Независимый бостонский альманах

ПАНЕГИРИК ЛИБЕРАЛИЗМУ

02-07-2004


[текст подобран из постов в Гусь Буке]

Нищета не только экономическое понятие, это еще и отсутствие возможности съездить в Париж, отсутствие доступа к информации, к мировой моде, к актуальной западной литературе, к новым фильмам и т.д.

Жмурикам и краюха без надобности. А живым людям, у которых, в отличие от советского времени, есть не только краюха, но и то, что на нее мажется, хочется чего-то еще. В Париж там съездить, или одеться по-модному, или фильм какой посмотреть, давеча Оскара оторвавший. Такие вот простительные слабости.

В любом книжном вы можете купить всю мировую классику и все лучшее, что есть в мировой литературе сегодня, по телевизору то ретроспектива Феллини, то ретроспектива Висконти, в кинотеатрах премьеры чуть не каждый день. Сравните это с временами Союза, когда все год обсуждали новую повесть Трифонова просто потому, что больше ничего мало-мальски читабельного за этот год не выходило. И вообще забавно - вчера мне здесь рассказывали, что да, книжек много выходит, но колбасы у простого народа нет, а сегодня выясняется, что все наоборот: колбасы в избытке, зато культура в упадке.

Ведь основная проблема СССР была даже не в материальном уровне жизни, а в предельно скудном выборе - во всем, от продуктов питания до литературы, скажем. По одному сорту всего. Вот это изменилось, и, видимо, навсегда. И не для Ромы А., а для всех. Такое вот достижение демократии и рынка. И оно меня, знаете ли, греет.

Из пяти собственных нобелевских лауреатов по литературе был более или менее полно издан один, при этом серьезный разговор о его творчестве был невозможен. Ну, "Улисс" отсутствующий, Пруст неполный, Кафка один роман из трех - это все мелочи, конечно. Нужны еще примеры? Жаль на общем форуме место занимать, список-то бесконечный. И, кстати, даже издававшееся - на сколько лет оно позже сюда доходило по сравнению с оригиналом?
Но важно-то вообще не это. Очень может быть, не нужны ни Кафка, ни Пруст, ни Джойс, ни все прочие. И Ахматова с Зощенко не нужны. Только проблема-то в том, кто именно решает, что нужно, а что нет: государство или читатель. Потому что государство, определяющее круг чтения своих граждан, называется тоталитарным. А тоталитарное государство подлежит уничтожению по определению.
Я, представьте, не люблю, когда за меня кто-то "фильтрует чистые фракции", как Сергей красиво выражается. Предпочитаю формировать круг своего чтения сам. И если б завтра запретили фильмы со Шварценеггером, то, вероятно, мне не хватало бы именно их, хотя я и смотрел-то из них ленты две, да и то случайно.

Распутина, Астафьева и Трифонова обсуждали 10%. Они же и сейчас интересуются литературой. А остальные обсуждали правду о деревне у Распутина, правду о войне у Астафьева, правду об интеллигентской жизни у Трифонова. Сейчас эти люди получают интересующую их информацию из других источников. Литература перестала быть универсальной отдушиной.

"Кысь"-то как раз все обсуждали, не меньше, чем Тендрякова в свое время. Хотя посредственный роман, согласен. Так ведь и Тендряков невеликий писатель. А не нравится "Кысь" - обсуждайте "Взятие Измаила" Михаила Шишкина, "НРЗБ" Сергея Гандлевского, "Ложится мгла на старые ступени" Александра Чудакова. Книги замечательные, все вышли за последние пять лет. Не нравятся эти? Обсуждайте то, что нравится. Выбор должен быть у людей, что обсуждать, понимаете?

Но суть не в этом. Показывают то, что производят. Производят, как всегда, некоторое количество плохих фильмов, много крепкого профессионального мейнстрима, меньше действительно интересных фильмов, совсем мало шедевров. Последние появляются не каждый год, что нормально - и в кино, и в литературе. Народ предпочитает "Титаник" и "Ночной дозор". Вы хотите, чтоб они смотрели лауреатов "Витязя". Просто пустить любезные вам фильмы по всем кинотеатрам нельзя - прогорят. Какие предложения? Можно устраивать облавы на "Титанике" и насильно тащить людей в тот кинотеатр, где идейно выдержанное славянское кино крутят. Можно учредить комиссию из вас и Николая Бурляева, чтобы вы одни фильмы запрещали, а другие разрешали. Естественно, все перейдут на видео, но видеомагнитофоны можно изъять. Для повышения общей культуры не жалко. В общем, было бы любопытно узнать, как именно вы предлагаете повышать уровень культуры при условии, что публика жаждет "Титаник" и "Кысь". В лучшем случае. В

худшем - "Американский пирог" и Полину Дашкову. Ке фер? Фер-то ке?

"Витязь", конечно, никакого отношения к кино не имеет, чисто пропагандистское мероприятие. Но допустим. Неужели этот единственный кинотеатр не вместил всех желающих посмотреть шедевры экзотических кинематографов - болгарского и сербского? Или залы полупустовали? И потом, что за странное противопоставление - "Витязь" - "Голливуд"? На последнем "Витязе", сколько помню, как раз стопроцентно голливудские "Страсти Христовы" Мэла Гибсона гран-при и получили. И что значит "голливудовский хлам"? А Коппола, Линч, Тарантино - это не Голливуд? А в скольких кинотеатрах шел в прошлом году гениальный датский фильм "Догвилль"? А послезавтра всероссийская премьера нового Кустурицы (славянин, кстати, хоть и босниец) - это вас не греет? Во времена "расцвета культуры" такая была ситуация с показом мировых новинок?

Что мы называем информацией? Какую информацию мы имеем в виду? Доступ к политической информации всегда ограничен, в России больше, чем в США, но меньше, чем было в Советском Союзе. А доступ к культурной информации здесь сейчас практически свободный, чего в СССР тоже не было. В целом, разумеется, информационное поле по сравнению с временами Союза расширилось в разы. Не думаю, что вы будете это оспаривать, все слишком очевидно. Тогда была проблема достать книгу, попасть на фильм; сейчас - успеть прочитать все нужные тебе книги, посмотреть все интересные тебе фильмы.

Раньше государство было приватизировано "новым классом", по Джиласу, или "номенклатурой", по Восленскому. Называйте, как угодно. Этот же "новый класс" всем де-факто и владел. Система кормлений, нормальная вещь для феодальной экономики. Отняли чужое, у конкретных "помещиков и капиталистов", а не у народа. Гадкий был, кстати, поступок. Должна была быть вообще реституция. Что, кстати, имело бы некоторый смысл, если б прошло лет 20. После 75, конечно, уже едва ли.

Далее. Никакие накопления никто не крал, потому что красть было нечего. Деньги - это ведь не бумажки с циферками, деньги - это то, что вы можете обменять на товар. Поэтому деньги 91-го года - это были не деньги, а фантики, они ничего не стоили, точнее стоили многократно меньше того номинала, который был на них указан. Их просто привели в соответствие с их реальной, а не номинальной стоимостью.
Народ лишили не денег, а иллюзии, что у них эти деньги есть. Украденные деньги люди простили бы, а вот украденные иллюзии так и не смогли. Это же, кстати, касается и вообще реформ 90-х. Они лишили народ фантомов ("великая держава", "всенародная собственность", "советский спорт" и т.д.), за что Гайдара-Чубайса так и ненавидят. Это проблема психологическая, а не экономическая.
С зарплатами сложнее, безусловно в экономическом и правовом хаосе 90-х на прокручивании зарплат многие наживались. Но вы забываете, точнее не хотите замечать, что зарплаты не платились людям в первую очередь потому, что производимый ими товар нельзя было продать. Страна была тотально неконкурентоспособна, буквально во всем, начиная от тяжелого машиностроения и кончая искусством. В моем Иваново встало все текстильное производство. Люди реально голодали. Но я сам во второй половине 90-х возил в один из райцентров итальянского журналиста, который буквально рыдал, глядя на ассортимент тамошней фабрики. На это смотреть было страшно, не то что надевать. И кто в этом виноват? Ходорковский? Гусинский? Ельцин? Кох? Они заставляли фабрику с 60-х годов штамповать один и тот же веселый ситчик? Или все-таки они вытаскивали страну из этого дерьма: принимали законы, инвестировали деньги, наращивали объемы производства, модернизировали оборудование и т.д.?

Я ж и говорю: раньше накопления шли в строительство фабрик, фабрики, как оно всегда и бывает в условиях плановой экономики, гнали веселый ситчик и оказывались неконкурентоспособны, деньги обесценивались, рабочие не получали зарплату и т.д. Пришлось Гайдару, Чубайсу, Коху и прочим с кучей ошибок и под ваши проклятия эту ситуацию разруливать.

Важно не откуда деньги, а как они работают. Экономика вообще штука циничная и аморальная. Про бутлегерство Кеннеди уже напоминали.
И вообще, как вы себе это представляете? Рубеж 80-90-х, вчера была одна страна, завтра будет другая, законы все заточены под 70-е годы, а кругом кооперативы, статья об антисоветской агитации еще не отменена, а в "Огоньке" Ленина преступником называют. Признайтесь, вы всерьез считаете, что тогда можно было строго в рамках закона действовать, или просто так, чтобы было, на ком зло срывать?

Мне кажется сомнительным само применение понятия "воровство" (не карманная кража, а как экономическое явление) к ситуации конца 80-х - первой половины 90-х. Закон менялся медленнее, чем экономическая ситуация. Ну, если закон о приватизации принимается, когда значительная часть собственности уже передана частным владельцам, то приватизация, которая была до этого, - она законная или нет? По-моему, это что-то вроде вопроса Карлсона: "Ты перестала пить коньяк по утрам, отвечай да или нет?"
Да я, честно признаться, после падения СССР был бы адептом и адвокатом кого угодно, лишь бы не то, что было. В известном эмигрантском лозунге "Хоть с дьяволом, но против большевиков" мне не нравится только то, что он привел к поддержке Гитлера. Всегда видел в СССР идеологический нарост на теле моей родины - России, который должен быть удален путем оперативного вмешательства.

Цитата:
"По-моему, и неослеплённым людям трудно понять как, чем и почему беззаконное разворовывание общественной собственности лучше беззаконного же перераспределения той же самой собственности 10 лет спустя".

Как раз очень легко. Абсолютно рациональная вещь. Потому что 10 лет назад это было вот именно что "неизбежным этапом", а сегодня - произволом. 10 лет назад это несло определенный экономический смысл - ну, там, "появление класса собственников", по Чубайсу, или еще как-нибудь обзовите - а сегодня никакой сверхзадачи социоэкономической за передачей собственности Ходорковского, скажем, Сечину, не стоит. Кроме того, ситуация начала 90-х была смутой, а потом все пришло (или приходит постепенно) в равновесие. Смуту лучше переживать один раз, а не два, а новый передел этот смутный период продлевает, ломая уже худо-бедно оформившуюся систему. Я уж не говорю про политическую опасность президентского расковыривания 90-х - в конечном счете, это мина под него же. Да и моральный аспект, как ни странно, не последнюю роль играет. Первое поколение российских бизнесменов получило предприятия, требовавшие долгой работы, - инвестиций, модернизации оборудования, налаживания рынков сбыта и т.д. Сравните капитализацию ЮКОСа или "Норникеля" в середине 90-х и сейчас. А нынешние приходят практически на все готовое, сажают владельцев успешно работающих предприятий в тюрьму или вытесняют за границу и забирают их собственность. Есть разница?

Страна переходит от одной формации к другой, от "социализма" к "капитализму", госсобственность становится частной. Неизбежно в этих условиях появление класса собственников? Да, неизбежно. А теперь, когда этот класс сформирован, есть объективная экономическая необходимость в переделе собственности? Нет. На самом деле все очень просто. Я сторонник того, что условно называют "капиталистическим путем развития". Наличие собственника, в т.ч. и крупного собственника, для этого необходимо, а силовой передел скорее вреден. Поэтому я за первое и против второго. Вот и все.

Цитата:
"Что у них было, чего бы они у нас ранее не украли?"

А вот это фраза ключевая. У вас ничего украсть было нельзя, потому что у вас ничего не было. "Норильский никель" в 70-е принадлежал вам ровно так же, как принадлежит сейчас. Так что никто к вам в карман не залезал, вас, как я уже писал, просто лишили некоторых иллюзий, вроде "общенародной собственности". Вот и все.

Движение от СССР к России - это движение от аномалии к норме. Ну, как движение от Третьего Рейха к ФРГ. ФРГ может быть плохая, хорошая, но это нормальная страна, а Третий Рейх был черт-те чем. Так же и тут. Насчет СССР у меня был в юности только один вопрос - как отсюда уехать? Уезжать я не хотел, но понимал, что придется, - не оставаться же в совке. И вдруг на месте этой мерзости (можно назвать Империей Зла, хотя это слишком пафосно) появляется государство, в котором можно жить. Не слишком богатое, не слишком уютное, но нормальное или, по крайней мере, движущееся в направлении нормы. Поэтому любой человек, способствовавший появлению РФ на месте РСФСР, вызывает у меня естественную благодарность, Вот, скажем, Березовский - казалось бы уж совсем мерзавец, а все равно отношение мое к нему двойственно, потому что не могу забыть, что и он кое-что сделал для разрушения того Карфагена, который должен был быть разрушен.
Напоследок одна полезная байка. После августа 91-го стояли мы с приятелем на Лубянке и смотрели на то место, где был памятник Дзержинскому. И приятель сказал: "Жаль, постамент так ведь теперь и оставят без памятника. Вот бы сюда статую Пеньковского поставить, чтоб из окон ГБ любовались". Вот это был на моей памяти самый здоровый пример отношения к советскому наследию.

Свобода, господа, приносит с собой не только Феллини по телевизору, но и порнографию, наркоманию, проституцию, Киркорова и - о, ужас! - программу "Окна" (кстати, копия американского "Шоу Джерри Стрингера"), которая еще и популярностью пользуется.

Бездомные, нищие, попрошайки, а также наркоманы, проститутки, любители порнографии и фанаты Киркорова... Определенный процент таких людей есть в любом нормальном обществе. Либеральное государство разрешает человеку сделать с самим собой все, что он хочет, в том числе и разориться, пропить дом и т.д.

У либерального общества перед тоталитарным только одно преимущество: либерализм разноцветный, а тоталитаризм - черно-белый, точнее серый. Хотя это, конечно, как посмотреть: для дальтоника так это и не преимущество вовсе. Совок был сер, а сейчас в России все цвета радуги. Многим тяжело с непривычки, сочувствую.

Либерализм предполагает сильное государство (просто не в советском понимании термина), четко прописанное законодательство, мощную систему принуждения, а в пределе - и не слишком симпатичное мне "государство адвокатов и судейских", как в США. То есть он вполне учитывает несовершенство человеческой природы. Основная проблема либерального государства - это проблема баланса: как сделать так, чтобы закон предохранял общество от хаоса, но в то же время не делал его тоталитарным. Это действительно непростой вопрос, тем более что однозначного ответа на него нет - он всегда зависит от страны, от исторической ситуации, от настроенности большинства граждан и т.д.

Человек несовершенен. Но если вопрос с плутократией более или менее решаем с помощью избирательного и экономического законодательства, антимонопольного, например, то с охлократией все намного сложнее. Как сделать так, чтобы люди, получившие свободу, не выбрали на первых же выборах президентом какого-нибудь отмороженного популиста? Ответ: не знаю. Остается надеяться на то, что у большинства все же в решающий момент проснется чувство гражданской ответственности. Ну, там, о детях подумают - и выберут нормального политика. В девяти случаях из десяти. А в десятом все равно выберут Лукашенку. Или еще чего похуже. Абсолютного противоядия тут нет. Так что вовсе не факт, что "свoбoднoе oбществo сaмo нaйдет себе oптимaльную фoрму и нaпoлнит ее oптимaльным сoдержaнием". Увы. Но другие-то варианты все равно заведомо хуже.

Все недостатки свободного общества, мне кажется, не отменяют необходимости искать общественно приемлемые формы государственного устройства именно в поле свободы. Нужны разумные ограничения индивидуальной свободы в рамках либерального государства? Необходимы. Так вот и давайте их обсуждать, а не предлагать олигархов повесить, предприятия обобществить, а гадский канал НТВ разогнать за то, что там программу "Окна" показывают и американского шпиона Шендеровича.
Просто свобода, мне кажется, ценность исходная, а не прикладная - гарантирует она краюху или нет. И это пункт, по ту сторону которого никакие споры для меня невозможны. Меня всегда поражало, с каким завидным постоянством граждане США, скажем, возбуждают судебные процессы, требуя изъятия из библиотек какой-нибудь "порнографии" - то Сэлинджера, то Воннегута. То есть в любой, самой свободной стране есть огромное количество людей, которым свобода не кажется самодостаточной ценностью, которые тянутся ее ограничивать. Но это же и оптимизм внушает - если уж в Америке все так, то авось и Россия прорвется.

Я не политик. Мои взгляды и недостаточная толерантность, - проще говоря, неумение эти взгляды скрывать - этот вариант исключают. Как говорит один из самых умных (и потому, естественно, один из самых оплеванных) людей в России Альфред Кох: "Я не самый выдающийся руководитель избирательной кампании. Когда они (СПС) меня нанимали, я их сразу предупредил, что я ни разу в жизни этим не занимался, мне это сильно не нравится, Я ПЛОХО ЧУВСТВУЮ ЛЮДЕЙ, Я МАРГИНАЛ ПО СВОИМ УБЕЖДЕНИЯМ, ПО СВОИМ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМ О ТОМ, ЧТО ПРАВИЛЬНО И НЕПРАВИЛЬНО. Поэтому нанимать меня для такого рода деятельности глупо и непрофессионально". Вот ровно те пункты, по которым и я никогда не лез ни в какую политическую активность, даже на уровне пиара. Посткоммунистический политик должен уметь заворачивать правые идеи в левые фантики, как Квасьневский в Польше. А я, как Вы видите, с этим справляюсь плохо. "Демонополизация всего, что поддается демонополизации. Приватизация всего, что поддается приватизации. Либерализация всего, что поддается либерализации", - как говорит тот же Кох. Какие уж тут левые фантики!

Выхожу я из дома, оглядываюсь вокруг, вспоминаю, какой мерзостью был совок даже по внешнему виду, не говоря уже о монструозном внутреннем содержании, и вижу, как все вокруг изменилось за последние 15 лет. Говорю кому-нибудь: "Как здорово, что мы не в совке живем!", а он мне вдруг отвечает: "Да ты что, у нас была великая держава, на Лубянке стоял памятник Дзержинскому, в доме напротив сидели его достойные наследники, почти не было наркоманов и проституток, ЮКОС принадлежал всему народу, и мы были сильны духовно. А сейчас учителя в урнах роются, мы вымираем, Гайдар хуже Пол Пота, порнография на каждом углу продается, и культура в упадке". Предмета для фактического спора здесь нет: ЮКОС народу никогда не принадлежал, учителя в урнах не роются, Гайдар не Пол Пот, и с культурой все в порядке. То есть основы такого видения лежат не в реальности, а в психологии. Естественно, мне интересно понять, что внутри заставляет людей так видеть, какая именно психологическая матрица за этим стоит.

Нормальное государство отвечает только за соблюдение гражданами закона, за нравственность же - постольку, поскольку она совпадает с законом. Ну, скажем, "не убий" одновременно и нравственная максима, и статья УК. Если же государство начинает с моральных позиций вмешиваться в гражданский конфликт Киркоров-Ароян, то это государство тоталитарное или с элементами тоталитаризма. Не его это дело.

Если некто сам желает купить у тебя наркотики - запрет на эту операцию не может быть обоснован в рамках либерального мышления. Желание женщины стать проституткой не может быть ограничено. Пресекаться должно ее уклонение от медицинского освидетельствования, нежелание платить налоги и т.д. Ну и, естественно, принуждение к занятиям проституцией. То есть - суммируя - любое ограничение по соображениям нравственности или идеологии с точки зрения либеральной этики предосудительно. То есть вопрос не "ширше или узше", а какой критерий положен в основу.

Половая мораль - это навязывание человеку общественного стандарта в интимной сфере. То же самое, что вмешательство в его читательские предпочтения. Хочет человек - с овцой спит, хочет - с однополым любовником. Его проблемы, собственно. Запрещены только изнасилования. Хотя у овцы, конечно, спросить трудно. А за мной остается право не здороваться с человеком, который спит с овцой. Или не считаться со вкусом человека, который считает, что на "Золотом Витязе" хорошее кино показывают. Это уже моя свобода.

Кстати, большинство отечественных либералов со мной, конечно, здесь не согласились бы. Александр Архангельский, один из "столпов либерализма", писал как-то в "Известиях", издеваясь над СПС (пишу по памяти с точностью до смысла): "Какие же они правые? Настоящие правые у нас появятся, когда мы поймем, что свободный оборот земли и свободный оборот наркотиков не могут быть совмещены в рамках одной партийной программы". По-моему, так вполне даже могут. Просто я люблю последовательность. Назвался либералом, сказал "а" - говори и "б". Дело в том, что люди часто путают либерализм и демократию. Отсюда и апелляции к "среднему американцу", "семейным ценностям" и т.д. А либерализм, как и свобода, на самом деле вещи не слишком уютные. Либерал должен быть готов к тому, что человек в либеральном обществе может себя повести вразрез с его представлениями о нравственности или приличиях. Начать ширяться, скажем.

В обществе есть некоторый процент проституток, наркоманов, любителей порнографии, поклонников Дашковой и т.д. Хорошего во всем этом мало, но так есть. Искоренять все это мы можете только путем ограничения свободного выбора, а это нехорошо априори, поскольку свобода есть ценность первичная. Я понимаю, что есть люди, для которых свобода таковой не является, но тут я ничего не могу поделать. Это как раз те границы, за которыми для меня спор невозможен. Более того, готов признать, что обосновать, почему свобода для меня первичная ценность, я, наверное, не смогу. Всякое мышление основывается на невыводимых предпосылках, вот это и есть моя предпосылка или, если угодно, инстинкт.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?