Независимый бостонский альманах

ЕВРЕЙСКИЕ ЧУДЕСА

08-08-2004

Менахем-Михаэль ГитикМенахем- Михаэль ГИТИК в Израиле с 1977 года. Получил в Еврейском университете в Йерушалаиме степень бакалавра по математике и компьютерам и степень магистра по математической логике. Занимался в докторантуре и преподавал математику в Бар-Иланском университете. Служил в Армии обороны Израиля, в частности, в десантных войсках. Возглавляет программу дистанционного обучения "Университет духовного наследия еврейского народа". Автор книг "Знакомтесь - еврейство!" (2000, 2003), "Голос тонкой тишины” (2003) , “Где же был Б-г во время Катастрофы?” (2004). Нижеследующий текст - из его последней книги.

Чудо под Москвой

Во Второй Во Второй мировой войне Гитлер был близок к победе дважды. Оба раза мир находился “у последней черты”, а официальное название, которое заслужили эти события у авторов исторических монографий, — чудо.

Первое из них произошло под Москвой 16—19 октября 1941 г. В эти дни передовые немецкие части вышли на рубеж, отстоявший от Кремля на двенадцать с половиной километров. Но главное, что перед ними в тот момент никого не было.

Перенесёмся на некоторое время внутрь советской столицы. Свидетельствуют москвичи, бывшие в те дни в Москве, в частности, Лев Ларский (автор книги “Записки ротного придурка”, которому в те дни было 17 лет). Но от всех бывших в столице в те дни москвичей, с которыми я встречался, Слышал то же самое.

Выйдя на улицу утром 16 октября, он своим еврейским носом учуял неладное. Первое, что бросилось ему в глаза, — отсутствие на заснеженных улицах милиционеров. Он отправился на поиски “власти”. Побывав на трёх её “этажах”, он всюду обнаружил одинаковую картину. И райотдел милиции, и военкомат, и райком партии были одинаково безлюдны и... открыты настежь. По всей видимости, обитатели покидали свои кабинеты и рабочие места столь поспешно и окончательно, что не сочли нужным (не успели?) убрать документы в ящики. Общий вид сквозняков, гонявших документы с грифом “секретно”, “вдохновил” Ларского, и он вначале пешком, а затем на подводе попытался оказаться как можно восточнее от города. Ближе к ночи ему удалось сесть на поезд, и днём 17 октября на какой-то станции они встретили встречный поезд с “сибиряками”, те с неподдельной тревогой в голосе интересовались: “А правда, что немцы уже в 250 километрах от города?”

Вышесказанное нуждается в пояснениях.

Рихард Зорге, знаменитый советский резидент в Японии, был, несомненно, гениальным разведчиком. Но вопреки общепринятому мнению вовсе не из-за его предупреждений о нападении Германии на СССР. Мы уже говорили, что к ним Сталин не прислушался (они-то, по всей видимости, так его “достали”, что он приказал “закрыть рот” опальному резиденту-невозвращенцу — попросту выдать его японцам). Гениальность Зорге как разведчика связана с исключительным влиянием, которое аккредитованный корреспондент из Берлина приобрёл в военно-политической верхушке Страны восходящего солнца. “Направление главного удара” Японии в 1941 г. — Тихий Океан, американский Пирл-Харбор, было определено не без “по- | мощи” Зорге. Он, естественно, поставил Сталина в известность о военных планах Японии и сообщил, что советскому Дальнему Востоку ничего не угрожает.

Сталин остался верен своему недоверию, и его приказ о передислокации дальневосточных дивизий запоздал. Именно войска Дальневосточного особого военного округа спасли Москву. “Сибирские” дивизии формировались и готовились позднее: весь 1942 г. — и в конечном итоге принесли победу под Сталинградом.

В момент, когда Ларский 17 октября повстречал передовой эшелон, шедший на защиту столицы, вся Транссибирская магистраль была буквально забита воинскими составами, спешившими на спасение Москвы.

Но вырытые народным ополчением (стариками, женщинами и подростками) окопы они заняли не ранее 19 октября. А следовательно, в течении трёх дней (по крайней мере) немцы могли войти в Москву!

Некоторые исследователи считают, что взятие Москвы ничего не изменило бы в конечном итоге. Тот же В. Суворов ссылается на Наполеона, для которого, как известно, захват Москвы ничем хорошим не кончился. А индустриальная база за Уралом и неисчерпаемые людские и природные ресурсы неоккупированной части СССР, в конечном счёте, привели бы к поражению Германии.

Весьма разумное рассуждение, если бы не один маленький нюанс. В отличие от Российской империи Романовых, столицей которой была Северная Пальмира (она же Санкт-Петербург), столицей и символом Сталинской державы была Москва с краснозвёздным Кремлём. Вы представляете себе моральный эффект от фотографии Кремля со свастикой на месте рубиновой звёзды?

(В скобках замечу, что мой отец, выходивший в те дни из окружения, рассказывал, какое впечатление произвела лично на него немецкая листовка, в которой сообщалось о взятии победоносными германскими войсками столицы СССР. Гитлер и Сталин были изображены на ней играющими на гармони, причём фюрер немецкого народа пел:

“Широка страна моя родная...”, а вождь советского: “Последний нынешний денёчек гуляю с вами я, друзья”. Мой тогда 20-летний папа решил... пробираться в Палестину, прекрасно понимая, что значит для “лиц еврейской национальности” власть нацистов в СССР.)

А теперь самое главное (ускользнувшее из поля зрения В. Суворова). Япония в случае падения Москвы могла решиться вести войну на два фронта. Ведь советский Дальний Восток был практически беззащитен в силу приказа о спасении первопрестольной. И его оккупация императорскими войсками вкупе со свастикой на Кремлёвской башне привела бы к окончанию большевистского эксперимента и к (не дай Б-г) “окончательному решению еврейского вопроса”.

Такая возможность тем более реальна, что в отличие от наполеоновской армии, не усилившей себя мародёрством, самая дисциплинированная в истории немецкая, оперевшись на столичные ресурсы, спаслась бы от холода, голода и прочих нехваток горючего и обмундирования. А дальневосточные дивизии при таком развитии событий были бы вынуждены разгружаться в голой, насквозь промёрзшей лесостепи под Москвой вместо занятия подготовленных позиций.

Короче, такая перспектива, несомненно, впечатляет и вызывает правомерный вопрос: Так отчего немцы, имевшие 16, 17 и 18 октября возможность занять практически оставленную* Москву, этого не сделали? Интересно, что в насквозь лживых мемуарах, написанных от имени кровавого Жукова, неделя между 12 и 19 октября... отсутствует. И это называется воспоминаниями руководителя обороны Москвы?

Приведём полный (насколько это возможно) список причин, не позволивших немцам войти в советскую столицу.

Первая. Немцы вплоть до 16 октября проводили операцию по уничтожению пяти советских армий в “котле” под Вязьмой. И на Московский рубеж вышли малыми силами. Основные были скованы операцией по ликвидации вышеупомянутого “котла”.

Генерал-полковник Гальдер, начальник штаба сухопутных войск Германии, приводит другую причину. Немцы полагали, что занять Москву они смогут в любой момент.

Ещё одна причина — беспощадный, чистокровно русский “генерал Мороз”. Письменная статистика климатических условий ведётся в “белокаменной” с конца XIX века. Этот город знал ранние, очень холодные зимы. Но бывшее в октябре 1941 г. не зарегистрировано ни до, ни после того. “Уже 12 октября ударили настоящие морозы. Но не было никаких намёков, что мы получим зимнее обмундирование”, — писал немецкий генерал Блюментритт. В дни, о которых идёт речь, температура в Москве опускалась ниже минус тридцати(!).

Если припомнить ещё непонятно зачем предпринятую немцами попытку захватить Тулу, то получится доста- точно полное представление о рациональных причинах, которые дружно определили невзятие немцами советской столицы и привели к рождению общеупотребительного термина чудо под Москвой.

Чудо под Александрией

Эту историю можно начать по-разному. Можно с приезда в Йерушалаим в 1901 г. турецкого султана с его личным другом кайзером Вильгельмом.

А можно с решения, принятого одним из моих первых учителей Торы р. Йосефом Федором и его другом в июне 1942 года. Или с газетной статьи, привлёкшей моё внимание в конце 80-х, когда я, как и каждый год, проходил резервистскую службу в израильской пехоте.

Но, наверное, правильнее будет, если я начну с описания положения на фронтах Второй мировой летом 1942 года.

Это время — период наивысших достижений немецкого оружия. “Солдат на снегу” Дитль стоит в широтах, куда никогда не ступала нога европейского завоевателя. “Солдат на песке”, “народный маршал” Роммель громит намного превосходящие силы англичан и близок к изгнанию английской армии из Северной Африки (то есть из Африки вообще). Немецкие солдаты, переправившись через Тихий Дон, пьют воду из “матушки Волги”. Гитлер, как это следует из его “застольных речей”, более чем уверен в победе и рассуждает о послевоенном обустройстве мира. С полной нагрузкой работают конвейерные плахи Треблин-ки, Бельжеца, Собибора... Короче, мир “стоит у последней черты”.

В ближайшие планы немцев входит захват бакинской нефти и окончательное решение еврейского вопроса на территории подмандатной Палестины. Для этой цели иврито-язычные “дойчи” собраны в специальное подразделение. Да-да, именно ивритоязычные. История их вкратце такова.

Германия, как написано во всех учебниках истории, опоздала к разделу мира между “акулами империализма”. И колонизировать ей было за редкими исключениями практически нечего. Одним из таких исключений оказалась пустынная (арабы, как уже было сказано, хлынут в неё только с приходом англичан) и совершенно никчёмная, с точки зрения Оттоманской империи, Эрец Исраэль. (Её неразвитость и заброшенность в XVI—XIX веках объясняется как раз полной незаинтересованностью турок все годы их владычества в Ционе.)

В 1901 г. по только что завершённой железной дороге в Йерушалаим прибыли два императора — турецкий и немецкий. В стене Старого города были пробиты в честь высоких гостей Новые ворота (официальное название до сегодняшнего дня). И как результат этого визита в последующие годы (вплоть до Первой мировой) в Ционе турецкие власти стали благоволить к немецким колонистам из секты темплиеров*. Чистенькие немецкие деревни выросли в Галилее, под Йерушалаимом и в центре страны. С кирхами, аккуратными домиками, образцовым молочным

и огородным хозяйством, словом, как и подобает в соответствии с истинно германскими добродетелями. Из детей этих палестинских “дойчей”, выброшенных из Страны Израиля англичанами (в 1939 г. после объявления войны)

и было организовано спецподразделение, призванное “разобраться” с “цабрами” . (цамбар (ивр.) - дословно: кактус. В данном контексте: еврей-уроженец Страны Израиля).

Насколько реалистичными были планы нацистов, можно судить по следующим фактам. В начале июля победоносные немецкие войска захватили укрепрайон под Александрией. И в том же месяце взобрались на Северокавказский хребет. Путь в Страну Израиля был открыт.

И тогда, как и в случае с чудом под Москвой, начинается цепочка событий, каждое из которых само по себе вполне возможно. Но в “дружеском” соединении их называют чудом под Александрией. Самой известной из них была Тельстон — сегодняшний Кирьят-Анавим в 20 минутах езды от Йерушалаима.

Во-первых, “непобедимый” Роммель сваливается влихорадке температура 40 — и на неделю “выключается” из командования войсками.

Именно в этот узкообозначенный временной интервал будущий фельдмаршал Монтгомери, командующий британскими войсками в Африке, готовит контрудар, для чего концентрирует силы и ослабляет фронт. По мнению английских военных историков, продолжи немцы наступление, и поражение англичан было бы неминуемо.

Во-вторых, захватив последний укрепрайон перед Александрией, победоносная немецкая группировка вдруг... сдаётся побеждённым англичанам. Как оказалось, в тот день,

4 июля 1942 г., в районе Александрии была обычная в тех местах жара (до 45 градусов в тени), а немецкие солдаты,выбив англичан из укрепрайона, стали утолять жажду из нового водопровода, только что построенного британцами. А в нём была... морская вода (её прогнали через трубы, проверки ради, не желая тратить питьевую воду - Свидетельство майора Питера В. Райнера из его книги “Трубопровод для битвы”).

Комментарии излишни.

Необходимо подчеркнуть ощущение близящейся катастрофы, охватившее в последние дни июня 1942 г. евреев Эрец Исраэль. Свидетельствует р. Йосеф Фодор, которому в те дни было 20 лет.

Ясно осознавая, что в случае прихода немцев еврейским жителям Страны Израиля надеяться не на что, он и его лучший друг приняли решение бежать. Осуществить это намерение они хотели в тот момент, когда станет очевидным, что немцы стоят у порога и терять уже нечего. Таким событием, по их мнению, должно было стать падение Александрии.

Пришедшее в начале июля сообщение о захвате немцами укрепрайона под Александрией заставило друга р. Фодора поспешить убраться из страны и в результате скитаться до 1945 года. Сам же р. Йосеф вспоминает, что привычное течение его жизни продолжилось благодаря... его упрямству. Прекрасно понимая всю безнадёжность ситуации — участь Александрии решена и путь в Цион открыт — он, тем не менее, решил дождаться официального сообщения о взятии Александрии. Оно, понятно, заставило себя ждать. Эта история подчёркивает, что опасность была самая что ни на есть настоящая. А следовательно, чудо под Александрией, продолженное на Северокавказском хребте, можно отнести к тем событиям, которые происходили “у последней черты”.

То, что я собираюсь рассказать сейчас, выходит за рамки обычного. И главный герой этой истории постоянно жалуется на невозможность передать свои, ни с чем не сравнимые ощущения. Вслед за ним я прошу читателя эмоционально раскрасить то внешнее, что можно доверить бумаге.

Моё знакомство с этой историей произошло благодаря двум обстоятельствам: израильской газете, её напечатавшей, и “милуиму” ( ежегодные сборы для резервистов). В обычной жизни времени на газеты у меня попросту не остаётся. В перерывах же между патрулированием границы (обычное занятие израильской пехоты) газетные заголовки приобретают особую выразительность. Эта же статья на внутренней полосе привлекла моё внимание не кричащим заголовком, а извиняющимся тоном, которым было написано предисловие редакции.

В нём сообщалось, что редакция, получив письмо на английском языке с просьбой перевести и напечатать его в израильской газете, проверила личность автора и, удостоверившись, что сообщённые им о себе факты соответствуют истине, решила выполнить его просьбу и напечатать перевод письма, при всей необычности его содержания, за которое редакция, естественно, не несёт никакой ответственности.

Оно было написано бывшим английским лётчиком, служившим во время Второй мировой в полку, дислоцированном в подмандатной Палестине. Во второй половине 80-хему исполнилось 75 лет, и он решил поделиться самым удивительным переживанием из своей вовсе не бедной событиями жизни. Он был вторым пилотом транспортного самолёта, и где-то в конце мая или начале июня 1942 г. их с первым пилотом вызвал командир полка и сообщил, что на весь следующий день они поступают в распоряжение Еврейского Агентства-Сохнута и им предстоит совершить внутренний рейс над территорией подмандатной Палестины.

В назначенный час к их самолёту подъехал грузовик, кузов которого был забит... клетками с курами. Молодые люди, сидевшие в кабине, стали переносить этот кудахтающий груз в самолёт. Тем временем подъехала легковая машина, из которой вышел солидный чиновник в костюме,

представитель Сохнута, и передал пилотам карту, на которой был обозначен маршрут рейса. Им предстояло на небольшой высоте облететь по периметру Страну Израиля.

Из машины выбрались три белобородых одетых в традиционную еврейскую одежду старика и вслед за ящиками с курами влезли в салон транспортного самолёта.

Они взлетели, рассказывает англичанин, и начали свой замкнутый маршрут. Всё время полёта из салона доносились громкое пение и крики. Любопытство лётчиков, изначально подогретое странным грузом и не менее странными пассажирами, стало нестерпимым. И второй пилот встал и открыл дверь из кабины в салон. То, что предстало его взору, лишь отчасти поддаётся описанию. Дверь салона была распахнута (напоминаю, что высота была небольшая), и на ветру развевались пейсы и бороды стариков. По всему салону летели перья, лилась кровь зарезанных кур. Старики что-то вдохновенно пели, и атмосфера происходившего (совершенно непередаваемая) настолько глубоко потрясла автора письма, что и через 45 лет после описываемого события оно ни капельки не потускнело и стоит перед его внутренним (духовным) взором.

Письмо заканчивалось просьбой об опубликовании, поскольку его автор уже достиг преклонных лет и не хочет унести с собой в могилу информацию о чуде, свидетелем которого он стал.

На резонный вопрос, что чудесного в рассказанном, поясним. Есть у евреев такой обычай, называется капарот (буквально: искупления). Его совершают, как правило, перед самым выделенным в еврейском календаре днём — Йом-Кипуром (Днём Искупления). Задача Йом-Кипура — разрыв причинно-следственной связи между былым и грядущим. Попросту, уничтожение власти “тёмного прошлого” над настоящим. Английский пилот стал очевидцем “охранной” молитвы еврейских праведников (именно праведников, иначе невозможно объяснить духовный накал происходившего), пытавшихся “вычленить” Страну Израиля из страшной реальности, на неё надвигавшейся.

Появление чисто еврейских мотивов в конце этой главы, конечно, не случайно.

Ну, а датировка этой истории, надеюсь, не ускользнула от вашего внимания.

Еврейский народ определяется иудаизмом как функция реализации Цели Творца. И “неистребимость” нашего народа — это абсолютность функции, на него возложенной. Отсюда правомерность утверждения тождественности гибели еврейского народа и всего мира. Мир не может существовать без еврейского “фактора”. Поэтому в самом крайнем случае всегда является Б-г и совершает чудо спасения

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?