Независимый бостонский альманах

"МЫ ПОЛЕТИМ ЧЕРЕЗ ПРОСТРАНСТВО..."

07-03-2004


[Явление поэта]

Василий ПригодичЯвление (выявление, проявление) поэта – процесс отнюдь не мгновенный, фанфарно-бравурный в сполохах бенгальского огня и треске фейерверка (процитирую Татьяну Калашникову: «Вос-торг, возбужденье, фанфары»), нет, это некое магическое действо, долгое, вязкое, почти интимное, когда в зеркале рифмованных текстов сквозь мутное стекло возникает двоящийся лик, а потом живое лицо словесника-художника. Книга поэта – бестиарий, населенный баснословными тварями-созданиями, целый мир с океанами и материками, миниатюрная вселенная с созвездиями и галактиками. Стихотворения требуют вдумчивого и внимательного изучения, понимания (сопонимания), переживания (сопереживания). Вот о таком сборнике и поговорим, любезный читатель.

Имя Татьяны Калашниковой хорошо известно как на «бумаге», так и в «сети» (так скажем). Спародирую суконный язык советских «листков по учету кадров»: Род. 2 декабря 19… (год не укажу, ибо пишу о даме, скажу лишь о том, что Татьяна молода и красива. Ох, телесная красота – тяжкий крест, который.., впрочем, я сейчас не об этом) на Полтавщине в семье служащих (нельзя же было писать: в русской интеллигентной семье). Математик. Оконч. факультет кибернетики Киевского государственного университета. В настоящее время ПМЖ – Канада. Работает в сфере компьютерных технологий. Профессионально (так теперь принято изъясняться) пишет стихи и прозу (как для взрослых, так и для детей). Опубликовала два сборника стихотворений. Мало сведений? Нет, много: все остальное – в стихах (духовная, душевная, житейская, женская автобиография поэта). Читай и обрящешь.

Читатель, Ты знаешь, что такое поэзия? Я – не очень. Существует немыслимое количество дефиниций, но все хромают. Приведу определение Иосифа Бродского (в книге Калашниковой есть стихотворение, ему посвященное): «Поэзия не развлечение и даже не форма искусства, но скорее наша видовая цель. Если то, что отличает нас от остального животного царства – речь, то поэзия – высшая форма речи, наше, так сказать, генетическое отличие от зверей. Отказываясь от нее, мы обрекаем себя на низшие формы общения, будь то политика, торговля и тому подобное: это колоссальный ускоритель сознания и для пишущего, и для читающего. Вы обнаруживаете связи и зависимости, о существовании которых и не подозревали: данные в языке, в речи. Это уникальный инструмент познания»1. Отменно сказано: все точно, все в «тему». Добавлю одну фразу: замечательный поэт Алексей Ивантер любит дискутировать о том, что поэзия – «функция языка». Верно и дельно!

Явление поэта Татьяны Калашниковой для меня чрезвычайно отрадно. Почему? Я – робкий составитель рифмованных текстов и статей старопитерской школы после безвременной кончины своего друга поэта Виктора Кривулина (март 2001 г.) впал в некий отчаянный соблазн: мол, стишки с нами умрут, никому они (и мы) не нужны, наше дело пропало и т.д. Но совсем недавно один достой-ный молодой господин моей седой бородой ткнул в клавиатуру: мол, заряжай «поисковые машины» и трудись, привел ряд имен, «читай дурак учись» (подлинная дарительная надпись Есенина на книге стихов, адресованная Ивану Приблудному). О, радость бестелесная: есть поэты молодые и пребудут. В пространном списке были имена Наили Ямаковой, Александра Кабанова, Сергея Соколова, Olwen, разумеется, Татьяны Калашниковой и иных (братья и сестры, простите, что не назвал всех, но вы знаете, что Бог наградил вас тяжким и скорбным служением-жребием поэта).

Книгу Татьяны Калашниковой, разумеется, можно читать подряд. Но я бы рекомендовал медленное чтение-вживание-вчувствование по два-три стихотворения на ночь. Почему? В них преизбыток некоей сумеречной энергии, которая на простецком языке именуется лирической волной. Стихотворения Калашниковой – отнюдь не усладительное чтение: нужно думать и страдать (сострадать). Ну, так это же стихи, а не дамский роман. Кстати, ни-какой «дамской» лирики в русской поэзии нет: есть лирика, продуцированная женщинами-поэтами (почувствуйте разницу, как сказано в пошлой рекламе). Тексты Татьяны Калашниковой настолько насыщены эмоциями и подлинными переживаниями, что могут вызвать у поверхностного читателя отторжение-непонимание. По этому поводу осмелюсь процитировать фрагмент своей статьи об антологии русскоязычных (слово-то какое мерзкое) литераторов Финляндии: «Читатель, о
ткрою тебе сакральную тайну: стихи не рассчитаны на понимание, они представляют собой набор ассоциативных рядов, запечатлевающих некие эмоциональные знаки-фантомы, которые должен уловить читающий про себя или вслух, и все. Плохих стихов не бывает, бывают плохие рифмованные тексты, но это совсем иная опера ("Коммунистов славный форум // Славим комсомольским хором..." и т.д.). Если ты не "понимаешь" того или иного поэта, то это твоя проблема, читатель, а не автора»2. Вот так и, увы, только так.

Отдельные строки Татьяны Калашниковой сразу «цепляет» навсегда прихотливая память. Приведу лишь один пример:

Мне взойти на свежий сруб мило,
И не страшен мне палач в черном, –
Пятый год, как я себя схоронила,
Уж могилка поросла дёрном.

Нет, не удержусь, еще:

Посев отцвел, и срезан колос
Для поминального венка.

Это для нас, это про нас с Тобой, возлюбленный читатель. Стихи есть стихи, не больше, но ни в коем случае не меньше. Помимо лирики в книгу Татьяны Калашниковой входят самобытные «Поэмы. Сказки. Баллады». Я – дедушка бывалый, за десятилетия поднаторевший в литературных игрищах, меня трудно чем-либо удивить. А вот Татьяна Калашникова меня удивила мастерским, технически совершенным венком сонетов «Зарисовки из жизни поэтов» (не многим русским поэтам оказался по силам этот чудовищно трудоемкий, неподъемный жанр).

Хорошая книга! Dixi! Копеечных просодических неточно-стей-«блошек» пусть «взыскуют» иные критики (имя им – легион). Возрадуйтесь, девы, матроны, отроки и мужи брадатые: поэт пришел (и не уйдет)…

  1. Бродский Иосиф. Большая книга интервью. Второе, исправленное издание. М., Издатель Захаров, 2000. С. 603 (июль 1995; интервью «Московским новостям»).
  2. Василий Пригодич. "Иные волны", или "Братья и сестры" из Суоми // London Courier, 2002, № 173, 6-9 September. P. 19.
Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?