Независимый бостонский альманах

THE GUESTBOOK OF TERMINUS

03-05-2004


Тезисы к дискуссии о сетературе

Предлагаем вашему вниманию раннюю сетевую статью Владимира Баранова, написанную в самом начале января 1998 года. В ней он в дискуссионных и провокативных целях резко пишет о так называемой сетелитературе, то есть - о феномене тогда еще совсем новых и непривычных гостевых книг как жанре интерактивного коллективного творчества. Его вывод жесток: сетелитературу - в мусорное ведро. Но на самом деле, сам он не внял своей рекомендации. Баранов стал завсягдатаем гостевых, и особенно много написал к нам в Гусь Буку, своим творчеством опровергнув свой же решительный вывод. Статья была опубликована на сайте www.litera.ru/slova/esse/pseudo.htm

BARANOVСетература? Да, существует. Хотя феномен не новый. И, в общем-то, не совсем сетевой. И совсем не литературы. Если вдуматься, он вообще за пределами культуры. Собственно, он и проявляется-то лишь в форме гестбука.

Феномен

Гестбук: коллективный тремор многих десятков пальцев, неизъяснимое ощущение некой театральности действа. Откуда театр? По смыслу процесс скорее мистический, чем театральный. Дача в Вырице, тени на веранде от трёхлинейной керосиновой лампы, блюдечко (разумеется, с голубой каёмочкой), тонкие персты взволнованных дев, дух Наполеона.

Нет-нет, не то.

Театр. Бесконечная пьеса. Роли: Приличный Молодой Человек, Красивая Стерва, Наивная Девушка и ещё пять персонажей. Вот оно!

Да, это именно то. Старая-престарая фантастика: глубокий космос, научная станция, восемь исследователей, годами запертые в ограниченном пространстве, ненавидят друг друга; единственная отрада их жизни - виртуальный театр.

Когда вечером они собираются в зрительном зале, на сцену выходят восемь персонажей, управляемых ими же. Ежевечерние эти импровизации имеют одну пикантную особенность - тайну личности, скрывающейся за персонажем. Никто из остальных семи не знает, кому он подаёт реплики в бесконечной пьесе из деревенской жизни, разыгрываемой в кружке виртуальной самодеятельности. Это даёт людям разрядку. Все строят догадки друг относительно друга, все разговоры за обедом только о том who's who. А вечером снова игра и снова мистификация.

И вот один умирает. Оставшиеся предвкушают раскрытие его тайны. Семеро ждут, кто из восьми персонажей не выйдет.

Рассказ прекрасный. Когда на сцене собрались семь персонажей, выходит восьмой и, как благороднейший старик Никифор в куплетах капитана Лебядкина, выплёскивает в лохань всю комедию. Короче, в итоге взбунтовавшиеся персонажи заявляют обалдевшим кукловодам о своей суверенности.

NB авторский комментарий барда у Достоевского: "Что же касается до Никифора, то он изображает природу". Ниже мы ещё вернёмся к этой ремарке в контексте размышлений другого капитана.

Аналогия: сетевой гестбук - бесконечная пьеса из вполне идиотской жизни с конечным числом персонажей и анонимными исполнителями.

Иными словами, налицо вроде бы не столько сетевая литература, сколько сетевая драматургия. Феномен драматургии мы здесь усматриваем в переживании участниками действия (актёрами-зрителями) реплик, монологов, пауз в реальном времени и артикулировании своих ролевых функций индивидуальными средствами реализации художественной условности (псевдонимы, фонты, лексика). Последние по законам рассматриваемого жанра нагружаются ещё и функциями феромонов, то есть сигналов "я свой", которыми у животных служат запахи, у социальных насекомых - "пароль скрещённых антенн", а у человеков - лексемы типа "блин", употребляемые в правильном контексте и с требуемой экспрессией.

Сетевая драматургия? Жанр?

Разберёмся!

Действующие лица и исполнители

Черпнём сверху из первого попавшегося русскоязычного гестбука, ну вот хоть бы из www.art.spb.ru/konkurs/guestbook.htm. На самом деле никакой разницы между источниками спонтанного сетевого драматургического процесса нет.

Докатился - пропил кириллицу! Отпраздновал до последнего фонта. Наш человек.
Исследователь Буков
- Friday, January 02, 1998 at 14:50:19 (MSK)

Бук, чего ты орешь как пожарная машина? У тебя что, лавровые листья в салате оказались? Почил на лаврах или отвык от здоровой пищи?
Мужъ
- Friday, January 02, 1998 at 14:43:33 (MSK)

K BARANAM, K BARANAM!!!!
Buk
- Friday, January 02, 1998 at 13:33:54 (MSK)

Бук, ты опять в салате? Выходи!
Публик
- Thursday, January 01, 1998 at 18:01:28 (MSK)

Валера, я слышал - тебя публиковать собрались? Если верно - поздравляю и рад за тебя. А помнишь ту рыбу, что не подобрала впечатлений?! :))
Мужъ
- Thursday, January 01, 1998 at 17:58:38 (MSK)

Иногда бывает забавно что-нибудь воспринять БУКвально. Стебово, например, что, отправляя предыдущее сообщение, я нажал на кнопку "Послать Отзыв"...
Сегаль
- Thursday, January 01, 1998 at 17:45:50 (MSK)

УУУУУУУУУ! Какая пурга в организме...... Ну я вчера и дал....
Сегаль
- Thursday, January 01, 1998 at 17:43:01 (MSK)

Этот салат, братва, это такое коварное блюдо!!! Обладает повышенной гравитацией и мордомагнетизмом. Бук, не кушай печень рыбы ФУГУ - остальное там всё переваривается.
Мужъ
- Thursday, January 01, 1998 at 13:49:58 (MSK)

Вернемся же к нашим баранам...
Бук поднимает морду из салата
- Thursday, January 01, 1998 at 13:08:47 (MSK)

Куда этот Бук опять подевался?! Японска сигуранца повязала? Бук, выходи!
Почитатель, кто же ещё.
- Thursday, January 01, 1998 at 08:02:23 (MSK)

Казалось бы, ничего интересного. Кряхтят, зевают, крестятся старые гости, сейчас подойдут новые, гулянка оживится, реплики станут длиннее и бессвязнее. Однако для психолингвиста данный материал - клад бесценный. Брэдфордовость распределения ссылок по ансамблю источников (клике) совершенно очевидна даже "на глаз", без построения частотно-ранговой диаграммы. Притом активность эквипотенциальных (одинаково идиотических) источников прекрасно привязана ко времени. А это означает, что гистограмму экспериментального распределения можно будет просмотреть в эволюционных эпохах. Какой матерьял! Ну, чистое, блин, кино! (Тоже, кстати, драматургия по своей сути). Простенькую программку анализа приспособить к любому гестбуку и прекрасная выйдет диссертация. Хороший эпиграф: "Взгляни на первую лужу - и в ней найдёшь гада, который иройством своим всех прочих гадов превосходит и затемняет".

Да-с, именно иройством и ничем иным! Культура здесь ни при чём. Если, конечно, не иметь в виду понятийно близкий термин "биологическая культура". Каждый гестбук - это не даже не театр, а именно лужа, в то время, как обитатели этой лужи суть некие представители лингвистической фауны. Выходит, и не драматургия вовсе нам доступна в сетевых ощущениях, а просто драма. Но отнюдь не драма идей. Полную драматизма борьбу за жизнь каких-то виртуальных существ в некотором искусственном пространстве - вот что мы наблюдаем в гестбуке.

Сценарий

Так что ж такое эти тексты - элементы природы они или всё же культуры?

"Смерть как проблема сюжета" - это название одной из последних работ Ю.М. Лотмана. В ней выдающийся культуролог излагает программное положение о необходимости "примирить недискретность бытия с дискретностью сознания" и формулирует: "Всё, что не имеет конца, не имеет и смысла".

О текстах, наполняющих сетевые гестбуки, наверное, справедливо говорить как о феномене принципиально недискретном, потоке. Он не имеет ни рубрик, ни страниц, а паузы между сообщениями зачастую не менее насыщены эмоционально, чем сами реплики. К тому поток бесконечен, точнее, не имеет обозначенной цели, терминуса своего движения. То есть, вроде бы, природа получается, если по Лотману. Пусть даже тексты реплик порождаются людьми. Ну, значит, социальная, но всё равно природа. Со всеми вытекающими из этого факта следствиями.

Иной точки зрения на "искусство настоящего времени" придерживается Александр Генис, автор эссе "Вавилонская башня" (1995). Главная его идея в том, что новая синтетическая культура вообще живёт исключительно в настоящем времени. Переживаемые посетителями гестбука моменты пребывания в нём и быстро тающие оставляемые ими следы - вот метафора современной культуры.

Так выходит по Генису. У него вообще всё получается складно и понятно: время как бы исчезает, потому что в искусство возвращается архаика, временем не пользующаяся. В принципе исчезает будущее (раз времени нет, какое будущее?), а поскольку нет будущего, то утрачивается и потребность в научном предвидении. Разумеется, и в самой науке тоже, как мировоззренческой системе. Место времени занимает созерцательная процедура, обряд, ритуал, в общем, некая программа, сценарий, спонтанно реализующийся в фазовом пространстве (не во времени!).

Непонятно только, зачем надо было нью-йоркскому мыслителю ломиться вот с эфтой силою в ни от кого не закрытые двери математического анализа. Сущность любых систем (хоть бы и социальных) не меняется от способа их формального представления - то ли как неких функций времени, то ли фазовым портретом, в котором время в явном виде исключено. Зачастую требуется и то, и другое сразу и здесь нет повода для противопоставлений. Хоть бы и со ссылкой на модный в последние сезоны дзен-буддизм.

Нет, не убеждает приятно читающаяся книга Гениса, хотя и даёт толчок к мысли, вот какой. Архаика действительно ничему не учится и, возвращаясь, приносит с собою всё ту же детерминированную цикличную смену декораций и мизансцен. Правильнее сказать, в архаическом ритуале имеется то, что обычно именуют аттрактором, и что на конечных интервалах времени воспринимается наблюдателем как некий сценарий.

Репертуар

Черпнём теперь из другого источника (http://relline.ru/~moshkov).

- М-о-м-с-с-е-н - о-т-з-о-в-и-с-ь - М-о-м-с-с-е-н...
Пиркс огляделся. Было совсем тихо, только заслонка вентилятора хлопала за поворотом под порывами ветра, и выдуваемый мусор, лениво кружась, тянулся вверх, отбрасывая тени на потолок, словно там целыми роями носились большие нескладные ночные бабочки. Вдруг посыпались стремительные удары:
- П-р-а-т-т - П-р-а-т-т - П-р-а-т-т - М-о-м-с-с-е-н - н-е - о-т-в-е-ч-а-е-т - в - с-е-д-ь-м-о-м - е-с-т-ь - к-и-с-л-о-р-о-д - м-о-ж-е-ш-ь - л-и - п-р-о-й-т-и - п-р-и-ё-м ...
Пауза. Свет ламп не менялся, мусор и пыль медленно кружились. Пиркс хотел отпустить трубу, но не мог - ждал. Труба зазвучала:
- С-и-м-о-н - М-о-м-с-с-е-н-у - П-р-а-т-т - в - ш-е-с-т-о-м - з-а - п-е-р-е-б-о-р-к-о-й - с - п-о-с-л-е-д-н-и-м - б-а-л-л-о-н-о-м - М-о-м-с-с-е-н - о-т-з-о-в-и-с-ь - М-о-м-с-с-е-н...
Последний тяжелый удар. Труба долго вибрировала. Пауза. Потом несколько непонятных ударов и быстрая дробь:
- С-л-а-б-о - д-о-х-о-д-и-т - с-л-а-б-о - д-о-х-о-д-и-т...
Тишина.
П-р-а-т-т - о-т-з-о-в-и-с-ь - П-р-а-т-т - п-р-и-ё-м..."

Не правда ли, нечто знакомое? Правильно, это Лем "Терминус" (1961).

С помощью морзянки тусуется гибнущий экипаж рейсового космического грузовика, терпящего катастрофу: первый офицер - инженер Пратт, второй - Вайн, пилоты Поттер и Нолан, механик - Симон.

А командир?
Еще страница - и Пиркс вздрогнул. Дата приёмки корабля - девятнадцать лет назад. И подпись: первый навигатор - Момссен.

Вся суть трагического, в общем-то, рассказа Лема сводится к тому, что тусовку обнаружил и даже попытался принять в ней участие капитан, принявший судно много лет спустя после ЧП. Дело было так.

Обходя в ходе сложного рейса, корабельные трюмы, первый навигатор Пиркс обнаруживает странный феномен: тремор конечностей старого ремонтного робота-андроида, пережившего катастрофу вместе с кораблём, воспроизводит какой-то информационный обмен.

Пиркс перевесил ноги через перила и плавно спустился вниз.
- Терминус! - крикнул он, ещё не коснувшись пола.
- Слушаю, - тотчас ответил автомат. Его левый глаз повернулся к человеку, правый продолжал ходить в орбите, следя за руками, которые облепляли трубу цементом, выбивая:
- П-р-а-т-т - о-т-з-о-в-и-с-ь - П-р-а-т-т - п-р-и-ё-м...
- Терминус! Что ты стучишь?! - крикнул Пиркс.
- Утечка. Четыре десятых рентгена в час. Заделываю места утечек, - глухим басом ответил автомат, а его руки одновременно отбивали:
- Э-т-о - В-а-й-н - М-о-м-с-с-е-н - о-т-з-о-в-и-с-ь - М-о-м-с-с-е-н...

Сегодня мы уже знаем, что нейросети могут быть обучены очень сложному поведению, а "умытый" компьютером Гарри Кимович Каспаров даже специально отмечал практически неотличимый от человеческого поведения образ действий своего электронного vis-e-vis. Тем не менее, наученный обыгрывать чемпиона мира по шахматам, программно-аппаратный комплекс вс равно остаётся идиотом. Не в том, конечно, оскорбительно-бытовом смысле, а в своём первоосновном, восходящем к латыни, как это закрепилось, например, в немецкоязычном термине der Fachidiot, что в переводе означает всего лишь "узкий специалист".

Итак, столкнувшись с феноменом (по сути дела, гестбука), который в ходе агонии люди сформировали в нейросети робота, капитан должен принять решение.

"Если мне кто-то снится и я задаю ему вопрос, то, пока мне не ответят, я не знаю ответа. А ведь приснившийся человек не существует за пределами моего мозга, он лишь временно обособленная его часть. Каждый раздваивается почти ежедневно, вернее, еженощно, давая мимолетно возникающим в мозгу псевдоиндивидуальностям жизнь. Существам вымышленным или существующим на самом деле. Разве не снятся нам зачастую мертвые? Разве не разговариваем мы с ними?
Мёртвые..."

Тем не менее, не удержавшись от искушения и повинуясь внезапному порыву, не успев даже осознать, насколько дико желание вмешаться в разговор давно ушедших лет, Пиркс начал быстро выстукивать вопрос по той же трубе, по которой шёл обмен информацией между псевдоиндивидуальностями.

- П-о-ч-е-м-у - М-о-м-с-с-е-н - н-е - о-т-в-е-ч-а-е-т - п-р-и-ё-м...
Почти одновременно с первым его ударом застучал и Терминус. Звуки слились. Рука автомата замерла, словно услышав стук Пиркса, а когда он кончил, принялась забивать цемент в щель соединения. Труба зазвенела:
- У - н-е-г-о - к-о-н-ч-а...
Пауза. Терминус нагнулся, чтобы зачерпнуть цементного теста. Что это было: начало ответа? Пиркс, затаив дыхание, ждал. Автомат, выпрямившись, стремительно бросал и трамбовал цемент, и по трубе неслись ускоряющиеся удары:
- С-и-м-о-н - э-т-о - т-ы...
- Г-о-в-о-р-и-т - С-и-м-о-н - н-е - я - к-т-о - г-о-в-о-р-и-л - к-т-о - г-о-в-о-р-и-л...
Пиркс втянул голову в плечи. Удары сыпались, как град:
- К-т-о - г-о-в-о-р-и-л - о-т-з-о-в-и-с-ь - к-т-о - г-о-в-о-р-и-л - к-т-о - г-о-в-о-р-и-л - я - С-и-м-о-н - я - В-а-й-н - к-т-о - г-о-в-о-р-и-л - о-т-з-о-в-и-с-ь...
- Терминус! - крикнул Пиркс. - Перестань! Перестань!
Стук прекратился. Терминус выпрямился, но его плечи и руки подергивались, корпус била железная лихорадка, и по этим судорожным движениям Пиркс продолжал читать:
- К-т-о - г-о-в-о-р-и-л - к-т-о - к-т-о...
- Перестань!!! - крикнул он ещё раз.
Он смотрел на автомат сбоку - тяжёлые плечи вздрагивали, и блики света, отражаясь от панциря, повторяли:
- К-т-о - к-т-о...
Словно опустошенный бурей эмоций, прошедшей сквозь него, автомат одеревенел. Поднимаясь над полом, он с грохотом стукнулся о горизонтальное ответвление трубопровода и повис, будто зацепившись за трубу, совершенно недвижно; но, вглядевшись, Пиркс уловил еле заметное подергивание металлической руки:
- К-т-о...

Действительно, контакт с обитателями замкнутого пространства гестбука невозможен. Можно наблюдать, как иногда в гестбук проникает посторонний. Его сразу идентифицируют по чуждым феромонам и, в конечном итоге, изгоняют. Порядок восстанавливается и бесконечный сценарий продолжает наматываться на аттрактор. Да и что может интересного сообщить прохожий тусовке?

Что они не существуют? Что они "пceвдоиндивидуальности", изолированные островки электронного мозга, его бред? Что их страх - только имитация страха, а их агония, повторяющаяся каждую ночь, стоит не больше заигранной пластинки?

Точно также ничего интересного не может прокричать миру и коллективная мысль, запертая в идиотию бесконечного перманентного обмена тщеславием и бездельем, естественно, в лёгком пылу похмелья. Хотя...

Он не мог забыть вызванный его вопросом стремительный взрыв ударов - крик, которым они, полные изумления и внезапно проснувшейся надежды, призывали его, - эту бесконечную, настойчивую, торопливую мольбу: "Отзовись! Кто говорил? Отзовись!" Он ещё чувствовал на кончиках пальцев отчаяние и неистовство этих ударов.

В общем, подобно капитану Лебядкину, капитан Пиркс в конечном итоге с чисто славянским благоразумием идентифицирует происходящее, как типичное мухоедство в замкнутом объёме и выплёскивает всю эту комедию в лохань.

Пиркс задумался. Он приближал перо к бумаге и опять отводил. Он размышлял о невиновности машин, которых человек наделил способностью мыслить и тем самым сделал их соучастниками своих сумасбродств. О том, что легенда о Големе, машине, взбунтовавшейся и восставшей против человека, - ложь, придуманная, чтобы люди, которые отвечают за всё, могли эту ответственность с себя сбросить.
Выводы: Сдать на слом.
И внизу страницы, не дрогнув ни одним мускулом лица, он подписался:
Первый пилот Пиркс.

Выводы

Сетературу - в лохань. Ни дрогнув ни одним мускулом лица.

* * *

Выдержки из обсуждения этой статьи на сайте www.litera.ru/slova/esse/pseudo.htm

Е_Г ; Monday, January 12, 1998 21:53:33)

Статья была прислана 4 января, т.е. (насколько я понимаю) раньше, чем уравнивание гестбука с сетературой прозвучало в дискуссии в Словесности (http://www.zhurnal.ru/slova/d.slova.htm).

Этот параллелизм рассуждений забавен.

Нигилистические воззрения на сетературу, на мой взгляд, основываются на разрыве, который существует сейчас между _потенцией_ и _эссенцией_ использования гипертекста в эстетической функции.

До сих пор, как ни странно, максимум такого (неутилитарного) использования наблюдался не в "стихах" и "романах" опубликованных в Сети (за исключением разве что графоманских проектов наподобие РОМАНа), а в "обзорах". Носик с его покойным (?) "ВИ" до сих пор остается самым выдающимся сетератором.

Открытым, правда, остается вопрос: "А так ли уж нужен этот самый гипертекст литературе?"

Ernie & Lucia ]; Tuesday, January 13, 1998 01:22:06)

Глубокоуважаемый Евгений Горный! Большое Вам спасибо за приглашение прочитать интересную работу. Мы очень благодарны Владимиру Баранову за умное и серьезное обсуждение одной из форм освоения Интернета. Как и любая хорошая работа, статья В. Баранова рождает желание поделиться мыслями, ею вызванными.
Сначала уточнения. Статья названа "Тезисы к дискуссии о сетературе", но в работе тезисов как таковых, т.е. положений, излагающих какую-либо идею, найти трудно. Без всякого объяснения автор сводит рассмотрение сетературы к так называемым "гостевым книгам". Оправданность такую редукции вызывает сильные сомнения.
Теперь позволим себе несколько комментариев.
Всей своей статьей и ее единственным выводом Владимир Баранов пытается убедить нас в том, что гостевые книги - бессмысленная трата времени и сил. Однако гостевые книги не только существуют, но и плодятся как грибы. То есть люди сознательно идут на эти бессмысленные действия вопреки очевидному для господина Баранова выводу. Поскольку от сделанного вывода, книги никуда по щучьему велению не делись, то автору необходимо найти этому объяснение. Оно, как водится лежит на поверхности. Кто может делать бессмысленные вещи? Конечно, идиоты или, в переводе с немецкого, узкие профессионалы. Логично? Логично! Корректно? Вполне. Вопрос можно считать закрытым. Однако, как умный и честный человек, и позволительно будет предположить, и сам, наверное, участник ни одной подобной гость-книги, автор остается неудовлетворен подобной простой схемой.
В. Баранову, надо отдать ему должное, удалось подобрать блестящие примеры из жизни и фантастики, которые просто своей внутренней логикой опровергают сделанный в статье вывод. Виртуальный театр, путешествие во времени, игра с идентичностью, свобода творческого выражения, поиск близких по Духу - Господи, да только одно что-нибудь из этого перечня дорого стоит. Только бы одним глазком туда заглянуть! Одним пальчиком потрогать! Какого еще, простите за выражение, смысла вам надо?
С чем невозможно не согласиться у В. Баранова и у вторящего ему М. Вербицкого, так это с тем, что гость-книги еще не сформировали свою культуру общения. Хотя мы сами тоже испытываем от этого некоторые неудобства, но не видим в этом большой проблемы. И вот почему.
Во-первых, возможность постоянной смены масок, а в случае Сети и более глубоких черт идентичности, провоцирует необузданную игру Высокого и Низкого, как в отдельном человеке, так и в целых сообществах. Поскольку это вполне естественно, то и говорить про это не имело бы смысла, если бы не все увеличивающаяся амплитуда в этой игре. Особенно зашкаливает, простите за каламбур, конец Низкого. Во многом это поведение напоминает поведение расшалившихся детей. Во многом оно им и является. Реакция эта более чем оправдана радостью освоения нового пространства. Рано или поздно гость-книги стихийно или управляемо введут ограничения на колебания амплитуды, и все встанет на свои места.
Во-вторых, при сходстве гость-книг с Usenet конференциями, первые явно более интерактивны, чем вторые. Есть у Сети и другие возможности, которые собственно и увели за собой всех "узких профессионалов". Все ли мы из этих возможностей знаем и со всеми ли умеем справляться? Конечно, нет. Разнузданное и "бессмысленное" поведение участников гость-книг это тестирование методом проб новой реальности. В. Баранов считает такие пробы изначально ошибочными. Мы же придерживаемся другого мнения.
Мы еще раз сердечно поздравляем автора с написанием и опубликованием очень своевременной работы и желаем ему дальнейших творческих успехов.
С уважением Эрни и Лючия.

Автор ; Thursday, January 15, 1998 02:38:14)

Уважаемые дамы и господа!
Очень тронут вашим вниманием. Постараюсь ответить на все вопросы, сформулированные как нериторические. Также постараюсь ничего не пропустить и для того буду отвечать в порядке поступления реплик. То есть стану (насколько смогу) следовать неблизкой мне тусовочной манере, в которой определяющим является хронология (темп, ритм, движение), а не только и не столько логика.
Евгений, мне кажется Ваш вопрос соотношении гипертекста и литературы несколько опережает время. Античный изобретатель перископа, я запамятовал его имя-отчество, мечтал о военном использовании своего интеллектуального достижения. Риторический вопрос: можно ли сейчас представить себе субмарину без перископа, так же как, впрочем, субмарину невоенного назначения? Или вот другой пример. Фрэнсис Бэкон обосновал и доложил Королевскому обществу идею больших научных коллективов, как наиболее эффективного средства добывания нового знания. Он опередил время приблизительно но 300 лет, но дело не в этом. Лорды ещё долго (да как!) двигали науку в личных поместьях, исключительно solo, а прогрессивное по нашим меркам предложение Бэкона показалось (и оказалось) попросту абсурдным.
Увы, я не нашёл в http://www.zhurnal.ru/slova/d.slova.htm указанного Вами и заинтересовавшего меня “параллелизма” мнений в части отождествления гестбука и сетературы. Однако, я мысленно аплодирую неведомому мне автору. Я вернусь к этому принципиальному положению, только вначале отвечу Мише Вербицкому.
Миша! Мне кажется Вы очень категорично судите население Сети. Ваши аллюзии в части зоологичности обсуждаемых процессов мне в чём-то близки. Но уже хотя бы поэтому не следует судить биомассу за то, что она следует законам биологии. Мне даже кажется, что в каком-то гестбуке я видел псевдоним типа “Биомасса” или “Биоформ”. Насчёт геноцида, я уверен, Вы в переносном смысле, но сама идея наведения порядка с помощью того или иного воплощения Железной Руки, согласитесь, ни разу в истории так и не реализовалась. Любая ЖР наводит порядок в интересах пассивных масс (неважно как они там называются на текущий момент - трудящиеся, правоверные, обездоленные, etc), а субъектом наведения оного порядка всегда является активное меньшинство (неважно как оно именуется в момент “Ч” - космополиты, масоны, гнилая интеллигенция, etc). Германия, где с таким понятием, как ordnung, всегда был полный порядок, расплатилась за 12 лет супертоталитаризма тем, что в стране просто не рождаются больше Эйнштейны, Шиллеры и Гёте, хотя полно Одимпийских чемпионов и чемпионов мира по всем видам спорта, кроме, разумеется, шахмат.
Миша, извините, если я что-то упустил или не так понял в Вашей аргументации, но “транслит”, увы, затрудняет чтение.
Лючия и Эрни! Мне исключительно приятно отвечать Вам, Лючия, и Вам, Эрни! И не потому даже, что ваша оценка мне льстит, а сам анализ вызывает уважение к эрудиции его авторов, но ещё и в силу ностальгии по забытому аромату русской интеллигентной речи. Однако, несмотря на весь мой пиетет к интеллигенции и интеллигентности, я вынужден вам почтительнейше возразить, а заодно и уточнить предмет дискуссии.
Я в корне не согласен с вашей интерпретацией моих выводов. Вот вы пишете Всей своей статьей и ее единственным выводом Владимир Баранов пытается убедить нас в том, что гостевые книги - бессмысленная трата времени и сил”. Но ведь я всего лишь претендовал на то, чтобы убедить почтеннейшую публику в том, что “сетература” изначально не является явлением культуры. Даже в том расширенном толковании, которое характерно для постмодернизма и которое столь убедительно истолковывает Александр Генис (“ИЛ”, 1996, 9, с.206-253, а также изданная в России в 1997 г. его книжка “Вавилонская башня”). Одним из основных элементов “железобетонной” несущей конструкции логики Гениса является отождествления современного искусства с массовым. Масса изволит желать panem et circences? Ради Бога! Вот вам, г. Масса безвредные, безопасные, бесполезные, бездумные и бесцельные способы потешиться от души. Раньше других массовых явлений этого ряда появился синхронный, срежиссированный театрализованный рёв на стадионах. Две тысячи лет тому назад так же орали на стадионе “Колизей” в Риме panem et circences гг. римские люмпены и пролетарии, сейчас орут футбольные лозунги люди, не отличающие офсайда от инсайда. Затем появился (появилось?) караоке - развлечение всё для той же категории лиц - тех, кому нужен “водитель ритма”. Сейчас есть гестбук, в котором кто-то обязательно берёт на себя функции драйвера (в том из вариантов перевода этого многозначного термина, которое означает погонщик”), а Масса радостным мычанием встречает щёлканье его бича. Я не специалист по массовой психологии, но очевидно есть в процессе гестбукового обмена какой-то момент сродни критерию джазовой импровизации: ты не должен выпадать из “квадрата”. Содержание реплик не суть важно, важна адекватность синхронному процессу - вот ещё один из моих главных тезисов. Зачем смысл, важен эмоциональный пик. Ежели вдруг достиг ты, тусуясь в гестбуке, желанного слияния с его средой, то наступает краткий пароксизм удовлетворения и всё становится на какой-то миг “по кайфу”. Впрочем, это всего только мои домыслы. Повторяю, я не специалист по маргинальной субкультуре и могу лишь догадываться о душевных движениях, побуждающих человека влиться в толпу. Лично мне петь хором, ходить под знамёнами (любыми) на демонстрации, участвовать в массовых забегах, заплывах и ток-шоу всегда было неинтересно, но это вовсе не значит, что я осуждаю указанные мероприятия и участвующих в них людей. В отношении массовых утех, в том числе, и в отношении гестбука, как разновидности таковых, я разделяю позицию академика и лауреата Нобелевской премии Иван Петровича Павлова. Сознавая бесплодность религии в научных делах, он полагал её незаменимым средством утешения и развлечения масс, а потому протестовал против воинствующего атеизма большевиков.
Гестбукам - быть! Пусть плодятся и размножаются! Однако, как явление культуры они никогда не станут чем-то более значимым, чем вопли на стадионе “Спартак - чемпион” или граффити на заборах на политические, футбольные и сексуальные темы. В заключении этого пассажа я не могу отказать себе в удовольствии процитировать Александра Гениса в части его анализа того вида искусства, к которому он, несомненно, отнёс бы и гестбук, попади он в сферу его внимания.
На пути в постиндустриальную культуру с искусством происходят судьбоносные метаморфозы. Главные из них - это переориентация
n с произведения на процесс;
n с автора на читателя;
n с искусства на ритуал;
n с личности на культуру;
n с вечного на настоящего;
n с шедевра на среду.”
Теперь о тезисе, точнее, аналогии “гестбук - сетература”.
Честно говоря, я полагал разумеющимся тот факт, что литература не становится сетературой автоматически, в результате акта представления рукописи на одном из сетевых сайтов. Античная литература, написанная на пергаменте и от руки, вовсе не стала чем-то иным в результате революции, осуществлённой изобретением Гутенберга. Мне представляется, что никто из участников дискуссии не отрицает этого очевидного факта. Гипертекст, о роли которого ставит вопрос Юрий Горный, я думаю, ещё попросту не пришёл в литературу. А вот гестбук, которого, что называется “не ждали”, пришёл, да ещё как. Этот вид сетевой активности обладает с одной стороны признаками сродства с традиционной литературой, с другой же - обладает тем, несомненно, новым, чего не в ней не было, а именно, интерактивностью, анонимностью, комфортом доступа. Поверх пониженных культурных барьеров, естественно, сразу же хлынули любители бегать табуном и примкнувшие к ним отдельные интеллектуалы (не могу удержаться от уточнения - районного масштаба). Я согласен, что явление новое, со временем оно утрясётся и незаметно рассосётся, когда выяснится, что в бесконечные гестбуки пишут те же люди, что смотрят бесконечное мексиканское “мыло” по телевизору. А может даже не совсем и рассосётся, а останется чем-то вроде интеллектуальной аэробики (для лиц, страдающим избыточным интеллектуальным весом). Хотел бы только, чтобы меня не считали противником этого достаточно безобидного занятия. Зря Миша Вербицкий так резко “наехал” на них. Смотрите проще, Миша. Вы можете вообразить себе тусующегося Лотмана? Я тоже. Но когда ему нужно было своё сокровенное обнародовать, он собирал в Кааярвику соответствующий круг людей и был, видимо, счастлив среди них, а они были счастливы лицезреть мыслителя и внимать ему. Этого способа контакта сапиенсов не отменит и не заменит никакая там Сеть.
Перси Шелли! Спасибо за информацию о гипертекстовых экспериментах. Что касается Вашего утверждения о необходимости аргументации на материалах выборки большего объёма, я с Вами не согласен. Процесс в гестбуке, как Вы сами, видите, эргодический, что позволяет с большой долей уверенности делать выводы о любом из них по произвольно взятому отрезку реализации опять таки в любом гестбуке. Уклонение гестбука от эргодического поведения могло бы появиться в результате управляющего воздействия, например, программы обсуждения с заданной и отслеживаемой модератором целью, а также регламентом и прочими достаточно жёсткими ограничениями, но тогда гестбук перестал бы быть таковым. Иными словами, никаких ограничений просто не может быть, потому что принципиальная бесцельность и ничем не скованная свобода самовыражения как раз и является тем, что привлекает людей определённого склада в гестбук.
Спасибо, Роман! Уже и сам заметил с досадой. Я, честно говоря, не рассчитывал, что Евгений так оперативно опубликует мой текст и потому думал ещё выправить его. Но, может быть, говоря словами В.А. Лоханкина, в этом есть сермяжная правда. Дело в том, что уже отправив текст в ZR, прочитал статью Лотмана Изъявление Господне или азартная игра? Закономерное и случайное в историческом процессе”. И посетила тут меня мысля (из тех, что приходят опосля) о форме того Изъявления, которое, несомненно, рождается как плод коллективных усилий. Что-то вроде тех идей о невидимом Храме, который люди, не ведая того строят в темпе истории у Стругацких в “Граде обречённом”. Ну-с, решил я было этими мыслями разбавить материал статьи, которая к этому моменту мне уже решительно не нравилась. В итоге, само собой,

Автор ; Sunday, January 18, 1998 03:53:49)

ГЖ!
Ну отчего же, я сходил. De facto Вы правы: я остался при своём мнении: ех nihilo nihil - из ничего не возникает ничего. Понимаю и принимаю возражения мне со стороны тусующихся в гестбуке. Для них этот “тесный до вонючести мирок, быть может, единственный источник того, что Экзепюри приравнивал к роскоши. Что же касается Вашего утверждения о наличии в гестбуках умных мыслей или хотя бы фактов искусства, то “навозну кучу разрывая”, я что-то ни одного алмазного зерна не сыскал. Убеждён, гениальность нельзя скрыть, даже если речь идёт о материях низких, которые в основном-то и обсуждаются в гестбуках: “Мне сегодня хочется очень/Из окошка луну обоссать” - это Сергей Александрович Есенин. Ну те ка что-нибудь на этом уровне и в том же духе из гестбуков. Полагаю, слабО.
В общем, несмотря на то, что наблюдаемое явление - гестбуковый полилог, он же “сетература”, растёт, он растёт не как организм, а, скорее, как раковая опухоль. Впрочем, я готов поверить фактам, которые бы опровергали мою гипотезу природы гестбука. Но фактов таких, увы, мои уважаемые сетевые собеседники не приводят. Вместо этого они, зачастую, мне снисходительно советуют что-то там почитать для расширения кругозора. Кстати, нравоучительность, покровительственный тон, хлестаковское подчёркивание “из Парижа”, вообще, глубоко серьёзное к себе отношение авторов реплик уже в полной мере уравняло данный гестбук с другими. Что лишний раз подтверждает высказанную гипотезу эргодичности.
To All!
Не знает ли кто e-mail Александра Гениса? Есть мысль пригласить его потусоваться с нами, а то дискуссия прокисает.

Автор ; Sunday, January 25, 1998 01:04:42)

To ETI. Честно говоря, я уже не вижу особого проку от затянувшейся дискуссии, которая, исчерпавшись логически, логично перешла в обычные сетевые выяснюшки типа “А ты кто такой?”. Как процесс, сетевой обмен меня вовсе не интересует, ну а ждать от него результата, как я это понимаю (см. статью), не приходится. Прошу не считать сие высказывание формой снобизма, свою позицию в отношении гестбуков я, насколько смог, обосновал в дискуссии, да и в собственно статье. Как говаривал древний римский народ, “De non apparentibus et non existentibus eadem est ratio”, что (в контексте обсуждаемых тезисов) афористически выражает идею равной несущественности как тех, кто как бы существует (сетевые псевдоиндивидуальности), так и тех, кто попросту не существует физически. Чем попусту пикироваться, подобно “пикейному жилету”, в гестбуке, я лучше ещё статью сочиню.
С уважением ко всему народу Сети Владимир Баранов

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?