Независимый бостонский альманах

ВЕСТИ С ЭТОЙ ВОЙНЫ

02-02-2004

Ирина ДедюховаИз-за неразберихи в финансовых отношениях между муниципальными властями и энергетиками в Орджоникидзевском районе Екатеринбурга уже неделю отключена горячая вода. Не работают детские сады, больницы и другие жизненно-важные учреждения. Местные руководители утверждают, что долг в размере 56-ти миллионов рублей погашен. Деньги энергетикам отправлены, а те говорят, что деньги до них не дошли…

Владивосток: людям не по карману такая реформа ЖКХ…

Кострома: Система жилищных МУП получила перекос в пользу раздувания управленческого аппарата… школы и больницы ждет лимит по потреблению электричества и воды…

Губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев считает, что реформа ЖКХ в предложенном варианте обречена на провал...

“Реформа ЖКХ не сводится к 100-процентной оплате населением коммунальных услуг!” - заявил на расширенной коллегии Госстроя заместитель премьер-министра Виктор Христенко.

Ивановцы вышли на улицы, протестуя против реформы ЖКХ…

..Эта война касается каждого. Она идет в каждом городе и поселке, в каждой семье. Она стоит у каждого стола, собирая с него не крошки, а куски пожирнее. Жадная, страшная война. Война против своего народа.

* * *

Реформа жилищно-коммунального хозяйства формально началась с принятия закона “Об основах федеральной жилищной политики” от 24 декабря 1992 г., который наметил переход отрасли на самоокупаемость, когда население станет целиком оплачивать все жилищно-коммунальные услуги (ЖКУ), в течение пяти лет. Столь короткий срок был выбран, исходя из прогноза, что с 1992 г. в стране начнется экономический рост и доходы населения резко увеличатся. Прогноз не оправдался, более того, реальные доходы снизились и растущие тарифы на ЖКУ оказались болезненными для населения. Поэтому закон “О внесении изменений в Закон РФ “Об основах федеральной жилищной политики“” от 8 декабря 1995 г. продлил срок поэтапного перехода к полной оплате населением жилищно-коммунальных услуг с 5 до 10 лет, т. е. до 2003 г.

На первом этапе реформы ЖКХ (1992–1996 гг.) главным стало стремление переложить издержки отрасли на плечи граждан. Доля оплаты населением жилищно-коммунальных услуг выросла в среднем с 2% в 1992 г. до 28% в 1996 г., а в некоторых регионах и до 45–60%. Многое зависело от благоустроенности жилищного фонда, природно-климатических особенностей региона, а также от аппетитов организаций ЖКХ.

Все войны последнего времени носят информационный характер. Из-за “точной”, вернее точечной информации и возникают нынче региональные конфликты и гуманитарные катастрофы. Поэтому так важна любая информация к размышлению, призывающая задуматься, а не бить окна и взрывать поезда.

ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ?..

Вспомним и мы то бесконечное отступление, когда сдавались область за областью, отрасль за отраслью…

Мы отступали не только от наших “иллюзий”. Вместе с иллюзиями мы оставляли на произвол судьбы детские дома, инвалидов, беспомощных стариков… Мы рвались в обещанное прекрасное будущее, уверяя себя, что все отстроим после победы, осушим все слезы, похороним всех мертвецов… Но, подойдя к переправе, мы обнаружили, что понтонные мосты взорваны, а наше будущее уже захвачено вовсе не нами, - новыми, незнакомыми людьми, которых так и прозвали – “новые русские”…

Мало и скудно платил в тот момент народ квартплату. Существовали пережитки социализма вроде наивной уверенности, что никто не придет и с насиженного места не сгонит. Правда, много народа ютилось в общежитиях и коммуналках, они принялись надеяться на ваучеры, на везение, на пирамиды, словом, на чудо. Но сегодня речь не о них…

Иногда мне кажется, что все войны имеют одно незрячее, алчное лицо. Они всегда преследуют одну цель. Поэтому и в тактике имеют очень много сходных моментов. Нам бы надо было сообразить, что неприятель, перестраивавший свои ряды на наших глазах и с невиданной жестокостью уничтожавший собственные обозы, готовится к наступлению…

Началось массовое сокращение производственных участков ЖКХ. Нет, сама отрасль как бы еще существовала, но линейные работники знали, что их прежней жизни приходит конец. И они уходили, оставляя всю огромную разношерстую систему коммунального хозяйства на спивающееся руководство, все более уверявшееся в своей неподсудности и безнаказанности.

Результатом первого этапа Реформы ЖКХ стало полное разрушение прежней системы эксплуатации жилого фонда, вопиющая бесконтрольность за расходованием средств в управляющих компаниях. И эти два фактора: бесконтрольность и безнаказанность окончательно определили весь дальнейший ход набиравшей силу “Реформы”.

Странное дело, но почему-то тогда остававшиеся на прежних местах административные работники ЖКХ с удивительным пониманием относились к жильцам… по поводу квартирной платы. Не требовали ее с присущей этим службам настойчивостью. Входили в положение. Как бы отдавали себе отчет, что людям месяцами не платят заработную плату, что им надо элементарно выжить. Однако люди уже не доверяли такой “доброте”, поскольку отовсюду доносились странные слухи о несоблюдении элементарных юридических норм операций с недвижимостью. Наиболее беззащитные в социальном плане жильцы старались оплачивать коммунальные услуги регулярно, считая это чем-то вроде страхового полиса. Вы будете смеяться, но самые значительные по суммам и срокам задержки по квартплате всегда были у наиболее состоятельных граждан. Они могли себе это позволить. Это был девиз “новых русских”, людей, захвативших наше будущее. Мы же все дальше проваливались в бездонную дыру прошлого.

Из этой дыры никто из граждан не осмеливался уже спрашивать что-либо лишнего. Поэтому и дворы не расчищались от снежной наледи, мусор не вывозился. Подъезды стояли грязными, все дружно переживали “наше трудное время”. И время было настолько трудным, что граждане, получив сложнейшие переломы непосредственно у своего дома, в жуткой тьме неосвещаемых улиц, даже не пытались никого призвать к ответу, радуясь, что гипс ворчливыми докторами был наложен “бесплатно”. Остался жив – и ладно! Ведь были и другие случаи. В Ижевске молодая женщина не смогла удержаться на грязной ледяной куче и скатилась под колеса автомобиля, срезавшего ей голову. Двое детей остались сиротами. На войне как на войне.

Исчез без следа весь переселенческий фонд, находившийся в распоряжении каждого жилищно-коммунального участка. Спрашивать было уже не с кого. Снарядами на головы сыпались огромные сосульки с домов, не счищался снег, ржавели отвалившие от углов сточные трубы… Всем уже было “без разницы”. Мы брели, не разбирая дороги, лишенные будущего.

Только общее безразличие навевало какое-то шестое чувство, подсказывавшее, что это кажущееся затишье – перед боем…

ЛЮДОЕДЫ

Первый удар, как это всегда бывает для дезориентированного бездействием неприятеля противника, был нанесен с совершенно неожиданного направления.

Мало кто помнит о замечательном подразделении в структуре ЖКХ, отслеживавшем все перемещения граждан. На каждое жилое помещение была заведена лицевая карточка, где содержались все сведения на проживающих. А какие сведения вы бы признали важными, кроме паспортных данных? Дату рождения, наличие детей, внуков, платежеспособность… Вся полнота этой важней маркетинговой информации оказалась в распоряжении отделов прописки жилищных контор. Грех было не попользоваться.

…Однажды знакомая пожилая дама попросила оказать ей любезность посетить подобный отдел. Ее квартира была приватизирована, но почему-то за последний год она не получила уведомление об уплате налога на имущество. Соседки уговаривали ее обрадоваться этой небольшой поблажке судьбы, а на сердце у моей подруги было отчего-то тревожно, ныло то самое шестое чувство перед боем. Родственников у нее в городе не было, но ей хотелось бы оставить квартиру любимому племяннику, проживавшему в другом городе. Житейское дело.

Удивительно, но работа в отделе прописки – кипела! Там сидели совершенно незнакомые мне женщины, усиленно рывшиеся в лицевых счетах и карточках. От моей просьбы – отмахнулись! Эка невидаль, пускай старуха радуется, что не получила уведомление! В другой раз получит, не до нее. Тогда я более настойчиво попросила при мне найти лицевой счет моей знакомой. В общей папке его не оказалось, и я стала не просто настойчивой. Я совершила хулиганский выпад – зашла за перегораживающий комнату барьер с намерением самостоятельно перерыть у них там все, поскольку даже при социализме в этом отделе никогда не скапливалось 8 человек, а с бумагами куда-то не выбегало 4 запыхавшихся человека. Значит, решила я, все остальные такие же, как я, “посторонние”. Карточку с неохотой нашли в отдельной толстой папке, копии свидетельства о приватизации не было. В верхнем углу карточки стояли карандашные пометки: “с/б, не вых., Влад.Олег.”, а чуть ниже был написан телефон. Моя знакомая жила в доме, где я провела все детство и знала практически всех жильцов. Ее карточка была подколота к карточкам одинокой старушки со второго этажа и такого же одинокого старика из соседнего подъезда.

Как раз накануне этого похода я случайно прочла роман одной столичной дамы-писательницы про то, как банда людоедов съедала неосмотрительных граждан, а затем выгодно реализовывала их жилплощадь на вторичном рынке квартир. Что-то вдруг ударило мне в голову, будто роман этот не такой уж идиотский, а что все деловито шуршащие бумажками дамы этого отдела – людоедки… Эта мысль придала мне решимости, поэтому свидетельство о приватизации нашлось тут же, карточка моей знакомой была возвращена в общую обувную коробку, а странные пометки мне были разъяснены следующим образом: “Сильно болеет, на улицу не выходит, позвонить Владимиру Олеговичу”. Кто такой Владимир Олегович я благоразумно решила у людоедок не допытываться.

Не знаю, как обстояло дело с каннибализмом в нашем городе в реальности, но практически все дамы из старых паспортных отделов жилищных контор, как по команде, обзавелись собственными риэлторскими конторами. Туда же шли и работники эксплуатационных участков, поскольку всем клиентам любезно предлагалось выполнить качественный ремонт. Конторы имели крепкую смычку с районной администрацией, поэтому только через них можно было “малой кровью” перевести жилое помещение на первом этаже в нежилой фонд для устройства офисов и магазинов.

Повсеместной пропиской людоедками “лиц кавказкой национальности уже мало кто интересовался. Но прокатившаяся по всей стране волна жилищного людоедства практически всегда была связана с информацией, полученной через людоедок из отделов регистрации граждан в жилищных конторах.

Были и совершенно уникальные случаи. Одна такая людоедка уговорила нескольких стариков переселиться в специально купленный для этой цели деревенский дом. Городские квартиры со всем имуществом старики подарили ей через знакомую людоедку-нотариуса за обязательство привозить им еду из города. В суд подали, когда людоедка не появлялась в течение нескольких месяцев. Самое главное, что старикам действительно понравилось жить вместе на природе, своеобразным вольным домом престарелых. Вот только если бы людоедка, оформившая на себя их пенсии, не забыла бы привезти муки и крупы, оставив их умирать без куска хлеба…

ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Дело не ограничилось исчезновением из общей обувной коробки лицевых карточек наиболее интересных для людоедов жильцов. С переходом старой гвардии” работников жилищных контор на новые экономические рубежи, стала мистически растворяться в воздухе инвентарная документация на сооружения целыми микрорайонами, как раз накануне создания Комитета по управлению Государственной собственностью. Мистика заключалась в том, что исчезновение этой документации делало имущество более управляемым.

Ни от кого более не требовалось соблюдения правил эксплуатации зданий и сооружений, плановых сезонных осмотров, утверждений смет на плановые и текущие ремонты… Никого не интересовала историография объектов, а главное их балансовая стоимость.

Это было великое время приватизации городской собственности. Время, когда люди не выходили из подвалов, как когда-то при большевиках, а напротив – обживали их вновь. Планы помещений, эксплуатационные нормы были не только никому не нужны, они могли стать компроматом. А компромат, как я вычитала у одной писательницы, всегда принято уничтожать. Вместе с теми, кто его видел хотя бы разок. Уничтожить свидетелей можно было и без детективных историй простым сокращением служб эксплуатации.

Таким образом, уже никто и не помнил, для какой цели создавались в жилых домах техподполья, никто уже не помнил, зачем в них старались поддерживать одинаковую влажность и температуру. Особенно много нареканий вызывал уплотненный вручную просушенный грунт, залегавший между фундаментными блоками. Ясно, что все это делалось “при коммунистах” специально для народного неудобства. В техподполье народу, прежде всего, нужен продмаг с протекающим туалетом и складом, забитым ящиками с пивом. Для этой цели подвалы приходилось углублять, а грунт - выковыривать с большим трудом, выносить на себе наружу, насыпая огромными кучами, которые расползались грязью по всему микрорайону. Только вот сам народ этих неутомимых ковыряльщиков нарек “кротами” и “детьми подземелья”.

Обживались подвалы не только коммерсантами, прикупившими квартиры на первом этаже, но и самими жильцами. Плиты перекрытий первого этажа почти повсеместно пробивались, возводились мощные бункеры из армированной кирпичной кладки, дабы в самодеятельный погребок не решили залезть бомжи, которых почему становилось на улицах и в подвалах все больше...

МИЛЫЙ ЛЖЕЦ

Износ коммунальной инфраструктуры составляет более 60%, около четверти основных фондов полностью отслужили свой срок...

Количество аварий сетей теплоснабжения выросло за 10 лет примерно в 5 раз..

Срочной модернизации требуют около 30 % мощностей водопровода…

17% канализационных сетей населенных пунктов нуждается в срочной замене...

Из эксплуатирующихся канализационных очистных сооружений 60% перегружены, 38% сооружений эксплуатируются 25-30 и более лет…

Утечка и неучтенный расход воды в системах водоснабжения составляют в среднем по России 15 % от всей подачи воды в год, а в ряде городов утечки достигают 30%…

Потери с утечками из-за внутренней и внешней коррозии труб составляют 10-15%, а срок службы теплотрасс по этой причине в настоящее время в 4-6 раз ниже нормативного. Суммарные потери в тепловых сетях достигают 30% от произведенной тепловой энергии…

То, что получаемые нами сводки с фронтов – лживые я поняла на прокладке сетей. Хотя стоимость восстановления основных фондов входит в каждую оплачиваемую нами копейку, перекладка сетей в нашем Отечестве со времен развитого социализма ведется неизведанным во всем цивилизованном мире способом. При закреплении площадки на период проектирования каждый заказчик получает технические условия освоения площадки, по которым за свой счет он должен переложить определенное количество сетей, построить центральные тепловые пункты, поменять рубильники и другое оборудование на подстанциях. Это условия такие. Не хочешь дыши в одну сопатку! Ясно, что, в конечном счете, за все заплатит потребитель. Дважды. Нет, лучше трижды. А еще лучше - семь раз по семь.

Нет, сами унитарные муниципальные предприятия эксплуатирующие сети в системе ЖКХ в “рамках подготовки к зиме” тоже иногда перекладывают сети. Далеко не всё они принимают на свой баланс на блюдечке. Кстати, принимают далеко не бесплатно. Один раз с меня требовали квартиру для установки на баланс отремонтированной ветки теплоснабжения. В сентябре. В ноябре с матом и оскорблениями приняли почти бесплатно.

Они работают совершенно по другим сметам. Хотя, вроде и расценки те же самые. Просто сметы другие, с них жир капает. Поэтому они не отдают никому эти объекты до последнего. А когда понимают, что сожрать одни не в состоянии, для нас всех начинается большой аврал. Асфальтобетонные заводы закрываются 1 ноября. Поэтому мы день и ночь в конце октября, в жидкой ледяной грязи успеваем сделать то, что не сожрали они пригожими летними деньками. Мы идем ноздря в ноздрю с такими же строителями, не допущенными к котлу. Однажды у нас не хватило сил, под пронизывающим ветром и мелким холодным дождем мы ушли на ночевку. А соседи не ушли и утопили в грязи экскаватор. Все ветки оказались под угрозой неподключения. Но Господь пожалел нас, утром ударил мороз. Мы помогли соседям вытащить экскаватор и подключились вовремя. Рядом стояли сетевики и радостно потирали руки. Подготовились к зиме!

Иногда вскрываешь сети, а там – новенькие лотки, изоляция и трубы в отличном состоянии. Это придурки из МУП “забыли” внести в документацию недавнюю дармовую перекладку такого же, как мы, подрядчика. Но если касаешься недавней перекладки самих “сетевых эксплуататоров” - пиши пропало. Там можно работать только вручную. Все трубы текут, как они проводят опрессовку – свидетелей нет. Ведь работы принимают у себя они сами. Про изоляцию и говорить не приходится. Мы все покупаем у сетевиков всю изоляцию за треть цены. Не купим мы, купят другие. Спрос не с нас, а них спроса никогда не будет.

В 1997 г. уже практически из узилища был вызволен бывший глава муниципального унитарного предприятия Ижгоркоммунтеплосети, в чьем деле было только вполне доказанных эпизодов на сумму свыше 5 млр. рублей за период с 1991-1995 гг. Сумма приведена без деноминации, но, поверьте, тогда это были огромные деньги.

Пользуясь служебным положением, он уступил право требования выплат с крупных ижевских предприятий за тепло - коммерческим структурам. Получая с предприятий оплату поставки тепла продукцией, они практически ничего не перечисляли на счета МУП Ижгоркоммунтеплосети. Рабочим не выплачивалась зарплата, сети должным образом не эксплуатировались, не ремонтировались, однако руководство на этот счет не переживало. В личной собственности верхушки МУП появились дорогостоящие иномарки, мобильные телефоны, мебель, коттеджи… Сам директор неработающего предприятия ежедневно обедал в самых дорогих ресторанах.

Ижевск более благополучный город по состоянию инженерных коммуникаций, чем какой бы то ни было из крупных соседних мегаполисов. Здесь нет старых водопроводов, проложенных в первые годы советской власти и при царе Горохе, как, к примеру, в Перми и Казани. Эксплуатация сетей требовала сравнительно небольших отчислений, поскольку вплоть до 1992 г. сети регулярно обновлялись и перекладывались со значительным запасом, а содержались в удовлетворительном состоянии. Однако каждому понятно, что получится, если ничего не делать вообще. При этом перекладка участков сетей, дополнительный ремонт в качестве “платы” за сам факт подключения в Ижевске – для заказчиков и подрядчиков строительства в Ижевске являются наиболее “шкурными” мероприятиями.

Продажа тепла – весьма выгодный бизнес с рентабельностью свыше 300%. Перепродажа – выгоднее многократно. Чтобы сокрыть прибыли, поставщики тепла в “рамках подготовки к зиме” отмывают миллиарды рублей по всей стране на липовые “капитальные ремонты”.

Директора того МУП пришлось вытаскивать, поскольку следствие занялось и коммерческими структурами. Их директора пригрозили все поведать в суде, заявив, что ни в чем себя упрекнуть они не могут, поскольку откат был взят огромный. Очевидно, откат был настолько большим, а брали его настолько большие люди, что дело вскоре прекратили, всю задолженность списали, а несчастных сидельцев выпустили на волю. Как в доброй детской сказке.

Вспоминая эту историю, я вижу перед собой милую улыбчивую рожицу заместителя тюремного страдальца. Его переменчивая мимика странным образом меняла и все выражение лица, и даже тембр голоса. То он скорбно, с трагическими нотками повествовал о поголовных неплатежах, захлестнувших подведомственную ему отрасль… То - наигранная скорбь вдруг сменялась лукавой усмешкой, на которую невозможно было не ответить улыбкой, он говорил совершенно циничные вещи о том, какие немыслимые умственные способности и фантазия требуются ему для того, чтобы каждый раз скрывать огромную прибыль… Удивительное обаяние! Милый лжец.

Подводя итоги первого этапа Реформы ЖКХ, несложно догадаться, куда уходили все собираемые средства. С одной стороны, разрушались ведомственные проектные институты, специализированные производственные участки, с другой стороны - удивительно преобразились конторы, возникли шикарные расчетные центры, куда набирали людей разных профессий, весьма далеких от скучных проблем эксплуатации жилого фонда. Как только весь новые конторы обзавелись современной оргтехникой и укомплектовались под завязку, сразу же наступил второй этап Реформы ЖКХ. Конторы начали считать деньги.

ДВА ТАНЬГА, ТРИ ТАНЬГА…

…дебиторская задолженность населения перед ЖКХ на 1 января 2001 года составила примерно 14 млрд. рублей…

… субсидии предоставлены 3,5 млн. семей в размере около 3 млрд. рублей…

…ежегодно при условии соблюдения федеральных стандартов и максимально допустимой доли собственных расходов граждан не более 25% от их доходов...

… льготникам силовых ведомств прогнозируется объем финансирования в федеральном бюджете в размере 11,5 млрд. рублей в год …

Все уже было подсчитано и взвешено, на каждого были заведены лицевые счета. Без всякой лицензии на финансовую деятельность конторы ЖКХ, руководителям которых теперь оставалось только ждать пополнения лицевых счетов граждан, становились крупнейшим кредитором бюджета. Разучившись работать еще на первом этапе Реформы, на втором этапе новые неопытные работники ЖКХ обнаружили, что работать вовсе не нужно. Можно просто выбивать деньги и расходовать. Ведь деньги все равно не выделят в полном объеме.

Деньги, которые все равно не поступят в полном объеме… Деньги, которых надо очень много… Деньги, которых раньше было совсем мало, а теперь явно недостаточно – стали основным лейтмотивом начавшегося второго этапа Реформы ЖКХ. Деньги, деньги, деньги…

Вводится огромный оборотный налог на содержание на ЖКХ Но делать ничего не нужно… Все и так им должны. Подумаешь, отдают 2,5% со всех оборотов в стране! Граждан в стране гораздо больше, чем предприятий. А еще с социализма всем известно, что в капиталистическом государстве плата за жилье и коммунальные услуги съедает 50-60% доходов. Эти нищетрепы и так приватизировали свое жилье бесплатно, так пускай теперь расплачиваются. Мышеловка захлопнулась!

На втором этапе реформы все потребности на содержание ЖКХ стали рассчитываться не только в процентном отчислении с оборота, но и в процентном отчислении с доходов каждого человека вне зависимости от пола и возраста.

ЖКХ приступает к успешной выдаче жилищных субсидий, открыв для этого дополнительные центры. В них выстраиваются огромные взволнованные очереди, поскольку сроки назначения субсидий – ограничены. Таким образом, граждан поставили перед необходимостью отчета о доходах не только в налоговых инспекциях по месту жительства, но и в организации, занимающейся по договору найма, эксплуатацией их жилья. Попросту, перед дворниками, водопроводчиками, уборщицами и их милым лукавым начальством.

В сущности, это стало возвратом к подушной подати, но только на совершенно новом, фискальном этапе - обложение среднего совокупного дохода. После декларирования личного дохода - выделялась компенсация (льгота или субсидия).

Фискальный характер “оплаты услуг” не мог не отразиться и работе самого учреждения. Оно все более стало напоминать государство в государстве, оставалось только обзавестись своей армией и милицией.

Часть подразделений ЖКХ выступила с инициативой о возобновлении института управдомов. Этот знакомый по фильмам сталинской эпохи реликт имел бы лишь одно предназначение – выколачивание коммунальных платежей из граждан. Кое-где даже поговаривали о привлечении к такому выколачиванию “специализированных фирм”. За подобные услуги ЖКХ, как это и принято среди нормальных реальных пацанов, было готово расплачиваться процентными отчислениями с собранных средств. Управдом при этом мог бы не оплачивать коммунальные услуги, получая свой процент и фиксированную заработную плату. Все резче и отчетливее проступали истинные цели и намерения проводимой реформы, все меньше интереса вызывал сам жилой фонд

Эта готовность делиться, готовность оплачивать частных рэкетиров должна навсегда подвести черту под одной из внушенных нам иллюзий. В России широко используется и пропагандируется неверный стереотип о превалирующем значении объема денежных средств. Это свидетельствует не только об общем неумелом руководстве финансовыми потоками, но и слабости антимонопольных тенденций в управлении государством.

Если простой граждании идет в казино, он прекрасно понимает, что от повышения его ставки на одно выбранное число вовсе не снижается риск его проигрыша, он напротив возрастает. Но в обычной жизни тому же гражданину объясняется, что если в обанкротившуюся структуру, показавшую неумение эксплуатировать и содержать жилой фонд в должном состоянии, прославившуюся воровством, действующую вопреки гражданскому законодательству, вложить еще большие средства, она сразу перестанет быть таковой.

ВЕСТИ С ЭТОЙ ВОЙНЫ…

Жители города Спасск-Дальний (Приморский край) перекрыли в четверг федеральную трассу Владивосток-Хабаровск в знак протеста против отключений холодной и горячей воды и электричества…

В Карелии состоялся первый судебный процесс по уголовным делам по фактам крупных аварий на объектах ЖКХ, возбуждено 11 уголовных дел…
Ветеран труда Чувашии сделал заявление против ЖКХ: “Рядовому потребителю жилищно-коммунальных услуг в одиночку выступить против всесильной системы ЖКХ - все равно что схватиться с "коза нострой"”…

17 марта во дворе жилого дома 60 по улице Вавилова г. Москвы состоялся митинг протеста против жилищно-коммунальной реформы…

Сегодня Госдума РФ должна рассматривать законопрект об изменении основ жилищного законодательства. Проект предусматривает отмену льгот по квартплате для десяти категорий граждан закон предусматривает выселение из квартир злостных неплательщиков за коммунальные услуги…

Почему в области, затрагивающей основную и сокровенную часть жизни, мы ни на что не имеем права? Почему какие-то политиканы при нас цинично рассуждают о том, насколько справедливо нас обирать за право жить не под кустом? Мы что, уже все поголовно признаны недееспособными судом? Вообще, когда гражданин остается один на один с распоясавшимся “представителем государства”, ему хана. Его можно выселить за неуплату, его вообще можно замуровать в квартире без подачи электричества и воды, без еды так, что он сам добровольно выбросится из окна. И виноватых нет, поскольку у всех в кармане вата, а государство, как известно, у нас ни в чем не виновато.

В рамках жилищно-коммунальной реформы, пишутся новые законы, о том, каких льгот мы лишаемся при оплате, как нас надо выселять, насколько в процентах от достатка нас можно обобрать.

Жениться надо на сироте, а жилье нанимать при посредничестве негосударственных структур. В этом случае все наше кажущееся бесправие заканчивается. На нашу сторону вступают дополнительные разделы гражданского законодательства. Например, Закон о защите прав потребителя.

Взгляните, сколько пустых иллюзий мы уже оставили. Пора навсегда распрощаться с последней: государство никогда не стояло и в ближайшее время не собирается стоять на защите наших прав, самой нашей жизни.

[Продолжение следует]

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?