Независимый бостонский альманах

ДНЕВНЫЕ СПОРЫ И НОЧНЫЕ СПЕВКИ

28-03-2004

Александр АнаничевВ Польше, в отличие от остального блока бывших соцстран, растет интерес к русской литературе и языку. Оказалось, однако, что существуют и трения, и непонимание друг друга, и вторжение властей в литературные процессы. Кроме того, российские литераторы превратили конференцию в Польше в место для своих разборок. Об этом — размышления московского поэта Александра Ананичева.

В конце марта в Доме творчества имени Б.Пруса "Оборы" старинной, ХУП века, усадьбе, что в предместье Варшавы, прошел Второй польско-российский литературный семинар, организованный Варшавским отделением Союза польских литераторов и Российским центром науки и культуры в Варшаве. Первую подобную встречу писателей (а в ней с российской стороны участвовали Лев Аннинский, Борис Евсеев, Алексей Варламов, Виктор Максимов, Петр Калитин, Лола Звонарева, Андрей Дубовой) устроили те же организаторы два года назад в другом известном литературном польском поместье — Реймонтувке. Вдова Нобелевского лауреата прозаика Реймонта купила поместье на деньги, оставшиеся от Нобелевской премии. Спустя годы поместье превратилось в Дом творчества писателей и художников. Два тома докладов и выступлений — на польском и русском — были изданы после первого семинара польскими коллегами, сохранившими для истории напряженность литературных споров и своеобразие творческой обстановки весны 2002 года.

То, насколько меняется в последнее время государственное отношение к проблеме чтения, книге, литературе (в январе этого года для обсуждения похожих вопросов приглашал к себе группу писателей министр образования В.Филиппов), продемонстрировал специальный прием в Российском посольстве, организованный для участников международного семинара. Литераторов приветствовал посол РФ в Польше Н.Н.Афанасьевский. Вслед за российским послом участников семинара поздравили председатель Союза польских литераторов поэт Марек Вовжкевич и директор Российского центра науки и культуры в Варшаве Нина Морозова.

От русских писателей польские литераторы ожидали вдумчивого анализа современного литературного процесса, но — увы — доклад не оправдал их ожидания. С российской стороны первым выступил московский прозаик Андрей Дмитриев, поделившийся своими воспоминаниями о когда-то любимых им польских кинофильмах и отдельных книгах польских писателей. Вспомнил он и о связанных с Польшей сюжетах отечественных пьес ("Варшавская мелодия" Л.Зорина и др.), что прозвучало несколько наивно, особенно на фоне прочитанной писателем в финале выступления пространной цитаты из собственного романа "Закрытая книга".

На второй день семинара в "Оборы" пожаловал министр культуры Польши пан Домбровский, чем продемонстрировал государственную заинтересованность в углублении контактов с Россией в области культуры и искусства. Министр назвал Достоевского своим любимым писателем, рассказал о выставках в Москве и Варшаве, которые пройдут в 2004 г., о подготовке Варшавской книжной ярмарки. Он выразил готовность поддерживать творческие инициативы писателей и издателей, направленные на улучшение взаимопонимания двух славянских народов — польского и русского. По его словам, специальный Институт книги имеет фонд для поддержки издания текстов польских авторов на других языках (как в виде отдельных книг, так и спецномеров и литературных тетрадей внутри “толстых журналов”).

Сегодня в восемнадцати польских университетах изучают русский язык и литературу. Интерес к русистике настолько высок, что в Катовицком университете конкурс в 2002 году составил пять человек на место! А ведь в начале 90-х годов русская литература оказалась на 11 месте по популярности, отстав от финской, датской, американской. Директор Института Адама Мицкевича Гжегош Вишневский, рассказавший о подготовке международной конференции, посвященной творчеству жившего в 30-е годы в Москве русского писателя польского происхождения Сигизмунда Кржыжановского, признался, что русские фильмы для поляков интереснее американских.

Переводчик и известный литературовед-русист (выпустившая в последние годы интересные работы, посвященные творчеству Василия Гроссмана и Юрия Дружникова), научный сотрудник Института славистики Польской Академии Наук Веслава Ольбрых назвала Булгакова самым читаемым р

усским автором в Польше. За ним — Бродский, Шукшин, Цветаева. Пани Ольбрых подарила всем участникам семинара выпущенный при ее содействии на двух языках сборник стихов известного польского писателя Анджея Заневского "Только эти несколько лиц..." (на русский стихи перевел Андрей Базилевский). Этим изящно оформленным изданием открылась организованная русскими и польскими славистами “Русско-польская поэтическая библиотека”, в рамках которой будут в ближайшее время опубликованы совместные книги поэтов разных поколений из России и Польши.

В мае 2004 года в Варшаве состоится Международная книжная ярмарка. Пани М.Шлюсарская познакомила участников семинара с активно идущим процессом подготовки польских книгоиздателей и переводчиков к этому крупному в европейском книгоиздании литературному событию. Ведь главным героем Ярмарки будет Россия. Писатель Леонид Бородин задал польским организаторам Ярмарки вопрос, почему в насчитывающей более двадцати человек делегации русских литераторов, приглашенных на Варшавскую ярмарку, представлены писатели только одного направления: “Как бы не получилась ситуацию, похожая на Франкфуртскую, где, как известно, дело дошло до драки. Необходимо сотрудничать не только с Министерством культуры, которому нельзя доверять, а обращаться к Союзам писателей России, чтобы представить не только одно, популярное на Западе направление…” Именно этот факт, мол, заставил главного редактора журнала “Москва” отказаться от майского визита в Польшу в компании людей, постоянно гастролирующих по Европе и миру, представляя русскую литературу.

Реплика Бородина вызвала неоднозначную реакцию у членов российской делегации. Одни его поддержали (“надо приглашать не только авторов журналов “Октябрь” и “Знамя”, но и “Москвы” и “Нашего современника”), а Андрей Дмитриев (включенный, как и критик Андрей Немзер, в число приглашенных в Варшаву) выступил с резким протестом: “Может, нам выйти из зала, а на Ярмарку вместо нас Казинцев с Лимоновым поедут?!” Шлюсарская ответила, что польская сторона принимает тех, кого рекомендовало Министерство культуры РФ. Хотя, конечно, польским издателям интересны писатели самых разных направлений. На деле в состав российской делегации не попали ни Алексей Варламов, чью книгу сейчас издают в Польше, ни Георгий Юдин или Тимур Зульфикаров, чья проза здесь переводилась еще в 80-е годы.

Присутствующих разочаровало выступление критика Андрея Немзера. Он кратко пересказал свою статью пятилетней давности — "Замечательное десятилетие. О русской прозе 90-х годов", опубликованную в первом номере "Нового мира" за 2000 год. По его мнению, писатели старшего поколения в большинстве своем исписались и занимаются самоповтором и эксплуатацией однажды найденных приемов, молодым литераторам не хватает опыта, а наиболее интересно (даже в жанре мемуаров) работают сверстники критика — прозаики среднего поколения Алексей Слаповский, Андрей Дмитриев и Марина Вишневецкая.

Петербургский прозаик Михаил Кураев порассуждал вслух о том, что сегодня многие писатели не знают, что им делать с обрушившейся на них свободой и не умеют ее ни толком осмыслить, ни оригинально изобразить.

Редактор журнала "Москва" Бородин возразил Кураеву, что свобода творчества сегодня весьма относительна, вспоминая конкретные ситуации, связанные с практикой его работы в журнале и общении с журналистами из якобы независимых СМИ, не желающих говорить о самых важных проблемах современности (с точки зрения этого писателя): православии и российской государственности. При этом Бородин очень жестко оценил собственную работу в прозе последних лет — повесть "Бесиво" и обсуждающуюся в Москве новую повесть Валентина Распутина "Дочь Ивана, мать Ивана", обвинив себя и Распутина в банализации актуального сюжета, а последний роман Зульфикарова — в чрезмерном эротизме.

Автор этих строк рассказал о христианских мотивах в современной литературе и, поспорив с Бородиным, дал высокую оценку повести Распутина, но упрекнул прозу Владимира Маканина последних лет в томительном старческом эротизме.

Пани Ю.Семиньская поведала о деятельности польского издательства "Диалог". Когда-то оно занималось исключительно изданием востоковедческой литературы, а в этом году открыло новую серию, представляющую современную российскую прозу. "Диалог" уже выпустил в переводе на польский тиражом 500 экземпляров роман Юрия Полякова "Небо павших". Готова к изданию и книга проза Алексея Варламова. Издательница попросила российских литераторов рекомендовать ей наиболее интересные книги, вышедшие в последние годы на русском языке, и способные заинтересовать польского читателя.

Доктор исторических наук литературовед Лола Звонарева нарисовала подробную картину всего происходящего в современной прозе, выделив пять основных стилевых пластов и назвав фамилии писателей, выступивших в последние десять лет с наиболее яркими произведениями: Леонида Бородина, Валентина Распутина, Юрия Дружникова, Тимура Зульфикарова, Бориса Евсеева. Алексея Варламова, Александра Сегеня. Она возразила Бородину, похвалив повести "Бесиво" и "Дочь Ивана, мать Ивана", а также романы “Суперженщина” Юрия Дружникова, "Отреченные гимны" Бориса Евсеева, "Русский ураган" Александра Сегеня и "11 сентября" Алексея Варламова. Рассказала Звонарева и о том, как о современной прозе пишут российские критики различных направлений, обратившись к сборникам статей Андрея Немзера, Капитолины Кокшеневой, Сергея Чупринина, Натальи Ивановой, монографии Михаила Эпштейна, трехтомнику Владимира Бондаренко. Забавно: Немзер назвал 90-е годы "замечательным десятилетием русской литературы", Чупринин - нулевыми годами, Валентин Оскоцкий — “скудным десятилетем”. Кокшенева настаивает, что в литературе в эти годы произошла “революция низких смыслов”.

Завотделом поэзии "Невы" Борис Друян рассказал о современном состоянии петербургской поэзии и показал, насколько по-разному звучат сегодня в стихах московских и петербургских поэтов разных поколений трагические темы войны и блокады. Московская поэтесса, помощник редактора журнала "Наша улица" Нина Краснова на примере стихов нескольких авторов (Кирилла Ковальджи, Евгения Лесина и др.) попыталась проследить основные тенденции в современной российской поэзии. Петербургский поэт Виктор Максимов вспоминал о своих встречах с Глебом Горбовским и Виктором Соснорой, а также о работе над переводом новой книги стихов Марека Вавжкевича, которого он считает одним из самых интересных польских поэтов современности. Александр Щуплов рассказал о творческих неудачах и дешевом эпатаже в текстах молодых прозаиков Ирины Денежкиной, Ильи Стогофф, воспеваемых некоторыми критиками, противопоставив им мрачноватую прозу Олега Павлова. Немзер возразил Щуплову, что сорокалетнего Павлова сегодня трудно считать молодым.

Литературная полемика продолжалась и в кулуарах. За ужином разгорелся спор, касающийся белорусского языка. Жаль, что в этом году в конференции не участвовала известная белорусская писательница Ольга Ипатова, автор книги "Между Москвой и Варшавой". Несколько лет назад на конференции в Российском центре науки и культуры она специально зачитала доклад по-белорусски, чтобы доказать богатство и выразительность родного языка. Увы, с нашей интеллигенцией, как западнического, так и славянофильского направления, необходимо постоянно вести просветительские беседы. Высокомерно возражая специалисту-белорусоведу, члену правления Международной ассоциации белорусистов, более двадцати лет занимающемуся изучением белорусской культуры, Немзер и Дмитриев, смеясь, утверждали, что никакого белорусского языка в начале ХIХ века не существовало, у Мицкевича якобы не могло быть мотивов белорусского фольклора и текстов, написанных по-белорусски, с которыми в свое время сталивались в польских архивах белорусские ученые. Против воинствующего невежества возражать бесполезно.

"Оборы" посетил знаменитый польский актер Войчех Семен, рассказавший о своих встречах с Анной Ахматовой, Иосифом Бродским, Давидом Самойловым, о визите Владимира Маяковского в Варшаву в 1920 году и его встречах с польскими переводчиками. Актер читал в польских переводах стихи русских писателей разных поколений. В ночь перед отъездом писатели почти до рассвета просидели в обеденном зале старинного особняка. Литературные споры отшумели. Но откуда-то взялась гитара, пели по очереди: Есенина, Высоцкого, Рубцова, Окуджаву, “Таганку”. В ближайшее время будут изданы польская и русская версии сборника материалов, и со спорами участников Второго польско-русского семинара смогут познакомиться желающие.

Москва — Оборы— Москва

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?