Независимый бостонский альманах

ПОРОЧНЫЕ ДОБРОДЕТЕЛИ "ВЕНЕЦИАНСКОГО КУПЦА"

03-07-2004


Посвящается Генриху и Ире Нейгаузам

 

“First and foremost The Merchant of Venice” is a romantic play. The triumph of love and friendship over malice and cruelty is the theme of most medieval romances, of countless short stories of the Italian Renaissance….”

 

M.M. Mahood,Professor of English Literature University of Kent
Introduction to the “Merchant of Venice”, Cambridge University Press, 1987

“Прежде всего, “Венецианский купец” – романтическая пьеса. Торжество любви и дружбы над злом и жестокостью – тема большинства средневековых рыцарских романов, многочисленных коротких рассказов итальянского ренессанса…”

 

М.М. Мейхуд,Профессор английской литературы, Кентский университет
Вступление к “Венецианскому купцу”, издательство “Cambridge University Press”, 1987

Анна КацнельсонКрасиво, не правда ли? В своем замечательном вступительном слове к “Венецианскому купцу профессор Мейхуд четко определяет жанр пьесы. Тем не менее, Шекспир не был бы Шекспиром, не обойдись здесь без припрятанных на дне камней. И именно о подводных камнях, о теневой стороне светлейших из человеческих чувств и самых доблестных из поступков пойдет здесь речь. Audiatur et altera pars.

Напомню, что согласно сюжету “Венецианского купца”, купец Антонио ради счастья любимого друга Бассанио, добивающегося руки и сердца прекрасной Порции, берет взаймы три тысячи дукатов у кровожадного еврея Шейлока. При этом в случае невозвращения долга в означенный день Антонио должен заплатить нейстойку в виде фунта собственной плоти. Прекрасная Порция, понимая, что значит для любимого Бассанио дружба с Антонио, предлагает сумму в два и более раза превышающую долг. С этой суммой и отправляется Бассанио в суд. Тем временем Порция, едет - сухопутным путем – в Венецию и является в суд в костюме юного адвоката, который не просто выигрывает дело у кровожадного жида, но и лишает его имущества. Затем, вернувшись в свой дворец в Бельмонте она встречает жениха с другом. Все счастливы. Добро торжествует. Молодые – вместе… Шейлок наказан.

Что ж, поговорим о трех наиболее значимых героях из тех, что освещают произведение добродетелью; об их переживаниях, намерениях, страданиях, привязанностях, поиске. Об их борьбе со Злом, увенчавшейся головокружительной победой…

В тексте будут использованы переводы на русский язык, выполненные П.Вейнбергом.

Антонио

 

Именно в честь этого героя – в буквальном смысле слова – названо произведение. Ведь не кто иной, как Антонио, безо всяких гарантий, да еще и не получив от друга возврата предыдущего долга, берет для него же в долг новую сумму и при этом – в случае несвоевременного возврата - готов заплатить неустойку в виде фунта собственой плоти! Доблестный Антонио не колеблясь идет на этот шаг, предваряя его следующим монологом:

I pary you, good Bassanio, let me know it,
And if it stand as you yourself still do
Within the eye of honour, be assured
My purse, my person, my extremest means
Lie all unblocked to your occasions. (I.1.)

Скажите все, прошу вас, добрый мой Бассанио,
И, если эти планы
Не отклоняются, как сами вы,
От честного путиr, могу уверить,
Что кошелек, и самого себя,
И средства все последние открою
Для ваших нужд.

Таким образом, Антонио готов скрепить дружбу с Бассанио кровью. “Святая дружбы власть”….

Однако В первом акте “Венецианского купца” Антонио предстает настораживающе опечаленным. Чем вызвана зловещая его меланхолия?

In sooth, I know not why I am so sad;
It wearies me; you say it wearies you;
But how I caught it, found it, or came by it,
What stuff 'tis made of, whereof it is born,
I am to learn;
And such a want-wit sadness makes of me
That I have much ado to know myself .
(I.1.)

Признаться, я и сам не понимаю,
Что так меня печалит. Грусть и вас
Томит, как вы сказали мне; но, право,
Я все еще пытаюсь догадаться, как
Я эту грусть поймал, нашел иль встретил,
И из чего она сотворена,
И чье она произведенье. Просто
В глупца я превратился,
И сам себя почти не узнаю .

В дальнейшем – из разговора Антонио с Саларино - мы узнаем, что причиной грусти его – не материальные потери и не любовь. Так что же?.. Оставшись наедине с Бассанио, Антонио заводит с н

им разговор о Порции:

Well; tell me now what lady is the same
To whom you swore a secret pilgrimage,
That you to-day promis'd to tell me of?
(I.1.)

Ну, хорошо. Теперь скажите мне,
Кто дама та, которой поклоняться
Вы поклялись и о которой мне
Вы рассказать сегодня обещали?

Уж не предстоящая ли потеря Бассанио в связи с появлением в жизни друга прекрасной Порции вызывает в душе Антонио скорбь? В пользу этой версии говорит и дальнейшее поведение Антонио: когда юный адвокат (Порция в мужском костюме) попросит у Бассанио в качестве вознаграждения за сохранение жизни и целостности плоти Антонио кольцо, которое сама же запретила ему – под клятвой верности – отдавать кому-либо и Бассанио в этом ему откажет, то не Антонио ли подтолкнет его расстаться с заветным перстнем?

My Lord Bassanio, let him have the ring:
Let his deservings, 
and my love withal,
Be valued 'gainst your wife's commandment.

(IV.1.)

Бассанио, советую отдать
Ему кольцо. 

Пускай моя любовь,
С услугою его соединившись,
Одержат верх над клятвою, что с вас
Жена взяла.

Зная, чем чревато для друга нарушение клятвы верности, он, тем не менее, просит его отдать кольцо “юнцу”, открыто заявляя при этом, о своем желании быть предпочтенным Порции. Эти слова и обнажают глубинные чувства и истинные намерения Антонио: итакславный Антонио пытается разорвать супружеские узы влюбленных! И не имеет значения при этом, какие именно узы связывают его с Бассанио – сугубо дружеские или интимные.

Таким образом, похоже, потеря Бассанио для него равносильна смерти, и он на нее готов пойти. При этом, избежав смерти, Антонио хочет заполучить всего Бассанио, пытаясь – ради обладания Бассанио – разорвать его супружеские узы. То есть “закладывая” собственную плоть ради Бассанио с одной стороны, Антонио “покупает” его за собственную плоть с другой стороны…Следовательно, не ради счастья Бассанио он плотью своей готов поплатиться…

Порция

Past all expressing. It is very meet 
The Lord Bassanio live an upright life,
For, having such a blessing in his lady,
He finds the joys of heaven here on earth;
And if on earth he do not merit it,
In reason he should never come to heaven.
Why, if two gods should play some heavenly match,
And on the wager lay two earthly women,
And Portia one, there must be something else
Pawn'd with the other; for the poor rude world
Hath not her fellow.

(III.5.)

“Хвалить ее нет слов. Необходимо,
Чтоб жизнию примерной жил синьор
Бассанио: когда такое благо
В своей жене он встретил, то найдет
Здесь на земле все наслажденья неба;
А если он их не оценит здесь,

То никогда не будет и на небе.
Да, если бы случилось двум богам
Держать пари на двух из смертных женщин
И Порция была одной из них,
То уж к другой пришлось бы непременно
Хоть что-нибудь прибавить, потому
Что равной нет ей в этом жалком мире.”

(Джессика о Порции)

Порция и впрямь умна, мудра, прекрасна, целомудренна, скромна.

You see me, Lord Bassanio, where I stand,
Such as I am: though for myself alone
I would not be ambitious in my wish
To wish myself much better, yet for you
I would be trebled twenty times myself,
A thousand times more fair, ten thousand times
More rich;
That only to stand high in your account,
I might in virtues, beauties, livings, friends,
Exceed account. But the full sum of me
Is sum of something which, to term in gross,
Is an unlesson'd girl, unschool'd, unpractis'd;
Happy in this, she is not yet so old
But she may learn; happier than this,
She is not bred so dull but she can learn;
Happiest of all is that her gentle spirit
Commits itself to yours to be directed,
As from her lord, her governor, her king.
Myself and what is mine to you and yours
Is now converted. But now I was the lord
Of this fair mansion, master of my servants,
Queen o'er myself; and even now, but now,
This house, these servants, and this same myself,
Are yours- my lord's. I give them with this ring,
Which when you part from, lose, or give away,
Let it presage the ruin of your love,
And be my vantage to exclaim on you.
(Portia, III.2.)

Синьор, меня вы видите такою,
Какою Бог на свет меня создал.
Я для себя самой бы не имела
Желания быть лучшее но для вас
Хотела б я хоть в двадцать раз утроить
Цену, быть в десять тысяч раз
Прекраснее, в сто тысяч раз богаче –
И этого хотела б для того,
Чтоб высоко подняться в вашем мненье,
Несчетное количество иметь
Талантов, красоты, друзей, богатства.
Но, ах, итог того, что стою я –
Ничто; теперь я девушка простая,
Без сведений, без опытности, тем
Счастливая, что не стара учиться,
И тем еще счастливей, что на свет
Не родилась тупою для ученья;
Всего же тем счастливее, что свой
Покорный ум она теперь вверяет
Вам, мой король, мой муж, учитель мой.
И я, и вес мое - отныне ваше
Еще за миг пред этим я была
Владычицей в великолепном замке
И госпожой всех слуг моих – была
Царицею самой себе; теперь же
И замок мой, и слуги все, и я –
Все ваше, мой владыка: с этим перстнем
Вам все даю. Но если вдруг у вас
Он пропадет, иль будет вами отдан
Кому-нибудь - увижу в этом я
Предвестие уничтоженья вашей
Любви ко мне и повод для себя
Вас обвинять в неверности.

Однако произнося эти прекрасные слова, “кроткая” Порция берет тем самым Бассанио железной хваткой под свой безраздельный контроль. Не она ли в скором времени будет выманивать у него этот же перстень в костюме адвоката (не он ли с легкостью расстанется с этим перстнем)? Не явится ли сама по себе история вызволения ею Антонио из лап кровожадного еврея изощренно дерзким, вероломным сценарием, где она выступит как в роли дьявола-кукольника, так и в роли главной куклы? Где неразлучным Антонио с Бассанио будут отведены роли послушных марионеток, спешащих в объятия паутины режиссерских уловок? Не они ли, перетянутые паутиной, обезоруженные, “сдаются” торжествующей Порции в финале пьесы?

При этом бескорыстно-романтичная Порция, предлагая Бассанио помощь, произносит слова, которые, выдают в ней прагматизм, граничащий с цинизмом:

Since you are dear bought,
I will love you dear
(III.,2.)

Купила вас я дорогой ценой
И дорого любить за это буду.

То есть в глазах Порции Бассанио является собственностью, приобретенной за наследство, не больше и не меньше. Что ж, вполне возможно, в счастливом семейном будущем, которое не замедлит наступить, стоит лишь упасть занавесу, милая супруга перейдет на авторитарное управление возлюбленным: ведь она имеет на него все материальные права…

Но – вернемся к спасению Порцией жизни Антонио. Итак, ради этой святой цели Порция готова вернуть еврею сумму, в несколько раз превышающую долг.

for in companions
That do converse and waste the time together,
Whose souls do bear an equal yoke of love,
There must be needs a like proportion
Of lineaments, of manners, and of spirit...

If be so,
How little is the cost I have bestowed
In purchasing the semblance of my soul
From out the state of hellish cruelty!
This comes too near the praising of myself;
Therefore, no more of it; hear other things….

Until my lord's return; for mine own part,
I have toward heaven breath'd a secret vow
To live in prayer and contemplation,

Only attended by Nerissa here,
Until her husband and my lord's return.
There is a monastery two miles off,
And there we will abide.

(III.4.)

Меж двух друзей, что вместе жизнь проводят
И души чьи согнуты под одним
Ярмом любви, должна быть непременно
Гармония полнейшая всех чувств,…

А если так, то как же я немного
Истратила, чтоб выкупить скорей
Из адских рук жестокости подобие
Моей души! Однако слишком я
Хвалю себя; поэтому мы лучше
Поговорим о чем-нибудь другом…

Что до меня, так втайне
Богу я Дала обет в молитве, в созерцанье,
Вдали от всех, с Нериссою одной
Жизнь проводить, пока не возвратятся
Мой господин и муж ее .
 От нас
За две версты есть монастырь - туда-то
Отправлюсь я с Нериссой…

Именно этой информацией о местонахождении Порции в их отсутствие и располагают Бассанио с друзьями. Но не ведают они, что, невзирая на обещание дожидаться возвращения Бассанио в монастыре, она отправляется вслед за супругом в суд. (Кстати, в конце концов с суммой, предназначенной для выкупа Антонио, Порция так и не расстанется: ведь еврею не только не предписано судом (ею же) эту сумму получить но и, более того, по решению суда, еврей сам лмшается всего своего имущества.)

Таким образом, добродетельная Порция прибегает ко лжи, прикрывая ее не чем нибудь, а именем Божьим, пусть и в видимо благородных целях.

Вызволив жизнь Антонио из лап злодея, Порция, тем не менее, не упускает шанса проверить возлюбленного Бассанио на верность. Проверки-то, однако, он и не выдерживает…

Бассанио

Бассанио – “узловая” фигура комедии. Бассанио любим как Антонио, так и Порцией. Но что дает он им взамен?

С очаровательным Бассанио мы знакомимся в самом начале пьесы, когда доблестный Антонио просит рассказать его о возлюбленной. И вот какой ответ дает ему Бассанио:

'Tis not unknown to you, Antonio,
How much I have disabled mine estate
By something showing a more swelling port
Than my faint means would grant continuance;
Nor do I now make moan to be abridg'd
From such a noble rate; but my chief care
Is to come fairly off from the great debts
Wherein my time, something too prodigal,
Hath left me gag'd. To you, Antonio,
I owe the most, in money and in love; 

And from your love I have a warranty
To unburden all my plots and purposes
How to get clear of all the debts I owe.

(I.1.)

Антонио, небезызвестно вам,
Как сильно я дела свои расстроил,
Живя пышней, чем позволяли мне
Мои довольно скудные финансы.
Я не скорблю о том, что не могу
Жить далее так весело и пышно,
Но главная забота у меня –
Как заплатить долги мои большие,
В которые я мотовством своим
Был вовлечен. Вам я обязан больше,
Антонио, чем всем моим друзьям
И деньгами и дружбой. Эта дружба
Порукой в том, что я могу открыть
Вам 
планы все и все предположенья ,
Которые я сделал для того,
Чтоб от долгов совсем себя избавить.

То есть на просьбу рассказать о возлюбленной, Бассанио отвечает прежде всего финансовыми доводами. Это представляет намерения Бассанио в несколько дусмысленном свете. Нужны ли ему деньги для появления на пороге дворца Порции? Нужна ли ему Порция для избавления от долгов и повышения материального статуса?

Далее Бассанио посвящает Антонио в обстоятельства дела:

In Belmont is a lady richly left,
And she is fair and, fairer than that word,
Of wondrous virtues. Sometimes from her eyes
I did receive fair speechless messages:
Her name is Portia--nothing undervalu'd
To Cato's daughter, Brutus' Portia:
Nor is the wide world ignorant of her worth,
For the four winds blow in from every coast
Renowned suitors, and her sunny locks
Hang on her temples like a golden fleece;
Which makes her seat of Belmont Colchos' strond,
And many Jasons come in quest of her.
O my Antonio! had I but the means
To hold a rival place with one of them,
I have a mind presages me such thrift
That I should questionless be fortunate.

(I.1.)

Наследница богатая живет
В поместии Бельмонт.
Она прекрасна
Лицом, но тем еще прекрасней,
Что чудных добродетелей полна.
Уже не раз послания немые,
Прелестные из милых глаз ее
Я получал. Знай - Порция ей имя,
И Порции, Катона дочери и Брута
Жене, ничем она не уступает
Достоинства ее во всей вселенной
Известны: все четыре ветра к ней
Из всяких стран приносят самых знатных
Искателей; как солнце, блещут кудри,
И золотым руном с висков спадают,
И делают ее Бельмонтский замок
Колхидою, куда уж не один
Герой- Язон являлся за победой.
О, друг, имей я средства для того,
Чтоб между них соперником явиться, -
Душа моя предсказывает мне,
 
Что я победу* одержу бесспорно .

Как видно из текста, в списке достоинств Порции, представленных Бассанио, обладание ею приличным наследством значится первым, и лишь за ним следует красота и прочие добродетели. При этом ни слова не говорится о его чувствах к ней: упоминается лишь ее очевидное расположение к Бассанио (“Sometimes from her eyes did receive fair speechless messages:”), которое и может явиться залогом успеха.

*В финале монолога фигурирует слово “fortunate”, ассоциирующееся как с удачливостью, так и с материальным приобретением…

Здесь же друг Бассанио просит у Антонио в долг сумму, необходимую для того, чтобы предстать пред очи Порции:

In my school-days, when I had lost one shaft,
I shot his fellow of the self-same flight
The self-same way, with more advised watch,
To find the other forth; and by adventuring both
I oft found both. I urge this childhood proof,
Because what follows is pure innocence.
I owe you much; and, like a wilful youth,
That which I owe is lost; but if you please
To shoot another arrow that self way
Which you did shoot the first, I do not doubt,
As I will watch the aim, or to find both,
Or bring your latter hazard back again
And thankfully rest debtor for the first.

(I.1.)

Еще ребенком я,
Когда стрелу мне потерять случалось,
Тотчас пускал другую вслед за ней,
Такую же и в том же направленье,
Но уж за ней внимательней следил,
Чтоб первую найти - и так, рискуя
Обеими, я обе иногда
Отыскивал. Такой пример из детских,
Невинных лет привел я потому,
Что и слова, которые хочу я
Сейчас сказать, вполне невинны.
Друг Антонио, я задолжал вам много
И все, что вы мне дали, потерял,
Как юноша беспутнейший; но если
Решитесь вы вторую стрелу пустить
В ту сторону, куда одну уже пустили,
То я вполне уверен, что, следя
Внимательно, иль обе отыщу я,
Иль принесу вторую вам назад
И должником признательным останусь
За первую.

Из монолога следует, что Бассанио, взяв уже однажды деньги у Антонио, “прожег” их. Тем не менее, Антонио готов рисковать новой суммой ради Бассанио. Условие, выдвигаемое злодеем Шейлоком – выплата неустойки в виде фунта плоти Антонио – в случае невозвращения долга - как известно, Антонио не останавливает. Но оно не останавливает и Бассанио! Бассанио рискует плотью друга ради покорения сердца Порции! Так вот кому реально “закладывает” свою плоть Антонио ! Ах, если бы не коварно-вероломная Порция!…

В последствии, спасенный адвокатом-Порцией, по “совету” Антонио, Бассанио с легкостью расстанется с перстнем, с не меньшей легкостью предав жену.

(Возникает вопрос – уступает ли Антонио по изобилию “добродетелей” своих Шейлоку? Низость Шейлока обнажена. У Бассанио же она переодета в романтический наряд…)

***

Итак, кажется, в отношениях с другом (возлюбленным?) Антонио и возлюбленной Порцией Бассанио руководствуется сугубо материальными мотивами. “Простодушная” и “наивная” Порция при этом отдает себе отчет, в том, в какие игры играет с Бассанио, воспринимая его как “покупку” и манипулируя им, а Антонио, в свою очередь, делает все возможное для того, чтобы разорвать брачные узы лучшего друга и Порции.

Однако в состязании пороков, все же, побеждает дальновидное коварство Порции, которое и обеспечивает торжество справедливости.

Справедливости ли?..

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?