Независимый бостонский альманах

К.М. ГЛИНКА, aka ИГОРЬ ЮЖАНИН, aka ...

28-04-2004


Антропологическое

Не верьте до конца автору сего, когда он распинается о своих пороках и сквернах, публично раздирает одежды и призывает присутствующих помочиться на его будущую могилу. Немного не так: в своих призывах он вполне искренен, но это не исключает в нём " /…/тонкоперстого интеллектуала, превосходящего по изяществу мысли и слога златоустов Internet, что невозможно. Упреки в косноязычии, совковости и антисемитизме неприменимы к человеку, который начинает день с чтения французских просветителей, затем размышляет о прабиблейских архетипах в прозе Василия Дворцова и Нины Воронель, а затем принимается чеканить собственные максимы, разносящиеся по восточно-западным диванам ударами ницшеанского хлыста." ("Сердюченко о самом себе"; "Русский Переплёт")

Недавно Бахыт Кенжеев назвал его "Василием Розановым наших дней". Почти согласен. Ибо Валерий Сердюченко - отдельная ветвь в кроне российской культуры. Он раздаёт кнуты и пряники, исходя не из субъективных пристрастий, но единственно истины для. Если он видит вокруг кого-нибудь умнее и талантливее себя, он с готовностью возлагает его башмак на свою голову и предаётся восторженно-завистливым глаголаниям.

Другое дело, что поводов к этому предоставляется не часто. Internet дал возможность каждому из нас предъявить миру своё интеллектуальное и творческое "я". Результат? Jouli Андреев, мизантроп из Вены: "Благодаря Интернету человечество получило возможность убедиться, что оно на 90 процентов состоит из идиотов."

Да, но ведь избранное 10-процентное меньшинство тоже смогло обозначиться, наконец, на всемирных сайтах Сети.

Недавно в этом десятипроцентном ряду возник некто К. М. Глинка, более известный широкой сетевой общественности aka "Игорь Южанин". Как некий ястреб парит он над сетевым пространством, и где только почудится ему "глуповщина", вонзает в неё безжалостные стрелы пародий и эпиграмм. Они убийственно смешны, но не только: в них присутствует, если можно так выразиться, мощный культурологический заряд. Пародируемые пародируются на уровне верхних этажей Олимпа и Парнаса; таких пародий ещё нужно заслужить, и ваш покорный слуга по-своему горд, что тоже попал однажды в число южанинских персонажей.

Местом своей литературной прописки Глинка-Южанин избрал Независимый Бостонский web-альманах "Лебедь". Естественно поэтому, что именно завсегдатаи "Лебедя" чаще всего оказываются жертвами его сарказмов. Каждому бы сетевому изданию такого чистильщика и ассенизатора! До Южанина эту миссию выполнял там Jouli Андреев, но - "сгинул, топливо истратив", и сетевая чернь стала потихоньку распоясываться. Чудовищная круглосуточная ядовито-плодовитость Игоря Южанина поставила очередные пределы графоманскому охлосу, рвущемуся на освещённые площадки Сети. Воспроизводить его эпиграммы значило бы превратить этот очерк в бесконечную цитатную простыню, поэтому милости просим на сайт www.lebed.com, и колики от смеха вам гарантированы. Игорь Южанин не задумывается мешать "высокое" с "низким" и разменивать высоколобые реминисцентные параллели на медную монету общенародного понимания.

Но нет, от нескольких соблазнов всё-таки не удержимся. Вот петербургский литератор под елейным псевдонимом "Дедушка Кот" докладывает собравшимся:

"Начинаю потихонечку очухиваться. Только что опубликовал цикл стихотворений восемнадцатилетней Анны Минаковой"

Ехидный ответный экспромт рождается на глазах:

ХОРОШЕМУ КОТУ И В ЯНВАРЕ МАРТ

Начинаем наше очуханье
С поэтесс восемнадцатилетних.
На язык попробуем названье
Виршей этих, как плодов запретных.

Как бы оторваться от веснушек,
Молодость почувствовать мне снова,
С головою в рифмы окунувшись
И размеры Анны Минаковой.

Ах, друзья, какие это рифмы!
А какие у неё размеры!!!
Как сдержаться, не перехвалить бы.
Впрочем это так я, для примера.

Кто сказал, что нет былого фарту?
Нам, кошачьим, что в огонь, что в воду.
Поэтессы, в форме буду к марту,
А тогда, пардон, не дам прохода."

Или вот, например. Некто Klasmi неосторожно докладывает мировому собранию, что, во-первых, читая постинги матерного "Полковника", у него

"/... /большое желание возникает заставить его отдраить гектар полов в казарме – может, и помогло бы в воспитании культуры речи",

а, во-вторых, что

"/... /следовало бы восполнить все многоточия в прежних изданиях “Тихого Дона” (да и в других великих творениях) - роман от этого только бы выиграл."

Наш бессонный зоил тут как тут:

Я Пушкина читаю между строчек
И мне не очень близок Лев Толстой.
Как часто, в тексте доходя до точек,
Теряю я весь смысл языковой.

Он пишет: “Милый друг, тебя ...” - и точки,
Её вчера ....” – и снова ничего.
Но что за ними? Может: “ангелочки”?
Что за великосветское арго?

Полковник, мой знакомый по Гусь-Буке,
Дотошнейший литературовед,
Открыл секрет: четыре точки - “суки”,
Пять точек - “блядь”, семь – значит: “говноед”.

Раскрыл глаза он бывшему сержанту.
Премудрость многоточий-закавык
Как будто бы с санскрита или банту
На мне знакомый перевёл язык.

Лев Николаич, граф прекраснодушный,
Что ж вы так, блин, от нас оторвались?
А вот послать бы чистить вас конюшни,
Хоть там бы языка поднабрались.

Забыли б фальшь салонов, будуаров,
Полковничьей достигнув высоты.
Тогда народ понёс бы вас с базаров,
Исполнивши Некрасова мечты.

И вас, как классика живого слова,
Читали б от литвы и до мордвы.
Ну, почему до гения Баркова,
Любезный граф, не дотянули Вы?!"

И так далее, и тому подобное. Достаётся даже редактору lebed. com. Южанинские мельницы мелют беспрерывно, "Эротизмы", "Эстетизмы", "Алкоголизмы" сыплются, как из ведра. А. Измайлову, А. Архангельскому, А. Иванову и прочим мэтрам отечественной пародистики не снилось такой активности. Вольтерьянский гений (или бес?) Игоря Южанина измельчает в элементарные частицы любую репутацию и авторитет. Но совершенно прелестна и зарисовка о нем другого сетевого литератора, Пересмешкина :

Идея этой басни
А может и не басни,
А может не идея,
А может и не той?..
А может это сказка?
Баллада стоеросовая?
Отчёт стенографический?
Или рассказ плохой?...

Вдоволь нахохотавшись над этим "Собранием насекомых", ваш слуга заказал по rambler.ru вторую, "глинковскую" ипостась этого персонажа

- И окончательно вытаращил глаза. "Опыт православной жизни в Америке " - не угодно ли? Выяснилось, что сия величайшая язва всех времён и народов позиционируется ещё и благочестивым христианином, регулярно исповедающимся в грехах у местного попа. Оказалось далее, что он состоит в ревниво-состязательных отношениях с Ветхим и Новым Заветом, написал фундаментальную работу "У истока религиозных учений " и вступил в спор с ведущими иудаистами-религиоведами ("Краденая Библия "). Знание К. М. Глинкой религиозных текстов не подлежит сомнению. Чувствуется, что он перетёр в пальцах, попробовал на вкус и рассмотрел на свет каждую их запятую. Он воспроизводит библейские эпизоды с такой поразительной достоверностью, как будто сам принимал в них участие. В отношении Библии Ваш покорный слуга тоже не лыком шит, но перед Глинкой он "пас".

В "Опыте православной жизни в Америке " Глинка взялся обосновывать свою веру в Бога. Хотите ли нелицеприятной оценки? Классический шиз картезианского технаря. Положено считать, что одно исключает другое, но как тогда объяснить тысячестраничные толкования Исааком Ньютоном Апокалипсиса, или таковые же комментарии изобретателя всех летающих аппаратов мира Игоря Сикорского к молитве "Отче Наш", которые К. М. Глинка скрупулёзно перевёл, снабдил восторженным комментарием и разместил на сайте того же lebed.com? Редактор уважительно промолчал, потому что по сведениям, добытым из того же Рамблера, этот охальник-пародист, православный экуменист, библеист, монотеист и т. д. и т. п. занимает, оказывается, ещё и процветающую должность в крупнейшей патентоведческой компании США!

С подобными антропологическими конфигурациями вашему слуге ещё не приходилось встречаться. Это какая-то "постдостоевщина". Автор защитил по Достоевскому докторскую диссертацию, был сопровождён восхищенными рукоплесканиями Учёного Совета МГУ, но, честное слово, познакомься он с писаниями Глинки-Южанина раньше, он отредактировал бы свою диссертацию заново. Одну из предыдущих сетевых публикаций ("Стэндфорское чудовище") автор посвятил "феномену Иванова". Напомним, речь в ней шла о Валентине Иванове, full-профессоре всевозможных американских, а до того советских наук, и тоже пиите, "прозаике, публицисте, мемуаристе, библеисте, радисте, культуристе, аккордеонисте", перебравшемся за океан, когда его профессорская зарплата стала приближаться к стоимости килограмма огурцов, купленных на новосибирском базаре. Но петь осанны Валентину Иванову мешает излишняя самовлюблённость, "нарцистичность" его 5-томного (!) Internet-сайта. Рецензионный эпитет "человек-оркестр" содержал толику иронии в его адрес.

В случае с Южаниным-Глинкой мы не наблюдаем этого совершенно. Перед нами образец адекватного восприятия всего на свете. Раздавая направо и налево эпиграмматические оплеухи, он не щадит в том числе и самого себя. Абсолютно выигрышная позиция для любого разоблачителя, не так ли?

Короче говоря, чем глубже погружаешься в духовное вещество "Глинки-Южанина", тем меньше начинаешь понимать, кто и что это такое. Соединение в одном флаконе мистика и учёного, охальника и романтика, верующего и атеиста - возможно ли это?

По Достоевскому, возможно. Возглас его Шатова "Я…буду веровать в Бога!" - один из напрашивающихся эпиграфов к личности нашего фигуранта. Ну, посуди, читатель, как можно, доходя в "Эротицизмах" до геркулесовых матерных кощунств, писать в то же время "Православные опыты"? Чертить одним и тем же пером

- Мои друзья - бутылка и влагалище,
Что я надысь в сексшопе приобрёл -

- и те же самым пером воздавать целомудренные посвящения пожизненной избраннице в лирическом цикле "Ось добра"?

Но и это не предел полифонических ребусов личности нашего персонажа. Мы думаем, он не только иронизировал, когда написал о Викторе Кукине такое:

Я - сложное, неясное созданье,
Я - немец, православный и еврей.
И смутные во мне воспоминанья
Остались от прабабушки моей.
Мой гардероб заполнен до упора:
Здесь - каска, автомат наперевес,
Чуть дальше - пейсы завитые, Тора,
А там - ушанка и массивный крест.

Он, чёрт возьми, ещё и поэтически талантлив. У него есть то, что называется "образным мышлением". Его lingua поразительно метафоричен. Доказательства? Попросив присутствующих здесь дам на время удалиться, процитируем лишь одну из его метафор: "улыбающаяся задница".

Каково?

И на этом прервём антропологические изыскания феномена "Глинка-Южанин-Южанин-Глинка", поручив завершить их "венской школе" психоаналитиков во главе с Зигизмундом Фрейдом и Jouli Андреевым.

…Но нет, не удержимся от в маленького злорадства напомнить, что сей надменный венский ритор тоже пару раз подставился. В свойственной ему аксиоматической манере он однажды изрёк, что (цитирую)

"/…/нет никаких пран и тайн, все просто, как гляняный горшок и отчетливо видно в хороший микроскоп",

…и тут же получил отбойный отлуп в виде "Живого доказательства":

Какие тайны, мир наш так убог.
Взгляните на меня, ведь очевидно:
Вот голова - как глиняный горшок
И в микроскоп там ничего не видно.

06.05.2004

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?