Независимый бостонский альманах

КАЗАХСКАЯ ПЕСНЯ О РОССИИ

28-07-2004


Москва –Фрязино –Углич

Вначале о перелете из Salt Lake City в Москву с пересадкой в аэропорту Кенеди. В сумме полет занимает 15-17 часов. В билете компании Дельта было указано, что я получу обед по пути в Москву и ланч на обратном пути. В былые времена на перелет в один конец кормили 3-4 раза, что мне не нравилось, поскольку перегружало желудок без возможности движения. Все же я на всякий случай взял с собой пакетик с едой, который не понадобился, поскольку подавали еще напитки с печеньем. Контроль багажа на пути в Москву, если я не ошибаюсь, был только в аэропорту SLC. В Москве сумки не проверяли, была только проверка документов –пришлось стоять в медленной очереди. Зато на обратном пути в Шереметьево-2 было три проверки вещей с раздеванием, а в аэропорту Кеннеди произошла какая-то путаница и мне пришлось пройти две проверки, хотя по идее не нужно было ни одной, поскольку я был транзитным пассажиром. В Москве меня встретила дочь, которая стояла в толпе встречающих за ограждением я никак не мог найти выхода. Она отвезла меня во Фрязино.

В Москве я был на другой день утром. Я хотел побывать в библиотеке Ленина (ныне Государственная библиотека) и просмотреть там литературу, изданную после 1992 года с описанием того, как развалили СССР. В частности, меня интересовала книга Н.Рыжкова, изд. 1992 г и последняя книга В.А. Крючкова. Но вначале я попал в компьютерный магазин на бывшей улице 25 Октября. Там было 5-6 продавцов в белых рубашках. Один из них сообщил мне, что все компьютеры стоимостью около 500 долларов собраны в Москве из корейских или тайваньских компонентов. Западная сборка дороже. Кроме меня был еще один посетитель.

На Красной площади я не заметил ничего нового, а перед Историческим музеем, со стороны Манежной площади был установлен памятник Жукову на коне. Площадь же поражала своим простором – здание гостиницы Москва было снесено и это место было ограждено, но за ограждением работы не велись. Та же картина была на месте гостиницы Интурист. Я сразу же подумал, что ни та, ни другая гостиницы не будут восстановлены. В их уничтожении был какой-то скрытый замысел. Может, и пожар Манежа преследовал ту же скрытую цель? Но там велись работы по восстановлению - устанавливались деревянные фермы крыши. С площади хорошо просматривался храм Христа-Спасителя с золотыми куполами. Может, такая панорама и была целью сноса? В идее это как бы обращение во времена Алексея Михайловича (о чем радел и Николай П), а на практике –поддержка Лужкова церковью. Все считают себя православными по крещению во младенчестве. Еще одна деталь – вдоль ограждения тянется ряд голубых кабинок-туалетов. Рядом сидят сборщицы денег –7-8 рублей за посещение кабины (стоимость буханки или батона хлеба). Тротуары по пути к Ленинке в неважном состоянии. Гостиница Националь на ремонте.

В библиотеке сказали, что мой читательский билет недействителен, они могут дать только на временное посещение, у них ремонт. Я просмотрел каталог и не нашел требуемого. В каталоге подсобного фонда тоже ничего не нашел. Такое впечатление, что с 1991 г книги в библиотеку почти не поступают или теперь образовался новый госхран? Ведь раньше сюда поступали все издания. В большом 3-м читальном зале посетителей немного. На полках уже нет сочинений Ленина и Маркса. Зато есть церковные книженции. На стендах выставок тоже нечто церковно-старое. На третьем этаже –компьютерный зал. На двери надпись; -“Вход только с билетами 2-го зала”. Компьютеры новые, с жидкокристаллическими мониторами. Внизу, в столовой народу не много, цены от 15 до 30 руб за порцию. В хорошем состоянии туалеты. В курительном зале много кожаных диванов, но дымили при мне только три женщины.

Я поехал в книжный магазин на “Полянку”. Он занимает половину бывшей своей площади. Народу много, тесно. Я обратил внимание на книгу С.Глазьева со товарищи, но покупку отложил на другой раз, которого не было. Посетители больше интересуются учебной литературой и современным популярным чтивом. Книги более серьезные издаются небольшими тиражами (меньше затраты на публикацию) и быстро расходятся в Москве.

Несколько слов о Фрязино. На въезде в город (население порядка 50 тыс.) надпись; “ Фрязино-наукоград”. В советские времена здесь были режимные предприятия электронной промышленности и того же направления академический институт “Исток”. Он еще жив, но получает мало денег. Когда прекратилось государственное финансирование “Исток” стал работать на американцев. Теперь ведет разработки по заказам китайцев. Выпускает и продукцию типа микроволновых печей. Платят работникам мало, поэтому здесь подрабатывают пенсионеры, а молодежь ездит на работу в Москву или занята частным “бизнесом”. Районы застройки 1970-х г выглядят неухоженными –тротуары разбиты, скудное освещение улиц вечером. В районе новой застройки я не был.

Я хотел быть в Угличе в пятницу днем. Узнал, что теперь поезд на Углич (вагон к Рыбинскому поезду) идет только по понедельникам и пятницам поздно вечером с Белорусского вокзала. Раньше ходил с Савеловского вокзала каждый день. Но можно проехать утренней электричкой до Савелова, как и раньше. Рано утром я был на Савеловском вокзале, но скоро выяснил, что эта электричка пойдет только до Орудьева и я не успею к поезду на Углич. Пришлось ехать на Щелковский автовокзал. Там взял билет на автобус в 2:30 дня. В метро по кольцу поезда шли один за другим с интервалом полминуты битком набитые, невозможно сесть. Автобусы у вокзала в основном Икарусы, только три-четыре незнакомой марки. Еще небольшие автобусы Павловского завода. Зловонные лужи. На вокзале туалет платный, опять 7 руб. за посещение. На Углич шел ПАЗ. Первая часть пути в густом потоке машин с частыми остановками. Потом покатили быстрее. Проехали мимо Троицко-Сергиевской лавры. В Нагорье была первая остановка, здесь сошла почти половина пассажиров. Некоторые участки дороги не были асфальтированы, как и 20 лет назад.

Несколько слов об Угличе. Угличане считают, что город был основан в 937 году, но в летописях он упоминается значительно позднее. До революции город жил торговлей, огородничеством, паломниками по святым местам. Единственная бумажная фабрика сгорела. В советские время это был районный центр, занятый заботами о сельском хозяйстве района. Были мелкие городские и районные предприятия по переработке сельхозпродукции. В 1937 г началось строительство ГЭС на Волге, а также строительство сырзавода. Была проложена железнодорожная ветка до Калязина. Гужевая и автомобильная связь с областью осуществлялась по Рыбинской и Ростовской дорогам, выложенных булыжником. Перед войной был построен завод ТТК-2 (точные технические камни). Через некоторое время после войны этот завод стал выпускать наручные часы, на которые в то время был большой спрос. На этом заводе работало до 10 тыс. человек. Соответственно, состояние дел на этом заводе определяло состояние города. Завод вел большое жилищное и культурное строительство. Численность населения города составила примерно 35 тыс. человек. Кроме часов завод выпускал станки для часовой промышленности, часовые и иные технические камни, кварцевые резонаторы, ж-к индикаторы. В ходе приватизации большая часть акций оказалась в руках бывшего директора завода Лимонова. Завод разделили на части: станки, резонаторы и индикаторы, часы. Со временем прекратился выпуск резонаторов и индикаторов. Часть импортного оборудования продали. Сейчас часовой завод “еле дышит”. Сокращения рабочих следуют один за другим. Выпуск продукции сократился в десятки раз. Угличане во всех этих бедах винят Лимонова. А Лимонов утверждает, что завод не может конкурировать с продукцией Китая.

Мэром города уже более 10 лет является Э.Шереметьева, бывший главврач поликлиники часового завода. Она же возглавляет Союз малых городов РФ. Ее основная идея –пополнение бюджета города за счет туристов. Она же была одним из вдохновителем Ярославского офшора. Подробности по этому вопросу можно найти на сайте compromat.ru в разделе Лисицин и Ярославская область”.

В Углич приехали около 9 вечера. Автостанция. Я понял, что надо сходить, хотя не знал, в какой части города мы находимся. Оказалось –около базара. Я отправился к дому пешком, вышел на б. улицу К.Либкнехта и поразился тротуару, уложенному красноватой плиткой. Улица была хорошо освещена, прохожих немного, временами в моем направлении проходили “пазики” и “газели” с пассажирами. Дома красовались белизной свежей покраски. Но мере продвижения к району часового завода освещение стало меркнуть, плитки кончились, да и тротуар словно исчез. Пришлось выйти на проезжую часть дороги, где на большой скорости сновали разного рода “вазики”. Потом свернул к дому по разбитому асфальту тротуаров, рискуя угодить в глубокую лужу. На подъезде дома, где жила моя сестра стояла железная дверь с кодовым замком. Пришлось стучать в окно первого этажа. Соседка открыла дверь, узнала меня, поздравила с приездом и спросила, не насовсем ли. Сестра еще не спала, ждала меня.

Утром следующего дня я пошел осматривать город. Вышел на набережную Волги и пошел к пристани, у которой стоял трехпалубный теплоход “Россия”. Пристанью служила железобетонная баржа с небольшой пристройкой. Я спустился на нее по лестнице, по обе стороны которой располагались палатки с подарочным товаром. От теплохода вверх двинулась группа туристов в желтых плащах (человек в 15) с экскурсоводом. Я подошел к флотскому офицеру, стоявшему у трапа и спросил, куда идет теплоход.
-В Москву, к Речному вокзалу.
–Меня возьмете?
–Нет.
–А сколько стоит билет до Москвы?
–Не знаю. Билеты продаются за границей.

Заметив, что я ему не поверил, сказал:
- Честное слово, не знаю.

Странно. Теплоход примерно на 250-300 мест, идет почти пустой.

Туристов повели в музей кукол. Экскурсовод рассказывала про какую-то женщину из Ярославля, которая и создавала этих кукол. Рядом был “Музей тюремного творчества”, а выше по улице О.Бергольц, в бывшем кинотеатре, располагался музей “Истории русской водки”. На площади Коммуны (ныне Успенской) выделялось белизной старое здание Городской думы. Угловой магазин ликвидирован. Рядом –красные “рядки” с лавками под арками, ныне еще гостиница, стоимость номеров от 800 до 1200 руб. за сутки. И опять тротуары, покрытые красноватой плиткой. На площади, по другую сторону, теремок с надписью “Музей угличского быта”, а на мосту к историческому музею ряды палаток с подарочной мелочевкой. Еще восстановлена церковь, колокольня которой длительное время со времен Волгостроя служившая основанием водонапорной башни. В парке, по дороге к пристани, тоже уложена плитка и стоят легкие палатки. Впрочем, с отходом теплохода, вся эта торговля сворачивается, палатки разбираются и увозятся. Итак, все для туристов!

По дороге домой я зашел в бывший универсам, построенный в советские времена часовым заводом по образцу американских. Здесь снова был открытый доступ к фасованным товарам. Я сразу отметил хороший ассортимент сыров, кисломолочной продукции, молока, хлебобулочных изделий и низкие цены на эти товары по сравнению с американскими ценами. Впрочем, эти товары дотируются государством. Широко применяется полиэтиленовая упаковка. Поставки молочной продукции из Москвы, местная, из Вологды, Владимира. Цены на прочее близки к нижней границе американских цен.

Но самое поразительное – вокруг этого универсама много небольших продуктовых магазинов с одним-двумя продавцами. Цены и ассортимент товаров примерно одинаковы. Есть и посетители, хотя немного. Моя знакомая, бывший бухгалтер, а ныне торговец на базаре, пояснила: “А куда людям деваться? Работы нет. А торговля дает хороший заработок. На одежду торговая наценка 70-100%. На продукты наценка небольшая, но большой оборот. Маленькие магазины торгуют по ночам и собирают большую выручку, чем универсам за счет продажи спиртных напитков и пива. Конечно, есть риск ограбления, но товара у них немного”. Я усомнился:
- Неужели так много желающих выпить по ночам?

В городе несколько магазинов автозапчастей. Покупателей в них почти нет. В трех магазинах продавали велосипеды минские и “тайваньские”. Вторые с переключением скоростей, цена от 5 до 6 тысяч руб. Минские в 3 раза дешевле. Россия, похоже, велосипедов не производит. Стиральные машины, холодильники и телевизоры тоже в основном импортные. Есть и “российские телевизоры “Рекорд” и Александровской сборки под корейской маркой, но и они из импортных деталей. Из российских товаров: эмалированная посуда, тазы, ведра, табуретки, насосы для подъема воды из артезианских скважин. Местная фирма (бывшая мебельная фабрика?) предлагает оконные пластиковые рамы с двойным остеклением. Хорошая продукция, как в Америке. Российская мебель. Одежда, как мне показалось, продается, в основном, на базаре: джинсы, кожаные куртки и пр.

Городской транспорт: новые Павловские автобусы, два старых Лыткаринских, “Газели”. Проезд 5 руб. Пенсионеры терпеливо ждут автобусы с надписью: “Льготы сохраняются”, которые ходят редко. В толпе пожилых преобладают женщины, мужчин мало. Одеты все в основном хорошо. Заметны пожилые женщины с толстыми надменными лицами.

В сберкассах очереди за компенсациями. Я предъявил свои сберкнижки, но мне сказали, что нерезидентам компенсация не положена. –“Ждите, может закон изменится”. Пришлось мне обратиться в милицию за временной регистрацией по месту пребывания. В городе два здания милиции на расстоянии в километр друг от друга. Дни работы разные. В одном здании девицы принимают документы и заполненные заявления. Когда посетители начинают кричать, девицы отбиваются: “Не кричите на меня!”. Оформленные бумаги перевозят раз в неделю во второе здание. Там их подписывают и возвращают в первое здание, где выдают просителям. Девицы в обеих зданиях, видимо, прав не имеют, а начальники отделов перегружены заседаниями и подписанием бумаг.

Просмотрел Угличскую газету”. Председатель колхоза жалуется, что государство не оказывает помощь сельскому хозяйству. Представитель “Союза предпринимателей” жалуется на повышение ренты за помещения. Городская администрация сообщает о строительстве полигона (для складирования отходов?), на что федеральный бюджет выделил 15 млн. руб. Но тоже отмечается недостаточная помощь государства району и в то же время оно (государство) бьет по рукам при проявлении местной инициативы (намек на офшор?).

Обратный путь во Фрязино я проделал на “Ниве” племянника, который приехал в Углич к сестре за яблоками, а заодно развлечься среди знакомых. Машину вел бывший офицер-танкист и мы спокойно обгоняли разного рода иномарки. Ехали мы другой дорогой –через Калязин и Загорск. Она длиннее, но находится в лучшем состоянии. Кстати, я нигде не видел ограничений скорости. Может, как пассажиру, они мне были не к чему?

В целом впечатление такое: правительство и президент не стремятся восстановить промышленность, они довольны деиндустриализацией страны. Местное руководство следует тем же путем. Самое поразительное, что в руководстве как наверху, так и внизу находятся бывшие коммунисты (неважно, из каких прежних структур). Они так увлечены отрицанием своего прошлого, что не замечают абсурдность своего поведения. Что касается прочих граждан, то они считают, что повлиять на власть они не могут, а потому надо жить как живется. Государство само по себе, а мы сами по себе”. Надо устраиваться. Ведь и раньше главное было не работа, не дело, а именно умение приспособиться, потрафить начальству и выжить.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?