Независимый бостонский альманах

ПРЕДПОСЛЕДНИЙ УДАР ПО ЮКОСУ

14-08-2004

Валерий Лебедев19 ноября 2004 года на первые полосы СМИ выскочила информация (даю обобщенную сводку):

Торги по продаже акций "Юганскнефтегаза" намечены на 19 декабря 2004 года. Аукцион будет открытым по составу участников и открытым по форме подачи предложений о цене акций. На продажу выставлены 43 обыкновенных акции, что составляет 76,79 процента от уставного капитала акций компании. Компания будет продана единым лотом. Начальная цена пакета - примерно $8,646 млрд. за 43 акции компании.

19 ноября стало первым днем приема заявок на участие в торгах. Прием закончится за день до аукциона – 18 декабря.

РФФИ ранее заказал оценку компании Dresdner Kleinwort Wasserstein, который оценил “Юганскнефтегаз в $15–17 млрд.

Аналитик ИК “Проспект” Дмитрий Мангилев считает, что аукцион по “Юганскнефтегазу” объявлен, поскольку переговорный процесс ЮКОСа и государства зашел в тупик.

По его мнению, покупателем “Юганскнефтегаза” будет “Газпром”, но не один, а вместе с партнерами. Одному "Газпрому" покупку не потянуть, так как он не располагает необходимой суммой, поэтому в торгах может участвовать пул инвесторов во главе с "Газпромом": это могут быть "Газпром" и "Сургутнефтегаз" или "Газпром" и западная компания”, считает аналитик.

Ранее, в начале октября, председатель правления “Газпрома” Алексей Миллер заявил, что подобных сделок “нет в бюджете и инвестиционной программе на 2005 год”.

И уж точно, денег на выкуп “дочек” ЮКОСа нет в бюджете газовой монополии на 2004 год. Так что версия о партнерстве “Газпрома” с другими, в том числе западными компаниями, выглядит убедительно.

В качестве основного возможного партнера называют немецкую компанию EON и итальянскую ENI.

Аналитики полагают, что цена, по которой будет продан “Юганскнефтегаз”, вряд ли превысит стартовую в $8,646 млрд, что намного меньше оценок Dresdner Kleinwort Wasserstein, и банка J. P. Morgan Chase, (оценившего предприятие в $16–20 млрд). Вообще, разбежки в оценках Юганскнефтегаза достигают десятикратной величины - от 2,5 миллиардов Минюста до 25-30 некоторых германских банков. Источник в правительстве сообщил, что цена пакета может вырасти вдвое именно благодаря интересу западных инвесторов.

Впрочем, этих денег все равно не хватит, чтобы ЮКОС расплатился со всеми долгами. Налоговые органы представили ЮКОСу налоговый иск за 2002 год на сумму $8,1 млрд. За 2003 год недоимки по налогам составили еще 6 млрд. долларов, а в целом общая сумма выставленных ЮКОСу налоговых претензий составляет $18,2 млрд (с учетом выплаты $3,9 млрд за 2000–2001 годы). Значит, цена, за которую государство намерено продать основную добывающую “дочку” ЮКОСа, не покроет и половины задолженности, предъявленной к оплате. Поэтому аналитики прогнозируют, что вслед за “Юганскнефтегазом” будут проданы и другие активы ЮКОСа: в частности, “Самаранефтегаз” и “Томскнефть”, а возможно, и перерабатывающие и сбытовые предприятия.

Продажа "Юганскнефтегаза" не повлияет на российский экспорт нефти. Об этом сообщил журналистам министр промышленности и энергетики Виктор Христенко. По мнению министра, какая бы компания ни приобрела данный актив, "единственной задачей и целью" является достаточно эффективная и быстрая работа в сфере нефтедобычи.

Зная о готовящемся аукционе, ее руководители - Председатель правления "ЮКОСа" Стивен Тиди, финансовый директор Брюс Мизамор (оба – американцы), председатель Совета директоров отечественный Виктор Геращенко и другие нефтебояре придумали, как им показалось, очень тонкий ход. Они незадолго до назначения даты аукциона объявили, что компания "Юганскнефтегаз", эта черная жемчужина ЮКОСа, ее самая богатая дочка с приданым, увеличила за текущий год свою прибыльность в 25 раз! Не на 25 процентов. Не в 2, 5 раза. А в ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ раз! Логика у них была своя, недоступная простому обывателю. Как, де, можно продавать нашу дорогую дочку злому дяде-насильнику Газпрому и его гнусным подельникам за смешные стартовые 8, 65 миллиарда, когда она имеет за собой приданного в 25 раз больше, чем мы сами полагали. Думали, что за ней только сундук добра, а посчитали – в подвалах аж 25 сундуков! Даже удивительно, где они помещались и как это мы раньше их не замечали.

Идея была проста как гордиев узел на колумбовом яйце: если продать дочку не за 8,65 миллиардов долларов, а за назначенные заморскими доброхотами 20 миллиардов, то хватит и за недоимки рассчитаться, и еще останется много. А значит – и мы останемся на своих хлебных местах. И дальше будем председательствовать да управлять.

В официальных строках и цифрах это невероятное открытие звучит так:

Как отмечается в материалах компании “ЮКОС”, за 9 месяцев 2004 г. чистая прибыль ОАО Юганскнефтегаз” выросла более чем в 25 раз по сравнению с аналогичным показателем 2003 года и составила почти 1 млрд долл. (29,4 млрд руб.). Себестоимость продукции выросла на 24,7% и составила 58,8 млрд руб., валовая прибыль – в 9,7 раза, до 49,4 млрд руб. Прибыль “Юганскнефтегаза” до налогообложения увеличилась в 31,7 раза – до 29,4 млрд руб.

Сведения были настолько поражающими, что все эти пробирные палатки даже решили отложить аукцион и долго чесали репу в соображении, как бы не стать посмешищем для всего мира, продавая богатую невесту за гроши.

Но тут настырным, но недалеким налоговикам да пробирочникам, у которых теперь нет мудрого полковника Владимира Баранова, всякие аналитики и эксперты сказали так (цитирую аналитика Банка ЗЕНИТ Евгения Суворова):

“Дело в том, что ЮКОС отказался от трансфертного ценообразования и оптимизации налогов. Впервые за всю историю компании “Юганскнефтегаз” показал свою реальную прибыль. Ранее же все доходы консолидировались в финотчетность головной компании ЮКОС. Компании напуганы ситуацией вокруг ЮКОСа, поэтому в этом году они особенно тщательно следят за налоговой дисциплиной. Так, например, уже по полугодовой отчетности “Сибнефти видно, что она так же, как и ЮКОС сейчас, больше не консолидирует доходы в головную компанию, а отражает в финотчетности каждого дочернего предприятия его реальные показатели”.

Налоговики-пробирочники после этих пояснений еще не совсем поняли, что означают эти немного загадочные строки. Означают же они следующее:

“Традиционно вертикально интегрированные компании концентрировали свои финансовые ресурсы в “головной отчетности. Дочерним предприятиям средства оставляли в основном на необходимые инвестиции и зарплаты для сотрудников. Однако арест счетов и финансовые претензии к ЮКОСу, очевидно, вынудили компанию поменять что-то в своих схемах и консолидировать большую часть прибыли в отчетности “Юганскнефтегаза”, на долю которого приходится около 60% нефтедобычи НК”, – так пояснил ситуацию эксперт ИК “Метрополь Евгений Сацков.

История все равно не слишком прояснилась. Тогда упомянутый выше эксперт Суворов, видимо, сказал доходчивее, что, де, в этом году очень многие компании отказались от как бы законных, но порицаемых властями методов оптимизации налогов – в частности, от практики продажи нефтяной продукции собственным сбытовым компаниям с последующей их перепродажей конечным потребителям по мировым ценам.

И после этого не все стало ясно. Поясню еще.

В свое время Ходорковский и его люди изобрели для приватизированного ими ЮКОСа термин “жидкость на скважине”. Так как в добываемой нефти всегда есть вода, то дело за малым: сказать, сколько там того и другого. Можно сказать, что добыли нефть с примесями воды, а можно – воду с примесями нефти. ЮКОСовские предприятия якобы добывали нечто вроде водяной пульпы – вода, песок, глина, камешки и немного нефти. То есть якобы добывалась не нефть, а некая жидкость, которая покупалась у добывающих предприятий за бесценок по стоимости этой самой пульпы. И эта пульпа продавалась посредническим сбытовым компаниям за гроши. А те уже продавали чистую нефть, чудесным образом превратившуюся из пульпы, как внутренним потребителям, так и за бугор по мировым ценам.

Ну, вот уж яснее некуда. ЮКОС как головное предприятие как бы продавал нефть своим дочерним предприятиям, а на самом деле конторам, завуалированным под самостоятельные сбытовые фирмы. И не просто сбытовые, а еще и вдобавок – благотворительные. Это было совершенно необходимо, так как “благотворительные” организации, да и просто любые конторы от ЮКОСа базировались во внутренних офшорах и потому не платили налогов. Дескать, их существование важно для поддержания вымирающих народов Севера. Сам ЮКОС платил налоги, но платил как за добытую “жидкость на скважине”, которая была продана за гроши, давала ничтожный доход и потому налоги за это платились маленькие. Как раз в 25-30 раз ниже настоящих налогов на реальную прибыль, которая сосредотачивалась в головной компании.

Вот и вся тайна “лучшей компании страны”. И тут же – тайна того, каким образом сам Ходорковский заработал за 7 лет 15 миллиардов долларов, увеличивая все эти семь лет процветания свое состояние (в среднем) на 6 миллионов долларов каждый день. Без перерыва на Рожество, Новый год, День Благодарения и все революционные праздники.

Но нет, тайна еще не вся. Эта тайна высвечивается все больше и больше по мере распутывания чудовищного монстра, коим оказался ЮКОС.

В ноябрском номере 2004 года специализированного журнала "Русский предприниматель" появилась более чем любопытная статья Александра Трифонова "Игра без правил". Она о том, как Ходорковский приобрел ЮКОС.

При статье имеется справка об авторе. В ней сказано:

Александр Трифонов – сибиряк, по образованию журналист, по второй специальности нефтяник. Много лет работал на нефтепромыслах Западной Сибири, до 1997 года был пресс-секретарем первого президента и основателя нефтяной компании ЮКОС Сергея Муравленко. Из приватизированной компании ушел по своему желанию. Работал главным редактором журнала “Нефть России”.

Как видим, автор – не простой журналист. Он еще и нефтяник. И он редактор специального журнала “Нефть России”. Он лично участвовал в рождении ЮКОСа, видел его становление и наблюдал, как ЮКОС захватывается группой Ходорковского.

Приведу из его статьи наиболее важные места. Вдохните глубоко.

“Осенний промозглый день на одном из самарских кладбищ. 4 октября 1993 года. Хороним первого вице-президента компании (ЮКОС), одного из ее создателей, Владимира Зенкина. Его убили, зверски зарезали прямо у дверей собственной квартиры. Одно из первых заказных убийств в новой России. Кладбище окружено несметным числом вооруженных людей в камуфляже – местный ОМОН. Здесь все руководство еще того, прежнего ЮКОСа.

... В 1993–1995 годах шла своеобразная артподготовка перед решающим сражением за самые лакомые куски государственной собственности – нефтяные компании и нефтехимические заводы. Те из главных действующих лиц, которые на виду сегодня, еще не вышли из тени. Плацдарм для них расчищало само государство, власть. Ходорковский тоже еще занимался созданием и укреплением банка “Менатеп” и промышленной корпорации “Роспром”, в которую вошли более двухсот разнопрофильных, скупленных по дешевке на ваучерных аукционах предприятий. Но нефтью, что мне известно доподлинно, интересовался с конца восьмидесятых, когда все его хозяйство размещалось в нескольких комнатках на улице Щипок, за Павелецким вокзалом. В ту пору его группа думала, копила силенки.

Компания ЮКОС была приобретена в конце 1996 года, когда усилиями олигархов был переизбран президентом страны Б. Ельцин и настал час расплаты за поддержку. Пакет из 33,3% акций, находившихся в залоге у стратегического партнера компании российского банка “Менатеп”, выставлялся на коммерческий конкурс с инвестиционными условиями в 200 млн долларов. (Условия в назначенные сроки так и не были выполнены.) Начальная цена пакета – 160 млн долларов. Было сделано все для того, чтобы никто, кроме “стратегического партнера”, не мог претендовать на победу в конкурсе, который длился в реальном времени не более двух минут!

С этого момента М. Ходорковский получил право управлять ЮКОСом. Компания тогда стоила, по оценкам зарубежных аналитиков, от 12 до 18 млрд долларов…”.

Не могу удержаться от комментария. Хочу обратить внимание на две цифры: ЮКОС, стоивший тогда по рыночной оценке от 12 до 18 млрд долларов был куплен за 200 миллионов. Возьмем даже нижнюю цифру оценки в 12 млрд. долларов. Тогда выходит, ЮКОС был куплен дешевле рыночной цены в 60 раз!!! Если же взять верхнюю оценку, то в 90, почти в сто раз дешевле! Сколько шума было по поводу Норникеля, который был тоже куплен в сто раз дешевле рыночной цены. Но тут ведь нефть, продукт, который обещал огромные прибыли, учитывая мировую тенденцию к росту цен на "черное золото".

Но продолжим увлекательное цитирование Александра Трифонова.

“В Нефтеюганске, там, где добывалась основная нефть компании (в разные годы от 25 до 73 млн тонн), просто ужаснулись. Но, будучи гражданами законопослушными, стали ждать новых хозяев с надеждой на лучшее. И вправду – вскоре приехал Ходорковский, облачился в рабочую форму и с неделю поездил по нефтепромыслам, пытаясь вести задушевные беседы с рабочими. Те жаловались на низкую зарплату и тяжелую жизнь. В ответ он им говорил примерно так: “Не желаете работать за эти деньги, привезу сюда китайцев, а вы можете уматывать куда хотите!” Большего оскорбления тем, кто приехал в гиблые болота Среднего Приобья три десятка лет тому назад, поднял на своем горбу, в буквальном смысле, города и промыслы, нанести было невозможно. Нефтяники опять промолчали, но – запомнили.

А дел у новых хозяев было действительно невпроворот. Начали с того, что “выдавили” с Приобского месторождения нефти американскую компанию Амоко Евразия Петролеум Компани”, которая за несколько лет работы в регионе провела не только сейсморазведку и геофизические исследования, но полностью подготовила уникальный проект освоения месторождения. А надо сказать, что Приобское – действительно последняя российская нефтяная “жемчужина” – 700 млн тонн очень качественной нефти, компактное, расположенное вблизи действующих нефтепроводов. Проект “Амоко” был уникален тем, что позволял его разрабатывать безопасно – месторождение в пойме Оби. Нарушить здесь экологический баланс – катастрофа для всего, не только российского, Севера. Американцы надеялись разрабатывать его по соглашению о разделе продукции, но… это не входило в планы Ходорковского. Теперь, по мнению специалистов-нефтяников, Приобское может повторить печальную судьбу Самотлора.

Новые хозяева стали избавляться от “лишнего” – передали всю социальную инфраструктуру городов, большая часть населения которых была занята на нефтепромыслах, муниципалитетам. А с последними стали расплачиваться не деньгами через налоги, а векселями. Все сервисные предприятия – буровики, транспортники, ремонтники – были отпущены “на вольные хлеба”, и, поскольку последним в регионе работы было не найти, компания стала заключать с ними договоры на абсолютно кабальных условиях.

Наступил 1998-й, всем нам памятный год. На мировом рынке нефти – кризис, цены упали до 9–12 долларов за баррель. Лавинообразно стали расти долги по налогам в бюджеты разных уровней и зарплате, в том числе и нефтяников. Нефтеюганск был на грани бунта. Рабочим под угрозой увольнения предложили написать заявления на снижение заработной платы в добровольном порядке на 30–50%! Такого еще российская действительность не знала. Местные газеты клеймили команду Ходорковского как “конкистадоров и кровопийц”. В город срочно прилетела группа депутатов Государственной Думы, чтобы с властями Ханты-Мансийского автономного округа и руководством компании провести “круглый стол”, найти решение проблем, успокоить народ. 26 июля, утром, по дороге на работу, был расстрелян из автомата мэр Нефтеюганска Владимир Петухов. (Преступление до сих пор не раскрыто.) Стихийный митинг едва не перерос в открытую борьбу с компанией, которую жители города были склонны обвинить в смерти популярного мэра. Ситуацию тогда, кажется, спас только дефолт, который объявило 17 августа российское правительство. Каждый бросился спасать свои крохи… Но все-таки уже в октябре нефтеюганцы пикетировали Белый дом в Москве. И к ним присоединились посланцы практически всех нефтяных компаний страны. Пикет, разумеется, закончился ничем. А мне запомнился признанием Владимира Татаринова, председателя профкома транспортников: “Не поверите, на Асомкинском месторождении, да и на других тоже, наши водители и операторы съели всех собак. Как вспомнишь, что конец XX века и такой позор – волосы дыбом встают”.

Тут тоже просится небольшой комментарий. Все больше и больше в деле ЮКОСа выпирает уголовный штырь. Началась уголовщина с приватизации ЮКОСа Ходорковским, с убийства одного из основателей компании ЮКОС, вице-президента Владимира Зенкина. Потом был убит мэр Нефтеюганска Владимир Петухов, который противился захвату ЮКОСа Ходорковским. Затем – два покушения на конкурента, управляющего компании “Ист Петролеум Хандельсгез Евгения Рыбина, во время одного из которых погиб сотрудник милиции. Затем – убийство супругов Гориных. Затем - покушение на бывшую сотрудницу банка “МЕНАТЕПа” Ольгу Костину. Дело вполне серьезное, уголовщина вменяется не только бывшему начальнику безопасности ЮКОСа Пичугину, но и заместителю Ходорковского Леониду Невзлину (бывшему ректору РГГУ!), он объявлен в международный розыск (см. http://www.lebed.com/2004/art3852.htm В джунглях среди олигархов”).

Продолжу цитирование из статьи Трифонова.

“Недавно встретились мы с мэром города Пыть-Ях Валерием Весниным. Когда-то работали вместе на нефтяных мамонтовских промыслах. Он в ту пору (до Ходорковского – В.Л.) был начальником одного из лучших цехов Юганскнефтегаза”. Все нефтяники получили акции. Кто сколько, в зависимости от стажа работы. В общем-то, весомые были пакеты. Акционеры дорожили ими, ибо верили в компанию и компании. До тех пор, пока компания (уже частная - Ходорковского) не стала месяцами задерживать зарплату и люди вынуждены были продавать свои акции, чтобы выжить. К кому, в конечном итоге, стекались эти акции, мы сегодня знаем. Нефтяники же остались простыми наемными работниками, как и прежде, в СССР. Но в отличие от того времени, государством и профсоюзами никак не защищены. Компания при первом президенте Сергее Муравленко была открыта и прозрачна, как принято теперь выражаться. Чуть ли не каждую неделю мы принимали группы российских и зарубежных журналистов, рассказывали им и показывали почти все.

У “нового ЮКОСа” была совсем иная политика. Вся информация стала абсолютно закрытой, а в людях поселялся и креп страх. Да, за любое “лишнее” слово можно было лишиться работы – единственного для абсолютного большинства северян источника существования. Компанию стали десятками покидать лучшие специалисты, уезжая работать в Сургут и Когалым, на месторождения компаний “Сургутнефтегаз” и “Лукойл”, где и атмосфера, и заработки были и остаются иными – человечнее и выше, чем в Нефтеюганске.

Теперь в подразделениях ЮКОСа вновь, как уже бывало (помните?) тревожное, но вместе с тем, по выражению Веснина, равнодушное молчание. Он уверял меня, что приди я с бутылкой к старым знакомым, сядь за стол, попробуй их разговорить, что называется, за жизнь” – ничего не расскажут. Так велик страх перед монстром, который создал Ходорковский с подельниками, – перед ЮКОСом. Да что же это такое? Новый ГУЛАГ? Похоже на то, если верить очевидцам…”.

Таковы некоторые штрихи к портрету “самой лучшей, самой открытой, самой прибыльной” компании новой России. Но, - далеко не все штрихи.

Сейчас в Думе стал скандально известен член фракции “Единая Россия” Анатолий Ермолин, которого исключили из этой фракции. Исключили за “открытое письмо” спикеру Госдумы Грызлову и председателю Конституционного суда Зорькину, в котором он обвинял их в давлении на него по вопросам голосования. Это письмо сразу же опубликовала проюкосовская пресса, которая подавала депутата как опального героя. Сам он на телевидении только мычал, экал и мекал, двух слов не вязал и оживлялся только, когда речь заходила о пиве, в котором он явил себя большим знатоком, правда, на уровне – это пиво я пил, а вот то я еще не пил.

Так вот, этот герой сопротивления режиму Анатолий Ермолин – из бывших средних чинов КГБ. Это-то ладно. Но он оказался тем самым руководителем школ ЮКОСА , президентом межрегиональной общественной организации детей и молодежи "Новая цивилизация", главой школ “Ньюландия”, которые готовили массовую смену командного состава нефтяной промышленности (да и не только) с далеко идущей целью захвата власти в стране. Верхушка ЮКОСа захватывает политическую власть, а вся подготовленная молодежно-ньюлендовская смена – экономическую. (см. Валерий Лебедев ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ ИГРЫ ЛЮДЕЙ № 390, 29 августа 2004 г. )

Писал свои инструкции Ермолин в казарменном духе устава караульной службы. Есть приказ. Его надо уяснить. Организовать взаимодействие подчиненных; и - выполнить поставленную задачу. Вот в таком стиле и готовили смену. Преподавателями там были какие-то солдафоны из отставников КГБ и армии. Сам глава Ермолин похож на ефрейтора-второгодника, можно себе представить уровень будущей элиты.

Хотя и нынешняя элита тоже хороша. Рассмотрение финансовых безумств ЮКОСа, по которым прибыли занижались в 25 раз, а теперь чудесным образом во столько же раз выросли, привело к тому, что 18 ноября был арестован управляющий делами компании "ЮКОС-Москва" Алексей Курцин, а главный адвокат "ЮКОСа" Дмитрий Гололобов объявлен в международный розыск. Розыск идет по стандартной схеме: заранее узнав о каких-то подозрительных шевелениях прокуратуры, этот адвокат сразу же улетел “в командировку”. Ну, если бы он носил иную фамилию, улетел бы на Ближний Восток, к Невзлину, а так, – вестимо, в Англию. Следственные органы утверждают, что в ноябре-декабре 1998 года Гололобов "умышленно завладел с корыстной целью акциями ОАО "Томскнефть" и ряда других предприятий". По версии Генпрокуратуры, данное "завладение" выразилось в том, что он "разработал план передачи акций ОАО "Восточной нефтяной компании" с целью защиты их от судебного ареста".

Теперь е дело – он будет просить политическое убежище от преследования авторитарного путинского режима, а британская Фемида даст ему искомое рядом с Закаевым и Платоном Елениным-Березовским.

Сами гиганты денежных сталактитов и сталагмитов, разумеется, имеют свое объяснение. Крупнейший акционер НК "ЮКОС" группа "МЕНАТЕП" сделала заявление (из Лондона): "Группа "МЕНАТЕП" подтверждает свое намерение предпринять юридические шаги с целью предотвратить незаконную продажу в любой форме любых активов "ЮКОСа", равно как и любую экспроприацию любой части компании". Председатель правления "ЮКОСа" Стивен Тиди назвал объявление о скором аукционе "Юганскнефтегаза" "воровством, организованным правительством, с целью сведения политических счетов", а Ходорковский из глубины лефортовского узилища на своем сайте заявил, что “правительством выбран наихудший из возможных вариантов решения вопроса по претензиям к компании "ЮКОС"”.

Ну, это – точно. Для дальнейшего процветания огромного солитера под кличкой ЮКОС, пожалуй, это - плохой вариант.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?