Независимый бостонский альманах

ДАН ДОРФМАН В ГОСТЯХ У ИРИНЫ ДЕДЮХОВОЙ

06-06-2005

Я очень скромный и застенчивый и, кроме того, весьма тактичный человек, чтобы вывалить здесь сразу всю правду о своих успехах в этом лучшем из миров. Впрочем, если Вы проявите настойчивость и упорство в чтении моих текстов, то Вы и сами все поймете. Иногда мне кажется, что я чертовски умен, но такое состояние

Марк Шкловер длится недолго. Зато я достаточно силен, чтобы доказать большинству из вас преимущество своего ума при личной встрече. Увы, по Интернету это сделать значительно труднее. Поэтом, наверное, так много людей не в состоянии меня оценить.

Автор книги “Упражнения с астролябией”, статей и стихов.
С уважением, Марк Шкловер

ПРОЛОГ

Ирина Дедюхова (подлинные слова):
Мне бы очень хотелось, чтобы вы приехали ко мне в гости. Вдруг бы вам расхотелось возвращаться в Бостон? Ну, что вам там делать, если честно? А здесь столько работы... Сейчас здесь столько хамства надо разгребать...

РЕКОНСТРУКЦИЯ ВСТРЕЧИ.

Еврей-эмигрант и известный сетевой критик из Бостона принимает приглашение великой сетевой писательницы из Ижевска. И приезжает в гости. Не без приключений добирается до заветной фазенды. Последние пять километров через лес с фонариком. Наконец он уже в поселке… Стальная калитка со скрипом открывается в кромешную темноту двора. Заливаются отрывистым лаем собаки. Пахнет квашенной капустой и соседским нужником, примыкающим к забору писательницы.

Сцена 1. ВСТРЕЧА

Залитая ярким светом широкая, но короткая терраса. Заспанная хозяйка с распухшим пропойным лицом кутается в шаль, накинутую на мятую холщовую рубаху, свисающую до самого пола и волочащуюся по нему неровными растрепанными до бахромы краями. Она окидывает Дана строгим испытывающим взглядом и ее внимание переключается на его велюровые чемоданы.
- Я уже думала вы не приедете, - произносит она хриплым мужским басом. - Кушать будете или сразу спать? Я вам пока в подвале постелила.

Дан Дорфман в том самом сомбреро

- Что ты…вы…Вы…ВЫ нас в самолете вот так накормили, - запинаясь отвечает Дан, снимает сомбреро и тыльной стороной кисти смахивает крупные капли пота со лба. – Фух, ну и жара у вас.
- Жар костей не ломит и сам в дом не приходит. За все надо платить, - поджимая синющие губы отвечает хозяйка. - И это, когда будете спускаться, смотрите под ноги – там у меня внизу банки закрученные стоят... огурчики, помидорчики, капустка... Если захотите чего, то...
Дан отрицательно машет обеими руками, но замирает, наткнувшись на пронзительный взгляд Ирины.
- Если есть чего захотите, то обязательно скажите мне. Я сама достану. У меня еще с прошлого года осталось. Специально для таких гостей.
Ирина
- Да ничего не надо, - глухо прошептал Дан, переминаясь с ноги на ногу. Разглядев во что превратились его белые носки, он уже успел пожалеть, что поспешил снять ботинки.
- Не прибедняйтесь. Что вы сходу начинаете прибедняться. Удивительная национальная привычка. У меня собаки так не прибедняются, как ваша нация. Ну да ладно, чего мы будем на ночь глядя... Вы, дорогой Дан, здесь желанный гость. А это куда? - она кивнула в сторону чемоданов. В подвал нельзя, там банки… Ах, да, - вдруг встрепенулась Дедюхова, – вы наволочки и простыни часом не забыли прихватить? А то лишних у меня все равно нету. Не завозят. А тратятся они только так: что ни сезон, то новая простынка.
- Ну что вы, Ирина, все ваши задания выполнены и даже перевыполнены. И от себя, разумеется, тоже кое-чего привез. Я же понимаю, что у вас тут… то есть у нас там… то есть… Ну, сейчас сами увидите, - сказал Дан и проворно склоняясь над чемоданами.
- Не суетитесь, - отрывисто приказала Дедюхова.
Дан замер в весьма неудобной позе.
- Нет, вы доставайте, доставайте, - разрешила Ирина,- что за рабская такая манера любое приказание воспринимать буквально. Ничего, мы из вас эту жидовщину выжмем, - сказала она и загадочно усмехнулась.
На полу перед Даном росла гора подарков. Раскрасневшаяся от удовольствия хозяйка облачилась в бальное платье с глубоким вырезом, стараясь рассмотреть себя в настольном зеркальце, которое она притащила из глубины дома. Ночную рубашку она не сняла, поэтому вместо спины из выреза выглядывал морщинистый горб, похожий на дохлую лисью морду.
- Ну как? А? Правда красотища?, - в десятый раз спросила Дедюхова.
- Да, - покорно соглашался Дан и почтительно отворачивался в другую сторону.
После того, как все подарки были распакованы и перекочевали в глубину дома, хозяйка заметно смягчилась:
- Ну что, доходяга, - потрепала она гостя по спине, - упарился? Ничего, сейчас чайку попьешь и полегчает. А самбреру я тоже заберу, она в наших краях поважнее, чем вашенских.
Потом они пьют чай. На столе еще стоит блюдечко с тремя ломтиками сала. Дедюхова берет один кусочек, откусывает и смачно запивает чаем.
- Вы берите, Дан, не стесняйтесь, - подвигает она блюдце к гостю. Не брезгайте своей еврейской религией на наше радушное угощение. Мы тут жидиться не привыкли.
Дан протягивает руку к блюдечку. Там осталось два ломтика: один из них чуть поменьше и выглядит более неказистым. Эдакий довесок. Глаза хозяйки строго следят за рукой Дана. Он делает правильный выбор. Ирина облегченно откидывается на стуле.
- Вы в соль макайте, - говорит она и сама для наглядности окунает надкушенный огрызок в солонку с плотно спрессованной и окрашенной во все цвета радуги солью. Дорого сейчас все, - тяжело вздыхает она. – Все приходится самой честным трудом зарабатывать. Гобелены шью, докторские помогаю защищать, в хоре церковном пою, книги пишу, лекции читаю, цветы и картоху выращиваю. Я же родину за самбреру не продавала.
Дан поспешно достает бумажник и вынимает несколько банкнот:
- Вот, на первое время. Я же все понимаю, я вами горжусь, я про вас статью в “Лебедь собираюсь написать, - мямлит он.
Дедюхова окончательно размякает.
- Ладно, какой там сон, когда такие гости приехали, - говорит она. – Сейчас справлять будем. – Она забирает деньги и надолго уходит в глубь дома. Наконец появляется с початой бутылкой водки.
- Допивайте скорее чай, Дан – будем водку пить и песни петь. Допивайте, допивайте, чего зря посуду переводить, прямо в стакан и нальем.
Дан держит в руках стакан с водкой. На дне стакана темнеют чаинки.
- За талантливую и гордую хозяйку, - произносит он и по-гусарски запрокидывает голову.
- Учтите, Дан, - лучше даже и не пытайтесь, - пьяным голосом говорит Дедюхова и машет у него перед носом пальцем. – Я у всех была последняя женщина. И у мужей, и у мужчин, и у собак.

Сцена 2. ПОГРЕБ

Дан проснулся от нестерпимого желания облегчить мочевой пузырь. Сколько было времени он не знал, в погребе была кромешная темнота. Чтобы не разбить соления, до выключателя Дан полз почти по-пластунски. В неярком оранжевом свете лампочки Дан разглядел лестницу, ведущую к люку в потолке. Дан на цыпочках поднялся по ступенькам и тихонько надавил плечом на квадратную дверь. Потом он надавил еще сильнее. И еще. Бесполезно. Закрыто. Дан спустился вниз и постарался заснуть. Куда там – не до сна. Он сел на краю раскладушки, обхватил колени руками и принялся выстукивать голыми пятками по земляному полу. Не помогало. Тяжелым взглядом Дан обвел бесконечные ряды хозяйских солений

 

* * * * * *

ЭПИЛОГ

Подлинные тексты Дана, Дедюховой, автора.

Дан: Совсем не пИсать мы все не можем.
Вы, гордая, талантливая, независимая женщина. Откуда это у вас, Ирина?

Ирина:

Да все оттуда же, Дан. У меня ведь внешних источников нет, абсолютно все изнутри выгребать приходится. У меня всегда был муж, дети. Еще было много чего. Да тех же собак. Дан, вы человек нерядовой. Даже вы собственную выбивающуюся из-под полы искренность считаете проявлением слабости своей натуры. Как человечка прокачала, я не возражаю, что вы по моей просьбе перестали сливать нас в один флакон. Отсюда я со скукой делаю вывод, что вновь притащились по мою душу. Вы, Дан, совершенно выводы делать не умеете. Анализировать, вычленять стереотипы - тоже. Есть некоторые вещи, которые выплескиваются подсознательно, они вообще самоконтролю не поддаются.

Дан, "игнорировать" вашего соплеменника иной раз просто невозможно. Кроме того, вы все-таки отдавайте отчет, что это - фирменная еврейская манера развязности в отношении женщин. Такого себе даже условно русские не позволяют. Поэтому это особенно тяжело выдерживать на русском, помня, что Израиль нас пока еще не завоевал, поэтому как бы нет особой необходимости терпеть унижения от "еврейских господ" в качестве "самки унтерменшей".
Как типичному еврейскому юзеру вам надлежит знать, что слово "творчество" на иврите имеет общий корень со словом "демон". Это переводит природу творчества от биохимических реакций мозга в иную сферу. Это ваше личное дело, но такое навязывать неевреям весьма неразумно. Ведь, как показывает практика этнических чисток, если таких же принципов начнут придерживаться и русские мужчины, то, прежде всего, нормальным евреям не выжить. Не говоря уж о цыганах и прочих "сорных" народах.

За Марка можете не беспокоиться! Он пристроится в капо! Вот тогда нам с вами придется воспользоваться вашим предложением пережить хама отключением сознания от действительности. Но пока я не в бараке, не на нарах, то и терпеть мне весьма сложно. Не напускал ли в кофе козявок и не плюнул ли? Перекусить там, нужду справить по-быстрому. Нормально. С выражения политкорректности в отношении утконосов, католической компании "Иисус - это прикольно!" до самых титров на действительность не реагировала. Эта варка в собственном соку дает, конечно, себя знать. Честно говоря, у меня полно всяких рабочих моментов. Тогда-то и родятся цветы из сора. И все, главное, как в родимом совке - за ради самой идеи, без копья. Мне же жрать не надо! Я же и герменевтикой, как птичка, сыта.

От автора: Бедный, бедный Дан. Сами тут же выдаете такую вот зловонную струю. Ох уж этот Дан!

Дан: Должен отметить чрезвычайно редкое совпадение наших вкусов. Я сам себя отнюдь не считаю образцом. Это моя позиция. Я всегда был свободным человеком, а не холуем.
Так что вы меня иногда радуете. Жаль, что редко. По своему умственному развитию конкурируете только с высшими человекообразными. Хоть... некоторые виды шимпанзе, будем осторожно говорить, им в сообразительности не уступают. И все, больше им пИсать нечего. А остановиться не могут.
Если бы вы не отвечали хамством на хамство, никакой проблемы. Вот почему, именно в этом отдельном случае …

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?