Независимый бостонский альманах

СНОВА О СОВЕТСКОМ ФЕНОМЕНЕ

27-04-2005

[размышления на обочине политического процесса]

I’d rather be ashes than dust.
Jack London

Как известно, Постановлением Верховного Совета РСФСР "О денонсации Договора об образовании СССР" №2015-1 от 12 декабря 1991 года был положен юридический конец существованию всемирного эксперимента под названием Советский Союз. Четырьмя днями ранее наследники отцов-основателей СССР подписали договор о создании Содружества Независимых Государств, как нельзя лучше олицетворявший собой новую постсоветскую реальность. Тем самым было в очередной раз подтверждено вильсоновское право наций на самоопределение вплоть до отделения, которое, помимо Договора об образовании СССР 1922 года1, было упомянуто разве что в резолюции ООН по отношению к некогда испанской Западной Сахаре.

Возникший из идей Ленина, утвержденных Постановлением 1-го Съезда Советов Союза ССР 30 декабря 1922г., миф СССР долгие годы закреплял тот идеальный коммунистический беспорядок, который сформировался к началу 20-х годов в головах оказавшихся у власти кремлевских мечтателей. По моему глубочайшему убеждению, большевики закрепили свой строй в форме Союза ССР, исходя прежде всего из мысли о невозможности существования СССР как государства без опоры на коммунистическую идеологию. Очевидно, мысль большевиков состояла в следующем: или их государство должно существовать исключительно в форме советского союзного образования, или же, в случае идеологического краха коммунизма, государства на его месте не должно быть вовсе.

Гениально и предельно цинично. Или идеологическая конфедерация по существу (унитарная по форме), или ничто. Весь ход разрушения СССР и продолжающегося по сути разрушения его первоисточника российского государства (замороженного покуда на неопределенное время), похоже, подтверждают именно эту гипотезу. Характерно, что как только к середине 1990-х годов в России начали появляться робкие ростки государственного самосознания, эти побеги с молчаливого согласия либералов2 были в корне придушены слева утопией союзного с Белоруссией государства. С точки зрения коммунистической идеологии это несомненно попадание “в яблочко”. Ведь поскольку продолжаются бессмысленные переговоры о единой валюте, создании единого эмиссионного центра и Конституционном Акте, нелепость которых правда несколько разбавлена столь же бессмысленными переговорами о создании единого экономического пространства (ЕЭП), постольку никакой серьезной речи о государственном сознании, о “национальной гордости великороссов” пока идти не может.

Россия до сих пор так и не осознала себя полноправным государством. Советское 70-летнее проклятие генетически давит как на сознание представителя элиты, так и на психологию рядового гражданина. Невидимые нити советского пространства не дают проводить внутреннюю политику, направленную на повышение благосостояния граждан, на действенное поощрение предпринимательства и созидание основы любой власти – благополучного среднего класса. Именно они до сих пор не дают предать земле тело Ленина3. Именно эти незримые нити не дают возможность осознать собственно российские интересы на постсоветсоком пространстве и в дальнем зарубежье.

Только наивный человек может предположить, что наша электроэнергия задешево подается в Грузию, Армению и Украину исключительно из-за козней “мировой закулисы”. Трудно также поверить, что благодаря мифическому звонку из Вашингтона” происходит бесплатная передача колоссальных объемов нефти и газа международным посредникам, внешне микшируемая “несанкционированными отъемами”4. Только один характерный пример: наше новое законодательство “позволяет” украинским товарам пересекать границу России беспошлинно, в то время как российские товары предсказуемо облагаются на этой же границе всеми возможными украинскими налогами. Да и вряд ли, к примеру, “Интер РАО ЕЭС России” получает сопоставимую прибыль, неся бремя содержания всей энергетической инфраструктуры Грузии, собственником которой не так давно стал российский энергетический монополист (именно эти убытки, а вовсе не “барыши”, судя по всему, и утаиваются от общественности).

Скорее, во всем нашем политическом безволии виноваты не заклятые враги на Западе или Востоке, а привычное советское мышление5. Истоки этого мышления, порождающие образ действий, направленный

на поражение, сокращение государственного и разложение общественного влияния, ведущий к интеллектуальному обеднению, политическому бомжеванию, тщательно скрываются и замалчиваются. Понятное дело, как же можно выпячивать собственную ущербность, а тем паче говорить об этой ущербности уничижительно? Гораздо более просто и комфортно, будучи признанным мировым изгоем, заниматься поиском внешних врагов, благо море геополитиков и PR-экономистов вроде Дугина, Павловского и Леонтьева всегда под рукой.

Следует также констатировать, что обратная общественная связь, существующая в развитых государствах и подталкивающая тамошние правящие круги все же иногда блюсти народные интересы, в современной России практически отсутствует. Общество аполитично и расколото. Почти две трети населения, по опросу Фонда общественного мнения, приуроченному к 22 апреля 2005г., до сих пор положительно относятся к Ленину и его политическому наследству, характерно также, что более 60% опрошенных отмечают доброту как неотъемлемую сущность личности Ленина. Примерно такое же количество населения на сегодняшний момент лишено национальной самооценки, индифферентно по отношению к государству и с ностальгией вспоминает времена СССР. Эти люди с удовольствием готовы вернуться в советское прошлое, они не верят в Россию, не понимают и не принимают ее и вполне способны, каждый в меру своих возможностей, наносить ей ущерб (чем многие с удовольствием и занимаются).

Хотя происходящее сейчас в постсоветских головах с исторической точки зрения и вполне закономерно но, как мне кажется, к этому нельзя относиться терпимо. Положение вещей необходимо менять. Иначе страны под названием Россия попросту вскоре не станет, она растворится в разного рода СНГ, ЕЭП-ах, союзных государствах, ЕврАзЭС-ах, ОДКБ и прочих наднациональных новообразованиях, призванных скомпенсировать собой испарившийся каркас СССР. К сожалению, российская власть пока слабо понимает, что продолжая создавать псевдообъединения, делясь с каждым встречным и поперечным кровными государственными интересами, она рубит сук, на котором, собственно, пока еще сидит. Лишившись контроля за финансовыми потоками внутри страны, внешней торговлей и границами такой власти суждено бесславно уйти в небытие.

Феномен советского сознания можно понять, исходя из почти векового ограничения российского суверенитета, коммунистической практики решения национальных вопросов за счет России. Подробнее остановлюсь лишь на территориальных потерях, не вдаваясь в подробности безмерных утрат экономических и социальных. Важно отметить, что вхождение РСФСР в состав Союза ССР 30 декабря 1922 года ознаменовало лишь начало этого процесса6. В последующем из состава России были официально исключены западные области, переданные для “усиления” Украины и Белоруссии7; в 1930-е годы Сталин признал независимость Казахстана (в составе традиционных казачьих районов, а также Гурьева, Уральска, Петропавловска, Павлодара, Семипалатинска, Усть-Каменогорска) и других российских автономных республик Средней Азии. Тогда же была образована союзная Карело-финская республика, статус которой после неудачной войны с Финляндией было, впрочем, решено понизить до автономии. После Великой Отечественной войны широким жестом советский лидер лично подарил Китаю КВЖД и Квантунский полуостров с отвоеванными у Японии Порт-Артуром и городом Дальний, Финляндии вернули город русской славы Гангут (Ханко), Польше и Литве отошли оккупированные области из состава Восточной Пруссии, первоначально предназначавшиеся для РСФСР. Лишь чудом удалось оставить в составе России Сочи и Оренбург, который прочили на роль столицы Казахстана. Крым же с Севастополем – эту плату Хрущева за украинскую лояльность – отстоять не удалось.

Отдельно стоит остановиться на придании Сталиным международной правосубъектности Белоруссии и Украине, которые с его легкой руки (вместо России) стали государствами – основателями ООН. Некоторые современные историки не признают достоверность гипотезы о том, что, якобы, Сталин стремился сделать членами ООН все союзные советские республики. Более правдоподобно объяснение, что в вопросе очередного ограничения суверенитета РСФСР интересы Сталина, Англии и США вполне совпадали. Ведь статуса члена ООН, как известно, не удостоился ни один североамериканский штат, ни одна английская провинция. Кроме того, об антироссийской политике Сталина говорят факты знаменитого “ленинградского дела” конца 1940-х годов, когда были осуждены на расстрел коммунисты, лишь заикнувшиеся о недопустимости ситуации, при которой крупнейшая советская республика – Россия – с подачи компартии продолжает поражаться в правах8.

Странно, что РСФСР вообще дожила до 1991 года. Похоже, республику не ликвидировали по какому-то недоразумению, недомыслию или же восхищаясь эстетикой ее распада. Однако, так или иначе, но на 74-м году своего существования советская наднациональная модель, воспетая лучшими демократическими умами всего мира, потерпела сокрушительное поражение именно из-за застенчивой пародии на национализм со стороны России. Как известно, СССР пал без единого выстрела и ни один человек не вышел воспротивиться спуску красного полотнища в Кремле промозглым декабрьским вечером вскоре после денонсации Договора 1922 года. “Русское поле экспериментов”, десятилетия служившее примером либералам и демократам со всего света, оказалось закрыто, подопытный союз с гербом в виде земного шара не выдержал банального протонационального напора и тихо скончался. Интересно, что начавшись как проявление слабости русского национального характера во время первой мировой войны9, советская власть и закончилась именно из-за той же самой слабости. Власть не смогла противостоять нутряному этническому духу, оказавшемуся невиданно живучим. По большому счету СССР так и не прижился в массовом сознании как нечто сверхнациональное несмотря на все усилия талантливых поэтов и писателей, кинематографистов, психологов и ученых вроде Николая Устрялова. Усилия тысяч жестоких парней в “пыльных шлемах” и кожанках, призывающих не признавать национальные границы и руководствоваться исключительно “космическими” задачами построения безрелигиозного “светлого будущего” и бесклассового общества пропали втуне10.

Где-то там, внутри, в темноте народного сознания сработал алгоритм, выявивший несоответствие целей продолжения человеческого рода и советской политики, в перспективе превращающей людей лишь в послушных животных, получающих удовольствия и лишенных первичных и вторичных половых, расовых и национальных признаков. Божественный алгоритм, заложенный внутри каждого из нас, в определенный момент сработал и в ком-то из окружения генерального секретаря КПСС, а может быть и в нем самом. В этих людях проснулась совесть, они в какой-то момент осознали, что идя по пути уничтожения “частной собственности, семьи и государства” придешь к саморазрушению и никуда иначе. Все это было сформулировано, получило наименование “перестройки” и закончилось планомерным разрушением Союза. Однако, на примере современной России можно воочию наблюдать рецидив потерпевшей поражение умозрительной схемы, вновь грозящей отбросить развитие страны на столетие вспять.

Странно, но посткоммунистические ремиссии в России почему-то весьма коротки. В периоды относительного национального подъема словно по заказу, то начинается чеченская война, заботливо подготовленная руками депутатов Верховного Совета11, то красная Госдума пытается денонсировать Беловежские соглашения, то после дефолта нагнетаются страхи о “внешнем управлении страной”, то на фоне канонизации царской семьи вдруг ни с того ни с сего тонет атомная подлодка. И снова, как в начале ХХ столетия, опять та же тупая инфернальная сила мешает пробуждению государственного самосознания, тормозит подъем экономики, базирующийся повсеместно не на страхе за завтрашний день, а на подъеме в сердцах людей, болеющих душой за свою страну, за свою милую малую родину.

Насколько же нужно бояться возрождения страны, чтобы самоограничивать рост собственного благосостояния до степени полной нищеты? Коль уж этого так боятся, наверное и в самом деле в осознании страной собственных интересов заключена великая сила. Именно поэтому психология жителя СССР, а вернее сказать, психология отстранения от судеб России, препятствует нашей стране стать полноправной нацией, подталкивает к размене по пустякам на строительство сонма нежизнеспособных “интеграционных группировок”12.

Парадоксально, но главное, что пока останавливает советский рецидив – национальное самосознание руководства бывших союзных республик. Именно их национализм мешает осуществлению постсоветских планов реанимации СССР. Недозавершенная серия “цветочных революций”, катящихся по окраинам бывшей советской империи, вселяет надежду и в будущее России, напоминает, что при определенной последовательности действий возможен полный отказ от ленинской модели и со стороны нынешних обитателей Кремля. Молодое поколение политиков из СНГ вроде Михаила Саакашвили или Виктора Ющенко искренне, не на словах, а на деле отказалось от следования наднациональной советской схеме и пожинает на этом пути первые политические плоды. Очевидно, что при всех промахах и неудачах эти государства твердо взяли курс на укрепление своего суверенитета и территориальной целостности, причем некоторые, как например, Грузия, достигли на этом пути последовательных успехов, включая безусловную общественную консолидацию и восстановление контроля за частью своей территории.

Тенденция развития постсоветского пространства такова, что России придется, хочешь – не хочешь, но все же идти в русле признания полной самостоятельности государств-участников Содружества. В результате она непременно дойдет до исторической развилки, за которой реставрация советского прошлого будет “физически” невозможна. За отсутствием субъектов этого прошлого. Жаль, если к этому моменту страна так и не сможет осознать себя единым государством, обладающим специфическими национальными интересами. В этом случае сценарий распада России по границам республик и укрупняющихся регионов вполне вероятен, а последствия его предсказуемы.

Поэтому самоочевидная задача нынешней власти – не допустить такого трагического для страны исхода событий, постараться переломить советскую психологию, для чего, на мой взгляд, ей будет необходимо:

  • 1) форсировать непомерно затянувшийся механизм ликвидации ленинского национально-территориального деления – промедление здесь поистине смерти подобно. Видимо в некоторых регионах придется перейти на внешнее управление, в иных ввести чрезвычайное положение, придется серьезно упростить и процедуру укрупнения регионов, а главное – делать все это необходимо будет стремительно и одновременно;
  • 2) публично отказаться от ответственности за единоличное обслуживание советских долгов, подтвердить делимость советских договоров, жестко пресечь квазиимперские заигрывания с русской диаспорой в ближнем зарубежье и безоговорочно дезавуировать концепцию континуитета России в отношении СССР, полностью себя исчерпавшую. СССР никогда не представлял интересов российского государства, Союз лишь всячески использовал ресурсы РСФСР;
  • 3) пусть поздно, но все же необходимо провести по возможности полную десоветизацию управленческого аппарата, довести до конца те “чистки”, которые начал еще Михаил Горбачёв и не в состоянии был завершить по тем или иным причинам Борис Ельцин. Не стоит забывать, что “чистки” – это общепринятый в мире ротационный механизм управления и не стоит ими ни злоупотреблять, ни делать из этого фетиш;
  • 4) в сжатые сроки преобразовать “стабилизационный фонд” в фонд ипотечного кредитования и поддержки мелкого и индивидуального предпринимательства. Контроль за перераспределением соответствующих средств скорее всего придется возложить на органы госбезопасности при личной координации их действий президентом страны;
  • 5) ликвидировать знаковые, до сих пор “работающие на сознание” символы и элементы советской эпохи вроде рудиментарной топонимики, “социалистических” праздничных дат, того же мавзолея на Красной площади (столице пора перестать быть центром паломничества к “святым” советским мощам), безликих памятников советской бесхозяйственности, в том числе и печатных.

Это, на мой взгляд, фрагменты того основного, что потребуется сделать, чтобы предотвратить весьма вероятный крах российской государственности. Тут неуместно говорить об административной реформе, ужесточении контроля за миграцией, о ликвидации льгот или реформе ЖКХ – все это вопросы в данной теме второстепенные. Многое из перечисленного власть уже пыталась сделать, но делала это как-то однобоко и непоследовательно, практически ничего не доводя до конца, а главное, за этим не просматривалось концентрированной государственной воли. Воли к победе.

При последовательном проведении мер по усилению государственного начала во многих регионах могут вспыхнуть локальные конфликты, некоторые из субъектов федерации попытаются провозгласить независимость – но лучше они это сделают неподготовленными сегодня, чем, подготовившись и набравшись сил, через несколько лет. Возникающие вопросы выхода из федерации разумно было бы решать в каждом конкретном случае исходя из сопоставления цены удержания региона в составе страны и цены его отделения.

В случае с Чечней представляется более выгодным, например, предоставить этой территории максимальную самостоятельность в гораздо меньших границах, раздробив ее, лишив большей части дотаций и поставив под контроль все чеченские природные ресурсы по примеру США в Ираке. Если уж так выходит, что наши солдаты гибнут в Чечне, то все должны понимать, что армия отстаивает кровные интересы страны, защищает своих граждан, свои ресурсы, нефтепроводы и транспортные коридоры, а не наводит мифический порядок в чужом доме, охраняя чужие предприятия и аулы13. За каждый доказанный случай работорговли вполне можно было бы лишать собственности и бизнеса членов того клана, представитель которого был уличен в содеянном. Вообще же разбираться с чеченцами должны сами чеченцы. При этом совершенно ясно, что проблема Чечни вполне разрешима, если только чуть отойти в сторону от въевшихся в кожу советских идеологических догм.

Ломать же массовое сознание россиян все равно придется, причем в любом случае придется это делать в достаточно сжатые сроки (а только в сжатые сроки в России реформы и возможны) и в довольно резкой форме. Так не лучше ли, чем мучить больного и врать ему о якобы превосходном состоянии, все же начать по-настоящему лечить пациента? По недомыслию ли наша власть до сих пор не делает этого, или от осознания безнадежности – право, не знаю. Очень не хочется думать, что российские правители смирились со скорой потерей собственной страны.

Люди с советским сознанием живут в постсоветской России и должны для начала хотя бы научиться уважать место своего пребывания, а государство обязано напоминать им об этом, а не отвращать непомерными налогами и повинностями. Допустив создание класса монополистов, Россия вполне в состоянии монопольно же использовать их возможности для своего развития. Самое время вспомнить опыт дружины Минина и Пожарского, деньги на которую были собраны взятием в заложники детей и жен сильных мира сего. Демократия тогда – в начале XVII века – была нарушена, но страна – спасена.

Если же нынешняя власть, уповая на отсутствие мотивации со стороны деполитизированного общества и высокие цены на энергоносители, пустит дело государственного строительства на самотек, России неминуемо суждено будет распасться. Причем распасться по образу и подобию Советского Союза, порочную структуру которого страна слепо продолжает воспроизводить в миниатюре. Хотя время и работает против России, однако, объединенными усилиями всех здоровых общественных сил при правильной концентрации национальных ресурсов Российская держава вполне в состоянии провести очищающую государственный организм десоветизацию. В этом случае механизм саморазрушения, заложенный большевиками в фундамент советского государства в начале 1920-х годов, будет наконец остановлен. Или мы переборем советское сознание, или оно сломает нас окончательно.


  1. Выдержки из Договора об образовании СССР от 30 декабря 1922г.:
    14. Декреты и постановления Центрального Исполнительного Комитета и Совнаркома Союза печатаются на языках, общеупотребительных в союзных республиках (русский, украинский, белорусский, грузинский, армянский, тюркский)…
    20. Республики, входящие в состав Союза, имеют свои бюджеты...
    26. За каждой из союзных республик сохраняется право свободного выхода из Союза. ("Съезды Советов в документах. 1917-1936", т.III, М., 1960, стр.18-22.) 

    Интересно, что норму о праве наций на самоопределение в устав ООН вставили под личным давлением Сталина.
  2. Не то, чтобы либералы соглашались на Союз с Белоруссией, но и активности в борьбе против него они особой не проявляли.
  3. Несомненно именно эти тенеты и заставляют златоуста Андрея Кураева произносить сегодня филиппики фактически в защиту коммунистического погоста в центре Москвы.
  4. Всякому грамотному специалисту в области транспортировки энергоносителей известно, что любая "врезка" в магистральную трубу возможна лишь при заблаговременном понижении давления на данном ее участке.
  5. Хотя, несомненно, многие как на Западе, так и на Востоке пользуются плодами российского безволия, "первую скрипку" в таком положении дел играют вовсе не они. И не стоит их в этом винить как глупо было бы винить ворон, выклевывающих глаза у убитого под ракитой богатыря.
  6. Раскол Российской империи на собственно Россию, Украину, Белоруссию, закавказские государства и прибалтийские страны произошел в процессе гражданской войны. Еще в 1917 году из состава России с благословения большевиков вышли Польша и Финляндия. В 1920-21 годах ленинская власть постфактум подтвердила независимость Хорезма и Бухары.
  7. Чего стоит лишь закрепление брест-литовской границы с Украиной, которой была отдана добрая половина Донбасса.
  8. Проволочки с подписанием из-за "капризов" Сталина мирного договора с Японией, что лишило РСФСР легитимности присоединения Курил и Южного Сахалина, а также последующая фактическая уступка Японии Южнокурильской гряды Хрущевым очевидно говорят сами за себя. Аргумент же о невозможности присоединения Монголии к СССР на правах автономной республики в составе РСФСР якобы по причине необходимости располагать дополнительным голосом в ООН также не выдерживает никакой критики. Ведь общеизвестно, что ООН редко когда являлась площадкой для проведения реальной политики. Похоже, во всех этих случаях налицо тактика превентивного геополитического ослабления РСФСР.
  9. Вероятно имеет смысл говорить о Российской империи как слабейшем звене в цепочке европейских государств начала ХХ века. А, как известно, где тонко, там и рвется. Россию, а вскоре и Автро-Венгрию с Оттоманской империей словно переломили через колено, исключили из "мирового концерта" великих держав, еще раз доказав тем самым насколько непростительна авторитарная слабость в государственном управлении, выстроенному по пирамидальному принципу.
  10. СССР был создан для выхолащивания национализма и именно потому и оказался недолговечен. Это в первую очередь урок Западному миру, пытающемуся ныне примерить на себя заржавевшие от крови советские социалистические латы. Проникшись сладкоголосым призывом Джона Леннона в едином порыве отказаться от всего, что ограничивает человеческую личность ("Imagine"), передовые умы Новой Англии до сих пор пытаются доказать самим себе, что время "освобождения" близко как никогда. Правда идут они к земшарной республике, "общечеловеческим ценностям" и мировому правительству с несколько необычного конца. Их вехи на этом пути: от отказа признавать гомосексуализм болезнью - до признания гомосексуальных браков и даже "детей от них" в Калифорнии, Бельгии, Дании, Голландии и вот теперь - в Испании, от идей экуменизма - до легализации эвтаназии. Уверен, эти игры с человеческой сущностью закончатся также безнадежно как в свое время покончила счеты с реальностью советская утопия.
  11. Без решения Верховного Совета, обладавшего в начале 1990-х годов правом не только принимать, но и утверждать законы, никогда бы не могла состояться массовая передача оружия и снаряжения чеченцам после принудительного вывода российских войск из республики.
  12. Интересно, что сам технологически нейтральный термин "интеграция" отчего-то наполняется в массовом сознании положительным смыслом, хотя разумнее было бы сперва задаться вопросом: а какая это интеграция, чем конкретно она может быть интересна, полезна, либо вредна?
  13. Житейская мудрость гласит, что прежде чем пытаться наводить порядок в чужом доме, сперва стоит попытаться воспользоваться услугами местного участкового.

О.А.Воробьёв, аспирант РЭА им.Г.Плеханова voa@chat.ru

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?