Независимый бостонский альманах

"НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ"

25-06-2004

[Окончание. Начало в № 390 .]

Оригинальное деление правозащитного движения на течения

 

В разделе “Три течения в правозащитном движении” автор произвольно делит правозащитников на “космополитов”, “американистов и “патриотов”. Не забывает и воздать похвалы президенту Путину, благодаря “новой, более независимой от Запада и более государственнической” политике которого якобы “обострились” их “различия” (“идеологическая неоднородность”). Он считает, что многие правозащитники “избегают высказываться на общеполитические и экономические темы” (какая чушь!), поэтому предпочитает разбирать их “взгляды и позиции на основные проблемы внутреннего развития России и ее международного положения”. Можно подумать, что тема внутреннего развития не включает в себя общеполитические и экономические проблемы.

К “космополитам” автор относит тех правозащитников, которые разделяют “либерально-космополитические” взгляды, выступают за “становление в России общества западного типа” и симпатизируют “компрадорским и олигархическим” и “про-американским партиям СПС, “Либеральная Россия” и “Яблоко”. Какие ярлыки!

А самую “шумную и “непримиримую” к российским властям группу российских правозащитников он относит к “американистам”. Ярлык говорит сам за себя, но автор все-таки вносит свои дополнительные уточнения, типа: “Этот ярлык вполне уместен, поскольку взгляды и позиции американистов на международные проблемы и на место России в глобализующемся мире практически неотличны от таковых американских “неоконсерваторов”, идеологов американской АБСОЛЮТНОЙ гегемонии в мире”. Очевидно, автор и мысли не допускает о возможности совпадения взглядов жителей разных стран на международные проблемы.

И, наконец, “патриоты”, которым автор, похоже, даже симпатизирует, хотя часть из них, как он пишет, “…отдает свои голоса за партию “Яблоко”, другие – за социал-демократические партии, такие как СЛОН. Есть и такие, что голосуют за партию Единая Россия и КПРФ”. Интересно, где он откопал диссидента, голосующего за КПРФ? Но это его не смущает. Главное для него то, что “правозащитники-“патриоты” менее известны на Западе, ибо они реже выступают в прессе (молчат в тряпочку? – С.), хотя именно они занимаются черновой работой, а не обличениями российских властей (а что, обличать страшновато? С.) и выдвижением заведомо невыполнимых требований, вроде “немедленного прекращения войны в Чечне, или передачу Чечни под юрисдикцию ООН (или НАТО)”. Интересно было бы узнать, почему же автор требование “немедленного прекращения войны в Чечне считает “заведомо невыполнимым. Ему очень нравится, что “патриоты”, “в отличие от космполитов-либералов”, “открыто обвиняют олигархов в пренебрежении социальными нуждами населения”. Мне непонятно восхищение автора подобным обвинением: ведь забота о социальных нуждах населения – это прерогатива государства, а не олигархов.

Автор, само собой разумеется, уверен, что первые два течения “не могут считаться ни патриотическими, ни национальными, поскольку подчиняют интересы России и ее суверенитет либо утопическим “общечеловеческим интересам и ценностям (космополиты), либо вполне реальным имперским интересам правящей американской элиты (американисты)”, и являются “анти-русскими”, так как отказывают русскому (“великорусскому”) народу в его национальных интересах, сводя их к этническому фольклору и национальному искусству”. Автор снова повторяется по поводу как “общечеловеческих интересов” (перед этим он квалифицировал их “непригодными для России, теперь – “утопическими”), так и русофобии правозащитников. И добавляет новое обвинение: будто бы они “подчиняют” интересы России “имперским интересам правящей американской элиты”. Какой же силой надо обладать, чтобы подчинить интересы России интересам другого государства!

Эти два идеологических течения он обвиняет также в том, что они якобы “стремятся подорвать позиции Русской Православной Церкви, видя в ней духовную и цементирующую силу русской нации”. Ох, не неспроста он вступился в защиту РПЦ: на сайте Общественный Комитет За нравственное возрождение Отечества”, (председатель Комитета протиерей А.Шаргунов, создан в 1994 г. инициативной
группой духовенства и мирян Русской Православной Церкви и получил благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II) опубликованы две статьи автора: “Human Rights Watch как политический инструмент американской либеральной элиты” и “Кто платит, тот и заказывает музыку”, переименованный в “Хорошо оплаченная защита своих прав” (там есть статьи и других авторов аналогичного содержания: “Криминальные группировки финансируют правозащитников””, “Антиконституционные заявления правозащитников, призванных защищать не только права, но и право” и т.д. и т.д.). А вот сайте “libereya.ru  тоже появилась любопытная заметка под названием “России нужны другие правозащитники”. В ней со ссылкой на сайт “Московские новости” сообщается, что “Русская православная церковь считает, что правозащитные движения в России должны возглавить новые люди”, и приводится цитата из заявления главы Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата: “Я с сожалением должен констатировать, что так называемое правозащитное движение в России себя скомпрометировало”. Не берусь судить насчет правомочности (или уместности) вмешательства Церкви в мирские дела, но слышать с уст высокочтимого церковного служителя до боли знакомое “так называемое — это слишком Помните, как в свое время известных всему миру чешских путешественников (Й.Ганзелку и М.Зигмунда), осудивших ввод советских войск в Прагу, в советских газетах упоминали не иначе как “так называемые путешественники”?

“Американистам досталось и отдельно: “…неприкрытая русофобия и презрение к русскому народу”, желание видеть Россию слабой в военном и экономическом отношении”” и даже стремление “разрушить российскую военную промышленность и науку”. Как будто попала в сталинско-брежневские времена…

Хотела было в качестве утешения похвалить автора за, что, противореча самому себе, в разделе Правозащитники и олигархи” он все же признает факт защиты правозащитниками идеи сильного государства в России (все-таки приведу эту цитату): “В своих статьях, в выступлениях на радио и на научных конференциях правозащитники-“космополиты нередко заявляют, что они за “сильное государство” в России”. Но, вот беда, он тут же поправляется: “Однако их конкретные действия свидетельствуют об обратном”. Какие еще действия, помимо выступлений и написания статей, у них могут быть не совсем представляю. Во всяком случае, автор этого не уточняет, но в качестве соломинки хватается всё за те же “взгляды” и “оценки” правозащитников: “Лакмусовой бумажкой, “проявляющей” взгляды правозащитников на роль и место государства в Российской Федерации, можут служить их оценка “противоборства” государства с т.н. олигархами””.

Правозащитники защищают олигархов

 

Абсолютно ясно, что автор идет в ногу с властями, на дух не перенося олигархов и заодно правозащитников, позволяющих себе их защищать. Подвергая резкой критике письмо группы правозащитников, направленное на конференцию ОБСЕ с просьбой “рассмотреть вопрос о создании специальной комиссии ОБСЕ по ситуации с правами человека в России в связи с тем, что “за все годы, прошедшие с начала демократических преобразований в России угроза правам человека как никогда велика”, автор приводит из этого письма другую цитату, рисующую, в его понимании, “жуткую фантасмогорическую картину”: “Есть все основания полагать, что “прокурорская” атака на крупный капитал, безусловно, будет повторена и умножена на иных уровнях, вплоть до самого малого бизнеса, до каждого гражданина страны, если его интересы пересекутся с интересами беззастенчивого силовика”. Премного благодарна автору за прекрасную цитату, рисующую вовсе не “фантасмогорическую”, а вполне реальную картину. Невдомек, очевидно, что каждый понимает по-своему.

Далее он приводит еще более прелестную цитату, на этот раз из интервью В.Абрамкина (“Эху Москвы”), которого, разумеется, критикует за то, что он защищает олигархов: “А чтобы было понятно, кого надо бояться, иронизирует автор, Абрамкин заключает: “Для вот такого государства, которое не может решать реальные социальные проблемы, крайне опасен сильный конкурент, противник, и они начинают его делать слабым. Чем он сильнее, чем он независимее, тем он больше вызывает раздражение, вот это страшно”. Убейте меня, лучше не скажешь!

Правозащитники защищают право на самоопределение

 

В разделе “Советский Союз и Россия колониальные империи”” автор клеймит правозащитников за то, что они защищали и защищают сепаратистские движения в союзных и автономных республиках, попутно возмущаясь, что движения эти они называют “национально-освободительными”, и одновременно упрекая, что “в то же время, русскому национальному движению правозащитники отказывали (и до сих пор отказывают) в праве считаться национально-освободительными и заклеймили его как националистическое и великодержавное”. Что автор имеет в виду под “русским национально-освободительным движением” – непонятно (может, они от самих себя хотят освободиться).

Но, как ни в чем не бывало, продолжает: “Поэтому, когда во второй половине 80-х годов в союзных и автономных республиках возникли движения за культурно-экономическую автономию, а затем и за политическую независимость, то большинство российских правозащитников и “демократов”, группировавшихся вокруг “Межрегиональной группы”, поддержали эти движения”. Почему же – “поэтому”? Не поэтому, а потому, что право на автономию, на политическую независимость и даже на самоопределение является незыблемым правом, зафиксированным Конституцией страны. В качестве примера в поддержку своих утверждений автор приводит не совсем удачно выбранные события: “Практически любые акции сепаратистских “Народных Фронтов” находили поддержку у “перестройщиков будь то в Тбилиси в апреле 1989 года, или в Вильнюсе в январе 1990 года” упустив из виду тот значимый факт, что в Тбилиси и Вильнюсе российские танки давили за волеизлияние людей, выступивших как раз за те самые права.

Любопытно, что, ратуя за права русских именно как “культурно-этнической группы”, автор обвиняет правозащитников в том, что они подменили принцип “права человека принципом “права этнической группы”: “Я полагаю, что именно сотрудничество с “национально-освободительными”, по терминологии правозащитников и “демократов движениями, сыграло свою роковую роль в том, что принцип "права человека" стал у правозащитников подменяться принципом "права этнической группы". “Примеры хорошо всем известны - фактическая поддержка западными и некоторыми российскими правозащитными организациями сепаратистских движений, руководимых криминальными организациями в Югославии (Косово) и России (Чечня)”.

Нет, не стал подменяться: “права человека” и “права этнической группы” – это одно и то же. Можно подумать, что в “этнической группе” не могут быть люди, права которых нарушаются и нуждаются в защите. Автор просто “упустил”, что правозащитники всегда и во все времена защищали права всех – независимо от того, русские они или иной национальности, или иной “этнической принадлежности”, тем более что – не будем забывать – все они являлись гражданами одной страны. И вообще, мне думается, что, противопоставляя русских эстонцам, чеченцам или евреям, автор скатывается на опасный путь разжигания национальной розни и защиты национал-шовинистических воззрений.

Спорить по поводу того, являлись ли организации, руководившие сепаратистскими движениями в Косово, криминальными, не берусь, но никаким секретом не является тот факт, что освободительное движение в Чечне возглавляли представители законно избранного руководства Республики. Движение в Чечне сознательно называю освободительным (хотя именно это-то и не нравится автору), ибо сейчас население страны, измученное многолетней войной (развязанной не ими, а российскими властями) не “отделения уже требует, а элементарного права на жизнь.

Однако автор обвинением в “подмене” не ограничивается. Со всей очевидностью это ему нужно было для плавного перехода к другому обвинению, вытекающему из первого: “Следованием принципу “прав этнической группы” объсняется и фактическое игнорирование российскими правозащитниками зверств, чинимых чеченскими и албанскими террористами в отношении русских и сербов, в то время как любые нарушения (в том числе и сфабрикованные) прав человека, совершенные русской и сербской стороной, предавались правозащитниками немедленной гласности и осуждению”. Слава Богу, что это хоть позволило услышать из уст автора, что зверства были все-таки с обеих сторон. По поводу того, что немедленной гласности и осуждению предавались зверства, совершенные и той и другой стороной, сохранилось много документов и публицистических материалов. Просто надо приложить усили
я, чтобы их найти и ознакомиться.

Комментировать же некоторые измышления автора, попахивающие антисемитизмом, честно говоря, мне даже не хочется: как-то неудобно и стыдно за автора. Ограничусь лишь одной цитатой, которую его ссылка на коммуниста Анпилова только украсила:

Любые же попытки поднять вопрос о причинах неравных социальных и экономических условий, а следовательно и неравных возможностях, в которых находятся русские по сравнению, скажем, с евреями, вызывает буквально истерию со стороны правозащитников и обвинения в “антисемитизме”. Выступая в дискуссии по радио “Эхо Москвы” коммунист В.П. Анпилов заметил, что на факультете журналистики МГУ около 70% евреев, в то время как общая численность евреев в России не превышает 2%. Участвовавшая в дискуссии правозащитница Л.М. Алексеева ничего не нашла другого, как обвинить В.Н. Анпилова в антисемитизме: Как Вам не стыдно!.. Дальше - “бей жидов, спасай Россию”?... А стерилизацию не надо проводить, чтобы по национальному?...”   (Дискуссия на радио “Эхо Москвы, 14 мая, 2002 г”).

Не берусь также комментировать многочисленные опусы автора, посвященные западным правозащитным фондам, оказывающим финансовую помощь российским правозащитным организациям. Конечно, можно было бы вести бесконечные споры о том, хорошо или плохо получать помощь с Запада для ведения правозащитной деятельности. В конце концов, как говорится, это – дело вкуса, я бы еще добавила и обстоятельств. И ничего плохого в оказании и получении помощи не вижу (кстати, автор забывает, что финансовую помощь Россия получает и на государственном уровне). Лично я предпочла бы по мере возможности ограничиваться моральной поддержкой Запада. Но судить тех, кто получает финансовую помощь, не берусь, ибо не сомневаюсь в том, что они не имеют другого источника и что средства эти служат на благие дела. А главное, в отличие от автора, я абсолютно уверена, что правозащитники свои убеждения и принципы за полученные деньги менять не будут.

Вместо заключения

 

Никак не могу взять себе в толк, что же подвигло автора на написание таких “разоблачительных” статей. Заподозрить его в ностальгии по “застойным временам” никак не могу. Единственное, что могу предположить, он просто разозлился на правозащитников за то, что они не признавали и не признают его диссидентом. Не признают по той простой причине, что практически никакого активного участия в правозащитном движении он и не принимал (зря только кается).

Похвастаться же ему нечем, кроме как своим участием в “сборе” материалов для “Хроники”:

“Автор этих строк в течение нескольких лет собирал и обрабатывал материалы для правозащитных неподцензурных изданий, таких как Хроника Текущих Событий, журнал “В” (“Вести”), некоторые из которых были положены в основу Документов Московской Хельсинкской группы. Он отвечает за правдивость и достоверность приведенных в документах фактов, однако, это обстоятельство не снимает с него политической ответственности за фактическое участие на стороне США в идеологической и пропагандистской войне с СССР”. ).

Здесь он кается и кичится тем, что готов нести политическую ответственность. Я не знаю, как несут “политическую ответственность”, но диссиденты за свою правозащитную деятельность несли уголовную ответственность. Если же он себя считает диссидентом, он – единственный, кто добровольно и публично признал факт антигосударственного характера своей правозащитной деятельности на стороне “враждебной” страны.

Что касается участия автора в “сборе” материалов для “Хроники”, мне представляется, что это явное преувеличение. Дело в том, что составители “Хроники”, насколько мне известно, никогда никому не давали специальных поручений собирать информацию. Люди несли их сами, и информации было так много, что составители не успевали их обрабатывать. Это вовсе не умаляет заслуг и даже мужества людей, добровольно несших информацию о нарушениях прав человека. Просто это не является формой активного участия в диссидентском движении.

Но в случае с автором я обратила внимание на любопытную информацию автобиографического характера, которую почерпнула из его же статьи под названием “Встречи в Рязани (вокруг дела “Вудки”)” (на сайте http://hro.org/editions/karta/nr1920/popov.htm):

“В феврале 1970 г. в Рязанском горсуде, через 7 месяцев после арестов членов группы [“Вудки”], состоялся суд. >[…] В марте того же года я познакомился с правозащитником Борисом Ефимовым. Я ему рассказал о рязанском деле, назвал фамилии арестованных, полученные сроки и название книги Вудки. Эти сведения и были опубликованы в “Хронике текущих событий” n°12”.

И далее: “Мы долго бродили с Женей по камышам в пойме Оки. Он мне все аккуратно рассказывал: и про свой обыск, и обыск на квартире родителей в Ряжске, про допросы в КГБ и детали суда. Сообщил имена адвокатов, судьи и прокурора. И хотя некоторые из сведений были и до и после встреч с Владимировым сообщены другими (например, Борисом Гиндисом), основная информация была представлена Евгением Владимировым. Так возник документ о рязанском процессе в “Хронике…” n°14. И автором его надо считать Евгения Владимирова”.

Мне почему-то кажется, что вовсе неспроста он “свалил” авторство поданного им в “Хронику” материала на Владимирова. На эту мысль мне навеяла любопытная сноска к этой статье в конце текста:

“Рязанское историко-просветительское и правозащитное общество “Мемориал” и редакция Российского исторического и правозащитного журнала “Карта” извещают всех заинтересованных лиц, что в результате шестилетнего журналистского расследования событий, связанных с т.н. “рязанско-саратовского-петрозаводской группой”, установлено следующее:

Члены рязанской группы Евгений Мартимонов и Семен Заславский были в результате спланированной ГБ провокации, необоснованно обвинены некоторыми участниками событий в предательстве. В результате в “Хронике текущих событий n°n°12-14 появилась искаженная информация о рязанской группе. К сожалению, эта информация продолжала перепечатываться со ссылкой на ХТС как в отечественных, таки в зарубежных средствах массовой информации и исследовательских работах.

Журнал “Карта” ответственно заявляет, что ретрансляция подобной информации, опровергнутой в результате тщательного независимого расследования, будет, по существу, являться распространением клеветы”.

 

В упомянутой почти автобиографической статье (как и во всех других писаниях) автор стыдливо умалчивает факт своего участия в Группе “Доверие” (полное название – “Группа за установление доверия между СССР и США”, позже переименована на “Группу за установление доверия между Востоком и Западом”). Возможно, что умалчивает сознательно. Дело в том, что члены этой Группы обычно держались особняком от диссидентов и практически никогда не подписывали писем протеста против их репрессий. Поэтому с очень большой натяжкой можно назвать это участием в правозащитном движении. В Москве даже упорно ходили слухи, что Группа создана с единственной целью – эмиграции.

[Для справки. На сайте Мемориала (www.memo.ru/history/diss/books/alexeewa/Chapter16e.htm) об этой группе есть такая информация: “4 июня 1982 г. в Москве возникла открытая общественная группа – Группа за установление доверия между СССР и США. Эту группу создали 11 советских граждан, в большинстве – отказники. Цели группы совпадают с целями многомиллионного движения на Западе за мир”. А на сайте www.nasledie.ru есть дополнительная информация: “В 1987 г. начинается новый этап деятельности Группы. 6 июня 1987 г. оглашена “Декларация принципов” независимого мирного движения в СССР. […] В декабре 1987 г. в московской группе “Доверие” произошел раскол. Супруги Кривовы, выступавшие за более умеренную программу деятельности группы, образовали отдельную группу, которая, однако, распалась после их эмиграции в октябре 1988 г. Всего в группе 20 человек”.]

Ничего плохого в целях участников Группы не вижу, но не рассматриваю их деятельность как активное участие в диссидентском движении.

И в завершение мне остается лишь пожелать автору хорошенько призадуматься над состряпанным им “анализом” правозащитного движения. А все точки расставит уже сама История.

Соня СОРОКИНА (Франция), участница правозащитного движения, к.э.н.
август 2004

Запоздалый покаянец

 

Впервые с четой Поповых из Бостона мы встретились где-то в июле 1982 г. в Вене – “пересылочном пункте, потом в Америке и вот недавно – в нашем доме. Впервые заговорили о “мировых проблемах” и… не сошлись во мнениях абсолютно ни по одному из бесчисленного множества затронутых вопросов. Можно было бы не обращать на это особого внимания, если бы не узнали, что О.Попов ведет в Интернете активную антидиссидентс
кую пропаганду и публично раскаивается в том, что когда-то разделял “иллюзии либерализма опиума интеллигенции”, борясь с тоталитарным коммунистическим государством (он пишет, что не снимает с себя политической ответственности “за фактическое участие на стороне США в идеологической и пропагандистской войне с СССР”).

Встречаясь с людьми, я обычно забрасываю удочку, стараясь выяснить две вещи: их критерий истинности информации и систему основных нравственных ценностей. К чести Попова, он ясно и открыто сформулировал и то и другое.

Для меня самым важным из естественных прав является право на самоопределение (как для нации, так и для человека). А вот по Попову, оказывается, никаких естественных прав ни у отдельно взятого человека, ни у какой-либо нации (в том числе и у русской) нет и не может быть принципе! Это он декларирует не только устно, но и обосновывает в своих статьях: “И, наконец, никакого “врожденного” или “естественного” права на самоопределение и независимость ни русские, ни американцы, ни сомалийцы не имеют. Как не имеют они “естественного права” на жизнь, на свободу слова, на труд, на безопасность, декларируемых Всеобщей декларацией прав человека”. Но ведь если нет права – есть бесправие. И кто же тогда должен осуществлять бесправие?

Что касается критерия истинности, у него получается, что истина может исходить только из государственных источников информации, а вот независимый журналист или либерал всегда извращает истину в пользу “враждебного” государства.

Если бы г-н Попов варился в собственном соку или в распространении своих взглядов не выходил за пределы своего окружения – на них можно было бы и не обращать внимания. Однако откровения и обвинения всех правозащитников (либералам тоже досталось) безудержным потоком хлынули в Интернет. А потому промолчать, на мой взгляд, преступно.

В своих четырех статьях (общим объемом порядка 70 страниц форматом А4) Олег Попов пишет об одном и том же. Из них (и изустного общения) следует:

1. Все правозащитники и либералы, и даже благотворители (как в России, так и за рубежом) являются главными врагами России и ее народа. Их задача – уничтожение России и защита интересов США. Методы их борьбы не сдерживаются никакой моралью.

2. Главное преступное заблуждение правозащитников состоит в наделении человека естественными правами.

3. Особо воинствующую неприязнь у Попова вызывают США – страна, приютившая его с семьей и предоставившая ему возможность реализоваться на научном поприще (с вознаграждением на равных с американцами). Он считает, что режим этой страны ничем не отличается от брежневского.

С какой ненавистью Попов относится к жертвам геноцида – чеченцам, албанцам! Но зато сколько преклонения перед насильниками!..

Не меньше гнева Попов выплескивает абсолютно на всех доноров и на все виды благотворительной помощи российским правозащитным организациям.

По рассуждениям Попова получается, что русскому (и славянину вообще) дозволено совершать любое преступление (войны в Чечне и Косово), что СССР вовсе не “коммунистическая империя”, что свобода слова нужна только журналистам, что ни правозащитники, ни даже А.Д.Сахаров совестью нации не были и в принципе быть не могли и т.д. и т.д.

Одна из статей Попова называется Кто платит, тот и заказывает музыку”. Известен и другой вариант поговорки: “Кто девушку ужинает, тот ее и танцует”. Может, кто танцует Попова!?

Виктор Сорокин (Франция), участник правозащитного движения, экономист,
Июль 2004

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?