Независимый бостонский альманах

ЮБИЛЕЙНОЕ

01-08-2004

Валерий СердюченкоС Юбилеем вас, дорогие товарищи! И Вас, г-н редактор, и тебя, о, тонкострунный Нестор, и тебя, язвенно-кристаллический Билли Ширз, и Тайную Фемину Сети Марину, и верного рыцаря "Лебедя" Валентина Иванова, и Константина Глинку-aka - Южанин-aka-Глинка-aka-Южанина, и наивно-грешную весталку Елену Негоду, и величайшего антипушкиниста всех времён и народов Юрия Дружникова, и доброго "Кота", и страшного Jouli.

...Но также и загадочную Anka, и не менее загадочного Д. Ч., и профполемиста Ulcus, и сетевого энциклопедиста Dan Dorfman, и пламенного Якова Рубенчика, и хладномудрого Дмитрия Горбатова, и шановну Rimma.

...И бретёр-дуэлянта Антона Сафронова, и старожила Игоря Олейника, и прочую и всякую "лебедевскую" сущность и тварь - всех поздравляю с юбилейной цифрой-датой и приглашаю в свой прикарпаптский угол распить бутылочку виртуального шампанского и раскурить виртуальную сигару.

Накреним свои черепные чашки, друзья, содвинем их разом, сосредоточимся и подумаем: а что это такое, "Лебедь"?

Иные называют его сборищем престарелых маразматиков, озлобленных на весь мир. Другие - наймитом президентского ресурса. Третьи – антисемитским заповедником, которому не дано ничего иного, кроме как навешивать обидные ярлыки на евреев. Четвертые вообще ничего не говорят, подобно знаменитой гоголевской крысе: "пришла, посмотрела, помолчала и снова ушла".

Вот этих "четвёртых" в "Лебеде" меньшинство. Завсегдатаи его Гусь-Буки невероятно красноречивы. Они говорят, говорят, говорят - и иногда начинают напоминать персонажей великолепного фельетона Ивана Сергеевича Тургенева, который не удержусь от соблазна процитировать:

"Случалось не раз, что трое, четверо кричали вместе в течение десяти минут, и все были довольны и понимали. Беседа продолжалась за полночь и отличалась, как водится, обилием и разнообразием предметов. Суханчикова говорила о Гарибальди, о каком-то Карле Ивановиче, которого высекли его собственные дворовые, о Наполеоне 3-ем, о женском труде, о купце Плескачеве, заведомо уморившем двенадцать работниц и получившем за это медаль с надписью "за полезное", о пролетариате, о грузинском князе Чекчеулидзеве, застрелившем жену из пушки, и о будущности России; Пищалкин говорил тоже о будущности России, об откупе, о значении национальностей и о том, что он больше всего ненавидит прошлое; Ворошилова вдруг прорвало: единым духом, чуть не захлебываясь, он назвал Дрепера, Фирхова, г-на Шелгунова, Бишá, Гельмгольца, Стара, Стура, Реймонта, Иоанна Миллера физиолога, Иоанна Миллера историка, очевидно, смешивая их, Тэна, Ренана, г-на Щапова, а потом Томаса Наша, Пиля, Грина... "Это что же за птицы?" с изумлением пробормотал Бамабаев.

"Предшественники Шекспира, относящиеся к нему, как отроги Альп к Монблану!" – хлестко отвечал Ворошилов и также коснулся будущности России. Бамбаев тоже поговорил о будущности России и даже расписал ее в радужных красках, но в особенный восторг привела его мысль о русской музыке, в которой он видел что-то "ух! большое" и в доказательство затянул романс Варламова, но скоро был прерван общим криком, что: "он мол, поет Miserere из Троватора и прескверно поет".

Один офицерчик под шумок ругнул русскую литературу, другой привел стишок из Искры; а Тит Биндасов поступил еще проще: объявил, что всем бы этим мошенникам зубы надо повыбивать и баста! Не определяя, впрочем, кто, собственно, были эти мошенники. Дым от сигар стоял удушливый; всем было жарко и томно, все охрипли, у всех глаза посоловели, пот лил градом с каждого лица. Бутылки холодного пива появлялись и опоражнивались мгновенно. "Что бишь, я говорил?" – твердил один; "Да с кем же я сейчас спорил и о чем?" – спрашивал другой ..."

...Ну, и так далее. Тебе, читатель, это никого не напоминает? А вот продолжение этой изумительной карикатуры:

"...И среди всего этого гама и чада, по-прежнему переваливаясь и шевеля в бороде, без устали расхаживал Губарев и то прислушивался, приникая ухом, к чьему-нибудь рассуждению, то вставлял свое слово, и всякий невольно чувствовал, что он-то, Губарев, всему матка и есть, что он здесь и хозяин, и первенствующее лицо".

Кто в "Лебеде" Губарев? Ты угадал, читатель.

Но разве в "Лебеде" нет и собственных Пищалкиных, Бамбаевых, Титов, Биндасовых? Не будем уточнять в этот юбилейный день, who is who, насытим это поздравительное эссе дружелюбными смайликами и констатируем, что достоинства "Лебедя" бесконечно превышают его недостатки. Как бы то ни было, он представляет собой лучший интеллектуальный ресурс Сети.

…И под занавес несколько поздравительных перифраз:

Угодно "Лебедю" – угодно Господу!

Да погибнет мир, но сохранится "Лебедь"!

"Лебедь" оружие сетевого пролетариата!

"Лебедевец" - это звучит гордо!

Настоящий Гусь-буковец должен быть с утра чисто выбрит и слегка пьян.

Сетевик, ты идешь к женщине? Не забудь захватить с собой "Лебедь".

В "лебедевских" текстах и запятые глаголят.

Лебедевед В. Сердюченко.
02.10.04

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?