Независимый бостонский альманах

ЕВРЕИ И НОВОЕ ВРЕМЯ

14-04-2004

[Реквием российскому редактору]

- окончание (IY)- - продолжение (III) - - продолжение (II) - - начало (I) -

“Я ценю труд, вложенный в написание отрицательных рецензий”.

В. П. Лебедев

…Случаются с Л. Ботстайном небольшие конфузы и на другие темы {19}: “…сегодня выросло уже совершенно новое поколение читателей, которое абсолютно иначе воспринимает связь между текстом и реальностью, образ которой в значительной степени определяется кинематографом и фотографией. Телевидение, кино, фотография создали иное представление о действительности, отчего границы между правдой и вымыслом стали ещё более размытыми [448]. {19.1} Откроем Леону Ботстайну секрет полишинеля: на “восприятии реальности, образ которой определяется кинематографом”, выросло по крайней мере четыре поколения, с учётом же фотографии — все шесть с половиной! Сохранилась, например, фотография Н. В. Гоголя, сделанная в Риме в 1845 году. (Здравствуй, Гоголь , — наше “совершенно новое поколение читателей”!..) Впрочем, это даже не самое удивительное. Самое удивительное — это когда именно телевидение, кино и фотография, призванные фиксировать реальность с абсолютной документальной точностью (официально признаваемой даже в криминальном судопроизводстве!), умудряются создать настолько “иное представление о действительности”, что грань между правдой и вымыслом, наоборот, стирается !..

Скорее всего, автор книги имел в виду совсем другое {19.2}: кинематограф и особенно телевидение (в меньшей степени — фотография) оказывают столь колоссальное влияние на массовое сознание, что любое событие обыватель начинает воспринимать не так, как оно на деле происходит, а так, как его преподносят СМИ. Но здесь стираются границы вовсе не между правдой и вымыслом, а между реальностью как таковой и обывательским представлением о ней. Если так, тогда что же мешало Л. Ботстайну высказаться именно (или хотя бы примерно) таким образом? В сложившейся же ситуации, когда его книга уже опубликована, об этом нам остаётся только гадать — как и в десятках (если не в сотнях!) других случаев…

Вообще, Л. Ботстайн очень любит преподносить туманные высказывания. Вроде, например, вот таких {20.1}: …русская партия “Память” и русские антисемитские журналы, скандал в немецком бундестаге49, вспыхнувший в связи с речью Филиппа Еннингера, в которой он призвал почтить память событий хрустальной ночи50, всё это свидетельствует о том, что “еврейский вопрос” продолжает оставаться весьма актуальным” [13–14]. Каким образом общественное объединение Память” (1982–1988), существовавшее в СССР при монопартийной системе, могло быть партией? Кто бы ему тогда это позволил?!.. Что это за русские антисемитские журналы”? Хотя бы одно название, ради любопытства!.. Кто такой Филипп Еннингер? О каком скандале идёт речь? Когда он случился?.. Или — вроде таких {20.2}: “В отношении истории Буркхардт занимал такую же позицию, какую позднее представил Герман Гессе в своём романе “Игра в бисер”” [16]. Кто такой Буркхардт? О какой именно исторической позиции, представленной в романе Германа Гессе, идёт речь? (В тексте обо всём этом — ни слова.)

…Может ли книга про евреев обойтись без упоминания о Зигмунде Фрейде? Разумеется, никак не может! Во “фрейдологию”, как и в хайдеггероведение”, Леон Ботстайн тоже внёс свою “лепту”. {21.1} В 1915 г. он <Фрейд> вынужден был признать, что война между цивилизованными народами и человеческими расами в принципе возможна” [353]. В том виде, в каком эта фраза напечатана, из неё однозначно следует, что народы могут воевать с расами(!). Аналогичное заблуждение автор уже высказывал (см. [400] {15.3}) но зачем же приписывать его Фрейду?!..

{21.2} “Фрейд хотел… понять, что такое нации, что такое конфликты между народами, что такое патриотизм, ненависть — всё то, что, несомненно, служит доказательством устойчивости “примитивного начала”, не изжитого в современном человеке [356]. Автор всерьёз полагает, что патриотизм — это синоним ненависти, служащий доказательством примитивизма современного человека?!.. (Трудно комментировать подобные взгляды, разве что — плечами пожать да руками развести!..)

{21.3} “Огонь по Фрейду — символ сексуальной силы и… скрытых инстинктов человека. Прометей принёс людям огонь и тем самым пробудил в них сознание возможности удовлетворить эти инстинкты” [364]. Вот здорово! А как же, интересно, люди сознавали свою возможность удовлетворять скрытые инстинкты до Прометея? Неужели — сдерживались ?!.. {21.4} …борьба <воды и огня>, по Фрейду, проявляется в том, что человек, в данном случае мужчина, наделён способностью гасить воду” [365]. “В данном случае мужчина” — превосходная оговорка! Стало быть, мужчина — “огонь”, женщина — “вода”? И кто же кого здесь “гасит”?!.. Впрочем, есть и более важный вопрос к автору: кому и зачем нужно “гасить воду”? А главное — каким образом можно погасить воду, если гореть она в принципе не может?! ..

{21.5} “Весьма примечательно, что Моисей в интерпретации Фрейда не был евреем. Выдвинув это предположение, Фрейд тем самым косвенно показывал нелепость антисемитских идей, поскольку получалось, что антисемиты в сущности ненавидят самих себя, а не какую-то чужую расу,51 ведь египтянин, в системе национал-социалистических представлений, не был евреем” [368–369]. Здесь возникают сразу три вопроса. {21.5.1} Даже если Моисей, по Фрейду, не еврей, а египтянин, то каким образом это доказывает антисемитскую автофобию? {21.5.2} Что значит “чужую расу”? Во-первых, египтяне и евреи эпохи Торы принадлежали к одной расе (если только Л. Ботстайн случайно не путает египтян с нубийцами). Во-вторых: даже если (с большим трудом) предположить, что все египтяне были антисемитами, то совершенно невозможно вообразить, чтобы все антисемиты были египтянами!.. {21.5.3} Понятно, что египтян нацисты евреями не считали. Любопытно другое: кто вообще когда-либо считал египтян евреями ?..

{21.6} “Впоследствии христианская вера восстанавливает некоторые ветхозаветные элементы: жертвоприношение Сына Божьего получает через ритуал причастия некоторое “оправдание” и несколько смягчает момент убийства… Говоря о возникновении христианства, Фрейд имел в виду главным образом католицизм,52 он почти не привлекает к рассмотрению протестантские идеи, хотя они по сути своей гораздо ближе к иудаизму, чем католические” [373]. {21.6.1} Не должно ли Л. Ботстайну казаться, что высказывания подобного рода нуждаются в очень чёткой и подробной аргументации? Особенно те, что касаются ритуала причастия и близости протестантства к иудаизму!.. И потом {21.6.2}: говоря о возникновении христианства, как мог Фрейд рассматривать протестантизм, возникший полтора тысячелетия спустя?..

{21.7} “Фрейд вынужден признать, что в определённом смысле “правила”, выводимые из науки, тоже самообман, иллюзия, потому что отношения между субъектом и объектом строятся не на истине” [374]. Каким это, интересно, образом самообман и иллюзорность научных правил связаны с ложностью отношений субъекта и объекта? В чём вообще заключаются логика и смысл этого высказывания?.. {21.8} “…Фрейд, вероятно бессознательно, пошёл на поводу53 собственных предрассудков в отношении восточных евреев, когда отнёс евреев к представителям средиземноморских народов” [386]. В чём же именно состоит “предрассудок” Фрейда, если евреи — действительно средиземноморский народ?.. Наконец {21.9}: “Если посмотреть на <антиеврейское> поведение нацистов с позиций теории Фрейда, то в нём мы обнаружим явное проявление ненависти к себе. Преследуя евреев, они изживали своё собственное унижение” [433]. Искренне жаль, что автор не проиллюстрировал эту мысль хотя бы некоторыми примерами с конкретными ссылками на “позиции теории Фрейда”!.. (Так оно было бы и надёжнее, и профессиональнее…)

Разумеется, не обойдён вниманием Леона Ботстайна и Теодор Герцль {22.1}: “В своей книге “Еврейское государство”… он <Херцль> предлагал современное решение “еврейского вопроса”… Мощное влияние, которое эта книга оказала на многие умы, объясняется не в последнюю очередь тем, что её автор был не просто ассимилировавшимся евреем, но известным театральным деятелем, писателем и журналистом” [185]. Интересно: если Герцль был “ассимилировавшимся евреем, то какой интерес для него мог быть в том, чтобы тратить время на написание книги “Еврейское государство” — да ещё с предложением “современного решения “еврейского вопроса””? Того, кто уже ассимилировался, еврейский вопрос” не интересует — а если всё-таки интересует, то можно ли называть его “ассимилировавшимся”?.. {22.2} Предпосылкой такого <государственного> объединения <евреев> он <Херцль> считал наличие единой расы, религии и, в конечном счёте, языка” [189]. Насчёт единой религии — нет вопросов. Насчёт единого (“в конечном счёте”) языка вопросы есть, но они, по-видимому, разрешимы. А вот насчёт единой расы — такая “предпосылка” работать не будет: ведь евреем, как известно, может быть человек любой расы — в противном случае выходит, что Л. Ботстайн не только понимает еврейство подобно нацистам, но и навязывает такое понимание Герцлю!

…По меньшей мере странна слабая осведомлённость автора в вопросах, которые непосредственно касаются выбранной им темы исследования {23}: “Тот факт, что Чехословакия была относительно стабильной республикой, значительно облегчал положение евреев. В каком-то смысле это была заслуга Томаша Масарика, ещё… в 1900 г. выступившего в поддержку евреев, которых обвиняли в совершении ритуальных убийств” [413]. Сказать, что Т. Масарик выступил в поддержку евреев”, — это ничего не сказать. В громком “деле Гильзнера, которое будоражило всю Чехословакию несколько лет, Масарик сыграл роль, вполне сравнимую с ролью Золя и Короленко в “делах” Дрейфуса и Бейлиса. Масарик тогда не просто “заступился” за Гильзнера — он потребовал отмены ему смертного приговора, за что сам потом попал под суд!.. Л. Ботстайн пишет свою книгу и, похоже, “не понимает”, что все эти так называемые дела” не просто имеют место во всех высокоразвитых странах Европы примерно в одно и то же время, но и складываются в определённую культурную типологию эпохи!.. (Стыдно сказать: о “деле” Гильзнера в книге Л. Ботстайна названной “Евреи и Новое время” — нет не то что нескольких страниц, но и вообще ни единого слова !)

Слабая осведомлённость — прямой путь к ущербному пониманию ситуации {24}: “…если говорилось об “окончательном решении” еврейского вопроса, все прекрасно понимали, что имеется в виду, хотя открыто это практически никогда не формулировалось. <…> Остаётся только с ужасом признать, что нацисты… сумели провести массовые уничтожения, по существу никак не отразив их на языковом уровне” [101, 103]. Что значит “практически”? Никогда — или практически никогда? Что значит “по существу”? Никак не отразили — или по существу никак? Скрывали нацисты проведённые ими массовые уничтожения — или не скрывали? Формулировали свой расизм открыто или не формулировали? Если скрывали — то в какой мере? Если формулировали, то где, как и когда? Как можно в таком острейшем вопросе ходить вокруг да около!.. Наконец, сопоставим оба высказывания {14.2}: не странно ли, что свои массовые уничтожения нацисты так тщательно пытались скрыть, если им (по Л. Ботстайну) действительно удалось “ представить политику уничтожения как нечто рациональное и легитимное”? [102] Где же логика?!..

Наконец, автор книги о евреях и Новом времени добирается до Израиля {25}: “Современная политика Израиля такова, что вопрос о роли евреев в мировой культуре вс больше отодвигается на второй план… Вот почему современный историк… не имеет права молчать или бояться затрагивать “запрещённые вопросы”. Этим отчасти объясняется и выбор методологической основы данного исследования, подчинённой личной перспективе автора” [14].

Большое сомнение вызывает фраза “роль евреев в мировой культуре”: к ней мы, как я и обещал, позже вернёмся подробнее. Дальше хуже. {25.1} Сказать “вот почему ещё вовсе не значит объяснить, почему. Почему историк не имеет права молчать или бояться? Потому что такова современная политика Израиля? Какова же именно эта политика? Идёт речь о внешней политике или о внутренней? И почему из-за этого роль евреев в мировой культуре отодвигается на второй план, а “культурные” аргументы оказываются бессильны? В чём бессильны? Перед кем и перед чем? {25.2} Что такое “запрещённые вопросы”? Кем они запрещены? А если автор не хочет внятно артикулировать эти самые “запрещённые вопросы”, тогда что поможет читателю угадать, каким именно образом выбор методологической основы данного исследования объясняется этим? Чем “этим”? “Запрещёнными вопросами”? Тем, что современный историк боится их затрагивать? Или тем, что он, наоборот, не должен этого бояться? {25.3} А в чём, собственно, заключается “методологическая основа исследования”? И что означает “подчинить её личной перспективе автора”? Что это за “личная перспектива”?.. Ни здесь, ни далее автор ни слова об этом не говорит — он просто пишет свою малопонятную словообильную книгу. Но зачем тогда делать ложные заявления?..

{26} “Официальное осуждение сионизма есть не что иное, как скрытый антисемитизм… Вопрос заключается не в том, можно ли критиковать Израиль53 как любую другую страну. Гораздо большую опасность представляет тот факт, что евреи уже давно не соответствуют тому сентиментальному образу бессильной жертвы, — образ, чрезвычайно популярный в XIX в. в кругу семитофилов, а в ХХ в.54 в той среде, где бытовало романтическое представление о восточных евреях. <…> Правда, некоторая часть евреев не захотела расставаться с этой ролью жертвы и, как ни печально, превратила Холокост в ритуализованное действо [429–430].

{26.1} О том, является ли осуждение сионизма скрытым антисемитизмом, можно поспорить: если антисемитизм направлен против определённой группы людей как таковой, то антисионизм только против политических действий определённого содержания, независимо от того, кто их совершает. Антисемитские обвинения всегда расплывчаты и неконкретны (ибо что такое “еврей” — в точности и до конца непонятно), а потому спекулятивны, тогда как антисионистские — всегда имеют чётко обозначенную цель. Впрочем, поддержание спора на эту скользкую тему вовсе не входит в мои планы. Меня гораздо больше волнует другое {26.2}: чем именно, по мнению Л. Ботстайна, “ евреи, давно уже не соответствующие сентиментальному образу жертвы, представляют гораздо большую опасность”? Бóльшую — по сравнению с какой другой большой (но меньшей) опасностью? Чем опасна утрата евреями “образа жертвы”? Для кого она опасна?.. {26.3} Особо хотелось бы остановиться на фразе, выделенной курсивом. Здесь очень важно знать: чтó автор подразумевает под термином “ритуализованное действо”? С чьей стороны оно “ритуализовано” — и каким конкретно образом? Как вообще можно “превратить Холокост” в такое действо (тем более что он уже давно в прошлом), а главное — зачем?.. {26.4} На самом деле, скорее всего, Л. Ботстайн критикует тех евреев, которые сознательно спекулируют на теме Холокоста. Это действительно больная и важная тема — но тогда ведь и говорить о ней необходимо предельно корректно и чётко, чтобы ни единым словом или даже намёком не дать антисемитам повода для новых провокаций. В противном случае возникает устойчивое ощущение, что некоторым евреям новые антисемитские провокации всё-таки зачем-то нужны. (Другое дело — зачем…)

{27} “На самом деле национализм совершенно не укладывается в историческую логику. <…> Невозможно постичь…: как могло произойти совершенно бессмысленное, систематическое, садистское уничтожение людей и унижение их человеческого достоинства. Чем руководствовался, например, человек, запрещающий еврею во время транспортировки в лагеря справлять естественные надобности? Иррациональность поведения нацистов остаётся непостижимой,55 ведь, наверное, разумнее было бы выпускать евреев партиями из вагонов для отправления естественных потребностей, чем потом чистить эти самые вагоны. Ведь почему-то они брали на себя этот труд. Почему?” [423]

{27.1} По идее, автор, пишущий книгу на такую тему, обязан был бы дать объяснение этому феномену. Но выглядит его позиция так, будто он действительно этого не знает и ждёт ответа от читателя. Что ж, я готов дать автору необходимое пояснение по центральной теме его книги (хотя подобная ситуация заключает в себе явный абсурд). В нацистской Германии на протяжении всей её истории (к счастью, весьма недолгой) велась антисемитская пропаганда, беспрецедентная по своей истеричной интенсивности. Смысл её состоял в том, что правящая партия с упорством, достойным лучшего применения, вдалбливала всей нации на всех уровнях: евреи — это не люди. Не люди не в переносном, метафорическом смысле, а в самом прямом, биологическом. Партия разъясняла, что евреев необходимо уничтожать не столько потому, что они враждебны нации экономически, политически или культурно, сколько потому, что они являются разновидностью “биологического оружия”. (Если бы СПИД обнаружили нацисты, они наверняка немедленно объявили бы его “еврейским заболеванием которое предназначено специально для того, чтобы подорвать “иммунитет великой германской нации против всякой заразы”.) Согласно идеологии нацизма, уничтожать евреев — не столько патриотично, сколько гигиенично; поэтому укрывающий еврея подобен тому, кто во время чумных эпидемий прятал трупы, не давая их сжечь. А идея лагерей уничтожения для евреев сродни идее тотального карантинного контроля опасной эпидемии — точнее, эпизоотии, грозящей перерасти в эпидемию (и позже — в пандемию)…

Именно здесь и кроется ответ на вопрос о том, почему при транспортировке евреям запрещалось справлять естественные надобности: их перевозили, как скот, — опять же, не в переносном, а в самом прямом смысле. (Когда на бойню везут коров или свиней, никому не придёт в голову останавливать железнодорожный состав специально для того, чтобы организованно вести это стадо опорожнять кишечники и мочевые пузыри, — легче потом промыть вагоны из шлангов…) Всё это, разумеется, ужасно — и ещё ужаснее об этом писать сегодня. Но это было — как ни дико это признавать. Однако предположить, что я об этом знаю, а Л. Ботстайн — не знает, невозможно: я в это попросту никогда не поверю! Писать книгу об истории евреев Нового времени и не писать об этом — тогда уж лучше писать книгу на совершенно другую тему. Потому что именно это, увы, и есть тот основной урок, который Новое время евреям преподнесло. Урок апокалипсический по своей жестокости — зато самый впечатляющий в Новой истории. Урок — который стал самой страшной ценой, заплаченной за рождение национального государства.

Стыдно, мистер Ботстайн!..

* * *

Налицо опасность перерастания рецензии в брошюру, поэтому настал момент взглянуть на всю эту сомнительную затею Леона Ботстайна более отстранённо и выделить главное уязвимое место в его “концепции {28}: “вклад евреев и еврейской традиции в европейскую историю… — тем<а>, требующ<ая> пристального исторического изучения и вдумчивого осмысления” [12]. Особенно ценно предписание о вдумчивом осмыслении — ибо Л. Ботстайн как раз демонстрирует осмысление не вдумчивое, а весьма поверхностное. Можно ли вообще говорить о “вкладе евреев и еврейской традиции в европейскую историю”? Ведь еврейская традиция сама является неотъемлемой частью этой истории — постольку, поскольку евреи живут в Европе вот уже две тысячи лет. (Ту же принципиальную ошибку сделал в своей последней книге А. Солженицын только в отношении истории российской.)

Что же касается “вклада евреев”, то это, разумеется, не более чем скверный анекдот. И этот скверный анекдот автором потом беззастенчиво дублируется {29}: “…историк должен подавлять в себе всякое желание встать на защиту евреев и их вклада в европейскую культуру” [14]. Так знайте, мистер Ботстайн: никакие евреи никакого “вклада в культуру” не делают — как не делают его ни французы, ни англичане, ни немцы, ни русские, ни какой-либо иной народ. “Вклад в культуру” делают люди культуры — люди, которые либо сами творят культуру, либо профессионально ею занимаются, либо просто испытывают внутреннюю потребность постоянно находиться в культурном контексте, будучи основными потребителями культурной продукции. Чтобы понимать столь очевидное — вовсе не обязательно писать книгу. Но если уж пишешь книгу — тогда именно вот это понимать строго обязательно.

Иначе можно здорово оконфузиться — что и случилось с Леоном Ботстайном, американским дирижёром, “глубоким и тонким учёным-эрудитом и исследователем”. Который сперва “подавил в себе всякое желание встать на защиту евреев”, а затем взял и написал — только вдуматься! — вот такую фразу {30}: “Как бы то ни было, бесспорно одно: евреи несомненно оказали влияние на европейскую культуру 1848–1938 гг.…” [346] Автор, видимо, исходит из того, что его книгу будут “задним числом” публиковать в Третьем Рейхе, где по вопросу о том, являются евреи животными или кентаврами, до сих пор идут споры и где вопросы нации понимаются как вопросы расы, а в понятие “расы входят евреи, славяне и арийцы, — причём всё это официально считается строгой наукой…

Мистер Ботстайн! К евреям относятся весьма по-разному, их чаще не любят (это правда), но евреи — люди, и с этим больше никто, нигде и никогда не спорит! В Европе Нового времени, о которой вы написали свою плохую (очень плохую!) книгу, вопрос о том, люди евреи или не люди, больше не ставится. Именно этот вывод и является окончательным решением еврейского вопроса в Новой истории.

Мистер Ботстайн! Прочтите ещё раз эту вашу фразу (на странице 346). Вам не стыдно?! А теперь закройте вашу книгу и прочтите основной заголовок, который вы ей дали {31}: Евреи и Новое время” [1]. Тоже не стыдно?.. Тогда давайте проведём мысленный эксперимент и подставим какое-нибудь другое слово. Ну, например: “Хорваты и Новое время”. Звучит, правда? Или, например, так: “Португальцы и Новое время”. Ещё красивее, ещё “звучнее вы не находите? Но лучше всего — несомненно, так: “Датчане и Новое время можно даже с риторическим подзаголовком после двоеточия: “быть или не быть?..” Возможны и другие варианты. Но почему-то нормальным людям даже в голову не приходит писать книги под такими нелепо-провокационными названиями.

Вам — пришло.

Очень жаль!

февраль-апрель 2004

IV. Глазами корректора (приложение):
кое-что из программы средней школы…

напечатано

должно быть

Устойчивые словарные фразы (при склонении парадигма неизменна):
{1.1} “нечто иное, как” [118] не что иное, как
{1.2} “ничто иное как” [319] не что иное, как
{1.3} “ничем иным, как” [15] не чем иным, как
{1.4} “ни чем иным как” [187] не чем иным, как
{1.5} “ничем иным как” [207] не чем иным, как
{1.6} “не чем иным, как” [88] ничем иным, как56
Слитное/раздельное написание не:
{2.1} “не осуществимой” [19] неосуществимой
{2.2} “не решённым” [23] нерешённым
{2.3} “не еврейской” [23] нееврейской
{2.4} члена не религиозной еврейской нации57 [27] нерелигиозной
{2.5} “не ослабевающим” [36] неослабевающим
{2.6} “не социалистической” [70] несоциалистической
{2.7} “не доступно” [154] недоступно
{2.8} “не эффективными” [187] неэффективными
{2.9} “не мало” [283] немало
{2.10} “нетронутую модернизмом”;
нетронутого цивилизацией” [292]
не тронутую;
не тронутого
{2.11} “неважно [369] не важно
Причастия — возвратные и прочие:
{3.1} “идеалом…, связывающимся с надеждой” [34] связываемым58
{3.2} “императорского дома, возвышающего над… правительством” [243] возвышающегося59
Падежные согласования:
{4.1} “в семитофильстве”, основывающемуся на сочувств<ии> [27] основывающемся
{4.2} “между настоящим и будущем” [327] будущим
{4.3} “…в социальной систем” [355] в социальной системе
{4.4} “христианскую религия” [374] христианскую религию
{4.5} “устроить свою жизнь… в Броды…” [390] в Бродах
{4.6} “в одной из венских кофеин” [389] кофеен {“Кофеин” — совсем другое слово!}
{4.7} “быть милостивыми и благосклонным” [391] благосклонными

{4.8} “Резкую критику… можно обнаружить в выступлениях Карла Крауса, которые в чём-то сопоставимы с яростной борьбой Вагнера против филистерства и его гневными выпадами в адрес газет, оказывающими влияние на искусство [109]. Выходит так, будто влияние на искусство оказывали гневные выпады Вагнера, — что, однако, бред: именно газеты, на которые нападал Вагнер, влияли на искусство (а вовсе не выпады Вагнера против этих самых газет). Поэтому — не оказывающими, а оказывающих !

Глагольные спряжения :

{5} “тешущих себя ложными иллюзиями” [403] {5.1} Тешущий — причастие от глагола первого спряжения тесать (например, бревно). Иллюзиями же себя можно лишь тешить: значит, причастие должно быть тешащий — от глагола второго спряжения. {5.2} Заодно зададимся вопросом: что такое “ложные иллюзии”? Видимо — иллюзии, которые не соответствуют действительности? Но ведь иллюзии всегда ей не соответствуют — иначе они не были бы иллюзиями! Значит, “ложные иллюзии это иллюзии, которых на самом деле нет? Но если иллюзий нет, тогда что же есть? И как можно тешить (равно как и тесать) себя тем, чего нет? ..

Союзный синтаксис и пунктуация 60:

{6} “Канетти не говорит открыто о том, что стоит за этим взглядом” [112]. Если над что не поставить ударения, тогда у фразы будет следующий смысл: Канетти действительно стоит за этим взглядом, но открыто об этом не говорит. На самом деле, смысл у этой фразы совсем другой: Канетти умалчивает, что именно стоит за этим взглядом.

{7} “То что Нордау пишет далее о браке, напрямую связано с его представлением об “экономической лжи”” [229]. Пропуск запятой перед что сильно меняет смысл фразы. Если запятая есть, тогда мы читаем правильно: смысл писаний Нордау о браке напрямую связан с представлением этого автора об “экономической лжи”. Но если запятую убрать, тогда мы читаем (и понимаем!) эту фразу неверно: с представлениями Нордау об “экономической лжи” напрямую связан тот факт, что он обращался к теме брака вообще.

напечатано

должно быть

Орфография словарных слов:
{8.1} “неотъемлимой [123] неотъемлемой
{8.2} “лейбегерем [243] лейб-егерем
{8.3} “сублемировать [378] сублимировать
{8.4} “идеализованным [403] идеализированным
Опечатки (попутно снимаем “эстонский акцент”)61:
{9.1} “энтузиаазмом [424] энтузиазмом
{9.2} “по версии Эсхилла” [364] Эсхила
{9.3} “…идею, которая в 1933 г. уже воспринималась как знакомая… [236] как знаковая {но, чтобы это понять, фразу приходится перечитывать трижды!}
Парономазия:
{10.1} “драматическим примером” [8] драматичным
{10.2} “этическим поведением” [17] этичным
{10.3} “особенное значение” [108] особое
Плеоназмы:
{11.1} “соединил воедино” [93] (иначе никак не соединишь)
{11.2} “дробное членение” [94] (иначе никак не расчленишь)
{11.3} “нивелирующего уравнивания” [114] (иначе никак не уравняешь)
{11.4} “важное значение” [69] (не важное — не значимо)
{11.5} “настоящая правда” [101] (не настоящая — не правда)
{11.6} “торжествующим триумфом” [95] (нет торжества — нет триумфа)
{11.7} “реальных фактов” [103] (мнимый факт — не факт)
{11.8} “рациональной целесообразности” [407] (иррациональное — не целесообразно)
{11.9} “…проблема расхождения между реальной действительностью и потенциальными возможностями, заложенными в ней” [236] (мнимая действительность не реальна62)
{11.10} “Антисемитизм выливается в ненависть к евреям” [441] (без комментариев!)
Прочие стилистические ошибки63:
{12.1} “…между этими полярными явлениями <реформированный иудаизм и хасидство> существовала диалектическая связь” [79]. {речевая недостаточность}64
{12.2} “Вагнер сумел снискать… такой успех, какого не знал при жизни ни один другой композитор XIX в. [149]. {неоправданное столкновение антонимов65}
{12.3} “Они таким образом образовывали замкнутую группу…” [156]. {анафора66}

Повторяем географию:

{13} …в восточной Чехословакии…” [412]. Формально вроде бы верно. Однако назвать Словакию “Восточной Чехословакией это примерно то же, что назвать Англию “Южной Великобританией”… (Звучит столь же нелепо!)

Некоторые пассажи Л. Ботстайна, ей-богу, трудно обойти вниманием. {14} “В 1917 г.… происходит официальное международное признание и еврейской националистической идеи. Помимо общей декларации права евреев на политическое единство было выдвинуто несколько вполне конкретных требований: признание Палестины национальной родиной евреев, разрешение евреям иммигрировать в Палестину, предоставление евреям права на внутреннюю независимость [381]. {14.1} “Еврейская националистическая идея”? Это “что-то особенного”!.. (Давно ли автор книги поминал “русскую партию “Память””?..) {14.2} “Внутренняя независимость это прекрасно: не хуже “национальной родины” (а какая ещё родина бывает?)!.. Но всё-таки: чем же “внутренняя” независимость отличается от “внешней”?..

{15.1} “Стихотворение Фуга смерти” (1952)… представляет собой попытку Целана высказать правду, назвав своим именем то, что было в реальности, и тем самым восстановить язык в его соотнесённости к исторической традиции” [450]. Очень хочется спросить у автора книги: а как можно высказать правду иначе не называя реальное событие его именем? (Не меньше хотелось бы попросить его разъяснить смысл выделенной фразы…) {15.2} Его <Целана> стихотворения… становятся манифестом борьбы против языка и коммуникации как таковых” [451]. С одной стороны: каким образом объект (а не субъект!) языка может бороться против самого языка?.. С другой стороны: каким образом то, целью чего является коммуникация, может бороться против самой коммуникации? Где здесь хоть какая-нибудь логика?!..

Некоторые высказывания Л. Ботстайна не комментирую принципиально (их смысл вообще не поддаётся расшифровке)!.. {16} В музыке и тексте <своей Второй симфонии> Мендельсон отождествлял просвещение с образованием и исторической традицией67; с одной стороны, идеалы Винкельмана, с другой — Бах как сходное явление в области пластических форм древности” [91–92]. ?!.. {17} “Эстетика Брамса строилась на погружении в историю во имя освобождения от истории и торжества нормативного, общего, универсального” [344]. ?!.. {18} “…гармонический и музыкальный язык Шёнберга был гораздо более современным, поскольку он сознательно избегал прямых форм, рождающих определённые ожидания [259]. — ?!.. {19} …в Галиции… в 1919 г. были уволены все чиновники еврейского происхождения. Это означало, что отныне евреи официально не признавались настоящими поляками” [404]. ?!..

{20} “Представители эпохи модернизма, Малер и Шёнберг, <…> критически переосмысливая сложившуюся традицию, сознательно уходят от всеобщности, тотальности. Вторая и Восьмая симфонии Малера отчётливо демонстрируют полную несостоятельность идеи всеобщности при том, что68 обе симфонии по внешней форме явно тяготеют к монументальности. В действительности же у этой проблемы нет решения, в первую очередь в силу отсутствия устойчивого представления о форме, без которого невозможно воспроизведение жизни средствами искусства, способное создать впечатление целостности и единства. Произведения Малера и Шёнберга в этом смысле полны противоречий. Они использовали элементы театральности и признаки традиционных форм, чтобы показать возможности музыкальной формы, которая, как им казалось, сама по себе уже могла быть независимым, прогрессивным художественным результатом, а это, в свою очередь, позволяло создать основу не только для формирования нового взгляда на искусство так, как это произошло в своё время в эпоху Моцарта или Бетховена, но и для формирования через искусство нового сознания. Искусство, таким образом, становится не только инструментом критики языка, способом объяснения чего бы то ни было или средством развлечения, оно провоцирует слушателя, как еврейского, так и нееврейского происхождения, к тому, чтобы сознательно перестать заниматься самообманом и признать суровую правду жизни [99–100]. — ?!..

Распалась мыслей связь! Долго и честно пытаясь отыскать здесь у автора хоть какую-то логику, рецензент вынужден был от этой идеи отказаться… Вообще, последний фрагмент — типичный образец того, как написана вся книга Л. Ботстайна: такое длится у него порой не абзацами, а целыми страницами!.. И такое — и многое-многое-многое другое. Фактически вся его книга представляет собой нагромождение внутренне противоречивых, мало или ничего не значащих фраз, среди которых едва ли найдётся хотя бы с дюжину верных мыслей (из которых с десяток окажутся откровенными банальностями)!..

Книгу Л. Ботстайна “Евреи и Новое время” вполне можно рекомендовать в качестве анти-хрестоматии: учитесь, как нельзя писать, переводить, редактировать и корректировать книги!

* * *

  • 49 А какой ещё бундестаг бывает?..
  • 50 Кавычки опущены корректором из-за этого термин, связанный с национальной трагедией, внезапно превращается в поэтическую метафору периода символизма! (И смех, и грех…)
  • 51 Видимо, имелось в виду двоеточие — но корректору, похоже, всё равно…
  • 52 Видимо, имелась в виду точка с запятой — но корректору, похоже, всё равно…
  • 53 Предлог у пропустил корректор.
  • 54 Запятую пропустил корректор — отчего фраза утратила здравый смысл.
  • 55 Тире пропустил корректор.
  • 56 Видимо, имелось в виду двоеточие — но корректору, похоже, всё равно…
  • 57 Чуть только один раз вышло верно — так правильно оказалось наоборот!
  • 58 Автор книги явно путает нацию с организацией: (1) у нации есть представители, а не члены; (2) нации, в отличие от организаций, не бывают религиозными или нерелигиозными.
  • 59 Возвратное причастие здесь неверно: идеал не сам себя связывает с надеждой, а его с нею связывают люди.
  • 60 А вот здесь без возвратного причастия никак не обойтись!
  • 61 Надо сказать, пунктуация во всей книге Л. Ботстайна — это “что-то особенного”: нет почти ни одной страницы, где не нашлось хотя бы одной ошибки в пунктуации. Там, где должны быть двоеточия, стоят запятые или тире; там, где должны быть тире, наоборот, двоеточия. Такой знак как точка с запятой — вообще реликт. С запятыми — просто беда: повсюду сплошь не закрытые причастные и деепричастные обороты (с любой стороны), сваленные в одну кучу однородные члены, наоборот разделённые запятыми неоднородные… Нет никакого желания проводить подобные подсчёты, но не думаю, что сильно ошибусь, если скажу: с учётом пунктуации, во всей книге окажется не менее двух тысяч ошибок! (Уважаемый корректор: это караул!)
  • 62 На самом деле, опечаток в книге примерно в сто раз больше!
  • 63 Попутно оценим “философскую глубину” высказанной автором оппозиции!..
  • 64 Они не поддаются исчислению!..
  • 65 “Полярные явления это полярный день, полярная ночь и полярное сияние; есть также полярные явления в физике. А реформированный иудаизм и хасидство — это явления полярно противоположные.
  • 66 Оправданное столкновение антонимов может быть только в тропе (например, оксюморон).
  • 67 Одинаковые начала соседних слов. (В тропе анафора сильна, в нейтральной речи нелепа.)
  • 68 Справка: в тексте своей Второй симфонии Мендельсон использовал библейские псалмы.
  • 69 Правильно — притом что, и запятая должна быть перед союзом, а не внутри него. (Грубая ошибка корректора по всей книге Л. Ботстайна [56, 60, 66, 80, 96, 99, 139, 226, 235, 250, 251, 358, 365]!)
Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?