Независимый бостонский альманах

"НАМ ПРИДЁТСЯ ЛАВИРОВАТЬ НА МИННОМ ПОЛЕ..."

20-03-2006

Интервью с израильским политиком генералом Эфраимом Снэ

Эфаим Снэ – генерал в отставке, бывший заместитель министра обороны Израиля, бывший министр здравоохранения. В Кнессете он является председателем фракции партии “Авода”.

Эфраим, что означает для Израиля приход к власти “Хамаса”?

Победа “Хамаса” чревата опасными далеко идущими последствиями для всего региона. В частности, под его крылом другие военизированные формирования смогут укрепить свои позиции, в том числе, путем приобретения крупных партий усовершенствованного оружия. Целое поколение палестинцев будет воспитано на идее уничтожения государства Израиль. Крупные террористические организации, такие как Аль-Каеда укрепят, свои позиции на территориях и смогут подготовить себе базу для мегатерактов на территории Израиля. Пересадив этнический конфликт на религиозную почву, Хамас сможет сделать палестино-израильский конфликт неразрешимым.

Какой политической линии в связи с этим Израилю следует придерживаться?
Как следует вести в себя в этой ситуации ЕС? США?

Израиль – не единственное государство Ближневосточного региона, не заинтересованное в пребывании у власти этой террористической организации: среди противников “Хамаса” - арабские государства, проводящие умеренную политическую линию, правительства которых хорошо понимают, что пребывание у власти “Хамаса” способно нафаршировать узлами террора территории этих государств, сделав ситуацию неуправляемой.

И, наконец, ни США, ни ЕС не хотели бы расстаться с надеждой на мирное разрешение палестино-израильского конфликта.

 

Эфаим Снэ и посол США Мартин Индик

Представители светских палестинских партий, в общей сложности набравших 55% голосов, также отдают себе отчет в том, что с приходом к власти террористического образования автономия лишается шанса на превращение в современное демократическое светское государство.

Лишь совместная стратегия, выработанная вышеперечисленными правительствами и партиями, способна привести к отстранению от власти Хамаса”.

США и ЕС следует осуществлять финансовые инвестиции в проекты на территории ПА строго через экономические институты, находящиеся в подчинении у президента Абу Мазена. Палестинский Национальный Совет по реконструкции и развитию – одна из таких организаций.

Арабским государствам умеренного толка не следует вступать в диалог с “Хамасом” и, тем более, оказывать ему поддержку.

Новому правительству Израиля придется вести переговоры об урегулировании конфликта с президентом Аббасом (Абу Мазеном) на основе новой дорожной карты. Новый план мирного урегулирования должен учитывать изменения, произошедшие за последнее время, и предусматривать разумные сроки выполнения условий соглашения.

Прокомментируйте, пожалуйста, последние события в Иерихоне.

Я считаю решение о введении сил ЦАХАЛа в Иерихон оправданным, равно как и разрушение тюрьмы. Ведь целью операции было не собственно разрушение тюрьмы, а угроза выхода на свободу убийц министра Зеэви. Если бы британские и американские наблюдатели не отказались от выполнения своей миссии в иерихонской тюрьме, то ни о каком введении в Иерихон наших сил не было бы и речи. В период нахождения в тюрьме иностранных наблюдателей убийцы министра хотя бы находились в месте лишения свободы (хотя условия содержания убийц министра и были сродни курортным). С отходом от дел иностранных наблюдателей стало очевидно, что преступники выйдут на свободу. Ни в одной стране мира правительство бы не допустила освобождения из-под стражи убийцы министра.

Как вы относитесь к высказываниям ряда израильских политиков о нанесении Израилем превентивных ракетных и авиаударов по ядерным объектам Ирана?

Лично я ни одного подобного высказывания не слышал. Полагаю, что подобная информация – не что иное, как очередная газетная “утка”. Ни о каких превентивных ударах по Ирану речи не идет.

Но ведь в свое время Израиль нанес удар по ядерному объекту в Ираке? Есть ли коренные отличия в ситуациях вокруг ядерной программы Ирака и Ирана?

В 1981 году было принято решение о бомбардировке иракского ядерного реактора в связи с тем, что тогда никто, кроме нас, не осознавал опасности, которую Ирак представлял для нашей страны. Что до Ирана, то к настоящему времени опасность, которую несет в себе его ядерная программа, очевидна для многих (тем более, что и президент Ирана заявляет своей целью уничтожение государства Израиль). В связи с этим для нейтрализации иранской ядерной угрозы должны использоваться мирные рычаги, например, санкции.

Эфраим, известно, что вы один из первых заговорили об иранской ядерной угрозе.

Да, я поднял вопрос о ядерной угрозе Ирана впервые на заседании Кнессета 26 января 1993 года, и меня в этом поддержал Ицхак Рабин. Я непрестанно напоминал об этой угрозе на заседаниях комиссий Кнессета, я говорил о ней в отечественных и зарубежных СМИ. Постепенно, благодаря, главным образом, работе спецслужб ЦАХАЛа, были получены сведения о наличии у Ирана ракет, способных нести ядерные боеголовки. Эта информация вскоре стала достоянием общественности, и меня перестали воспринимать как “одинокого пророка погибели”.

А что, собственно, сейчас происходит в Иране? Какова подоплека его фанатичной приверженности идеи уничтожения Израиля?

Я вкратце обрисую обстановку, сложившуюся в Иране к настоящему моменту.

Режим Аятоллы (высший духовный титул) переживает кризис. Углубляется кризис экономический. Даже 3,5-процентный рост валового внутреннего продукта, имевший место в 2000 году в результате роста мировых цен на нефть, оказался малым в условиях значительного прироста населения. Коррупция приобрела размах эпидемии, государственные служащие не в состоянии прожить на зарплату и взяточничество стало нормой. Бежавший из страны иранский генерал, с которым мне довелось побеседовать, рассказал, что его коллеги, до сих пор находящиеся на армейской службе, вынуждены ночами подрабатывать водителями такси, чтобы свести концы с концами. Представители духовенства, приближенные к правительству, паразитируют на национальном богатстве, в то время как народ, включая и средний класс, бедствует. В тяжелом положении находятся женщины, которые страдают от религиозной дискриминации, и молодые люди, многие из которых хотят вести тот же образ жизни, что и их западные сверстники. Они ненавидят режим, навязанный им институтом Аятолл, предусматривающий запрет сексуальных контактов и вынужденную изоляцию от западной культуры: ведь даже доступ к Интернету в стране официально запрещен. Таково печальное завершение исламской революции.

Но как это связано с повторяющимся призывом к уничтожению Израиля?

Министр обороны Ирана адмирал Али Шамхани в своей речи по случаю годовщины Дня национальной революции в августе 1998 год сказал, что Иран считает себя обязанным непосредственно, путем военного вмешательства, помогать любому мусульманскому меньшинству или организации в любом конце света.

 

Эфаим Снэ - зам. министра обороны Израиля на учениях

Основные враги Ирана – США (“Большой дьявол”) и Израиль (Маленький дьявол”). При этом ненависть к Израилю выражается в отрицании его права на существование на мусульманской земле и призыву к его уничтожению. Ненависть к Израилю носит более конкретный характер, чем ненависть к далекой Америке. Израиль, вовлеченный в борьбу с палестинским террором на территориях и отражающий террористические нападения Хизбаллы на границе с Ливаном, - враг осязаемый, и ненависть к нему – своего рода идеологический фетиш, способный зажечь, объединить массы. Таким образом израильско-палестинское соглашение об окончательном урегулировании выбило бы почву из под ног исламского милитаризма и религиозной диктатуры. Именно поэтому правительство Ирана делает все возможное для того, чтобы преградить путь любой такой возможности. В частности, он инспирирует и даже координирует деятельность террористических организаций (“Хизбалла”, “Хамас”, “Исламский джихад” и “Народный фронт освобождения Палестины”). Так что нам приходится лавировать на минном поле.

Как вы полагаете, возможно ли, все же, победить террор?

Возможно. В борьбе с террором есть несколько направляющих: политическая, экономическая, военная…

Нечто подобное я слышала несколько лет назад от ныне покойного Александра Бовина.

Значит, мы с ним подходим к этому аналогичным образом. Замечательный был человек.

Эфраим, не могли бы вы пояснить, как Вы видите “экономическую составляющую”?

Мы должны непрестанно демонстрировать готовность к экономическому сотрудничеству с палестинцами и ПА. У палестинского общества нет никаких шансов развиваться без сотрудничества с Израилем. Если палестинцы будут экономически опираться на Египет или Иорданию, то они не смогут поднять свою экономику. Только при наличии экономической интеграции между ПА и Израилем, включая открытый рынок труда, израильская экономика сможет помочь палестинской. Нужно помнить, что и для Израиля такое сотрудничество представляет очевидный интерес. Тем не менее, этот фактор нельзя рассматривать в отрыве от прочих факторов борьбы с террором и его предотвращения.

Исламский террор в наше время перестал быть лишь израильской “достопримечательностью”. Увы, он уже экспансировался практически во все части Света. К сожалению, корневая система террора распространилась и на Россию

К нашему сожалению, Россия проходит через все виды терактов, которые мы, израильтяне, пережили за долгие годы: подрыв самолетов в воздухе, похищения людей, захват детей в школе, теракты самоубийц в многолюдных местах. И речь здесь идет не только о чеченском терроре против населения России, захвате театра в Москве или школы в Беслане. В настоящее время активно действуют террористические отряды в Узбекистане. Цель экстремистов, воюющих в Ферганской долине, создать на территории между Таджикистаном, Киргизстаном и Узбекистаном территорию, которая может быть использована в качестве трамплина для подрывной террористической деятельности во всем регионе.

Россия, ставшая жертвой террора, находится с нами по одну сторону баррикады в новой мировой войне между западной культурой и исламским экстремизмом. В связи с этим, чем полнее мы осознаем общность наших целей, тем более упрочится стратегический союз между Россией и Израилем. Существует лишь один момент, который омрачает наши отношения с Россией. Это российская помощь Ирану. Иран при этом может быть потенциально опасен и для России, учитывая то, какой фанатичной политики придерживается это граничащее с Россией теократическое государство.

Укрепление партнерских отношений России и Израиля в различных областях, и особенно в борьбе с террором, безусловно, выгодно обеим сторонам. Наличие в Израиле многочисленной русскоязычной общины является исключительно благоприятным фактором для развития многостороннего сотрудничества между нашими странами.

Предусмотрена ли возможность массовой эвакуации населения Израиля на случай тотальной войны арабского мира против нашей страны и соответственно – угрозы ее уничтожения?

 

Эфаим Снэ и глава палестинских служб безопасности на Западном берегу реки Иордан Джибрил Раджуб

Нет, такая возможность не рассматривается. У нас нет другой страны, и при любом раскладе мы останемся здесь, невзирая на то, что потери в этом случае были бы неимоверными, учитывая густонаселенность израильских городов.

Как вы относитесь к идее трансфера?

Я эту идею даже в серьез не воспринимаю. Я назвал бы ее детским лепетом. Мало того, что эта идея антигуманна, она еще и нереалистична.

В фильме “Львы пустыни” об операции “Энтеббе” в большом транспортном самолете, державшем курс на Энтеббе, был показан высокий негр (двойник Амина?) , а также Мерседес, являвшийся точной копией автомобиля Амина. Призван ли был этот двойник (если таковой и правда присутствовал на борту самолета) “заменить” Амина в его Мерседесе для того, чтобы проникнуть в аэропорт?

Во-первых, нет. Никакого негра на борту самолета не было. А вот Мерседес – был. И на этом самом Мерседесе и его “эскорте” в составе еще трех автомобилей части из нас и правда удалось проникнуть в аэропорт. Всего в операции было задействовано 120 человек. 20 из них (первая группа) прибыли в аэропорт на этом самом Мерседесе и в составе его “эскорта”. В дальнейшем со второго этажа здания по нашим бойцам открыли стрельбу угандийские солдаты, и задачей одной из бригад была их нейтрализация.

А за что в этой операции отвечали Вы?

Я был командиром медицинской бригады десантников.

Кстати, за два месяца и неделю до террористического нападения на американские небоскребы я опубликовал в газете “Jerusalem Post” статью, по случаю 25-летнней годовщины операции в Энтеббе. В этой статье я говорил о трех изменениях, которые претерпел террор со времен Энтеббе. Первое. Террор потерял национальность и приобрел религиозную окраску. Второе. Террор стал угрожать жизни большого числа людей из-за участия в них смертников при использовании мощных взрывных устройств. И, наконец, теракты более не преследуют цели привлечь внимание мировой общественности к национальным проблемам или продвинуться по пути их решения. Разрушение и смерть превратились в самоцель террора, его итог, а не средство.

Мы готовы сесть за стол переговоров с теми, кто хочет с нами мира. Но мы должны быть неизменно готовы к худшему сценарию развития событий. Партнеры по переговорам должны ощущать, что имеют дело с сильным Израилем.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?