Независимый бостонский альманах

ВЛАДИМИР ПУТИН: ВТОРОЙ ПРЕЗИДЕНТСКИЙ СРОК

28-02-2004


Тенденции и факторы риска

Часть 1.

Помни об общем принципе – и ты не будешь нуждаться в совете.

Спустя восемь лет Россия во второй раз вступает во второй президентский срок действующего Президента. Вряд ли в июле 1996 года можно было уверенно предсказать хотя бы канву дальнейшего хода российской политической и экономической истории – уж слишком много было разных сценариев, завязанных на разные сроки потери Ельциным дееспособности. Похоже, что в 1996-2000 гг. реализовался как тот сценарий, в который практически никто не верил ни в России, ни на Западе.

Сейчас ситуация другая. Со здоровьем у Путина видимых проблем нет. К “загогулинам”, ставящих на уши всю страну, Владимир Владимирович явно не склонен. Если ельцинская эпоха была периодом азартных кадровых ставок и скороспелых фаворитов, то критерии принятия стратегических решений ныне действующим Президентом становятся последние месяцы все более прозрачными - во всяком случае, для внимательных наблюдателей.

Разумеется, канву ключевых событий предстоящего четырехлетия досконально предсказать невозможно. Но задача формулирования возможно большего числа ограничений объективного и субъективного свойства, в которые будет вписываться российская внутренняя политика, сама по себе является продуктивной и работающей на снижение уровня неопределенности относительно нашего будущего.

Первой из обозначившихся в последние месяцы тенденций видно стремление ближайшего путинского окружения даже не к вытеснению, а к разгрому основной конкурирующей властной группировки, до 2003 года доминировавшей в политической и экономической жизни России. До каких границ дойдет наступление на интересы ельцинской “семьи” и ее олигархического окружения, пока не понятно. Но поскольку призом этого наступления для окружения Путина являются доходы с самых лакомых кусков российской экономики (прежде всего, в нефтяной промышленности и цветной металлургии), то, скорее всего, наступление будет продолжать до тех пор, пока преодоление сопротивления “семьи” будет оставаться рентабельным для наступающих. Одними яйцами Фаберже” старые олигархи явно не отделаются.

Может ли “семья” оказать сейчас серьезное сопротивление Путину? Посмотрим на историю вопроса.

Когда во второй половине 1999 года отрабатывалась схема формальной передачи власти в стране тогдашнему молодому премьеру, разумеется, создавалась глубоко эшелонированная система безопасности окружения Ельцина в новых условиях. Она включала в себя в частности, неприкасаемость (судя по упорным слухам в коридорах власти, до 31 декабря 2001 года) главы президентской администрации Волошина и премьер-министра Касьянова, а также ряда “проельцинских” министров экономического блока правительства (в т.ч., контролировавших медиа-ресурсы Лесина и Реймана) и некоторых ключевых силовиков (в т.ч. Квашнина, Устинова и “подберезовика” Рушайло). По сути, первые два года своего президентства Владимир Владимирович был обречен на роль церемониальной, но мало на что реально влияющей фигуры.

3 января 2002 года Путиным был сделан первый осторожный шаг в направлении ограничения властного влияния “семьи”. Он отправил в отставку министра путей сообщения Николая Аксененко, уже порядком надоевшего своей настырностью и самому “гаранту Конституции”, и его дочке Татьяне Дьяченко. Но далее, вопреки ожиданиям многих, дело не пошло. Возможно из-за того, что после прохождения курса нетрадиционной медицины у китайских врачей самочувствие Ельцина тогда значительно улучшилось – вплоть до того, что он смог показывать тележурналистам чудеса прыгучести на теннисных соревнованиях.

Впрочем, команда Путина не стала терять время даром, а принялась в тиши кабинетов ФСБ и Счетной палаты готовить контрнаступление. Как и полагается по законам стратегических многоходовок, первый открытый удар был спланирован не в лоб по “семье”, а по аффилированной с ней олигархической фигуре Ходорковского (поскольку комбинации против Березовского оказались на тот момент блокированы “семьей”). И вскоре, в ноябре 2003 года Волошина, пытавшемуся напоследок заступиться за Ходорковского, пришлось распрощаться с кабинетом главы Администрации П
резидента. На очереди у чекистов явно был Касьянов, и его отставка ожидалась многими сразу же после выборов 14 марта 2004 года.

Но Владимир Владимирович показал, что у него есть собственный взгляд на график событий – 24 февраля “Миша Два Процента” досрочно стал частным лицом и, скорее всего, будущим подследственным по будущему уголовному делу о расхищении “семейными” транша МВФ в размере 5 миллиардов долларов. Во всяком случае, касающиеся Касьянова “швейцарские” материалы, переданные в 1999 году Карлой дель Понто следователю Генпрокуратуры Николаю Волкову, до сих пор лежат в архиве и ждут момента проявления Президентом политической воли.

Очевидно, что самостоятельность Путина в управлении государством могла вырасти только по мере демонтажа видимой части проекта безопасности семьи” и дезактуализации его скрытой части. Отставками Волошина и Касьянова самый верхний этаж видимой части на настоящий момент демонтирован. О темпах и стиле дальнейшего процесса вытеснения ельцинского окружения из политики и крупного бизнеса можно будет судить по срокам отставки из системы государственного управления “просемейных” фигур министерского уровня. Пока они практически все (за исключением, совсем уж одиозного своей азартной продажностью экс-министра природных ресурсов Артюхова) остаются при своих полномочиях, пусть и переименованные из федеральных министров в руководителей федеральных агентств. Но политической “крыши” над ними уже нет.

А совсем худо и небезопасно “семейным” должно стать после смены Путиным Генерального прокурора РФ на более лояльную лично ему, а не Ельцину фигуру. Потому что открытие и нормальный ход продвижения уголовных дел по фактам коррупционной деятельности “семейных” - это необходимое технологическое звено в обеспечении эффективности наступления путинского окружения на позиции старой элиты.

Что могут предпринять “семейные” по предотвращению своего разгрома? Очевидно, что они не имеют возможности организовать себе сколько-нибудь широкую общественную поддержку внутри России. Разумеется, “семейные” наверняка будут заказывать СМИ либерального толка вопли в защиту демократии (под которой понимают собственную безнаказанность) и, скорее всего, даже срочно начнут финансировать развитие в России институтов гражданского общества. На здоровье – с паршивой овцы хоть шерсти клок. Можно уверенно утверждать, что именно “семейные” в ближайшее время станут наиболее последовательными защитниками священной частной собственности в России. Однако вряд ли этот спектакль будет иметь успех за пределами Садового кольца. Потому что в грядущем переделе собственности в крупном бизнесе широким народным массам ничего или почти ничего не перепадет.

Не стоит “семье” рассчитывать и на парламентскую защиту. Депутаты Государственной Думы, победа которых на выборах 14 декабря финансировалась семейными”, разумеется, есть. Но они не смогут защитить окружение Ельцина хотя бы потому, что стали депутатами технического и мало что решающего парламента.

Говорить о возможностях защиты интересов “семьи” со стороны силовиков и вовсе смешно. Как говорил генерал Лебедь: “Поздно пить боржоми, когда желудок отрезали”. “Семейным” уже безнадежно поздно себя пиарить среди военных, потому что военные винят в своей нищете именно семью”, а не Путина.

Судебная система у нас в стране сильно коррупирована, но и через нее “семейные” явно не смогут отстоять свои интересы в противоборстве с путинской группировкой.

Какое же направление сопротивления нападающим остается у “семьи”? В своем отечестве для “семейных” нет ни пророков, ни эффективных защитников. Поэтому в своем конфликте с путинской группировкой они объективно вынуждены будут апеллировать к защите со стороны Запада. А точнее - к защите со стороны США, позиционируя себя как лоббистов, защищающих американские интересы в России и сдерживающих продвижение в Россию стратегического влияния основного конкурента США в мире - Европейского Союза.

Исторически сложилось так, что “семейные” еще с начала 90-х годов проводили проамериканскую политику, преобразовывая Россию по методикам американских советников в сырьевой придаток прежде всего американской экономики и в основной в мире рынок потребления необеспеченных активами наличных долларов. Путинское же окружение придерживается
европейской ориентации, а точнее ориентации на многополярность российской политики во внешнем мире и ослабление позиций США как единственной сверхдержавы. И назначение Путиным на пост премьер-министра вместо “проамериканца” Касьянова “проевропейца Фрадкова серьезно ударило по американским позициям в России. Скорее всего, именно это обстоятельство должно будет разыграться “семейными”, вовсе не желающими сдаваться без боя.

(Продолжение следует)

Фотографии взяты с Президенского сайта http://www.kremlin.ru/photoalbums (Ред.)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?