Независимый бостонский альманах

ИСТОКИ НОВОГО РОССИЙСКОГО АНТИАМЕРИКАНИЗМА

06-04-2004

...нас так долго учили любить твои запретные плоды.

“Гуд бай, Америка”, песня группы Наутилус Помпилиус

I

 

Владимир ТорчилинКак-то так странно совпадало, но несколько раз я оказывался в России именно в те дни, когда происходили важные международные события, в которых особую роль играла Америка. Так было с “Бурей в пустыне”, НАТОвскими бомбардировками Югославии, терактом 11 сентября и свержением саддамовского режима в Ираке возглавляемой американцами международной коалицией. И поскольку я бываю в России не по паре дней, а не в пример дольше, то у меня было немало возможностей увидеть, услышать, прочитать, и даже обсудить отношение российских жителей ко всем этим событиям и, главное, к самой Америке в связи с происходившим, да даже и вне всякой связи, а вообще... И со все бОльшим удивлением я замечал, как самые разные слои российского общества – от случайно разговорившегося со мной не сильно интеллигентного левака до правительственных чиновников, и от журналистов вполне приличных изданий до своего брата ученого – высказывают даже не неодобрение теми или иными проявлениями американской внешней политики, а все более усиливающее неприятие всего, что Америка делает и что с Америкой связано, то есть самой Америкой вне какого бы то ни было конкретного контекста. Не хочу быть голословным и проиллюстрирую свои соображения. Иллюстраций за последние 3-4 года может набраться на несколько томов, а не на одну статью, так что просто делаю случайную выборку...

Ну, скажем, в процессе произошедшего по инициативе Европейского Сообщества и Америки свержения Милошевича (которого, кстати, от души ненавидела подавляющая часть самих югославов), последнего в России немедленно возлюбили как брата. Интенсивность идей панславизма, которых сами нероссийские славяне и, особенно, южные (те самые югославы) и более тесно связанные с Европой (чехи), не любили еще сто с гаком лет тому назад, достигала в российских разговорах такого накала, что, казалось, еще немного и мы снова в 1870 году и пора идти отвоевывать болгар у турок (пардон, югославов у Европы)... Кстати, в связи с последовавшими через некоторое время трагическими событиями 11 сентября мне не раз приходилось слышать в Москве и Питере, что это, дескать, вам за Сербию и Милошевича (напомню – того самого Милошевича, что находится под судом трибунала ООН, к которой Россия принадлежит с момента основания). А потом вообще всегда гордившееся своей способностью сопереживать обиженным российское общество дружно подхватило запущенную кем-то паскудную формулировку (а действительно ли упразднили идеологический отдел КГБ?) типа того, то сгоревших в небоскребах-близнецах американцев вообще-то жалко, а вот Америку нет. Как будто Америка и американцы это не одно и то же. Не могу здесь не заметить, что в Америке даже в самых консервативных и традиционно недоверчиво относящихся к России изданиях мне не приходилось встречать тезиса, что, например, в связи со взрывами жилых домов в Москве, погибших москвичей жалко, а вот страну, гражданами которой они являлись, нет. И это при том, что чеченской резни подавляющее большинство американцев не поддерживает, чтобы не сказать сильнее. Но все равно, в массовом сознании, убийства мирных жителей, женщин, стариков и детей террористами никакие ошибки правительственной политики не оправдывают.

Дальше – больше. И вот уже вполне либеральные СМИ типа, скажем, “Огонька”, начали регулярно публиковать “разоблачительные” антиамериканские статьи такого накала, что во время оно ничего похожего нельзя было прочитать даже на страницах “Правды”. Почитать, например, некоторые публикации по поводу морального убожества американской жизни, так покажется, что герои Мелкого беса” в раю живут! Авторов не устраивает уже не только внешняя политика США, но и то, как американцы обустроили собственную жизнь. Все, что отклоняется от привычного абсурда советского общества (именно этот абсурд в значительной мере сохраняется и даже расцветает и в обществе постсоветском), описывается как пример классического идиотизма. Ну, например, если траву подстригают на собственном газоне по всем правилам и требуют того же от соседей, чтобы вся улица красиво выглядела – идиоты; ищут управу на бытовых правонарушителей в полиции и мэрии, а не в пьяных разборках и мордобое –
опять идиоты; возражают, чтобы один из соседей доставал весь дом вонью сушащейся на балконе рыбы – ну просто идиоты в квадрате. К слову, такие пассажи сильно помогают ставить вещи с ног на голову: конечно, если вести себя цивилизованно и законопослушно могут только идиоты, то, значит, те, кто мирится с грязью и вонью, а бытовые и соседские проблемы решает мордобоем, и есть, от обратного, вершина цивилизации и сливки общества. Очень полезно для самоутверждения...

Интересно было поглядеть на многочисленные статьи и комментарии в российской прессе и на русскоязычных интернетовских сайтах в связи с прошлогодней аварией в системе энергетических сетей на восточном побережье США. Если верить этим сообщениям (типа “Мародерство под покровым темноты”, “Нью-Йорк во власти мародеров” и тому подобное – любой желающий мог бы найти десятки примеров), то погасший свет выпустил на волю все самые дурные инстинкты американцев, с большим трудом сдерживаемые на свету страхом перед полицией. Раньше я думал, что подобная откровенная ложь канула в прошлое вместе с отделом пропаганды ЦК КПСС, но, увы, ошибался. На самом деле, как хорошо известно в Америке, никакого мародерства вообще не было даже в достаточно криминализированном Нью Йорке, жители которого, поначалу решившие, что имеет место очередной теракт, устроили спонтанные вечеринки на улицах (кстати, сполна расплачиваясь за взятое в ближайших магазинах пиво), чтобы показать предполагаемым террористам отсутствие страха. Про это мне, однако, в российской прессе что-то не попадалось...

Ну, а уж когда дело дошло до Ирака, началось такое... Подавляющее большинство моих российских собеседников говорили об Ираке так, как будто это была Новгородская область, в которую вторглись псы-рыцари, а Саддам Хуссейн в их речах возникал в образе какого-то святого Александра Невского, самоотверженно отстаивающего целостность земли русской. Все наверняка помнят буквально заполонившие российскую прессу прогнозы российских военных экспертов, пророчащих скорый разгром американских агрессоров под ударами отважных воинов Аллаха на боевых верблюдах (не надо было этим экспертам на ночь “Лоуренса Аравийского” смотреть, ох не надо...). Но мы о другом.

- Послушайте, - недоумевающе говорил я тем, кого, на основании их предыдущих высказываний на отличные от Ирака темы, я полагал либералами, демократами и сторонниками рыночных отношений – даже с учетом того, что вам может быть наплевать на явно террористический характер саддамовского государства, безо всякого стеснения выплачивающего деньги семьям смертников-шахидов и не просто поддерживающего, но сильно стимулирующего таким образом международный исламский терроризм, от которого страдает и Россия, как вы можете поддерживать режим и лидера, открыто противоположных тем ценностям, которые вы так рьяно на словах защищаете? Разве не Саддам ограбил все международыне компании, базировавшиеся в Ираке, просто отняв у них в один прекрасный день всю собственность точно так же, как сделали это когда-то в России так ненавидимые вами большевики и за что, кстати, сегодняшняя Россия по вашему же настоянию выплачивает долги, скажем, Франции? Разве не при Саддаме подавлены все мыслимые и немыслимые свободы, за приоритет которых вы так рьяно ратуете и которые как раз и пытаются восстановить члены международной коалиции? Разве не Саддам повинен в открытом геноциде курдской части собственного населения, которую просто вытравливали ядовитыми газами, как нацисты в концлагерях? Разве не в Ираке обнаруживают массовые многотысячные захоронения жертв режима, сравнимые только с тем, что творила сталинщина, нацисты и красные кхмеры? Разве не пора со всем этим покончить раз и навсегда во имя так почитаемых вами свободы и демократии?

- Послушайте, - не менее недоумевающе говорил я тем, кого, на основании их предыдуших высказываний на отличные от Ирака темы, я полагал сторонниками традиционной коммунистической идеологии – даже с учетом того, что вам может быть наплевать на явно террористический характер саддамовского государства, открыто выплачивающего деньги семьям смертников-шахидов, тем более, что они совершают свои теракты против так нелюбимого вами Израиля, как вы можете поддерживать режим и лидера, которые на протяжении десятилетий не просто преследовали иракских коммунистов, но физически уничтожали их с использованием пыток и казней, невиданных со времен нацистов? Разве не Саддам уни

чтожил рабочее движение, профсоюзы и вообще все то, за что вы и ваши единомышленники, по крайне мере, на словах, рьяно выступаете все послемарксовские десятилетия? В конце концов, разве не Саддам просто таки нагрел вашу любимую советскую родину на восемь с гаком миллиардов долларов, отдавать которые явно не собирался?

Но не было мне членораздельного ответа, а вновь слышались ламентации на тему о маленьком, но гордом народе, под руководством своего усатого лидера противостоящем большому и свирепому агрессору, который возомнил, что это его дело бороться с террористами путем не только индивидуальных мочений в сортире и ковровых бомбардировок и устанавливать демократию там, где ее и на дух не хотят. И сбежавшего, было, Саддама уже поймали, и судить его собираются по требованию большинства ненавидящих его иракцев в Ираке, и народ иракский по преимуществу с удовольствием рушит саддамовские статуи и рвет саддамовские портреты (хотя, справедливости ради, и на фоне продолжающегося сопротивления подогреваемых фанатичными исламистами сил), но ламентации все продолжаются (правда, теперь уже вместе с попытками России прорваться на рынок восстановления Ирака). NEWSru.com, рассказывая недавно об очередной американской операции в Ираке, в ходе которой было уничтожено несколько десятков боевиков, специально посвятила внимание тому, что среди погибших было 8 гражданских лиц. Безусловно жаль и неправильно, но как насчет домашней Чечни, где именно гражданские лица почти исключительно и гибнут... В чужом глазу...

Ну да хватит. Поневоле призадумаешься над тем, что происходит, а призадумавшись, поймешь, что дело тут вовсе не в логике и не в разумных доводах, а в Америке. То есть и проиракские сантименты и антиамериканские насторения – и именно последние и есть главное и основное, так сказать, если бы Ирака не было, чтобы раздуть антиамериканскую истерию (дошедшую до табличек “Американцы не обслуживаются” на дверях московских и тульских кафе), то его надо было бы выдумать - носят вовсе не ситуационный характер (тогда мои аргументы могли бы что-то значить), а идут из куда больших психологических глубин российского сознания (на фоне регулярных заявлений путинского руководства, что Америка если уж не друг по гроб жизни, то хороший приятель и сособых разногласий между двумя странами нет!). Вот и захотелась подумать – а, собственно, из каких?

II

Хорошо памятное мне отношение к Америке в предзастойные и застойные годы, по крайней мере, в тех кругах, чье мнение не было мне безразличным, определялось в СССР довольно простым постулатом – поскольку наше руководство в лице родного советского правительства и ленинского Политбюро врет народу постоянно, то всю официальную информацию, этим самым руководством одобренную, надо воспринимать с точностью до наоборот и тогда можно будет составить некоторое представление об истином положении вещей. Иными словами, если говорят, что в Америке пролетариат сильно угнетен, то это означает, что кроме рабочей аристократии там других трудяг и нет. А если речь пошла о продажности буржуазной прессы, то не должен вызывать сомнения факт, что со свободой слова в Штатах все обстоит отлично. Ну, и так далее... – голодная жизнь низших слоев американского общества означала всеобщее продовольственное изобилие, потогонная система эксплуатации предполагала непыльную и нетяжелую работу для всех, а общее загнивание было эквивалентно массе дешевых и отличных товаров, шикарному общепиту и отличному здравоохранению. Впрочем, этот фенеомен построения картины по методу “от противного”, особенно в отношении Америки, обсуждался неоднократно. Реже обращалось внимание на то, что отрицательные стороны у такого подхода тоже были.

Помните известный софизм: “Один критянин сказал, что все критяне лжецы. Значит, он тоже лжец. Значит, все критяне говорят правду. Значит, он тоже говорит правду. Значит, все критяне лжецы. Значит...” и так до бесконечности. Все удивлялись и веселились, и мало кто замечал, что весь круговорот софизма основан на логической ошибке в третьем по порядку утверждении: стоило вместо “Значит, все критяне говорят правду” сказать “Значит, не все критяне лжецы”, как софизм исчезал, и появлялась правда жизни – как и в любой другой стране, кто-то на Крите врет, а кто-то нет, и это уже дело слушателя (или читателя, или зрителя) разобраться. Примерно то же самое произошло и при анализе утверждений советской пропаганды – все почти бессознательно строили свое рассуждение привычным образом: “Советская пропаганда говорит, что все в Америке плохо - Советская пропаганда всегда врет - Значит, все в Америке хорошо”. А надо было бы понимать – “Значит, не все в Америке плохо”. И даже если полагать, что плохого в Америке куда меньше, чем хорошего, то, все-таки, к реалиям жизни последний тезис готовил лучше, чем прочтение любой советской информации со знаком наоборот. Поэтому я уже не очень удивлялся, встречая порой в Америке эмигрантов из Союза, которые чувствовали себя сильно обманутыми, обнаружив, что и работать в Штатах надо до седьмого пота (если, конечно, хорошо жить хочешь), и общепит бывает разным, и для пользования всеми достижениями здравоохранения страховку надо иметь или платить немеряно, и далеко не все товары по карману, и так далее... Подвела радующая сердце картинка молочных рек с кисельными берегами, построенная путем тотальной замены черного на белое в советских рассказах об отравленных ядовитыми отходами водных потоках с берегами из мусора и металлолома в проклятой Америке. И конечно эти разочарования становились хорошо известны остававшимся в Союзе (России) родным, друзьям и знакомым. А если учесть, что носители разочарований их обычно драматизируют еще больше, чем они на самом деле заслуживают, то свою роль в формировании все более негативного отношения к Штатам такие ламентации тоже сыграли. Не центральную, наверное, но все-таки...

В горбачевские времена тайный интерес к Америке стал совершенно явным и ни уголовно, ни политически не наказуемым. Поток самых разнообразных визитеров – ученых, администраторов, инженеров, спортсменов, деятелей культуры и просто родственников – все ускоряясь и расширяясь двинул в обе стороны. Сначала, конечно, больше в Россию, поскольку советские барьеры еще в какой-то мере существовали, но вскоре оба потока сравнялись (а потом и поменялись местами, если учесть эмиграцию). И все были довльны, и с Америки постепенно сползал флер тайны, и вообще будущее виделось в самом розовом свете и казалось, что все чудеса американского производства и быта так замечательно описанные в популярной когда-то смеляковской книжке “Деловая Америка”, скоро доберутся и до России. Не добрались... Или, точнее, добрались вовсе не в том “человеколюбивом” виде, в каком они были описаны у Смелякова, да и вовсе не в ту страну, где “Деловая Америка” была издана. А в ту, где отношение к Америке сменилось с симпатии и интереса сначала на опаску и недоверие, а потом и на откровенную нелюбовь, чтобы не сказать сильнее. И это при том, что межгосударственные отношения между двумя странами были, да остаются вполне нормальными, а в ряде случаев можно говорить и о реальном сотрудничестве. Что же произошло за это время с россиянами? С чего, как говорилось в одном популярном анекдоте советских времен, они так озверели?

Даже самый поверхностный наблюдатель заметит, что постепенное изменение отношения россиян к Америке началось с начала 90-х и достигло максимума неприязни в наши дни (если, конечно, этот максимум уже достигнут). То есть, началось все с развалом СССР и приходом к власти в новой России Ельцина с его командой и усиливалось по мере протекания “рыночных реформ” с их пирамидами и дефолтами, которые, к тому же, проистекали на фоне заметной утраты Россией своего влияния и авторитета в мире (при это неважно, что прежний советский “авторитет” базировался на невероятной агрессивности советской политической доктрины, страхе процветающего Запада перед новой войной и интеллектуальных играх капиталистических либералов с дьявольщиной коммунизма – как только нелиберальный Рейган предпринял адекватные ответные шаги, советской доктрине настал полный и, хотелось бы верить, окончательный конец). В путинские годы быстро оживающая гебистская ксенофобия с опорой на подновленную уваровскую доктрину “Православие-Самодержавие-Народность”, где только среднее слово “Самодержавие” заменено на “Путинизм” (кстати, о феномене “Путинизма” - имеено так, с заглавной буквы – в России толково излагает International Herald Tribune в номере за 11 декабря 2003 года) только способствовала дальнейшему развитию антиамериканизма, поскольку всегда надежнее переключить внимание массового сознания на врага внешнего, а то, если начнут виноватых дома искать, то еще неизвестно, до чего могут доискаться.

III

В чем же заключались внутренние механизмы превращения доброжелательного интереса в откровенную ненависть? Одно из наиболее частых объяснений заключается в появившемся и развившемся в России за последнее десятилетие “веймарском синдроме” в его самой тяжелой форме. В статье Владимира Илюшенко, поддержаной Московским бюро по правам человека (“Новая газета” от 7 августа 2003 года), прямо говорится, что “в российском обществе весьма распространен веймарский синдром – комплекс идей, чувтств и настроений, отражающих разочарование в демократии, национальное унижение из-за распада великой державы, которой все боялись, а потому уважали, с которой считались, а теперь не считаются”. Конечно, в этом есть немало справедливого, хотя о механизмах уважения к Союзу и страха перед ним я только что говорил. А, с другой стороны, кого этот механизм так уж волновал. Боятся – и слава Богу, значит не полезут (напоминаю тем, кто мог забыть, и говорю для тех, кто никогда и не знал – вся и внутренняя и внешняя пропаганда Советского Союза базировалась на простом постулате: все империалисты только и мечтают на нас полезть, и лишь “динамичная” политика советского правительства и невероятные расходы на вооружение, державшие все население в нищете, спасают страну). Увы, эта ложь долго не прожила (хотя и достаточно, чтобы испортить жизнь двум поколениям советских людей), и, как было сказано выше, стоило Рейгану вызов принять, как коммунизм развалился. Причем, изнутри. А поскольку Советский Союз и олицетворял собой коммунизм, то развалился и он. В результате – “Почему это теперь все Америка решает?!” – заговорили, да и все еще и говорят те, кто раньше вовсе не возражал, когда СССР единолично “решал” в Чехословакии, Венгрии, Анголе, и вообще “где хотел, там и граничил”. Разве что Афганистана немного стеснялись, поскольку о государственной лжи знали все, да и то постоянно равняли действия СССР с политикой США во Вьетнаме, забывая, что туда американцев действительно позвало действительно законное правительство, но и при этом открытым протестам внутри страны место находилось, и именно они войну с течением времени и прекратили.

В общем, причины для веймарской болезни есть. Хотя есть и существенная разница – если Германия была побеждена и “унижена” странами Антанты, которых она и ненавидела, то Россию разрушили силы внутренние, но признать это “западло”, а потому психологически легче все валить на “врага внешнего”, то есть, по привычке, все на ту же Америку. Но одно “веймарского синдрома” явно недостаточно, чтобы объяснить волну нового антиамериканизма. Во-первых, коммунистический лагерь пал еще при Горбачеве, и значительное, если не подавляющее большинство населения этому откровенно радовалось, предвидя (или предчувствуя) все блага свобод как политических, так и экономических. Во-вторых, значительная часть россиян (речь идет о молодежи) вообще советских времен не знает (не помнит), и иногда декларируемая печаль по “великому и могучему” носит явно демонстративный, “протестный” характер. В-третьих, наконец, существуют довольно сильные основания полагать, что специально Америка никаких развалов Советского Союза не готовила, поскольку ей гораздо легче и спокойнее было иметь дело с одним вполне дружественно настроенным на тот момент горбачевским Союзом, чем с грудой появившихся впоследствии “осколков”, которые даже простых проблем решить немогут (скажем, Грузия в Панкиском ущелье), а внимания и помощи требуют непрерывно и настоятельно, не давая взамен практически ничего, а вот головной политической боли добавляя Госдепу непрерывно, поскольку с разных сторон от Америки требуют поддержки взаимоисключающих интересов и целей (взгляните на одно только бывшее советское Закавказье!). И многие не понимать этого просто не могут. Так что, конечно, веймарский синдром веймарским синдромом, но должно быть что-то и еще...

IV

И это “что-то еще”, разумеется, есть, но к Америке оно опять отношение имеет весьма косвенное, хотя, как мы увидим, именно с ней и ассоциируется. Речь пойдет о том, что и под каким сосусом делали в России те члены ельцинской команды, которых принято было именовать “молодыми реформаторами”. Именно они обратились к народу со своими идеями и предложениями в начале 90-х. Логика их изложения ситуации была довольно проста. Начать с того, что Америка России больше не враг и нападать на Россию не просто не собирается, но никогда и не собиралась, а вся милитаристкая антиамериканская риторика прежних советских властей просто была порождением обычной коммунистической ксенофобии и ненависти к демократии. Это утверждение была совершенно справедливо тогда и, естественно, остается совершенно справедливым и теперь. Далее, раз уж признано, что Америка не враг, давайте повнимательнее присмотримся к ее достижениям как в экономике, так и в области, так сказать, политического строительства. И опять, таки, подобный призыв был совершенно разумным, поскольку учиться надо на хороших примерах, а экономические достижения Америки, сделавшие ее самым мощным и процветающим государством современного мира в значительной мере связаны с очень эффективной и хорошо организованной политической системой. С такими вполне разумными соображениями предполагаемые строители и отцы новой российской политической и экономической демократии начали свое интенсивное общение со столпами американской экономической и политической мысли. И опять, таки, дело полезное.

Вот только результат оказался плачевным. Почему? Ну, во-первых, трудно себе представить человека, успешно овладевающего вершинами высшей математики, если в школе он не изучал даже алгебры, по каким-то там причинам остановившись на курсе начальной арифметики. Примерно так же выглядели редакторы отделов социалистической экономики или коммунистического воспитания капээсэсовских газет и экономисты капээсэсовских псевдонаучных институтов, кинувшись за один семестр постигать многолетние достижения гарвардской политической и экономической мысли. Даже если допустить (хотя я сам в этом сильно сомневаюсь), что они действительно хотели всерьез чему-то полезному научиться, чтобы потом использовать эту науку на благо соотечественников, то все, что они сумели усвоить из уроков постепенно впавших в полное отчаяние учителей, которые так и не смогли пробиться в комсомольские мозги, сводилось к двум абсолютно оторванным от реальности (но очень удобным для них самих!) положениям – во-первых, настоящий капитализм всегда начинается с дикого, который сродни простому разграблению (ленинское положение о том, что капитализм кроме как грабительским быть никаким и не может, сидело и сидит у них в подсознании на уровне установки, вколоченной туда годами партийно-комсомольского политпросвета), а во-вторых, вся собственность должна быть только частной. Вооруженные такой передовой капиталистической мыслью, они взялись за родину. Ну это как, примерно, если бы какая-нибудь малоразвитая далекая страна решила бы наладить у себя произвоство собственных автомобилей и с этой целью не попыталась бы овладеть выпуском каких-нибудь современных моделей из недорогих, но сделанных с учетом всего накопленного опыта автомобилестроения (как когда-то сделала Россия с “Фиатом”), а построила бы линию, производящую Форды 1904 года выпуска. С начала так с начала!

Ну, про то, как приватизировалась страна, растаскиваясь узким кругом приятелей по комсомольским банным посиделкам, сказано, написано и показано сколько угодно, так что повторяться не резон. Как и напоминать аргументы теоретиков этого растаскивания вроде того, что главное, чтобы все стало частным, не важно в чьих руках (на самом-то деле, для них было еще как важно, чтобы руки были только их и ничьи другие), а частная собственность после периода дикости (см. выше) сама превратится в сладостный цивилизованный капитализм американского типа. Для нас главное то, что все эти манипуляции проводились под непрерывное шумовое оформление, из которого следовало, что творящиеся идиотизм и безобразия простекают в полном соответствии с рекомендациями американских учителей и по примеру вполне успешной Америки, от роскошной жизни которой жизнь российская будет практически неотличима буквально через год-другой. То, что сами учителя пребывают в полном отчаянии от тупой ретивости залетных российских учеников тщательно замалчивалось.

Таким образом, в массовом сознании (напоминаю, что в процессе этого шабаша именно массам не только ничего не перепало, но как правило, многие лишались последнего) все, мягко говоря, неприятности приватизации оказались прочно ассоциированы с американским влиянием и американской моделью. Более того, даже те, кто находился в неконструктивной оппозиции к тогдашнему режиму, вроде анпиловцев, прохановцев и зюгановцев, вовсю вдалбливали в головы тех, кто к ним прислушивался, что именно слепое (или наоборот, сознательно вредительское – неважно!) следование враждебным американским указаниям привело ко всем наличным неприятностям. Так что если создателям экономического и политического хаоса публичные претензии и предъявлялись, то, как правило, не по поводу их собственных малограмотности, недомыслия и вороватости, а по поводу предательства в пользу Америки или подкупленности все теми же американцами, которые, якобы, только спят и видят как гибнет Россия. Мало у кого из россиян, совершенно обалдевших от навалившихся на них неприятностей, хватало желания и терпения анализировать этот бред, так что семена падали на благодатную почву. Можно ли было надеяться на сохранение дружественных чувств к тем, кто вверг тебя в нищету и разрушил какую-никакую, но твою страну? Таким образом весь запас (и еще какой!) отрицательных эмоций населения был отчасти перенаправлен с тех, кто действительно в этих эмоциях был повинен, на Америку и американцев. Неведомо для себя самих, именно они оказались повинными в убожестве российских реформаторов. И хотя сами американцы, мягко говоря, балдели, ознакамливаясь с деталями того кошмара, который подавался россиянам под видом “made in USA”, ну или, на худой конец, “made почти как in USA”, делу это уже не помогло, и стойко негативное отношение к этим самым ЮЭСЭЙ в значительно части массового сознания закрепилось довольно прочно. И то – с чего бы вдруг питать добрые чувства к тем, по чьему примеру и чьими советами тебя загнали в такую... гм... ну, вы понимаете... Вот так и пришлось американцам отвечать за недетские забавы российских либералов-рыночников (да нет, дорогие соотечественники, никакие они не агенты влияния и американские шпионы, а собственные доморощенные недоучки, в таких количествах воспитанные родной коммунистической партией и ее резервом, комсомолом, что им пока и переводу не видно). И если на самих гайдарах и чубайсах россияне отыгрались хотя бы политически, даже не допустив их партию в Думу на декабрьских выборах (на самом-то деле отсутствие правой оппозиции в Думе еще по самим россиянам и ударит, но сейчас не об этом речь, а желание хоть как-то поквитаться за свои беды с их виновниками тоже понять можно), то неприязнь к Америке таким путем не изживешь, на своих выборах сами американцы и голосуют, так что тут все пока осталось, как было.

В заключение этого параграфа не могу не процитировать “Россию в 1839 году” Астольфа де Кюстина: “...Россия, поздно приобщившись к цивилизации, по нетерпеливости правителей своих так и не узнала благодетельно глубинного созревания, постепенного и ненасильственного развития”. Но причем тут Америка?

V

Справедливости ради, следут отметить, что в реформах ранних ельцинских времен определенные положительные стороны были. В конце концов, для тех российских жителей, кто не мог по знакомству получить на залоговом аукционе какой-нибудь, скажем, Ростсельмаш, возможности разных других потенциально доходных бизнесов оставались. Надо лишь было пользоваться правилами нового времени (точнее, отсутствием оных) и ловить момент. Немало людей так и сделало – не всё же комсомолята растащили! – и некоторые из них сумели добиться достаточно много (даже с учетом того, что для уголовников и коррумпированных чиновников и правоохранителей тоже правил не было). Беда лишь в то, что это “немало” в абсолютном значении составляло тысячи, может быть, даже десятки тысяч, но в относительных цифрах это была лишь исчезающе малая часть российского населения. Остальным все новые возможности были предложены на фоне вбитых в головы семью десятками лет советской власти нелюбви к богатым и нежеланию трудиться, “рвя пупок”.

В первом случае речь идет не просто о примитивной зависти бедных к богатым. Это куда глубже. В конце концов, и бедный может подналечь, подсуетиться и выбиться не в последние люди (слушай Высоцкого - и пешка может выйти, если, конечно, постарается, в ферзи!). Дело в том, что десятилетия промывания массовых мозгов вообще поселили аж прямо в подсознание установку на то, что быть богатым плохо и неприемлемо. И началось это с самых первых дней “рабочей власти”. Уже в своих дневниках 1918-1919 года Пришвин отчетливо видел, что “все движется не сочувственно и любовно к бедному человеку (“пролетарию”), а ненавистью в богатому (“буржуа”)”. И такой “пир победителей” продолжался все десятилетия системы. Хорошо помню суть литгазетовского судебного очерка семидесятых, в котором рассказывалось об изобличении какого-то очередного деятеля теневой экономики. Основные филиппики автора относились даже не к существу дела и не к тому, что вот, дескать, негоже подрывать родную советскую экономику, а к тому, что производившие обыск на дому арестованного обэхаэсэсники обнаружили у него – нет, не зарытый пулемет и не банки с золотым песком – а целый десяток костюмов! Представляете – у него одного целый десяток костюмов. Каким же надо быть мерзавцем и подонком, и вообще существом без чести и совести, чтобы столько костюмов накупить! Зачем они ему? Ну, два. Ну, на худой конец, три или даже четыре. Но десять!... И этот бред вдалбливался в головы непрерывно. Чего уж теперь удивляться, когда работящих фермеров просто жгут, а какому-нибудь взятому за одно место банкиру или фабриканту сочувствия только у своего брата собственника можно искать. Как справедливо заметил Артемий Троицкий в “Новой Газете” от 24 ноября 2003 года, “Массовое сознание нашего народа поражено некоторым количеством извращений и комплексов”. Несомненно, что один из них – ненависть к буржуазии. Именно тут пролегает основное различие в психологии американской и советской (постсоветская относится сюда же, ибо на отделение от советской у нее не было ни времени, ни возможности): если чужой материальный успех для американца (естественно, как правило, поскольку исключения тоже бывают) является стимулом к достижению успеха собственного, то для советского (и постсоветского) человека чужой материальный успех становится поводом для ненависти к тому, кто такого успеха добился (естественно, как правило, поскольку исключения тоже бывают). Вот докуда пришвинские дневники дотянулись!

Конечно, феномен современного богатства в России носит характер, мягко говоря, специфический, ибо к нему, как еще никогда в истории, хорошо приложима первая фраза из посланной Остапом Ибрагимовичем подпольному миллионеру Корейко книжки насчет того, что “все крупные современные состояния нажиты самым преступным путем”. И никакие попытки этот факт загладить к желаемому результату пока не приводят. Все происходит в полном согласии с тем, что высказал Салтыков-Щедрин сто с гаком лет назад: “... какими бы именами не прикрывало себя ограбление, все-таки сфера грабителя останется совершенно другою нежели сфера сердцеведа, ибо последний уловляет людей, тогда как первый уловляет только принадлежащие им бумажники и платки. Следовательно, ежели человек, произведший в свою пользу отчуждение на сумму в несколько миллионов рублей, сделается впоследствии даже меценатом и построит мраморный палаццо, в котором сосредоточит все чудеса науки и искусства, то его все-таки нельзя назвать искусным общественным деятелем, а следует назвать только искусным мошенником”. Но ведь и честным трудом (именно трудом!) безо всякого мошенства хотят, увы, не так уж и многие.

Интересный и поучительный пример, ставший темой наших долгих дискуссий и рассуждений, привел мне один мой московский друг. Человек он немолодой и не очень здоровый, но на старость более или менее накопил, так что они с женой теперь стараются себя не утруждать тем, что можно получить в качестве услуги за деньги. Оказалось, правда, что гораздо легче найти продавцов услуг крупных (типа, скажем, ремонта квартиры), на которых наварить можно как следует, чем обеспечить выполнение задач некрупных и одноразовых (типа, скажем, придти квартиру пропылесосить). Но вот, собственно, и история. Живет он в доме достаточно приличном, но по населению и его достатку очень смешанном, и каждый вечер не отказывает себе в удовольствии посидеть на лавочке во дворе и покалякать с соседями о том, что и как происходит в стране и в мире. Естественно, что основная тема разговора с теми из соседей, чье финансовое положение заставляет желать сильно лучшего, это как бы перекрутиться от зарплаты до зарплаты и вообще, как можно прожить в Москве на полторы-две тысячи (рублей, естественно) в месяц, и где бы взять побольше. И вот по весне решили мой друг с женой вымыть в квартире окна – в трех комнатах и в кухне, да еще и в балконной двери. Самим валандаться уже тяжеловато, вот и развесили в подъездах своего дома объявления о разовой работе и своей готовности платить по двадцать долларов (то есть рублей, примерно, по шестьсот) за окно. Ожидали они реакции скорой и массовой, поскольку ежевечерне на отсутствие денег жаловался каждый второй, а тут желающим предсталялся шанс за полдня работы получить, как минимум, месячную зарплату. И просчитались – к ним не пришел никто! Самим вместе с приехавшей погостить племянницей пришлось мыть. Вот и выходит, что жаловаться и представлять, как хорошо будет, если зарплата вдруг сама по себе увеличится раза в три, это одно, а сделать реальную дополнительную работу за разумную оплату – совсем другое и вовсе не привлекательное. Может, правда, у них соседи какие неправильные... Не знаю... Но подумать есть о чем.

Интересно, кстати, что накрепко привитое десятилетями советской власти значительной части населения твердое нежелание много и без халтуры работать, дает себя знать и в совершенно других политических и экономических условиях, опять-таки превращаясь в неприятие Америки. Как это? А очень просто. Со школьных времен наученные тому, что потогонный тэйлоризм и есть самое плохое и античеловеческое в мире, многие в России (и это я своими ушами слышал много раз) откровенно крыли Америку за то, что вследствие ее дурного примера, теперь и в России редко когда можно действительно хорошо заработать не “рвя пупок”, а уж если работаешь на свой собственный бизнес, то тем более.

VI

Еще одним веским поводом для возникновения антиамериканских сантиментов послужили реалии нынешней политической системы и государственного строительства в России. Опять же, существенно то, что на начальном этапе строительства российской “демократии” именно американская политическая система рассматривалась как подходящая модель, которую просто надо несколько приспособить к российским реалиям. И поэтому все то, что получилось (а получилось, говоря бессмертными словами Черномырдина “как всегда”, вполне независимо от того, как, собственно, хотели) опять поставили в строку Америке, тем более, что этому сильно помогало незнание того, как в Америке происходит государственная политика на самом деле. И в самом деле, после семидесяти лет советской власти и нескольких лет игрищ и забав нового российского истэблишмента и в самом деле трудно поверить, что где-то в мире реально существуют и столь же реально состязаются за избирателя и за возможность реализовать свою платформу настоящие политические партии, и попытка на честную состязательность этой борьбы повлиять с использованием пресловутого “административного ресурса” может стоит даже свободы, а уж политического-то будущего наверняка любому, кто такую попытку предпримет, независимо от его поста (крах карьеры Никсона в связи с Уотергетским скандалом классический тому пример). Незнание, как и сон разума, рождает чудовищ. Потому так притягательно свалить на дурной американский пример то, что имеет Россия сегодня.

А имеет она театр марионеток с раз и навсегда прописанными ролями и раз и навсегда допущенными актерами эти роли исполнять – вот действительно начальствующий “отец народа”, а вот для демократического близира целый набор: тут и “защитник сирых”, тут и “интеллектуал-резонер”, тут и “либеральничающая дама”, тут и “шут-урод для увеселения присутствующих” - и тусуются все те же самые индивиды на глазах якобы решающего что-то честного избирателя уже добрый десяток лет, не допуская в свои тесно сомкнутые ряды ни одного нового лица и ни одной свежей мысли. И подается это за реальную демократию (разве что требующего небольшой дополнительной полировки) самого что ни на есть западного образца. И любого нормального человека начинает от этого балагана самым естественным образом воротить, как и от того, с кого, как он полагает на основании трескотни все тех же марионеток, балаган этот скопирован. Хотя большинство при этом и не подозревает, что американская политическая система с ее постоянно обновляющимися лидерами и реальными, а не прокламируемыми “для оживляжа” разногласиями и партийными целями и установками и близко к такому абсурду не стояла. Не подозревает и дружно не любит Америку за ее якобы “липовую” демократию. И мало кто отваживается указывать на то, что сложившаяся система не то что даже не американская – она вообще ненастоящая. Разве что изредка... Вот Евгения Альбац написала в “Новой газете” - “В России нет государства. То, что мы все... называем государством, таковым не является. У нас это кланы, группы интересов, которые именуют себя министерствами, администрациями, секретными службами. Они выглядят ну почти как настоящие, а по сути – сплошная фикция, сборище бюрократов в погонах и без, бизнес которых – торговать правами государства, включая право на насилие”. И бороться за то, чтобы этот абсурд превратить в действительное государство – дело нелегкое. Куда проще хаять Америку за создание такой никуда не годной модели.

Российские выборы, постоянно подаваемые властями как проводимые по всем стандартам западной демократии (в первую очередь, американской), представляют собой особый разговор (эта статья написана незадолго до президентских выборов в России – ВТ). И, безусловно, служат дополнительному развитию чувства неприязни к тем, у кого такая модель выборов, якобы, позаимствована. Большинству россиян невдомек, что, в отличие от американских выборов, где обычно соперничают две самые реальные партии, имеющие свои принципы и самую широкую популярность и поддержку в обществе (хотя построены они и не по ленинским принципам и не требуют непременной работы в первичных организациях), в России в нормальном демократическом понимании партий вообще нет. Российские партии – это или объединения начальников или отдельные индивиды без всякой реальной связи с людьми. Ну, скажем, Единая Россия – это Путин со своим командным составом, СПС – Немцов и Чубайс, Яблоко – Явлинский, ЛДПР – извините за выражение, Жириновский. Разве что у Зюганова с его КПРФ еще остались на местах заблудившиеся во времени ячейки старого типа. И еще одно отличие – в России во власть идет все больше настоящих толстосумов; даже список коммунистов чуть не на треть состоял из миллионеров. То есть во власть идут не работать, а охранять награбленное. И, похоже, уникальная сложившаяся в России система альянса секретных служб и лояльных власти богачей цементируется на долгие годы не для того, чтобы эти службы и богачи работали для народа, а для того, чтобы как можно надежнее прикрыть их от народного взгляда. И люди это отлично понимают (потому, кстати, так и растут ряды спонтанных партии “Против всех” и “Голосовать не пойдем”, а активист единороссов Шойгу выступает с бредовой идеей лишать гражданства членов этих партий, озвучивая своим выступлением тайные желания своего партийного и государственного начальства, поскольку неголосующие и голосующие против всех обнажают такую неприятную для этого начальства реальную картину “всенародного участия” и “всенародной поддержки”). Ну и как могут члены этих партий симпатизировать американской системе, раз их уверяют, что именно западные демократии и послужили моделью того, что называется новым партийным строительством в России. Еще и поэтому (впридачу к экономическим “заслугам”) российский избиратель так резко высказался против правых (полагаемых проамериканскими) партий на последних думских выборах. В их лице плюнули, так сказать, в самое американское мурло.

Ну вот, на этот раз снова построили однопартийный кремлевский парламент. А дальше? Перед прошлогодним визитом Путина в США влиятельная “The Wall Street Journal” написала: (в России) “многие чиновники среднего звена уверены, что российское богатство было разграблено богатыми евреями... Слияния российских нефтяных компаний с западными фирмами считается продолжением заговора: олигархи якобы перепродают российское благосостояние и национальную гордость своим хозяевам с Уолл-Стрит... Влиятельная клика в администрации Путина хочет перераспределить в свою пользу российское благосостояние, разграбленное другими в 1990-х (заметьте, сами деловые американцы, чьи взгляды отражает эта газета, и не сомневаются, что имели место вовсе не рыночные реформы американского образца, а прикрытое фиговым листком этих реформ простое разграбление – ВТ). В то же самое время эта клика хочет возродить “Великую Россию” - суровое полицейское государство советского образца со строгой цензурой и фальсифицированными выборами. Это государство будет ксенофобским, антиамериканским и антисемитским.” За что боролись, старик Яков...

VII

Вот и получается, что, как правило, вовсе не в том, что делается в Америке или что делает Америка, кроются глубинные причины нынешней нелюбви значительной части российского населения к Штатам, а в том что в соответствии с классическим принципом перенесения Америку клймят за собственные проблемы. За нежелание, неумение, неспособность (выберите лобое слово, которое по душе) решить свои собственные проблемы и спросить с собственного руководства за то, что в стране происходит. Не в пример легче (и безопаснее) клеймить во всем виноватую Америку в теледебатах на правительственных каналах (а других теперь больше и нету) или в статьях на страницах правительственных газет и журналов (тут, правда, некие оппозиционные издания пока существуют, но и они, как правило – особенно, левые – в смысле антиамериканизма находятся с правительством в полном согласии, что и понятно, поскольку, хоть убейте, не вижу, в чем принципиальная разница между, скажем, Грызловым и Матвиенко с одной стороны и, скажем, Зюгановым и Харитоновым – с другой; ляг фишка чуть иначе и окажись они в правительстве и в оппозиции в других сочетаниях, приладились бы отлично, поскольку все пазы под один размер точены – одного гнезда птенцы; “Общественная жизнь в этой стране – сплошные козни против истины” писал Астольф де Кюстин в своей “России в 1839 году”).

Беда только, что ни от каких собственных проблем такими заклинаниями, увы, не избавиться...

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?