осведомители, новые приборы по вынюхиванию взрывчатки, видеокамеры (на Западе все вагоны и автобусы оборудованы ими, а вот в Московском метро в вагонах нет ни одной). Один из самый действенных методов - это превентивный отстрел руководителей террора. Все это будет держать террор в неких рамках, но не сведет его на нет.

Привыкать к террору нельзя. Да, он, так сказать, дает сравнительно малую убыль населения. Привыкать нельзя потому, что он симптом грядущей грозной опасности. Это как некая небольшая черная сыпь. Так, немножко. Кое-где в паху. Но если знать, что за этой сыпью чума? Что сыпь это отдаленное предупреждение? А предупреждение сделано. Шахиды – это та самая сыпь. Это разведотряд уэлсовских марсиан из “Войны миров”, которые только и могли питаться человеческой кровью. Дальние зарницы враждебного и глубоко чуждого людям мироустройства.

Террористы-смертники не люди. Более того, они с точки зрения простых и базовых безусловных рефлексов вроде инстинкта самосохранения не только не люди, но даже и не животные. Некоторые люди тоже способны превозмогать этот инстинкт, но только ради спасения других, ради свободы, страны, да и то только против вооруженного врага. А здесь что? Ради какой-такой свободы следует взрывать вагон с молодежью, едущей в метро на работу или веселящейся в дискотеке?

К тому же, кроме общецивилизационных волнений, сюда примешиваются еще и геополитические. Огромные сырьевые ресурсы России не дают покоя прожорливым джакузникам золотого миллиарда. Хотелось бы и далее не знать забот. И потому есть связь между теракатами и всякого рода активностью биржевиков и неуемных политиков.

В день теракта (6 февраля) на прессконференции по итогам переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым Путин заявил: "Не исключаю, что террористические действия и призывы из-за границы вести переговоры с Масхадовым будут использоваться в ходе внутриполитических дебатов в рамках выборов президента России и в качестве рычага давления на действующего главу государства. Мы наверняка знаем, что за этим стоят Масхадов и его бандиты. Россия не ведет переговоры с террористами, она их уничтожает".

Но самые главные его слова звучали так:

“Мы не в первый раз сталкиваемся с синхронизацией преступлений, совершаемых в России, и призывов из-за границы к переговорам с террористами”

Речь идет о синхронизации следующих совпадений. Накануне взрыва, менее, чем за день, на Нью-Йоркской фондовой бирже вдруг срочно и судорожно стали сбрасывать русские акции. Срочно избавляться, пока цена не упала. Олег ФОЧКИН пишет: "Аналитики считают, что это может быть связано с утечкой информации. Кто-то мог предупредить “своих” биржевиков о готовящемся в Москве крупном теракте, после чего и началась чехарда с акциями".

Примерно тогда же, пару дней до теракта на Автозаводской, четвертая часть депутатов Европарламента (145 европейских парламентариев) подписала петицию, в которой потребовали вывода российских войск из Чечни и установления в республике временной администрации ООН. Это - дальнейшее расчленение России. Хотя, конечно, юридического значения эта пачкотня не имеет никакого. Но - каковы порывы! Европейские либеральные словоблудцы готовы сами идти в гаремы, не только что своих дочерей-жен заложить. Это - полное вырождение.

“На Западе есть влиятельные круги, которые не хотят, чтобы Россия выиграла эту войну. Многие воспринимают Россию враждебно и негативно и хотят добиться независимости Чечни. Они делают все возможное, чтобы восстановить международную легитимность чеченских боевиков. Во многих странах ЕС всерьез считают, что чем сильнее Россия, тем хуже будет Европе”, сказал RBC daily эксперт влиятельного Германского общества внешней политики Александр Рар.

Но вернемся непосредственно к террору. Воспроизведу одно из определений террора:

“Террор научно определяется как сознательное использование не-легитимного насилия (чаще всего с заведомой ориентацией на зрелищный, драматический эффект) со стороны какой-то миноритарной группы (то есть меньшинства), стремящейся тем самым достичь определенных целей, заведомо недостижимых легитимным способом”.

Под это определение не походят ни бесчинства армий на завоеванных территориях, ни репрессии “родного правительства”. Конечно, политических врагов убивали с тех пор, как появилась сама политика. А просто врагов — еще раньше. Однако террористы убивают вовсе не политических врагов. И даже не просто своих врагов. А совершенно ни к чему не причастных людей, среди которых в силу случая могут оказаться и соплеменники террористов, и их единоверцы (что не раз и бывало).

Какова особенность психики этих черных вдов, этих Фатим и их вожатых и направителей, этой железной инопланетной саранчи, прилетевшей пожрать нас?

Похоже на биоробота, запрограммированного на самоликвидацию по истечении срока действия. Есть отдаленные аналогии — у лосося, скажем, самка которого после метания икры всплывает вверх брюхом. Или у богомола, которому самка откусывает голову после копуляции.

Но есть и коренное различие — шахид вовсе не обязан оставлять потомства. Для него главное — лишить такового других. Именно это есть его высший долг и предназначение, высший “религиозный” подвиг и экстаз, и весь смысл жизни.

Исламские камикадзе даже весьма отличаются от своих самурайских прототипов. Те шли на смерть только во время войны и обращали свой смертоносный самолет или торпеду на военного врага своего обожаемого микадо. И то на всякий случай у самолетов камикадзе при отрыве с полосы шасси оставалось на земле и горючее давалось только в один конец — до ближайшей цели (например, авианосца). Чтобы не передумал. Любая посадка могла произойти только со взрывом тонны динамита в самолете. Умирать, так с громкой музыкой.

Шахиды всеми “душевными порывами” хотят смерти и стремятся к ней. Но — обязательно в компании с теми, кто этого совсем не хочет.

Несмотря на любые наши разногласия, мы принадлежим к одному типу цивилизации. А запредельные террористы — к другому. Они не люди. Воспринимайте их как экземпляры других миров. Как чудовище из фильма Alien. Нет, не люди они. И не животные. В психологическом, а не в анатомическом отношении. Их ценности так же далеки от наших, как утробное урчание тиранозавра от арии Паваротти.

Не случайно в средние века была создана концепция одержимости дьяволом, появлялись суккубы и инкубы. Серийные маньяки сами рассказывают, как ими периодами овладевает как бы чья-то злобная, посторонняя сила и они не могут ей противится. А террорист-шахид не периодами, а все время находится в этом состоянии.

Даже с точки зрения защиты нашей собственной психики не следует их считать людьми. Так было в Отечественную войну, когда говорили о фашистском звере. А не о фашистском человеке. А уж там-то было гораздо больше оснований — ведь у немцев в бой шли мобилизованные рабочие-крестьяне и “народная интеллигенция”.

Опасным заблуждением является примитивно-марксистская, либеральненькая идея, будто массовый терроризм есть реакция голодных миллионов на американскую или российскую сытость(ну уж о российской сытости можно было бы не говорить). Наиболее голодные — это многие африканские племена. Их родо-племенное сознание в худшем случае опускается только до взаимной резни туту и хутси. Но отнюдь не до изощренных схем бомбежки крупнейших зданий-городов с помощью пассажирских самолетов.Не захваты театров. Не взрывы вагонов метро. Все нынешние шахиды, уничтожившие тысячи людей и огромные здания-города, долго жили в США, пользовались всеми благами обеспеченной жизни. И что? Они по своей программной начинке вообще не люди, а aliens, чужие”. Жить с ними вместе в рамках политкорректности — все равно, что подмигивать дружески парочке из бледной спирохеты и вируса СПИДа. И даже хуже — как альфа-частицам, которые, сливаясь в последнем экстазе, порождают вредоноснейшее смертельно-проникающее излучение. Так что придется их разбирать на части.

Как всякий биоробот, шахид получает все необходимое для своего функционирования. Это даже не волк, которого сколько не корми, а он все в лес смотрит. Усама бен Ладин не волк. Он — мультимиллионер. Если его чем и кормить, так цианистым калием. Речь идет о программе действий шахидов. О его софтвере. Если у вас компьютере стоит команда загрузки операционной системы “XP”, она будет загружаться, невзирая на ваши желания и мысли по этому поводу. Разве что сетевой шнур вытащить. Но там хоть зависания случаются (недоработка программы). А у этих нет никаких задержек.

В фильме “Планета обезьян” земную цивилизацию одолевают приматы. Нас могут одолеть камикадзе-биороботы. Это если мы будет с ними общаться и пытаться понимать их своей корой головного мозга. Говорить о морали, например. О справедливости. О гуманизме, человеколюбии, о сострадании, о правах человека! Говорить с инопланетным чудовищем, с огромными клопами из “Войны миров” Уэллса, с “Чужим” — о правах человека! Кто будет говорить? Мертвый человек будет говорить с “живым” чудовищем?

Таким образом, пока мы исходим именно из некоторой онтологии: имеется определенное устройство природы, когда в среде людей появляются как бы люди (aliens — раковые клетки и есть для организма такие “чужие”) и имеются специальные органы, которые их должны на ранних этапах распознавать и ликвидировать. Тем более, что шахидов уже опустили ниже любых форм жизни. В мир мертвой материи. Ныне — это запалы-детонаторы, капсюли-динамит. Металлолом, который нужно сдать в утиль. Да, сравнение с чуждыми инопланетными формами жизни или с вредными формами вроде холерных вибрионов уже несколько устарело. Теперь шахидов лучше сравнивать с потерявшим управление компьютером и просто с бикфордовым шнуром к заряду, который нужно выдернуть, а пластид взорвать-уничтожить.

Ну вот, отсюда можно уже сделать некоторые выводы о практических шагах.

Я уже не раз писал, что с террором можно было бы справиться с помощью еще большего террора. Взять всех соплеменников террористов и выслать. Произвести тот самый трансфер. И если трансфер в Израиле осуществить невозможно (чисто технически нельзя в 6-ти миллионной крошечной стране выслать два миллиона “неблагонадежных”, да и некуда их выслать, то в огромной России технически можно. Как можно это было сделать со 120 тысячами американцев японского происхождения в качестве ответа на Перл Харбор. Тоже имелось много места для поселения.

Что, Сибирь ждет вас, дорогие чеченцы? Какие чеченцы? Которые в Чечне? Да нет, которые в любых городах. В Москве. В Петербурге. В Краснодаре. В Ростове. Там их проживает даже больше, чем в самой Чечне.

То есть как, прямо вот так, по этническому признаку? Как при Сталине? Как раз на носу (23 февраля) будет 60 лет со времени той депортации. Так сказать, в ознаменование.

Вот тут-то и нужно немного подумать. Россия относится к Западной цивилизации. И страна – демократическая. А тут – смешанные браки, дети, чеченские политики в Думе, которые считают себя русскими, ученые, хирурги, бизнесмены.... Начнутся крики не только местных правозащитников, но и западных. Акции. Санкции. Решения ООН. К тому же, сибирские поселения, насчитывающие не менее 800 тыс. человек нужно будет огородить, колючая проволока, вышки, собаки. Потом, занять их нужно будет там. Предприятия построить. Школы. Роддома. Театры. Театры охранять от их захвата террористами....

Нет, так не выйдет.

Но вот что сделать можно и нужно. Учитывая, что тейповые связи у чеченцев очень сильны и члену своего тейпа и гара любой чеченец обязан предоставить стол и дом, обязан оказать всемерную помощь как деньгами, так и прочим – транспортом, лекарствами, информацией (а это и есть питательная почва для того, чтобы чеченцы-террористы в Москве чувствовали себя как дома), в законодательном порядке предложить ВСЕМ чеченцам принести особую присягу на верность (вроде американской присяги при принятии гражданства) России. В которой были бы обязательно слова о том, что они торжественно клянутся сообщать о всех подозрительных соплеменниках, которые стали им известны. В случае нарушения этой присяги (и только в этом случае) нарушитель оной высылается в места не столь отдаленные. По желанию – либо в составе всей семьи, либо один. Таких отчаянных не наберется много. И, стало быть, можно будет говорить не об этнических чистках, а о высылке отдельных нарушителей закона и присяги.

Присягу принимать в присутствии представителей старейшин тейпа. С включением в текст неких важных для всякого чеченца слов, вроде чести рода, покоя близких, уважения к старшим. Присягу принимать всем без исключения, проживающим в городах России. Начиная (минимум) с 14-летнего возраста.

Персональная работа с лидерами диаспоры и поголовная электронная слежка – это как раз рутина работы МВД, а в особых случаях – ФСБ. Она и так делалась и делается. В разных странах, не только в России. Разумеется, можно и должно говорить о ее улучшении, совершенствовании и пр. Однако полагаю, что в деле борьбы с терроризмом нужен качественный прорыв. Выход за рамки существующих норм и законов. Принятие присяги на лояльность от групп населения, которые в связи со своей историей являются как бы подданными сразу двух общностей: государства, чьими гражданами они являются по месту проживания и своих родовых кланов, куда они входят по факту своего рождения. Как гражданин такой человек (для определенности – чеченец) должен выполнять законы своей страны. Как член тейпа он в первую очередь должен подчиняться традициям рода, помогать соплеменнику и вообще делать все по законам гара, даже если они противоречат законам страны и направлены против них. Присяга на лояльность своему государству как раз и должна поставить законы страны на первое место. Должна подчинить себе верность роду. При принятии такой присяги должны присутствовать не только члены совета старейшин тейпа, а также авторитетные представители московской (например) диаспоры. Политики. Деятели науки и искусства. Бизнесмены. Особенно – последние. Они должны быть своего рода гарантами для принимающих присягу. Этот статус даже стоило бы включить в преамбулу присяги. Примерно в таком смысле: Если же я нарушу свою присягу, то тем самым не только сам подвергнусь таким-то и таким-то мерам (высылке), но и подведу своих гарантов. А «подведение» могло бы заключаться в крупном штрафе, налагаемом на бизнесмена. По первому разу. По второму – закрытие бизнеса. По третьему – поездке за казенный счет в те места, где уже проживает нарушитель конвенции. Пусть там поговорят между собой на знакомом наречии. Глядишь, диалог превратиться в монолог. Это будет также один из способов уменьшить число нарушителей с помощью их взаимного содействия органам внутренних дел.

Будет ли это ущемлением прав человека? Отступлением от канонов демократии? Будет. Притом это будет и ухудшением качества жизни (очереди, рост цен, общее раздражение нарушением прайвеси).

Но разве допросы и осмотры в американских аэропортах не есть точно такое же отступление? Взятие отпечатков пальцев со всех прибывающих в этот оплот свободы? Patriot act, допускающий прослушивание и перлюстрацию?

Точно также, как дивизия жертвует батальном для создания заслона на время передислокации основного соединения, так и наша цивилизация может пожертвовать какой-то небольшой частью своих свобод для сохранения основного корпуса своего образа жизни. Или точно также, как врач не задумываясь отсчет гангренозный палец для того, чтобы сохранить жизнь да и прочие органы человека.

Дело – за политической волей российской власти.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?