Независимый бостонский альманах

О БЕДНОМ БОГАТОМ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

14-09-2005

AK Boston, MA - Friday, December 02, 2005 at 03:24:34 (MSK)

Уважаемый Редактор,
Пытаюсь понять референс и найти себя среди героев произведения. Ангел? Нет, не подходит. Не ангел - это раз, и не курю - это два. Про упитанность и тройной подбородок уже говорить не приходится. Это - четыре и пять. Так что нет, не ангел.
Так что нет там меня. Не присутствую.

Валерий ЛебедевУважаемый АК, вы не нашли себя среди героев притчи Крылова.Там вас нет, это точно. Ближе всего был бы ангел, но вы отмели портретное сходство (упитанность, тройной подбородок, курит сигару). Тем более не Господь. И уж совсем тем более не Его Сын. Тот был такой лузер, каких поискать и не найдешь. Посему он был один на всю Вселенную. Джордано Бруно отдал жизнь за попытку доказать, что Сыновей было много, даже бесчисленное количество, так как число миров бесконечно, и на каждый нужно было посылать своего лузера –Спасителя. Он был патентованный лузер, тоже единственный в своем роде. Значительно превосходящий в этом деле Цезаря, которому, по верному замечанию Михаила, не всегда удавалось дожить до утра. Этот не дожил даже до вечера, ибо наступала пасхальная Суббота.

Остается Дух Святой. Тот, который как бы везде (он воплощает собой такой абсолютный атрибут Господа как вездесущность), но только не там, где плохо. А только там, где хорошо. Хорошо же там, где он есть.

Заметьте, какая инверсия: хорошо там, где нас нет. Мы, неисчислимые лузеры, с впереди идущим Суперлузером под конвоем двенадцати остолопов там, где плохо, потому что мы – там. А вы – там, где нас нет, и значит там – хорошо.

Да-с, и увидел он, что это хорошо. Хорошо, что нас нет, а вы – есть. Есть как воплощение всего хорошего. Хорошо, где холодно и горячо обрабатывают драгметаллы.

Конечно, вы не совсем Дух Святой. И не Дух, ибо телесен (пусть и потеряли часть телес), да и не святой (вы сами это признали), если на то пошло. Недавно вы во главе 200 удачников праздновали затопление Нового Орлеана. Ну, не то что бы затопление, а тот неоспоримый факт, что вас там не было и вы не утонули. Или вас не застрелили. Там ведь из 1300 трупов (не 400, как вы точно предсказали, но и не 10000, как ужасался поначалу мэр города), половина была либо застрелена конкурентами по дележу добычи, либо перепилась или обкололась до бесувственного утонутия. Согласитесь, что это – хорошо. То есть, я имею в виду, хорошо, что вы не среди них. Их собственная вина как раз и была в том, что они оказались там, где плохо. А всякая вина должна быть наказана.

Шиллер считал вину "величайшим злом" человека, а Гете говорил, что вся вина на земле отмщена.

Мы Шиллера и Гете не читали,
Мы этих чудаков не понимали.

Христианство полагает, что если и не отмщена вся, то уж первородный грех точно искуплен. Ну, раз отмщена и искуплена, то все позволено. Все - но не всем. Быку - нельзя, а Юпитеру - пожалуйста. Вы, разумеется, Юпитер, хотя и мощен как бык-третьячок джерсейской породы. Заметьте, что вина - это некая ипостась свободы. Ева и Адам были свободны - взяли и выбрали яблоко и имели вину перед Господом. А для русского вина (в небольшой модификации - вино) есть и вовсе сама свобода. У нас столько писали о вине, его ценах на Него и качествах Его, что нет никакого сомнения в том, что для наших вина и вино - в равной степени есть синонимы свободы.

Фейербах учил, что человек, для того чтобы стать счастливым, должен соизмерять свои желания с возможностями. И даже с собственными потребностями. Но этого мало. Он еще должен соизмерять свои потребности с возможными последствиями. Первое условие вроде бы легко выполнимо. Мало ли, что тебе хочется 600-го мерина в золотом корпусе, как у славного султана Брунея Хассанала Болкияха, который не считает алмазов пламенных в лабазах каменных.

Тимур Шаов не удержался и спел песню "Султан Брунея”:

Жизнь идет, прорабы строят,
Парикмахеры стригут,
Дети спят, шахтеры роют,
Заключенные бегут. Каждый свято исполняет
Предначертанную роль,
Энтропия возрастает,
Дорожает алкоголь. И лишь султан Брунея,
Совсем простой чудак,
От праздности болея.
Забыл почем коньяк.

А у вас, допустим, возможности не такие, как у султана Брунея. Вы и про стоимость коньяка не забыли, и алмазы считаете, включая и те, что слабая на передок русская филологиня похитила у Марин Средиземноморской. Нет Мерина-600, удовлетворись Ниссан Максима. Так сказать, Максима по минимуму. Но если все равно хочется, настанет беспокойство духа, что ведет к раздражению зрительного нерва и дурному глазу. А это – ощущение несчастья, что никак не хорошо, а исключительно плохо.

Теперь второе условие счастья по Фейербаху: человек должен соизмерять свои потребности с возможными последствиями. Тут сложнее. Есть, конечно, простые случаи: человеку приятно выпить, потребность у него такая. Последствие – цирроз печени. Про это нарубал другой поэт, задолго до султана с его забывчивостью цены коньяка.

Пей! И в огонь весенней кутерьмы
Бросай дырявый, темный плащ зимы.
Недолог путь земной. А время - птица.
У птицы - крылья. Ты - у края тьмы.

Видите: недолог путь земной, ты - у края тьмы. А все почему? Потому что хотелось пить. Неумеренно, ездя в тоске вместо Мерина на Максима.
Или, скажем, возжелал некто славы и стал выступать по телевидению с рассказами о днях своих партизанских подвигов. Тут его узнала одна чудом избежавшая расстрела партизанка и поведала, что подвиги он совершал, но в зондеркоманде. Раскрутили это дело и самого соискателя славы расстреляли. Кстати – подлинный случай, описанный Львом Гинзбургом в “Бездне”. То есть, во всех этих прискорбных случаях некто не соизмерял свои потребности с возможными последствиями.

Как быть? Фейербах нашел способ быть счастливым. Оказывается, для соблюдения обоих условий для обретения счастья человек должен любить другого как самого себя. Себя он, без сомнения, всегда любит, это уж заложено природой. Любя себя, он не станет пить как дикий мул (между прочим, диких мулов не бывает, все домашние), а любя другого как самого себя, не будет его ни расстреливать, ни писать на него доносов.

Но так дело выглядит в его прекраснодушной теории. А на практике выясняется, что человек выполняет только первый постулат Фейербаха: любит самого себя. Насчет другого как-то не получается. Как писал Жванецкий, “руки впереди мешают. Руки позади – совсем другое дело”. Но до рук позади еще долгий путь прокуратуры, следствия и суда присяжных. А без них руки впереди и все время мешают творить добро. Точнее, они заняты распихиванием добра по своим закромам, так что другим мало чего остается. У нас Леночка Негода в Гусь Буке писала, что зло это недостаток добра (что следует из старой идеи теодицеи в христианстве). Ну – точно. У одного добра много, а у другого недостаток, что уже есть для него зло. Помни о бедных, ведь это ничего не стоит, как говаривал один силезский толстосум (Юлиан Тувим).

Как то я обратился к одному миллионеру с просьбой помочь бедствующим авторам из России, Украины и других чрезвычайно независимых от этих авторов стран.

Суть его ответа сводилась к тому, что и эти авторы, и вообще всякие бедствующие виноваты в своих невзгодах исключительно сами. Это не были вы, дорогой АК, хотя он и говорил вашими словами. Миллионеров вообще-то не так мало. Но по сравнению с ордами китайцев, малайцев, индийцев и народов хутутси все же маловато. На их фоне даже как-то не заметно. Миллионер, а может и миллиардер, резонно ответил, что эти писатели - голодранцы, быдло, щелкоперы, прощелыги, бомжи и в каком-то смысле идиоты. Идиоты даже в самом прямом смысле. Что миллионер он только для себя и своей семьи, и что если бы он всем помогал, то стал бы бедным, а те – миллионерами, что нелепым образом извращает саму идею справедливости.

Я восхитился изощренностью и богатством его аргументации. И написал:

“Миллионер мог быть хотя бы немного меценатом. Покровителем наук и искусств. Миллионеры, в коих вы себя числите, отличаются от прочих чем-то еще, а не только тем, что присуще и бедным инженерам. Те тоже заботятся о своих семьях. А вот миллионеры с миллиардерами (хотя бы некоторые) - они еще хотят каким-то образом отметиться в более широком контексте, чем семейная хроника. Строят концертные залы своего имени (Карнеги), общественные центры (Рокфеллер), музеи (Гугенхайм), ставят в парках скамейки со своим именем на седалище. Наконец, учреждают премии своего имени (Нобель). Есть премия Билла Гейтса. Есть и еще много других. Я понимаю, что до концертного зала вы пока не дотягиваете. Но вот премию своего имени - почему бы нет?

Но как бы ее никому не дать? Чтобы не нанести капиталу ущерба? Тут есть прекрасный ход: вы даете премию своего имени самому себе! Смотрите, как хорошо получится: и имидж респектабельности соблюден (миллиардер учреждает премию своего имени), и деньги из семьи не уходят.

Подумайте над этим совершенно бескорыстным предложением. Как хорошо бы смотрелось на памятнике: "Толтек Ацтекович Инков, миллиардер. Лауреат премии им. Толтека Инкова". Ну и как положено - дата рождения и дата . Нет, нет, напишем - бессмертен.

Вы скажете, что долгими годами и тяжкими трудами наживали свои сокровища. Прочие даже недостойны знать о ваших отложениях. Дескать, я буду на паперти стоять, увеличивая свои миллионы, все будут думать, будто я нищий. А это - тонкий ход, финансовая хитрость. Пусть, пусть думают, что я бедняк. Мне мнение бестолковых не интересно. А на самом деле я - миллиардер. Всю жизнь прохожу в сиротских штанах с бахромой, сухую корку буду жевать, детей истощу, друзьям дам кукиш с фигой. По помойкам пойду, скелет селедки глодать стану как доходяга какой-нибудь.. Мыться-бриться перестану, без зубов буду ходить, с язвами и гнойниками, на дерюге в подвале валяться. Похоронить себя завещаю в общей могиле. Пусть думают, отмучился. Мол, теперь ему будет лучше. Но про себя-то я буду знать в последнюю минуту - точно миллиардер.

А все прочие - полные недоумки, которые ничего не понимают в жизни. Тем более - в смерти. Знаком этого будет моя просветленная последняя улыбка и прищур на голубом глазу.

Спи спокойно, неизвестный солдат олигархии. Мы отомстим за тебя.

Прощальное целование на расстоянии, дабы не подцепить ничего ценного -

Ваш до гнилой гробовой доски, навеки вместе - В.

Круговращение миллионов, добавление их один к одному дело вроде бы увлекательное, но, как заметил князь Евгений Трубецкой в эссе “Смысл жизни”, бессмысленное. Он про это написал так:

“С тех пор, как человек начал размышлять о жизни, жизнь бессмысленная всегда представлялась ему в виде замкнутого в себе порочного круга. Это — стремление, не достигающее цели, а потому роковым образом возвращающееся к своей исходной точке и без конца повторяющемся. О таком понимании бессмыслицы красноречиво говорят многочисленные образы ада у древних и у христиан. Царь Иксион, вечно вращающийся в огненном колесе, бочка Данаид, муки Тантала, Сизифова работа, — вот классические изображения бессмысленной жизни у греков. Аналогичные образы адских мук можно найти и у христиан. Например, Сведенборг видел в аду Кальвина, осужденного вечно писать книгу о предопределении. Каждый вновь написанный лист проваливается в бездну, вследствие чего Кальвин обречен без конца начинать работу сызнова. В аду все — вечное повторение, не достигающая конца и цели работа: поэтому даже самое разрушение там — призрачно и принимает форму дурной бесконечности, безысходного магического круга. Это — червь не умирающий и огонь не угасающий две силы, вечно разрушающие и вместе с тем бессильные до конца разрушить. Змей, сам себя кусающий за хвост, — вот яркое символическое изображение этого символического круговращения”.

Все рассуждения выше к вам, почтенный АК, конечно же, не относятся. Миллиардеров крайне мало, их нужно беречь как синицу в руке.

А то они, не ровен час, вымрут как мамонты от орд лузеров-троглодитов. Или падут, сраженные, подобно самураям под напором стали и огня внешнего и внутреннего пролетариата.

Миллиардеры – это наши маяки, путеводные звезды. Одной звезды я повторяю имя. Самое большее – трехсот звезд. Вроде бы, больше пока миллиардеров нет.

Они засели в своих фермопилах до конца, как Леонид. И как он никого не подпустят к себе.

Ну, пусть так будет – до конца. И тогда, после конца, мы встретимся там, в надзвездных высях и запредельных пространствах. Там, перед вечным престолом, мы все будем нагие и равные, как создал нас Творец. Но некоторые будут значительно равнее всех прочих.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?