Независимый бостонский альманах

БОЛЬШОЙ МОСКОВСКИЙ МИФ

11-08-2004

Мифы, сказания, в которых получили отражение примитивные представления древних народов о происхождении мира, о явлениях природы и общественной жизни… В разговорной речи М. часто называют всякий вымысел, недостоверный рассказ.

Энциклопедический словарь. М., 1954, т.2, с. 396.

Любой народ, что в древности, что в современности, имел и имеет свои мифы. О мифологии написаны сотни и тысячи толстых томов, среди которых выделяется книга Дж. Фрезера Золотая ветвь”, и поныне не утратившая своего значения. В древности мифы были чуть ли не единственным способом познания мира, а теперь мифы сосуществуют и конкурируют с научными знаниями.

Кроме сочинения космогонических мифов, человечество с древности изощряется в сочинении исторических и политических мифов. Одни из наиболее распространенных – мифы об основании государств, городов и правящих династий. Есть подобные исторические и политические мифы и у русских. Легендарный Рюрик, с которого отсчитывается начало русского государства, все же в значительно большей части фигура мифическая, нежели реальная.

Политический и исторический миф многообразен и многогранен. Им превозносили успехи, замазывали поражения и оправдывали преступления. Этим делом занимались во все времена и во всех странах. Однако, стоит отметить, что в жизни русского общества миф занимает несколько своеобразное положение. Существует система связанных между собой мифологем, которые образают глобальный миф, пронизавающий все общественное сознание в России, и забирающийся в личное мировоззрение русского человека.

Долгое время не было даже названия такому мифу. Но недавно оно появилось. Впервые оно дано в книге Андрея Буровского “Русская атлантида”, вышедшей в 2003 году. В ней автор посвятил целую главу рассмотрению о описанию этого мифа. Этот миф в ней характеризуется таким образом: “Большой московский миф – это очень удобный миф. И одновременно – очень практичный для собирания русских земель и для управления русскими. Управления – из Москвы, разумеется”.

Итак, рассмотрением этого мифа мы сейчас и займемся.

Древность мифа

Большой московский миф (БММ) имеет давнюю историю. Пожалуй, на сегодняшний день это один из самый старых политических мифов, которые еще сохранили свое влияние. Другие мифы, одновременные ему, давно уже сошли с политической арены.

Его основы закладываются еще в XIV веке при митрополите Киприане, во время княжения великого князя Дмитрия Донского. Митрополит Киприан, грек по происхождению, будучи назначенным митрополитом Киевским, Владимирским и Литовским, так проникся силой и могуществом Московского княжества, только что одержавшего победу над Мамаем, что в 1381 году написал вторую редакцию жития митрополита Петра, в которой вложил в уста святого пророчество о величии Москвы, при условии поддержки ею православия.

Правда, вскоре митрополиту пришлось испытать на себе милость московских владык. У него был давний и тяжелый конфликт с Дмитрием Донским по поводу митрополичьей кафедры, который закончился в том же 1381 году изгнанием в Константиполь.

Это был первый шаг по пути создания московского мифа. Тогда московиты еще не претендовали на господство по всей Руси и были всего лишь зависимой от Золотой Орды окраиной русского мира. Но в 1408 году в Троицкой летописи, московские летописцы впервые заявили о том, что Москва является центром Руси и преемником Киева.

В то время, в XV веке, московитам еще приходилось оспаривать первенство с другими русскими княжествами. Например, в 1455 году в Твери была составлена общерусская летопись, в центре которой было, естественно, Тверское княжество. В это же время в Новгороде был составлен Новгородский Софийский свод, который тоже был общерусским, и с центром Руси, понятно, в Новгороде. У псковских летописцев было свое мнение по этому поводу. Борьба, в том числе идейная, за гегемонию на Руси, не входящей во владения Великого княжества Литовского, усилилась в конце XV века. В 1470-х годах в Москве создается еще один общерусский летописный свод – Московский. А в 1480 году Иван Васильевич официально принял титул государь Всея Руси. Этот титул никто не признал тогда, потому что Московия, составлявшая всего 15% русских земель, никак не могла быть представителем всей Руси.

Вскоре борьба началась вооруженными методами, и московские князья стали завоевывать одно за другим русские княжества. 1478 год – Новгород, 1485 – Тверь, 1510 – Псков, 1514 год – Смоленск, 1521 год – Рязань. К концу XV века на Восточной Руси остался только один центр летописания – Москва. Летописи всех остальных городов были пересмотрены московскими летописцами и включены в состав новых общерусских летописей как, своего рода, предисловие и предистория к московскому владычеству.

Но в самых своих основных чертах московский миф формируется в начале XVI века, при Иване III. На формирование БММ оказало большое влияние политическое событие мирового значения – падение Константинополя в 1453 году. Вышло так, что к началу XVI века, осталось только два независимых православных государства: Московское княжество и Псковская федерация.

Московиты это политическое событие и его последствия истолковали совершенно своеобразным способом – приписали все себе. В самом конце XV века, или в самом начале XVI века появляется сочинение Сказание о князьях Владимирских”. Как полагают, оно было написано человеком по имени Спиридон-Савва, который сам представлялся митрополитом, а современники знали его под прозвищем “Сатана”. В этом своем сочинении он вывел предков князей Владимирских и Московских из Пруса, который, де, был потомком самого императора Августа. И подчеркнул “высокое происхождение” перед литовской династией Гедиминовичей, которые, де, произошли от конюха. В этом же сочинении был еще один миф о том, что византийский император, будто бы послал князу Владимиру Мономаху знаки власти – шапку и скипетр, тем самым вручив право на царствование.

Тому нет никаких подтверждений, однако миф живет и по сей день, и в Кремле до сих пор хранится шапка Мономаха со скипетром. Этому мифу уже около 400 лет.

Идеи мифотворца не были должным образом оценены при жизни автора, и Спиридон-Савва умер в заключении. Но спустя некоторое время это возведение династии к Августу было использовано царем Иваном IV.

В 1512 году появился Русский хронограф”, русское сочинение по всемирной истории, в которой выводилась мысль об особой роли Руси, в смысле, Московии в мировой истории. Спустя некоторое время эта идея была оформлена сильнее. В 1523 году старец псковского Елеазарова монастыря Филофей, в послании к царю Ивану III вывел формулу “Москва – третий Рим”, или “Два Рима пали по грехам своим, третий же стоит, а четвертому не бывать”.

И, наконец, уже при Иване IV, в 1563 году появилась Степенная книга”, которая вывели московских государей из рода Рюрика, и связана всю русскую историю только с историей Московского государства.

Этот миф тоже держится и бодро переписывается историками из одного пухлого исторического сочинения в другое.

Итак, в первой половине XVI века был в основных чертах сформулирован БММ, который имеет следующие основные идеи:

  1. Идея исключительности Московии, выдвижение ее на роль общерусского центра, а также на роль центра всего православного мира.
  2. Идея преемственности московских князей от князей киевских, и тем самым, отождествление Московии и Руси.
  3. Идея большой древности династии, превышающей древность европейских домов, и возведение ее к императору Августу.

Историческое развитие мифа

Понятно, что миф, который прожил столько времени и сохранил свое влияние, постоянно изменялся, обновлялся и приспосабливался к нуждам текующего момента.

Уже в XVII веке идея исключительности Московии превратилась в идею исключительности русских перед другими народами. Возникло и закрепилось в Московии такое, очень скромное, самоназвание – хрестьяне. Идея трансформировалась в идею Святой Руси, которую нынче очень любят всякие ура-патриоты, которая утверждала, что только русские, живущие в Московии являются истинными христианами, тогда как весь остальное свет – нехристи, да и вообще, чуть ли не пришельцы с того света. Это идея национальной исключительности в чистом виде.

В “преемственности” князей московских от киевских уже в Московии никто не сомневался, и утверждение того, что Москва является наследником Киева и Владимира стало общим местом. Странно, но, несмотря на многочисленные противоречащие этому утверждению факты, этот миф живет и по сей день.

К XVII веку идея царебожия, которая постепенно устанавливалась еще со времен Андрея Боголюбского, полностью укрепляется в Московии. В 1669 году дъяк Разрядного приказа Федор Грибоедов написал сочинение с говорящим названием: “История, сиречь повесть или сказание вкратцы о благочестно державствующих и свято поживших боговенчанных царях и великих князьях их в российский земле богоугодно державстствующих, начени от святого и равноапостольного князя Владимира Святого…”.

Вот, московские цари стали уже и “боговенчанными”, а правление их “богоугодным”. К слову сказать, основателя династии московских князей Александра Батыевича Невского, русская православная церковь причислила к лику святых, а князь Владимир, проводивший крещение Руси и вовсе был зачислен в равные апостолам святые.

В том же XVII веке идея древности династии превратилась в идею древности русского народа. В 1674 году, по благословлению архимандрита Киево-Печерского монастыря Иннокентия Гизеля вышел в свет “Синопсис”, составленный на основе переработанной Ипатьевской летописи. Он содержал в себе обширное изыскание о происхождении славян, которые выводились из глубокой древности, из времен скифов и сарматов. “Синопсис оказался очень востребованной книгой, и переиздавался 30 раз, при том, в последний раз в 1836 году.

Далее, в XVIII веке идеи БММ претерпели дальнейшее изменение, не затрагивающее, тем не менее, сути. Во-первых, Петр I, воспользовавшись идеями французского Просвещения, выдвинул идею о том, что Россия скоро станет самым просвещенным государством Европы. Он основывался на идеях “кругообращения просвещения”, то есть представлению о том, что просвещение вышло из Греции, прошло через Рим, Италию, Францию, Германию, и вот вот, во время Петра, должно было войти и в Россию, после чего должно было возвратиться обратно в Грецию. Идея исключительности России и русского народа была отлита в новую форму.

Она дополнилась мифом, который активно отстаивался Петром, и после него о том, что апостол Андрей проповедовал в русских землях, и добирался до места Киева, где якобы произнес пророчество о величии этого города, который должен был возникнуть на этом месте. Эта идея появилась еще в древности, но ей не уделялось большого внимания из-за общего представления о стране как о Святой Руси. Теперь же, когда патриаршество было заменено Синодом, эта идея стала основной опорой мифа о святости и православии русского народа. С помощью мифа о пришествии на Русь Андрея Первозванного, в России XVIII века старались доказать, что русские получили православие от апостолов, а не от константинопольской церкви, от которой русские давно отделились.

Во-вторых, вновь было “доказано” происхождение, теперь уже Романовых, из Рюриковичей и от первых киевских князей. В 1746 году Сенат рассматривал дело о “Родословии великих князей, царей и императоров” П.Н. Крекшина, в котором он выводил династию Романовых из Рюриковичей. С ним полностью соглашался потом М.В. Ломоносов.

Правда, от легенды о Прусе уже отказались, но упорно продолжали настаивать на русском происхождении династии Романовых, которая в Европе считалась немецкой династией Романовых-Голштинских. На древности рода не так уже и настаивали, ибо легендарного основания рода в 860 году вполне хватало для похвальбы перед остальными европейскими дворами.

Зато, в-третьих, всеми силами стали защищать древность русского народа. Об этом в 1749-1750 годах прошел большой спор между Г.Ф (Ф.И.) Миллером и Ломоносовым, посвященный разбору диссертации Миллера “О происхождении имени и народа русского”. Это был первый политический погром в русской исторической науке, в ходе которого Ломоносову и его союзникам удалось насадить свою точку зрения и настоять на концепции происхождения русского народа, выдвинутой еще “Синопсисом”. Свою победу Ломоносов закрепил сочинением “Древней Российской Истории”, вышедшей в 1766 году. В.В. Янов писал об истории Татищева и Ломоносова: “Критерием Татищева и Ломоносова было национальное могущество России, понимаемо исключительно как ее устращающий потенциал…”.

До сих пор в русской науке и в обществе есть ритуальное почитание Ломоносова и его свершений. Академики носят значки с профилем Ломоносова, а первый университет страны носит его имя. Биографы и историографы на все лады превозносят ученость и достижения Ломоносова. Правда, при детальном разборе, основываясь даже на Полном собрании сочинений, изданных Академией Наук СССР в 1946-1956 годах, легко сделать вывод прямо противоположного свойства – о неучености Ломоносова в русской истории, и о том, что он задушил целое направление в русской истории, которое начало было зарождаться.

В XIX веке разработка мифа продолжилась. Исключительность русского народа теперь утверждали несколько направлений, от “теории официальной народности”, до полузапрещенного славянофильства. Творение министра народного просвещения графа А.В. Уварова по своей краткости и лаконичности вполне сопоставимо с формулой старца Филофея: “Самодержавие, православие, народность”. А.С. Хомяков еще дополнительно изобрел термин “соборность”, с помощью которого обосновал якобы имевшее место быть коренное отличие русского народа от европейских народов. Идея исключительности русского народа настолько глубоко пустила свои корни, что даже выразилась в утверждении нового устройства сельского общества, предложенного в 1838 году генералом П.Д. Кисилевым. Эту дикую смесь давно забытых обычаев, подчерпнутых из незабвенного “Домостроя”, и придуманных генералом правил, более известную под названием “община”, с восторгом приняла интеллигенция, которая с тех пор на все голоса заговорила об “общинности русского народа”, и о “кардинальных отличиях” его от европейских народов.

Этому мифу об общинности русского народа, в этом году исполнилось 166 лет. Александр Горянин хорошо сказал об этом мифе: “За что-то хорошее, нашенское, искони бытующее они принимают поздний, навязанный, в кабинетах измышленный институт. Считать такую общину высоким порождением нашего народного духа – просто досадное недоразумение”.

К прославлению правящей династии, и к доказательству старых мифов приложили руки почти все самые знаменитые русские историки того времени: Н.К. Карамзин, С.М. Соловьев, М.Н. Погодин. Их творения не пересказать в короткой статье. Карамзин выдвинул формулу о том, что “история народа принадлежит царю”. Соловьев выдвинул теорию перемещения русского государства с киевских земель на земли Северо-Восточной Руси. Погодин стал основателем государственнической теории в русской историографии.

А.С. Пушкин писал о Карамзине:

В его истории изящность, простота
Доказывают нам без всякого пристрастья,
Необходимость самовластья
И прелести кнута.

Думаю, что эти строки можно отнести ко всем историкам XIX века. В это время идеи царебожия слились с идеями исключительности русского народа, породив такие сплавы как “теория официальной народности” и государственническую теорию. С этого времени состав БММ стал такой:

  1. Русские, как и славяне, являются древним народом, который искони проживал на Русской равнине.
  2. В IX веке появилось первое русского государство, с центром в Киеве, которое охватило большую территорию, в том числе Северо-Восточную и Северо-Западную Русь.
  3. В этом государстве воцарились князья династии Рюриковичей, от которых потом произошли все князья и цари, правившие в России.
  4. В XII-XIII веках русское государство перемещается на Северо-Восток, где, после запустения Киева в результате монгольского нашествия, был основан новый центр – Москва, собравший вокруг себя остальные русские земли.
  5. Русский народ придерживался строго православия. Весь общественный строй и быт был пронизан православием.
  6. Русский народ всегда испытывал верноподданнические чувства к правящей династии, и всегда защищал царей в трудные времена.

Как видите, миф развивался от довольно простых форм до форм сложных, охватывающий широкий круг вопросов общественной жизни.

Советский период принял на вооружение концепцию БММ, сформулированную в XIX веке, только произвел в ней некоторые изменения, диктуемые партийной идеологией.

Советские историки согласились с тем, что славяне – это древний народ. Б.А. Рыбаков стал прямо выводить славян из трипольской культуры и написал большой труд о географии древнейшей Руси “Геродотова Скифия”, с подробным разбором его свидетельств. Он не пишет, что черпал из родника “Синопсиса”, но при внимательном рассмотрении общий подход налицо.

Концепция единого Древнерусского государства с центром в Киеве также была взята на вооружение и стала общепризнанной. Б.Д. Греков поддерживал эту идею, пожалуй, с самым большим рвением: “Только автор Повести временных лет” ставил перед собой подлинную широкую историческую задачу, которая, нужно сознаться, остается не вполне разрешенной и в настоящее время. Он хоетл написать ни больше, ни меньше, как историю Древнерусского государства с центром в Киеве с древнейших времен”. Кроме этого, была взята на вооружение концепция С.М. Соловьева о перемещении русского государства на Северо-Восток Руси.

Принята была и концепция о происхождении всех князей и царей Русского государства от Рюрика.

В том, что русские были православными, советские историки не сомневались. Правда, они внесли два уточнения в эту мифологему. Во-первых, выбор православия князем Владимиром был продиктован государственными интересами, и необходимостью союзного договора с Византией. А православная церковь несла свет просвещения, и во время зависимости от Золотой Орды была носителем идеологии освобождения от нее. Стоит отметить, этот взгляд несколько противоречит тому факту, что церковь на Руси имела льготы от монголов, и была освобождена от дани.

Не был принят только что тезис о приверженности русского народа самодержавию. Вот здесь советские историки смело критиковали доеволюционных с позиций марксизма. Большая часть трудов советских историков посвящена как раз этому вопросу: вопросу о классовой борьбе в русском государстве на разных исторических этапах его существования.

Главные тезисы БММ

Главные идеи БММ заключаются в следующих утверждениях:

  1. Русские – это жители Российского государства, наследника Московского государства и Древнерусского государства (то есть Киевской Руси).
  2. Русские – народ исключительный, коренным образом отличный от всех остальных народов. Он имеет особые, обладающие самоценностью формы общественной жизни и культуры.
  3. Русские всем в своей истории обязаны существованию и деятельности Российского государства. История народа не отделяется от истории государства.
Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?