ПАНЕГИРИК ЛИБЕРАЛИЗМУ

02-07-2004


[текст подобран из постов в Гусь Буке]

Нищета не только экономическое понятие, это еще и отсутствие возможности съездить в Париж, отсутствие доступа к информации, к мировой моде, к актуальной западной литературе, к новым фильмам и т.д.

Жмурикам и краюха без надобности. А живым людям, у которых, в отличие от советского времени, есть не только краюха, но и то, что на нее мажется, хочется чего-то еще. В Париж там съездить, или одеться по-модному, или фильм какой посмотреть, давеча Оскара оторвавший. Такие вот простительные слабости.

В любом книжном вы можете купить всю мировую классику и все лучшее, что есть в мировой литературе сегодня, по телевизору то ретроспектива Феллини, то ретроспектива Висконти, в кинотеатрах премьеры чуть не каждый день. Сравните это с временами Союза, когда все год обсуждали новую повесть Трифонова просто потому, что больше ничего мало-мальски читабельного за этот год не выходило. И вообще забавно - вчера мне здесь рассказывали, что да, книжек много выходит, но колбасы у простого народа нет, а сегодня выясняется, что все наоборот: колбасы в избытке, зато культура в упадке.

Ведь основная проблема СССР была даже не в материальном уровне жизни, а в предельно скудном выборе - во всем, от продуктов питания до литературы, скажем. По одному сорту всего. Вот это изменилось, и, видимо, навсегда. И не для Ромы А., а для всех. Такое вот достижение демократии и рынка. И оно меня, знаете ли, греет.

Из пяти собственных нобелевских лауреатов по литературе был более или менее полно издан один, при этом серьезный разговор о его творчестве был невозможен. Ну, "Улисс" отсутствующий, Пруст неполный, Кафка один роман из трех - это все мелочи, конечно. Нужны еще примеры? Жаль на общем форуме место занимать, список-то бесконечный. И, кстати, даже издававшееся - на сколько лет оно позже сюда доходило по сравнению с оригиналом?
Но важно-то вообще не это. Очень может быть, не нужны ни Кафка, ни Пруст, ни Джойс, ни все прочие. И Ахматова с Зощенко не нужны. Только проблема-то в том, кто именно решает, что нужно, а что нет: государство или читатель. Потому что государство, определяющее круг чтения своих граждан, называется тоталитарным. А тоталитарное государство подлежит уничтожению по определению.
Я, представьте, не люблю, когда за меня кто-то "фильтрует чистые фракции", как Сергей красиво выражается. Предпочитаю формировать круг своего чтения сам. И если б завтра запретили фильмы со Шварценеггером, то, вероятно, мне не хватало бы именно их, хотя я и смотрел-то из них ленты две, да и то случайно.

Распутина, Астафьева и Трифонова обсуждали 10%. Они же и сейчас интересуются литературой. А остальные обсуждали правду о деревне у Распутина, правду о войне у Астафьева, правду об интеллигентской жизни у Трифонова. Сейчас эти люди получают интересующую их информацию из других источников. Литература перестала быть универсальной отдушиной.

"Кысь"-то как раз все обсуждали, не меньше, чем Тендрякова в свое время. Хотя посредственный роман, согласен. Так ведь и Тендряков невеликий писатель. А не нравится "Кысь" - обсуждайте "Взятие Измаила" Михаила Шишкина, "НРЗБ" Сергея Гандлевского, "Ложится мгла на старые ступени" Александра Чудакова. Книги замечательные, все вышли за последние пять лет. Не нравятся эти? Обсуждайте то, что нравится. Выбор должен быть у людей, что обсуждать, понимаете?

Но суть не в этом. Показывают то, что производят. Производят, как всегда, некоторое количество плохих фильмов, много крепкого профессионального мейнстрима, меньше действительно интересных фильмов, совсем мало шедевров. Последние появляются не каждый год, что нормально - и в кино, и в литературе. Народ предпочитает "Титаник" и "Ночной дозор". Вы хотите, чтоб они смотрели лауреатов "Витязя". Просто пустить любезные вам фильмы по всем кинотеатрам нельзя - прогорят. Какие предложения? Можно устраивать облавы на "Титанике" и насильно тащить людей в тот кинотеатр, где идейно выдержанное славянское кино крутят. Можно учредить комиссию из вас и Николая Бурляева, чтобы вы одни фильмы запрещали, а другие разрешали. Естественно, все перейдут на видео, но видеомагнитофоны можно изъять. Для повышения общей культуры не жалко. В общем, было бы любопытно узнать, как именно вы предлагаете повышать уровень культуры при условии, что публика жаждет "Титаник" и "Кысь". В лучшем случае. В

худшем - "Американский пирог" и Полину Дашкову. Ке фер? Фер-то ке?

"Витязь", конечно, никакого отношения к кино не имеет, чисто пропагандистское мероприятие. Но допустим. Неужели этот единственный кинотеатр не вместил всех желающих посмотреть шедевры экзотических кинематографов - болгарского и сербского? Или залы полупустовали? И потом, что за странное противопоставление - "Витязь" - "Голливуд"? На последнем "Витязе", сколько помню, как раз стопроцентно голливудские "Страсти Христовы" Мэла Гибсона гран-при и получили. И что значит "голливудовский хлам"? А Коппола, Линч, Тарантино - это не Голливуд? А в скольких кинотеатрах шел в прошлом году гениальный датский фильм "Догвилль"? А послезавтра всероссийская премьера нового Кустурицы (славянин, кстати, хоть и босниец) - это вас не греет? Во времена "расцвета культуры" такая была ситуация с показом мировых новинок?

Что мы называем информацией? Какую информацию мы имеем в виду? Доступ к политической информации всегда ограничен, в России больше, чем в США, но меньше, чем было в Советском Союзе. А доступ к культурной информации здесь сейчас практически свободный, чего в СССР тоже не было. В целом, разумеется, информационное поле по сравнению с временами Союза расширилось в разы. Не думаю, что вы будете это оспаривать, все слишком очевидно. Тогда была проблема достать книгу, попасть на фильм; сейчас - успеть прочитать все нужные тебе книги, посмотреть все интересные тебе фильмы.

Раньше государство было приватизировано "новым классом", по Джиласу, или "номенклатурой", по Восленскому. Называйте, как угодно. Этот же "новый класс" всем де-факто и владел. Система кормлений, нормальная вещь для феодальной экономики. Отняли чужое, у конкретных "помещиков и капиталистов", а не у народа. Гадкий был, кстати, поступок. Должна была быть вообще реституция. Что, кстати, имело бы некоторый смысл, если б прошло лет 20. После 75, конечно, уже едва ли.

Далее. Никакие накопления никто не крал, потому что красть было нечего. Деньги - это ведь не бумажки с циферками, деньги - это то, что вы можете обменять на товар. Поэтому деньги 91-го года - это были не деньги, а фантики, они ничего не стоили, точнее стоили многократно меньше того номинала, который был на них указан. Их просто привели в соответствие с их реальной, а не номинальной стоимостью.
Народ лишили не денег, а иллюзии, что у них эти деньги есть. Украденные деньги люди простили бы, а вот украденные иллюзии так и не смогли. Это же, кстати, касается и вообще реформ 90-х. Они лишили народ фантомов ("великая держава", "всенародная собственность", "советский спорт" и т.д.), за что Гайдара-Чубайса так и ненавидят. Это проблема психологическая, а не экономическая.
С зарплатами сложнее, безусловно в экономическом и правовом хаосе 90-х на прокручивании зарплат многие наживались. Но вы забываете, точнее не хотите замечать, что зарплаты не платились людям в первую очередь потому, что производимый ими товар нельзя было продать. Страна была тотально неконкурентоспособна, буквально во всем, начиная от тяжелого машиностроения и кончая искусством. В моем Иваново встало все текстильное производство. Люди реально голодали. Но я сам во второй половине 90-х возил в один из райцентров итальянского журналиста, который буквально рыдал, глядя на ассортимент тамошней фабрики. На это смотреть было страшно, не то что надевать. И кто в этом виноват? Ходорковский? Гусинский? Ельцин? Кох? Они заставляли фабрику с 60-х годов штамповать один и тот же веселый ситчик? Или все-таки они вытаскивали страну из этого дерьма: принимали законы, инвестировали деньги, наращивали объемы производства, модернизировали оборудование и т.д.?

Я ж и говорю: раньше накопления шли в строительство фабрик, фабрики, как оно всегда и бывает в условиях плановой экономики, гнали веселый ситчик и оказывались неконкурентоспособны, деньги обесценивались, рабочие не получали зарплату и т.д. Пришлось Гайдару, Чубайсу, Коху и прочим с кучей ошибок и под ваши проклятия эту ситуацию разруливать.

Важно не откуда деньги, а как они работают. Экономика вообще штука циничная и аморальная. Про бутлегерство Кеннеди уже напоминали.
И вообще, как вы себе это представляете? Рубеж 80-90-х, вчера была одна страна, завтра будет другая, законы все заточены под 70-е годы, а кругом кооперативы, статья об антисоветской агитации еще не отменена, а в "Огоньке" Ленина преступником называют. Признайтесь, вы всерьез считаете, что тогда можно было строго в рамках закона действовать, или просто так, чтобы было, на ком зло срывать?

Мне кажется сомнительным само применение понятия "воровство" (не карманная кража, а как экономическое явление) к ситуации конца 80-х - первой половины 90-х. Закон менялся медленнее, чем экономическая ситуация. Ну, если закон о приватизации принимается, когда значительная часть собственности уже передана частным владельцам, то приватизация, которая была до этого, - она законная или нет? По-моему, это что-то вроде вопроса Карлсона: "Ты перестала пить коньяк по утрам, отвечай да или нет?"
Да я, честно признаться, после падения СССР был бы адептом и адвокатом кого угодно, лишь бы не то, что было. В известном эмигрантском ло