Независимый бостонский альманах

ВПЕРЁД К АПОКАЛИПСИСУ ИЛИ НАЗАД К ХАНТИНГТОНУ?

08-08-2004

Георгий КиреевГлобальная геополитическая катастрофа может стать реальностью уже ближайших 10-15 лет. Симптомы этому слишком очевидны, не заметить их можно лишь из склонности к успокоительному самообману, либо из одержимости провиденциалистским умонастроением, присущем западному образу миропонимания, либо от привыкания к эсхатологическим пророчествам, которыми так обильна история.

Самое тревожащее явление современной общественно-политической жизни - международный терроризм - все более приобретает черты не разрозненных актов устрашения, направленных на решение локально-политических задач, а хорошо организованной и спланированной глобальной войны. Об этом недвусмысленно говорят реальная угроза сорвать президентские выборы в США, способность наносить эффективные удары в узловых геополитических точках, жесткий шантаж европейских стран, успешные партизанские действия в Чечне и Ингушетии и многое другое, что давно уже переросло рамки терроризма “традиционного”, свойственного минувшему веку.

Еще более очевидной становится опасность недооценки происходящего после поражения антииракской коалиции. Это поражение носит далеко не только военно-политический и моральный характер. Оно - концептуально, и, по сути, это крах самой идеологии мирового развития, определенной теоретиками и практиками Западной цивилизации в качестве руководства к действию.

Тема порочности этой модели, естественно не нова. Не является откровением и признание хронической бесплодности усилий по разрешению порождаемых ей конфликтов. Хотя попытка реально сломать господствующие стереотипы и сформулировать действительно продуктивный подход была сделана еще в начале 90-х годов, когда ситуация была далеко еще не так очевидно опасной.

Именно тогда с легкой руки Сэмюэля Хантингтона на некоторое время новый подход, изложенный им в теории конфликта цивилизаций, стал предметом озабоченности не только узкого круга специалистов, работающих в области социально-политических наук, философии и занимающихся анализом глобальных проблем, но и достаточно широкой общественности.

Однако весьма скоро жесткие выводы Хантингтона, уступили место взятой на вооружение политическими лидерами ведущих держав идеи “политесной” политкорректности. Идеи, которая, по сути, свела на нет наметившуюся тенденцию реалистической оценки происходящего.

Увы, немало тому поспособствовали вспыхнувшие после публикации статей Хантингтона научные споры, которые утопили существо проблемы в массе второстепенных, однако весьма “академических” замечаний и сомнений “действительно ли концепция этого ученого настолько нова, фундирована, глубоко – в академическом смысле - проработана, что содержит интеллектуальные откровения поистине планетарного размаха?” [См. например материалы научной дискуссии в редакции журнала “Полис” “Цивилизационная модель” международных отношений и ее импликации”, выступление д.ф.н. И.К. Пантина. http://www.archipelag.ru/text/205.htm ]

А потому сейчас, оценивая причины прогрессирующей конфликтности, принято говорить не о столкновении цивилизаций и его культурной и религиозной составляющей, а об отдельных террористических организациях, не отождествляемых “с какой-либо религией, с культурной традицией или образом жизни”, о сепаратистах и т.д. То есть сводить происходящее к проявлениям частного экстремизма, и не замечать в нем глобальные сдвижки внутри цивилизационного сообщества.

Однако становится все более очевидным, что это и есть по сути своей убийственный самообман, мешающий поиску реально действенной стратегии предотвращения надвигающейся катастрофы.

Сегодня общество уже достигло такого уровня коммуникативного и технологического развития, что у конфликтных сторон имеются средства и методы, применение которых возводит риск глобальной катастрофы в степень непредотвратимости.

Именно поэтому нам все же стоит вновь обратиться к сказанному Хантингтоном, чтобы еще раз “примерить” его теорию, к тому, что происходит уже не 90-е, а именно сейчас, в начале нового века.

Ядро его теории сформулировано достаточно ясно:

1.Важнейшие границы, разделяющие человечество, и преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой.

2.Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики.

Не будем останавливаться на обосновании Хантингтоном этих ключевых положений, они широко известны благодаря многочисленным публикациям его работ. Однако, говоря о конфликтной максиме культурно-исторических типов человеческих общностей, к сказанному Хантингтоном сегодня стоит все же сделать несколько замечаний.

Во-первых, при всем многообразии подходов к проблеме типологии культурно-исторических общностей, все цивилизации, которые так или иначе “вычленяются” из истории человечества, стоит все же разделить на четыре действительно принципиально различающихся типа.

В основе этой культурно-исторической типологии лежит извечная и непостижимая мировоззренческая “квадратура круга” отношений Я - Мы - Мир - Бог. Эти отношения и позволяют выделить основные типа человеческих общностей, названия которых, естественно, носят условный характер, так как они включают в себя не только народы, обретающиеся в давших типологические названия регионах.

1.Западный культурно-исторический тип.

Доминанта этого типа - либерализм. Ведущая морально-этическая и религиозная система этого культурно-исторического типа – христианство. Именно эта цивилизация активно направлена на формирование “второй” природы, принципиально меняющей саму исходную составляющую бытийного состояния человечества и материальную основу его воспроизводства как вида.

2.Восточный тип.

Доминанта этого культурно-исторического типа - господство "Мы", подчинение "Я" общему началу. Ведущая морально-этическая и религиозная система – ислам. Обеспечивающая воспроизводство цивилизации этого типа деятельная активность в основном сосредоточена не на преобразовании природы и формировании вторичных ресурсов, а на преобладающе экстенсивной эксплуатации ресурсов имеющихся.

3.Афро тип.

Цивилизации такого типа не преобразуют природу и не эксплуатируют ее. Они сами являются элементом ее самовоспроизводящегося механизма и потому стремятся сохранить изначальную гармонию с природной средой. Отсюда отмечаемая многими исследователями “неспособность” культурно-исторических общностей этого типа эффективно использовать имеющиеся ресурсы для обеспечения расширенного воспроизводства. Воспроизводство такой цивилизации возможно лишь в рамках определенных экологических ниш и по мере их техногенного разрушения под воздействием цивилизаций других типов нарастает ее социокультурная деградация. Основа морально-этических систем - пантеизм, язычество, идолопоклонничество.

4.“Синтетические” культурно-исторические общности. К ним можно отнести Китай, Японию, православно-славянскую, латиноамериканские и некоторые юго-восточные общности, которые, функционируют как системы, основанные на своеобразных сочетаниях культурных, мировоззренческих и экономико-преобразующих максим, являющихся как собственно автохтонными, так и привнесенными другими цивилизациями. Доминанта развития – в различной степени (а потому и неодинаково успешная или не успешная) сбалансированная динамичная модернизация основ собственного миропорядка, позволяющая не только избежать их полного замещения (опять же в той или иной степени успешно или не успешно) привнесенными извне социально политическими и экономическими новациями, но и опирающаяся на общественную традицию.

Конфликтные начала можно обнаружить во взаимоотношениях любых элементов мирового сообщества цивилизаций, однако ведущей проблемой нынешнего столетия станет противоречие именно первых двух культурно-исторических типов.

Во-вторых, стоит внести определенные добавления и к перечню причин, которые Хантингтон привел в качестве определяющих конфликтный характер цивилизационных отношений.

Отмечая факт того, что Ислам не проводит различия между религиозным и политическим сообществом и что это, по сути, образ жизни, мы должны признать: наши попытки привить Востоку основы западного политического мироустройства и культуры, не могут не восприниматься Востоком как попытки посягательства на саму бытийность этой цивилизации.

С этой точки зрения, внедряя свои культурные и социально-политические ценности, Запад совершает не менее ужасный в исторической для Востока перспективе акт, чем для самого Запада был теракт 11 сентября.

И эти акты неизбежно и в равной степени вызывают фундаменталистские интенции, которые наиболее последовательно и жестко материализуют подсознательные реакции и страхи как исламского, так и западного сообщества.

При этом нам стоит признать, что политика США - это именно доведенные до логического конца и обретшие форму активного и агрессивного фундаментализма мессианские идеалы Старого Света.

Кроме того, идея развития и модернизации, которая составляет основу Западной динамичности, не только чужда, но смертельно враждебна Востоку, с присущим ему консерватизмом, основанным на стремлении оградить от человеческого вмешательства Богоданный миропорядок.

У Востока нет стимулов к деятельной конкуренции, которая сама по себе чужда его образу жизни. Для Востока свойственно присваивать блага, как делалось это со времен Тамерлана, делается сейчас с помощью нефтедолларов, и будет делаться в дальнейшем, но уже через террористический рэкет западного мира.

Какие же рецепты предотвращения неумолимо надвигающейся угрозы столкновения цивилизаций были предложены тогда, в начале 90-х? Как известно, Сэмюэль Хантингтон разделял их на две категории: с позиции краткосрочной выгоды и с позиций долгосрочной перспективы.

В числе первых:

- укрепление единства в рамках собственной цивилизации;

- интеграция в состав Запада стран Восточной Европы и Латинской Америки, расширение сотрудничества с Россией и Японией;

- предотвращение разрастания локальных межцивилизационных конфликтов;

- ограничение роста военной мощи конфуцианских и исламских стран;

- сохранение военного превосходства Запада в Восточной и Юго-Западной Азии;

- использование конфликтов и разногласий внутри цивилизации антипода;

- укрепление международных институтов, отражающих и легитимизирующих западные интересы и ценности и привлечение к участию в этих институтах не западных стран.

Говоря же о долгосрочной перспективе, Хантингтон отмечает, что “… в обозримом будущем не сложится единой универсальной цивилизации. Напротив, мир будет состоять из не похожих друг на друга цивилизаций, и каждой из них придется учиться сосуществовать со всеми остальными”.

Бесспорный тезис о необходимости сосуществования тем не менее не получает методологии своей реализации. При строгом рассмотрении рецептов Хантингтона нельзя не признать очевидное: Запад всегда шел по пути, который Хантигнтон представил как позицию краткосрочной выгоды и практически ничего не делает для долгосрочной перспективы.

И проблема даже не в том, что в реализации программы краткосрочной выгоды многие положения просто теряют свой смысл. Как потеряло смысл военное превосходство США в Ираке или России на Кавказе. Война цивилизаций, одна из которых (Восток) не имеет достаточных технологических и военных ресурсов, адекватных тем, которые есть у другой, носит принципиально иной характер, чем предусмотрено западными военными доктринами и технологиями.

Тактика рассеянной партизанской войны (пример эффективности иракского сопротивления, успешных операций боевиков в Ингушетии и т.д.) делает если не бесполезной то, по крайней мере, малоэффективной, мощь западной военной машины.

А потому исход противостояния цивилизаций далеко не так уж определенно предрешен. И если человечеству вообще будет суждено спастись, то больше шансов все же у Востока, который обладает большей приспособленностью к выживанию в экстремальных условиях.

Кроме того, как было отмечено многими исследователями, в отличие от Востока Западная цивилизация более беззащитна именно в силу своего внутреннего плюрализма.

В отличие от Востока, Запад более либерально относится к проникновению в его мир представителей чуждой цивилизации и более лояльно относится к сохранению самобытности ее общин на своей территории. И то, что на Западе в порядке вещей и не вызывает активного отторжения исламского идентификационного поведения, то на Востоке зачастую просто не мыслимо. Как не мыслимы в Иране или Саудовской Аравии и т.д. “западные вольности” и стандарты поведения.

Запад проникает в мир Востока в первую очередь не людьми и культурой, а технологиями, бизнесом, т. е. тем, что позволяет восточному миру, не разрушая социальный уклад, и не “оскверняя” себя вмешательством в Божественный промысел использовать систему материального воспроизводства создаваемую руками западных “цивилизаторов”.

Однако если вернуться к вопросу о существе рецептов которые предлагаются сейчас для обеспечения сосуществование цивилизаций, то стоит отметит, что все они сводятся к одному: вместо реального сосуществования каждой из сторон (и в первую очередь Западом) фактически предлагается конвергенция на основе ценностей “своей” цивилизации.

Однако это не рецепт, а скорее иной способ ведения уже идущей межцивилизационной войны в надежде на “победу”, а не на ее прекращение. Причем очевидно бессмысленной, естественно, является как попытка христианизировать Восток, так и исламизировать Запад в силу принципиальной несовместимости самих основ этих сообществ.

Но вопреки этой очевидной бессмысленности и своему же тезису о необходимости Западному миру отбросить свою высокомерную уверенность, что именно его ценности имеют универсальную применимость и привлекательность, Хантингтон в конечном счете возвращает все в предел порочного круга патерналистских интенций.

“Задача не в том, чтобы укрепить западный лагерь по отношению к другим, но в том, чтобы подтвердить применимость западных ценностей. В особенности убежденности, что все люди созданы равными по образу и подобию Божию вне зависимости от расы, убеждений или цивилизаций. Это и есть подлинное западное наследие. Это не обоснование мировой гегемонии, а основа освобождения всех людей от тирании и продвижения к подлинному миру во всем мире”.

Увы, но сегодня нам совершенно ясно, что даже это бесспорное с т.з. западного миропонимания положение далеко не является реально универсальной ценностью. И то, что в западной интерпретации есть тирания или неравенство, Восток воспринимает не как отклонение от Божественного промысла, а его воплощение.

А потому и долгосрочная “рецептура” Хантингтона на поверку оказывается далеко не достаточной для действительно “революционного” переосмысления места и роли противостоящих культурно-исторических общностей в общем потоке развития мирового сообщества цивилизаций.

От катастрофического развития событий нас сможет спасти только реалистический подход к оценке ситуации.

Во-первых, реальное признание факта, что базовые ценности Запада и Востока не носят реально универсальный характер.

Чтобы быть до конца последовательным в стремлении к обеспечению мирного сосуществования цивилизаций, нам нужно сделать “кощунственные” для себя признания, что свобода, равенство, демократия и даже индивидуальная человеческая жизнь не есть абсолютно универсальные ценности для всех цивилизационных типов.

Иначе мы не только не поймем феномена восточного мироустройства, но так и ничего не поняв, проиграем Востоку. Ибо наши действия и оценки будут основаны на нашем здравом смысле, и мы будем ожидать от Востока ответный здравый смысл именно в нашем понимании, которое не является здравым для самого Востока.

Нам надо понять, что восточная ментальность принимает базисный идеи Запада демократия, равенство, свобода и т.д. как идущее от человека, а потому все это не имеет никакого значения, ибо на Востоке все социальное и политическое мироустройство есть Богопорядок, а потому и принципиально не может быть подвержено переустройству.

И если Ислам это образ и социальной и политической жизни, то попытки внедрения в исламский мир иного образа бытия, и тем более секуляризировать его, не могут быть истрактованы никак иначе, как попытки разрушить саму эту цивилизацию.

2.Раскрытие действительно общечеловеческих ценностей.

Учитывая особенности культурно-исторических типов человеческих общностей можно выделить следующие действительно базовые межцивилизационные ценности, которые были бы предостерегающим и скрепляющим фактором сосуществования:

- Сохранение человека как вида в виду апокалипсического характера возможного конфликта.

- Сохранение человеческой культуры во всем ее многообразии.

Базовыми принципами мирового развития должны быть признаны: единство культурного разнообразия, культурная автономия и принцип исключения исключительности, понимаемый как “исключение претензий на провиденциализм и на исключительную правильность культурно-исторического пути развития”. При этом должно быть обеспечено право на реализацию личности как homo individualis (Запад) и homo collectivicus (Восток) в адекватной среде.

3.Теория конфликтности цивилизаций должна стать официальной доктриной в мировой политике и сменить лицемерную и опасную доктрину “политкорректности” и квалификации конфликта как проявление международного терроризма без религиозной и цивилизационной принадлежности.

То, что мы назовем происходящее своим именем, не означает призыв легализовать военные действия двух цивилизаций.

Это сигнал к тому, что мы должны адекватно оценить апокалипсичность нового мирового конфликта, выросшего из противостояния двух культурно исторических типов цивилизаций. А адекватная оценка должна подвигнуть нас к инициативам, обеспечивающих мирный диалог двух миров.

Пусть даже для начала к инициативам наивным, предполагающим проведение всемирных конгрессов христианских и исламских культурных и религиозных деятелей, которые занялись бы анализом складывающейся ситуации и поиском путей сглаживания конфликта.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?