Независимый бостонский альманах

МИФАМИ ПРОТИВ МИФОВ

12-04-2004


О книге А. Горянина “Мифы о России и дух нации”
.

Эта книга вышла в свет в самом начале 2002 года, и мне впервые попала в руки уже весной, во время моей поездки в Москву. Читал ее на обратном пути, в поезде, и перелистывал последние страницы, когда поезд рано утром подъезжал к Новосибирску.

Тогда я прочитал книгу запоем, очень быстро, чему путешествие в поездах очень располагает. Но не скажу, чтобы книга тогда меня очень захватила. Скорее, принял изложенной автором к сведению, и отложил книгу на полку. Вернуться к ней заставила начавшаяся работа над книгой по русской историографии, где центральным вопросом должна была стать именно мифологизация русской истории за протяжении последних 250 лет.

Часть первая, позитивная

Вообще, автора стоит похвалить за то, что взялся за такую тему. Пожалуй, сегодня его книга – единственная, посвященная сложному вопросу мифологизация русской истории, русской жизни, посвященная духу нации.

Но, что удивительно, она не произвела эффекта разорвавшейся бомбы, о причинах чего будет сказано ниже.

Горянин очень удачно высказался о некоторых явлениях и общественных институтах, которые сегодня воспеваются как “исконные”, но на самом деле возникли очень поздно, под влиянием давления власти. Таким, например, общественным институтом была община, столь любимая некоторыми товарищами в России. Сколько было красивых слов и восторженных речей сказано по поводу этой самой общины, и “общинных черт” русского характера. Но изыскания Горянина подрывают этот миф в корне: “Решающая заслуга тут принадлежит генералу П.Д. Кисилеву Реформируя управление казенными, удельными и временно обязанными крестьянами, он начал в 1838 году внедрять в жизнь свое “Положение об устройстве быта государственных крестьян” - смесь археологических обычаев и придуманных форм. Уже первые слухи о готовящихся нововведениях сильно встревожили тех, чей быт желал “устроить” Кисилев”. (Горянин А. Мифы о России и дух нации. М. 2002, с. 35)

“Эти новшества встретили повсеместное сопротивление вызвали настоящие бунты с участием полумиллиона крестьян, желавших управляться на своей земле без диктата общины. Однако упорство государственной машины сделало свое дело: в течение двух десятилетий – как раз к реформе 1861 года – новые правила были внедрены. Творцы же реформы (Кисилев среди них) решили: пусть на переходный период, т.е. до полного выкупа земли, кисилевская организация сельской жизни станет обязательной и для бывших помещичьих крестьян…Закрепленная юридически, она со временем стала, словно в насмешку, считаться “традиционной русской общиной” (Горянин А. Мифы о России и дух нации. М. 2002, с. 36)

И вывод : “За что-то хорошее, нашенское, искони бытующее они принимают поздний, навязанный, в кабинетах измышленный институт. Считать такую общину высоким порождением нашего народного духа – просто досадное недоразумение”. (Горянин А. Мифы о России и дух нации. М. 2002, с. 37) .

Точно так же были разысканы корни представления о “соборности русского народа. Идеологи этой самой “соборности” много бумаги извели на доказательство того, что и “соборность” эта, и Соборы коренным образом отличались от парламента европейских стран. Это, конечно, неверно, и Горянин пишет об этом:

“…не было особой разницы между новгородским вече и современным ему древнеисландским альтингом, а Земские Соборы допетровской Руси как две капли воды походили на французские Генеральные Штаты, причем в обеих странах эти представительные оргны схожим образом вытеснил абсолютизм” (Горянин, с. 70-71).

Изобретателем этого слова и понятия был Алексей Хомяков.

Горянин также основательно исследовал зарубежную историографию о России и вскрыл подлинный корни такого широко распространенного мифа о русской истории “как суммы преступлений ее правителей”. Им оказался С. Марешаль, прославившийся во Французскую революцию изобретением революционного календаря (Горянин, с. 60).

Горянин пишет о распространении подобных выдумок, точно определяя причины не механизм распространения мифов о России: “Повторю еще раз:сами того порой не ведая, некоторые наши авторы в качестве общеизвестных истин доверчиво и некритически повторяют домыслы, рожденные когда-то чужим недоброжелательством, обидой, а более всего страхом. Они вновь и вновь воспроизводят тот образ России, который создавался при деятельном участии ненавидевших ее людей” (Горянин, с. 96).

Именно: доверчиво и некритически.

В качестве интересных мест книги можно назвать часть, посвященную пересчету нашего ВВП, который, будучи рассчитанным по партитетной покупательной способности, составил в 1998 году 948 млрд. долларов, вместо ранее подсчитанного ВВП в 605 млрд. долларов. На душу населения ВВП в России составил 6,5 тысяч долларов. Это намного больше, чем широко распространенные оценки, в которых ВВП на душу населения в России определялся в 1,4 тысяч долларов в год.

Интересна часть книги, посвященная соблюдению гигиены в России, и во Франции. Часть яркая и впечатляющая.

Часть вторая, негативная

Но книга получилась намного слабее авторского замысла. В ней мифы о России были атакованы, но не разгромлены. Да и атаки эти были слишком разрозненны и не могли привести заинтересованного читателя к перемене всеого мировоззрения.

Одна из причин этого заключается в том, что книга первоначально писалась в виде цикла статей для журнала “Грани”, в котором и выходила с конца 1998 до начала 2001 года. Даже при известной переработке текста статей, проделанной автором при подготовке рукописи к изданию, все равно, это отрывочность каждой главы сыграла свою негативную роль. Структура книги вышла рыхлой, а генеральная мысль в ней излагается сбивчиво и непоследовательно.

Но это не главная причина. Главная причина состоит в другом: “Ведь истинные патриоты – это те, чья деятельность (осознают они это сами или нет) помогает России продолжить путь, с которого она была насильственно сброшен в 1917-м” (Горянин, с. 126).

Можно дать и другую цитату, не менее показательную : “Среди прочего, здесь срабатывает невольный эффект обратного проецирования: 75 советских лет – воистину ужасных – отбрасывает тень на наше более далекое прошлое” (Горянин, с. 96).

И еще: “Лично для меня бесспорно, что 75 коммунистически лет – это чудовищная опечатка истории (вот уже готовый миф, пригодный к исипользованию – Д.В.), которая вкралась отнюдь не закономерно, ее могло и не быть… Нет, это приглашение разобраться: возможен ли мост над черной пропастью нелигитимности от уже далекого прошлого к сегодняшнему (а, скорее, завтрашнему) дню?” (Горянин, с. 185).

Итак, советский этап истории России у Горянина определен четко и однозначно: “Насильственный сброс”, “воистину ужасные”, “черная пропасть”, “удовищная опечатка” и так далее.

Между тем, он же в предисловии пишет: “Кто-то нас, доверчивых, все время ловко убеждает, что мы недотепы, совсем пропащие и все у нас не как у людей. Что у нас ужасное прошлое (что и утверждает Горянин для 75 советских лет! – Д.В.), кошмарное настощее и никаких надежд на будущее… Главная задача предлагаемой работы – показать и, по мере сил, разрушить наиболее злонамеренные мифы о России. Мифы, которые подрывают нашу веру в себя, подрывают дух нации”. (Горянин, с. 5, 7).

Вот это противоречие между задачей и генеральной мыслью книги, и между рассуждениями Горянина о советской власти – это и есть главный порок книги, из-за чего она не “выстрелила”, из-за чего она не произвела эффекта разорвавшейся бомбы, из-за чего ее содержание скользит по поверности сознания и не проникает вглубь.

Если называть вещи своими именами, то Горянин выступил в своей работе против одних мифов для того, чтобы насадить и распространить другие мифы, свои, в которые он больше верит. Читатель книги попадает в положение, когда автор с увлечением громит одни мифы, и тут же, иногда буквально на следующей странице, впаривает другие мифы, сказанные походя, без обоснований и доказательств. Процитирую помещенные Горяниным слова Юрия Мамлеева, “когда человек объят негативизмом, он не способен к анализу”. Объятым негативизмом к советскому периоду оказался Горянин, он же оказался неспособным к анализу этой эпохи, и попросту зачеркнул его черной краской. Так, мол, будет спокойнее.

Вот, например, рассматривает Горянин “миф о многотерпеливости”. Не успел еще он поставить вопрос, как тут же, чугунным словом по голове читателя: “Спросим себя хотя бы следующее: чего ради коммунисты создали такую беспримерно мощную карательную машину, такую неслыханную в мировой истории тайную политическую полицию и с их помощью умертвили десятки миллионов своих же сограждан?” (Горянин, с. 13). И далее на несколько страниц рассуждения о красном терроре.

Что на это возразишь? Только всплакнуть можно о невинно убиенных “десятках миллионов”. Только вот в числе невинно убиенных оказалось изрядно и самих палачей, которые крутили маховик террора. Вот НТС поставил в Петербурге камень в память о жертвах Соловецких лагерей. Хорошее дело! Только вот в числе жертв оказались и 600 чекистов, расстрелянных в июле 1929 года. Это были те самые чекисты Гражданской войны, которые работали в многочисленных прифронтовых чрезвычайках. После окончания войны их сразу упрятали в Соловецкие лагеря, а позже расстреляли. Их тоже нужно оплакивать и чтить память ? Ах, невинно убиенные чекистские палачи, к праху которых белогвардейцы несут цветы. Сюрреалистическая картина!

Этот пример ясно показывает, насколько ненависть к советскому прошлому застилает глаза деятелям антибольшевизма, и насколько она их лишает здравого рассудка. Мы уже не будем говорить о том, что “десятки миллионов” давно пора привести к какой-нибудь определенной цифре, да и тайную полицию” с “карательной машиной” поименовать настоящими именами.

Автор много говорит о том, что “Россия избавилась от коммунизма”: “Наши СМИ сделали все, чтоы величайшую Божью милость мирное избавление России от коммунизма – наш народ постепенно начал рассматривать как поражение и ужасное горе” (Горянин, с. 5) .

Подобное рассуждение повторяется у него много раз и по разным поводам. В разделе “Миф о многотерпеливости” он еще раз возвращается к этому, говоря, что большевики потерпели поражение в Гражданской войне, в силу того, что не смогли воплотить свою идею коммунизма на деле: “С точки же зрения собственных идеалов, коммунисты закончили гражданскую войну тяжелейшим поражением – нэпом. Они просто не совладали с населением страны” (Горянин, с. 16). Эта идея, на которой воспитывались поколения членов антибольшевистского движения. “Большевики не совладали с народом”. Из нее вытекала и другая идея о том, что “народ против большевиков”, и укрепляла всю антибольшевистскую идеологию.

Но здесь они оказались не правы в корне и в принципе. Коммунизм в России уничтожил сам Ленин, пожертвовав им ради восстановления страны и упрочения захваченной власти. Когда, 5 июля 1921 года, он разрешил сдавать предприятия в аренду, тогда же он сделал любопытное заявление о том, что революция в Европе потерпела поражение.

Уже к 1923 году от первоначальных идей ничего не осталось. Меньшевики еще в 1923 году проанализовали высказывания Ленина, и пришли к выводу, что он отказался от всех идей, которые провозглашал до революции.

Все это случилось по двум простым причинам. Во-первых, в начале 20-х годов коммунизм оказался просто не по силам советскому государству. Первоочередным делом было восстановление страны. А, во-вторых, большевики, захватив и удержав в своих руках власть над Россией, явно не знали, что делать дальше. В большевистской партии в конце 1920 года разразился сильнейший политический кризис, который чуть было не расколол ее, и был предолен только запрещением внутрипартийных дискуссий.

Для того, чтобы добиться восстановления страны, Ленину пришлось самому выступить против коммунистической идеологии в своей партии. Новая экономическая политика” прошла в исключительно трудных условиях и вопреки сопротивлению всей партии. По свидетельству члена Коллегии Наркомпрода А.И. Свидерского, бывшего очевидцем споров вокруг нэпа, из видных большевиков полностью с Лениным соглашались только Красин и Цюрупа. Все остальные либо отмалчивались, либо резко протестовали. Споры однажды дошли до того, что Ленин пригрозил уйти в отставку. Н. Валентинов приводит дальнейший рассказ Свидерского об этом собрании:

“ - Ленин, конечно, шутил!

- Ничего подобного. Он заявил об этом самым серьезным образом. Стучал кулаком по столу, кричал, что ему надоело дискутировать с людьми, которые никак не хотят выйти из психологии подполья, из младенческого понимания такого важного вопроса, что без НЭП неминуем разрыв с крестьянством. Угрозой отставки Ленин так всех напугал, что сразу сломил возражения многих несогласных. Например, Бухарин, резко возражавший Ленину, в 24 минуты из противника превратился в такого страстного защитника НЭП, что Ленин принужден был его сдерживать” (Валентинов. Н. Наследники после смерти Ленина: годы работы в ВСНХ во время НЭП. М. “Терра”, 1991, с. 68).

Но, несмотря на то, что возражения смолкли, тем не менее неприятие осталось. Члены ЦК, не говоря уже о низовых партийных работниках противились вводу в действие нэповских мер. Видный большевик Лутовинов, не вынесший этого решения, даже застрелился.

Это и был тот момент, когда с коммунизмом в большевистской партии было покончено. Ленин был практиком, и принес отвлеченную идею в жертву практическим политическим интересам. Все, что предпринималось после этого, было чистой импровизацией, обряжавшейся в оболочку коммунистической идеологии. Все это Горянин, вне всякого сомнения, заметил бы, если бы получше знал советскую историю, и был бы способен к анализу.

Что же делать читателю, который попал в такую ситуацию, когда автор книги крушит одни мифы и замещает их другими мифами? Да только одно, не верить автору на слово!

Странно, неужели Горянин не понимает, что его антибольшевизм в столь откровенной форме попросту подрывает его же собственную концепцию. В его генеральной идее книги есть противоречие. То он призывает избавиться от стыда: “Вопреки тому, что нам навязывают, у нас очень мало причин для стыда за какой бы то ни было период своей истории – как за далекое прошлое, так и за период истории”. А далее он протаскивает свой миф о “мрачном советском прошлом”, о “чудовищной опечатке”: “И даже за советский период – ибо 70 советских лет – это история того, как потерпели поражение все попытки навязать России коммунизм” (Горянин, с. 300).

Неужели автор не понимает, что любой желающий может зацепиться за его же собственное определение советских лет, за его же фразу о “чудовищной опечатке”, и продолжать спокойно поливать мазутом Россию, сколько ему заблагорассудится. Со ссылками на авторитеты и на “так это же вы сами пишете !”.

Я думаю, что эту статью можно закончить словами Горянина, только отнесенными не к неким ненавистникам России, а к самому автору: “Повторю еще раз:сами того порой не ведая, некоторые наши авторы в качестве общеизвестных истин доверчиво и некритически повторяют домыслы, рожденные когда-то чужим недоброжелательством, обидой, а более всего страхом . Они вновь и вновь воспроизводят тот образ России, который создавался при деятельном участии ненавидевших ее людей”.

К сожалению, его попытка борьбы с мифами окончилась неудачей.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?