Независимый бостонский альманах

ПЕРЕЧИТЫВАЯ БУЛГАКОВА

14-04-2006


По материалам дискуссии в Гусь Буке

Дмитрий Горбатов

Прочитал “Перечитывая Булгакова” Виталия Бернштейна.

Начну с элементарных языковых оговорок.

В главе 2 Пилат восклицает: “О, город Ершалаим! Чего только не услышишь в нём!” А надо бы: “Чего только ни услышишь”.

Уважаемый Виталий Александрович,

Уверяю Вас, Вы ошибаетесь! В данном случае здесь должна стоять именно частица не. Замена её частицей ни была бы грубой грамматической ошибкой — очень хорошо, что редакторы пока не поторопились её исправить.

В главе 27: “Весь вечер… провёл в том самом этаже”. А надо: “на том самом этаже”.

Не совсем так. Слово этаж допускает двоякое управление. Ср., например: в кровати” — и “на кровати”. Можно и так и эдак — но оттенок смысла выходит разный. Так же — с этажом (и не только с ним).

* * *

Всю вторую половину своей статьи Вы посвящаете тому, что подробно перечисляете разночтения между булгаковским Иешуа и “реальным Иисусом. Здесь ответ мне представляется самым простым и очевидным: Булгаков определённо не хотел изображать в образе Га-Ноцри евангельского Христа.

Почему не хотел? Тоже очень просто! Воланд — очевидец тех событий. Если для всего христианского мира и они, события те, и главный их герой — Легенда, то для Воланда они — Факт. Для христиан Иисус — богочеловек, притом если он только Бог либо только человек, то это уже Ересь! Однако для Воланда, видевшего Иисуса в Иерусалиме так же близко, как Бездомного с Берлиозом — на Патриарших, он именно реальная жертва той ужасной казни. Именно поэтому Иешуа обязан отличаться от Иисуса! Личность Христа за почти 2000 лет обросла легендами, и они стали каноническими. Но ведь именно это как раз и означало (для Булгакова), что именно та личность, которая этими легендами обросла, должна быть от этих легенд максимально дистанцирована”.

И потом — не забудем: Мастер живёт в атеистическом государстве. Роман о Христе — это роман религиозный, а задача Мастера — написать роман исторический. (Сам-то Мастер ведь — не христианин: по крайней мере, в романе об этом нет ни одного упоминания!) В историческом романе Бог становится только персонажем: ведь, оставаясь Богом как таковым, он просто не сможет войти в ткань этого романа. Никогда и никоим образом!..

Это исключено и теологически, и просто — логически.

Могу повторить в очередной раз: роман этот, скорее всего, очень глубок и талантлив, но я его во многом недопонимаю…

 

Михаил

Глубина в чём? Что герой пишет роман в полуподвале (полуподполье). Или что у него с героиней произошла любовь с первого взгляда. (Самая плоская сюжетная линия, кстати, мало что общего имеющая с "замыслом", если он существует. Немудрено, что к этому названию автор пришёл позднее. Обычно название даже предваряет замысел). Или в клоунаде с нечистой силой? Но ведь это гротеск, карикатура. Почти Бор.Ефимов. На мой взгляд, роман произвёл сенсацию на абсолютном безрыбьи позднесоветского литературного маразма. Хотя, (обратите внимание) Ваше утверждение о его талантливости я не оспариваю. Да и смешно было бы.

 

Дмитрий Горбатов

Если так, то всё оказывается даже сложнее, чем я мог думать… Пойдём, для разнообразия, от конца к началу.

В чём глубина? Об этом можно говорить долго — но именно это не будет ни конструктивно, ни продуктивно: ощущение глубины — всегда вещь субъективная. Ощущать глубину романа — вовсе не означает понимать его. Вы-то поначалу спросили о понимании…
В чём намёк? Это совсем просто: живёшь себе, живёшь — а тут вдруг нечистая сила… И жизнь тебе не в жизнь, радость не в радость. Просто-таки земля уплывает из-под ног — пренеприятнейшее ощущение, следует заметить: куда хуже “немой сцены” из “Ревизора”!.. (Прямо “Вий” какой-то, ей-богу!)

В чём ложь? Да вот в этой самой фразе: “Сказка ложь, да в ней намёк”! Чушь это! Ерунда!
Сказка ложь” — ложь!
В ней намёк” — ложь!
Нету у Пушкина в той сказке никакого намёка: вся она — гротеск и абсурд.

Разве что… А что? Смотрите-ка!

Додон и всё его царство — аналогия булгаковских “москвичей, которых испортил квартирный вопрос” (всех этих лиходеевых, варенух, бенгальских, соковых, никанор-иванычей и пр. могарычей).
Золотой Петушок — аналогия Воланда и его свиты: он глашатай бед и каратель злодеев.
Звездочёт — аналогия Мастера: он хорошо умеет делать хоть что-то (позитивное).
Шемаханская царица — аналогия Маргариты (уже на стадии ведьмы) или Геллы (что не суть важно).

Итак. Золотой Петушок — “каратель пошлости бытия”: сначала гибнут сыновья Додона (“меч вонзивши друг во друга”), потом и сам Додон (клюнутый, что характерно, в самое темя: аналогия с отрезанной головой Берлиоза, а затем с оторванной головой Бенгальского). Звездочёт, как и Мастер, осеняет пошлость Додонова бытия своим волшéбством — но всё равно в конце гибнет от рук той самой пошлости. Правда, вовсе не исключено (и даже скорей всего), что гибель Звездочёта — символическая, как и гибель Мастера. Шемаханская царица появляется и исчезает так же неведомо, как Маргарита (“вдруг пропала, будто вовсе не бывала”), — при этом её мистическая (не исключено, что даже любовная) связь со Звездочётом видна невооружённым глазом. Отсюда, кстати, понятно, что исчезновение царицы — тоже символическое (зато е роковая роль в печальной судьбе Додона весьма напоминает роль Маргариты в судьбе, например, Латунского, или Геллы — в судьбе Варенухи)…

Что имеем в итоге такой “реконструкции”? А то, что наш замечательный Булгаков попросту “паразитировал” на Парадигме Золотого Петушка, переписав Пушкина на свой лад и украсив современными реалиями. (Постоянное суетное поминание Пушкина в устах пошлейшего Никанора Ивановича Босого — это и непременная дань Традиции, и одновременно “ключ к разгадке Парадигмы”.)

 

Михаил

Увы, Дима, Вы не оставили мне никаких шансов. Вам давно отвечено Львом Семеновичем Выготским
" Когда профессор Ермаков поясняет, что “Домик в Коломне” надо понимать, как домик "колом мне" или что александрийский стих означает Александра , а Мавруша означает самого Пушкина, который происходит от мавра,— то во всем этом ничего, кроме нелепой натяжки и ничего не объясняющей претензии, при всем желании увидеть нельзя"

 

Ер

Вы совершенно правы, дорогой Димитрий: Иешуа – это не Иисус. Это вполне очевидно. Но вот с остальными Вашими утверждениями (я их не цитировал) согласиться трудно.

Главный герой романа – Воланд. Роман Булгакова – это роман о дьяволе. Поначалу это даже было отражено в названии. Названия разных редакций, отражающих этапы работы Булгакова над романом такие: "Черный маг" – 1928-1929 гг; "Копыто инженера" – 1929-1930; "Великий канцлер" – 1932-1936; "Князь тьмы" – 1937. И только в 1938 году появляется название "Мастер и Маргарита". Обратим внимание также на эпиграф романа: "Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо". Этот эпиграф относится не к Мастеру и не к Маргарите, а к главному действующему лицу романа – сатане.

Далее, "Пилатовы главы" с христианской точки зрения несомненно кощунственны. О том, что "роман о Пилате" является анти-евангелием, "евангелием от Сатаны" сказано и написано достаточно аргументированно, повторяться не стану. Для тех, кто с аргументацией не знаком, приведу ссылки на статью Н.К. Гаврюшина "Литостротон, или Мастер без Маргариты" и публиковавшуюся в "Лебеде" статью М.М. Дунаева "Рукописи не горят?".

При этом именно дьявол, а не Мастер, является истинным автором "романа о Пилате". Действительно, вначале, ещё до появления Мастера на страницах повествования, историю о Пилате рассказывает Воланд. Затем Иван Бездомный видит во сне продолжение этой истории, а завершение мы находим в сожжённой, но почему-то не сгоревшей рукописи Мастера. При этом стилистически, сюжетно и идейно текст из всех трех источников оказывается поразительно цельным. Как это может быть? Если роман о Пилате – это произведение только и исключительно Мастера, то как Воланд мог его знать? И как роман мог попасть в сон Иванушки?
Это возможно только в том случае, если именно Воланд изначально вдохновляет Мастера в его творчестве. Мир теней, снов и наваждений является родным для "князя тьмы" и ему не составляет труда войти в сон поэта. Значит, он и есть подлинный автор этой анти-евангельской версии евангельских событий. Воланд как бы одалживает Мастеру свои глаза (это Воланд, а не Мастер, был на балконе у Пилата), "снабжает его информацией", а тот пропускает эту информацию через свой литературный талант. Да и деньги, позволившие Мастеру уволиться с работы и сесть за написание романа тоже от Воланда: облигацию с выигрышным номером Мастер находит в корзине с грязным бельем, а чтобы не оставалось сомнений в том, чей это подарок, выигрышный номер начинается с числа 13 (во второй полной рукописной редакции романа за 1938 г.).

Но если автор романа о Пилате – Воланд, то зачем нужен Мастер? А затем, что согласно православному учению, которое Булгаков как сын профессора духовной академии не мог не знать, у сатаны нет таланта творчества. И хотя Мастер в главном не самостоятелен и его творческая активность проявляется только в литературном оформлении, но сатана и на это не способен.
Свят. Иоанн Златоуст: Не ангельское дело творить. Преп. Иоанн Дамаскин: Будучи творениями, ангелы не суть творцы. Преп. Ефрем Сирин: Бог соделал человека участником в творчестве.

Дело в том, что способность к творчеству прямым образом связана с телесностью человека – для того, чтобы дух мог повелевать телом, Бог наделяет человека этим даром. Природа же ангела – проста, ему "руководить" нечем (слово "ангел" означает вестник, т.е. и функции ангелов просты).
Свят. Григорий Палама: Мы одни из всех тварей, кроме умной и логической сущности, имеем ещё и чувственное. Чувственное же, соединённое с умом, создает многообразие наук и искусств и постижений, создает умение возделывать (культивировать) поля, строить дома и вообще создавать из несуществующего. И это все дано людям. Ничего подобного никогда не бывает у ангелов.
Между прочим, отсюда проистекает важнейшее нравственное следствие, которое преп. Иоанн Дамаскин выразил в следующих словах: Ангел неспособен к раскаянию, потому что бестелесен. Раскаяние – это величайшее творчество, а поскольку способность к творчеству связана с телесностью, то вне тела раскаяние невозможно. Потому и не могут покаяться падшие ангелы – они отпали от Бога навсегда. Потому и для человека нет покаяния после смерти. Потому и Христос говорит: В чем застану – в том и сужу.

Таким образом, настоящим автором "романа о Пилате" является отец лжи и человекоубийца от века и сами пилатовы страницы – это "Евангелие от Воланда".

Но исповедовал ли его Булгаков? Свидетельствует ли роман о том, что Болгаков сознательно отвергал каноническую новозаветую традицию?

В упоминавшейся работе Н.К. Гаврюшина автор ставит этот вопрос и отвечает на него положительно. Такой же ответ даёт и М. Дунаев.

А вот диакон Андрей Кураев в своей новой книге "Мастер и Маргарита: за Христа или против?" делает очень интересную и содержательную попытку дать другой ответ. Некоторые положения из этой книги, представляющей из себя апологию Булгакова и его романа, я привёл выше.
Насколько убедительна эта апология пусть каждый судит сам, но мне кажется, что тот, кто хочет лучше понять роман Михаила Булгакова, должен эту книжку обязательно прочитать.

Не могу также согласиться, с тем что Воланд излагает историю Иешуа так, как он её излагает по той де причине, что он был свидетелем. Главное здесь не то, что он был свидетелем, а то, что это его, воландовская интерпретация.

И уж совершенно неверно утверждение о том, что "для всего христианского мира и они, события те, и главный их герой — Легенда". Никак. Для христиан те события совсем не легенда, даже если это слово будет написано с заглавной буквы. Не легенда Христос, не легенда Его воскрешение, а факт. Главнейший факт всей истории человечества.

И уж совершенно неверно утверждение о том, что "для всего христианского мира и они, события те, и главный их герой — Легенда". Никак. Для христиан те события совсем не легенда, даже если это слово будет написано с заглавной буквы. Не легенда Христос, не легенда Его воскрешение, а факт. Главнейший факт всей истории человечества.

Димитрий!
Мне кажется, что некоторые утверждения Вы всё-таки делали.
Например, Вы сказали, что "задача Мастера — написать роман исторический". Это утверждение? По-моему, да. И, опять же по-моему, это утверждение не верное. Потому что если автор романа Воланд, а Мастер лишь исполнитель, то нет смысла говорить о цели Мастера, какова бы она не была, а уж Воланд меньше всего стремился создать исторический роман.

PS. А ещё мне бы очень хотелось понять, где закончилась земная жизнь Мастера: в подвале или в психиатрической лечебнице? А также где и отчего умерла Маргарита: Азазелло её отравил в подвале или она скончалась от сердечного приступа у себя дома?

Для христиан Христос не легенда. Насколько плоско и даже пошло видеть в евангельской истории только быт, а в Христе — банального экстрасенса-целителя!

Не могу также согласиться, с тем что Воланд излагает историю Иешуа так, как он её излагает, по той-де причине, что он был свидетелем. Главное здесь не то, что он был свидетелем, а то, что это его, воландовская интерпретация.

Михаил

Уважаемый, Ер, к сожалению Бес как-то ближе к нашей греховной природе, чем Создатель. И Булгаков, как добросовестный и талантливый литератор, передаёт Легенду, а по-нашему майсу о Христе богочеловке, налегая на быт (как и в похождениях Воланда и его шоблы).
В этом смысле, история с головной болью Пилата,- классная находка. Я помню, как потрясён был прочитав этот эпизод. Real estate, Иешуа был подтверждён всем золотым запасом мировой литературы. :))

Уважаемый Ер, я ведь писал не о своём видении Легенды, а о передаче её в романе Булгакова. И передача эта, с помощью бытовых деталей, как не странно это Вам показалось (и даже вызвало сарказм),- почти гениальна. Во всяком случае, производит впечатление присутствия метафизического начала, что в русской, да и мировой литературе явление уникальное. Даже (извините) и в священных текстах. Там участвует традиция, состояние души верующего и.т.п., а Булгаков поднимает это на своих плечах. Проще говоря, он дарит ощущение чуда и, отнюдь, не экстрасенсорного. Тут я должен упомянуть замечание Димы, которое очень по-делу. Есть факт чуда объяснимого (хотя бы в теории), а есть чудо явленное для намёка на чудо бытия. И именно этого чуда жаждет душа верующего. Однако до сих пор нигде, кроме лтературы оно не встречалось. Если говорить о чуде обретения Веры, то это, увы, как раз из области чудес объяснимых. :)

Дмитрий Горбатов

Вот теперь можно сказать кое-что действительно серьёзное.
Да, по-моему, задача Мастера — написать роман исторический. Вы с этим не согласны. Вы считаете, что это “Евангелие от Сатаны”, — и это Ваше право. Однако для аргументированного разговора здесь нужны некоторые доказательства. Только поймите меня, пожалуйста, правильно: я не требую никаких доказательств — я лишь считаю, что если Вам эти доказательства не нужны, тогда и полноценного разговора состояться не может.

Я могу доказать, что Мастер (в пределе Булгаков) пишет именно исторический роман. Одно из доказательств я уже приводил: Иешуа не соответствует Иисусу (а лишь ассоциируется с ним). Он не соответствует Ему в самом главном: Иешуа на кресте умирает, но не воскресает. Иешуа — человек, но не Бог. В этом (и только в этом) смысле Иешуа нужен писателю как прототип, — как исторический персонаж, ближайший к Легенде (о чём подробнее — ниже)…

Что касается сторонников идеи “Евангелия от Сатаны” — боюсь, у них плоховато с аргументами: ибо “я так чувствую” и “мне так кажется” — не аргументы. Ещё раз подчеркну: сами по себе это аргументы, да ёще какие! но они, так сказать, остаются аргументами для внутреннего пользования Кстати (с другой стороны): Воланд — это ведь тоже не Сатана, а только литературный персонаж, ассоциируемый с Сатаной. Это тоже аргумент в пользу исторического романа, не менее существенный.

Вы пишете, Ер : "Не могу также согласиться, с тем что Воланд излагает историю Иешуа так, как он её излагает, по той-де причине, что он был свидетелем. Главное здесь не то, что он был свидетелем, а то, что это его, воландовская интерпретация".

Вот именно! Это именно интерпретация. А раз так, то Вы и сами только что дали собственный аргумент в пользу того, что роман Мастера — исторический.

Вы пишете: "И уж совершенно неверно утверждение о том, что "для всего христианского мира и они, события те, и главный их герой — Легенда". Никак. Для христиан те события совсем не легенда, даже если это слово будет написано с заглавной буквы. Не легенда Христос, не легенда Его воскрешение, а факт. Главнейший факт всей истории человечества".
А вот здесь позволю себе с Вами решительно не согласиться. Более того: мне даже начинает казаться, что от Вас — простите великодушно! — ускользает самая суть христианства. Воскрешение само по себе, как таковое, отнюдь не чудо: воскрешение возможно. Сейчас — на стадии клинической смерти; позже, не исключено, — на стадии короткого промежутка времени после смерти биологической. Но ни то ни другое — не чудо, а всего лишь триумф науки!

Если правы Вы, тогда выходит, что, как только человечество научится преодолевать смерть (а оно научится!), история Христовых страстей обречена утратить свой нравственный смысл. Но в том-то и дело, что Вы не правы: воскрешение Христа — именно чудо из чудес, чудо как таковое, в чистом виде; ибо ведь смертию(!!) смерть поправ”, что ещё говорить!.. Задача истинного христианина — относиться к этому событию именно как к Легенде, а не как к факту. Если это всего лишь факт — тогда грош цена всему христианству! Вы это понимаете?!

 

Ер

Дорогой Дмитрий!
Ваши слова по поводу отсутствия доказательств мне немножко странно слышать. Я ведь привёл ссылки на три работы: две статьи и одну книгу. На мой взгляд, там вполне аргументированно показан кощунственный характер "романа о Пилате". Если же Вам кажется, что в этих работах нет никаких доказательств, то это, по-видимому, означает, что наши исходные позиции принципиально не совместимы. И если дело обстоит так, то тут никакие аргументы не помогут.
Я могу только попросить Вас хотя бы на некоторое время встать на христианскую точку зрения. То есть, принять – пусть хоть и на время,– что существует Сущий и есть падшие духи. Что евангельские тексты суть не литературный или философский памятник, а простодушное и искреннее описание того, свидетелями чему были евангелисты, того, что было на самом деле.
Думаю, правда, что Вы и сами это прекрасно понимаете.

Я могу доказать, что Мастер (в пределе Булгаков) пишет именно исторический роман. Одно из доказательств я уже приводил: Иешуа не соответствует Иисусу (а лишь ассоциируется с ним). Он не соответствует Ему в самом главном: Иешуа на кресте умирает, но не воскресает. Иешуа — человек, но не Бог. В этом (и только в этом) смысле Иешуа нужен писателю как прототип, — как исторический персонаж, ближайший к Легенде

Повторю ещё раз, я согласен: Иешуа – не Иисус. Но считать это доказательством того, что Мастер пишет исторический роман согласиться не могу. Причина в том, что, по моему мнению, такой "исторический роман" десакрализирует главное, на чём стоит христианство, потому что такой Иисус-Иешуа делает христианство бес-смысленным. А если такое происходит, то встаёт вопрос с какой целью написан этот роман?

Допустим, Вы правы. Пускай будет "исторический роман". Но тогда Вы должны ответить на вопрос с какой целью написан исторический роман на евангельскую тему? Что Булгаков хотел сказать этим романом? Как относиться к роману? Как к развлекательному чтению наподобие романов Дюма-отца?
Мы знаем, что сам Булгаков хотел этим романом сказать нечто, с его точки зрения крайне важное, о чём имеется прямое свидетельство: “В конце жизни Михаил Афанасьевич ослеп и лишился речи. Объяснялся он жестами, которые понимала лишь Елена Сергеевна, его жена. Однажды он сделал жест, что чего-то хочет. – Лимонного соку? – Отрицательный жест.– Твои работы? – Нет. Елена Сергеевна догадалась: – “Мастера и Маргариту”? – И человек, утративший речь, огромным усилием воли произнес два слова: “Пусть знают”” – Записано мною со слов Елены Сергеевны Булгаковой 15 ноября 1969 года в Москве (Е. М. Три сновидения Ивана // Вестник РХД. Париж,1976, № 3-4, с. 230).
Так что мы должны знать? Что имел в виду Булгаков? Почему для него было так важно то, что он написал в "историческом романе"?

Что касается сторонников идеи “Евангелия от Сатаны” — боюсь, у них плоховато с аргументами: ибо “я так чувствую” и “мне так кажется” — не аргументы. Ещё раз подчеркну: сами по себе это аргументы, да ёще какие! но они, так сказать, остаются аргументами для внутреннего пользования

Вполне допускаю, что их аргументы Вас не убеждают. Но дело в том, дорогой Димитрий, что аргументов всеобщего пользования, убедительных для всех не бывает. Не в последнюю очередь это относится к аргументам рационального характера. Ну попробуйте, пожалуйста, чисто рассудочно доказать несостоятельность солипсизма. Сможете? Бертран Рассел однажды сказал: "Я знаю, что я не сплю, вот только доказать это не могу!" И это действительно так. Доказать несостоятельность солипсизма никак нельзя.
И подобных примеров – тьма. Не знаю, помните ли Вы, но когда-то я, говоря о несостоятельности атеизма, в качестве аргумента привёл соображение о том, что доказать несуществование Бога невозможно, поскольку для этого необходимо познать всё сущее, что неосуществимо даже и с точки зрения самого атеизма. Тогда Ю.Дейнекин тут же обратил внимание на то, что подобный "перебор" является не единственным существующим способом доказательства и, например, в математике, доказывают какое-то утверждение, демонстрируя противоречивость утверждения противоположного (так называемый способ доказательства "от противного"). Но дело в том, что даже в математике этот способ, строго говоря, не работает. Потому что для этого нужно доказать, что самоё математика является внутренне непротиворечивой системой. Но непротиворечивость-то математики как раз доказать невозможно. Тем не менее, математики (и не только они) верят, что математика непротиворечива и вовсю используют "доказательства от противного", хотя с формальной точки зрения это не является доказательством.

Так что, в принципе, можно отвергнуть любые аргументы. Было бы желание.

Между прочим, тот факт, что христианский "Символ веры" начинается со слов "Верую во единого Бога ...", свидетельствует о высочайшей степени рефлексии христианского мировоззрения, в отличие, скажем, от мировоззрения атеистического, не допускающего в существе своём никаких сомнений.
Я ещё раз повторю. Не на рассудке, не на умозрительных построениях базируется религия, а на опыте (говоря "религия" я имею в виду в первую очередь Православие). Религия есть "связь с Богом", есть ощущение, переживание этой связи. Это опытное знание весит гораздо больше, чем любые логические рассуждения. У С.Н. Булгакова в книге "Свет невечерний" об этом так сказано:
Основное переживание религии, встреча с Богом, обладает ... такой победной силой, такой пламенной убедительностью, которая далеко позади оставляет всякую иную очевидность. Его можно позабыть или утратить, но не опровергнуть. Вся история человечества, что касается религиозного его самосознания, превращается в какую-то совершенно неразрешимую загадку или просто нелепость, если не признать, что она опирается на живой религиозный опыт... У пророков Израиля мы постоянно встречаем такие слова: и сказал мне Бог. Приходилось ли нам когда-нибудь задумываться над этими словами? Пытались ли мы понять их, хотя отдаленно переведя эти слова на свой религиозный опыт? "И сказал мне Бог"! Что это: неужели же только галлюцинация, самообман, шарлатанство, литературный прием, или?.. А если правда... если правда, что написано в этих книгах: Бог говорил, а человек слушал, слышал... Бога, конечно, не физическим органом слуха, но слышал сердцем, всем существом своим, и слово Божие звучало громче, чем все громы мира, убедительнее и достовернее, чем все его разумение.
Вот о каком опыте идёт речь, вот на каком опыте возникает религия (а не на сублимированном страхе смерти, как полагает, в частности Валерий Петрович).
Но этот опыт нельзя объяснить, нельзя передать другому, его можно только пережить. На этом опыте также основывается Священное Предание (согласное мнение святых отцов) Церкви. Поэтому Священное Предание – святоотеческое наследие, основанное на опыте – весит больше, чем умозрительные рассуждения

Я позволил себе это отступление не для того, чтобы призвать себе на помощь "мнение Церкви" о романе Булгакова. Никакого общецерковного мнения на этот счёт нет – роман этот просто не стоит того, чтобы о нём выносила суждение Церковь,– а есть личные мнения разных людей. Как pro, так и contra.В частности, профессор МДА Кураев выступает в защиту романа, в то время как два других профессора МДА имеют противоположную точку зрения. Моей целью было порекомендовать для чтения работы, которые я считаю интересными, в частности, небесспорную, но несомненно глубокую и интересную книгу Кураева.

... как только человечество научится преодолевать смерть (а оно научится!), история Христовых страстей обречена утратить свой нравственный смысл.

Вы знаете, Димитрий, я тоже думаю, что люди научатся творить чудеса. И очень даже возможно, что подобные чудеса не за горами. Не только воскрешение мёртвых. Блудница, к примеру, сможет родить и остаться "физиологической девственницей". Знаете кого она родит? Да-да, антихриста. И я согласен, наступят времена, когда история Христа для многих, если не для всех, утратит смысл, когда явится "мессия" и станет творить чудеса великие и почтут его за спасителя человечества и поклонятся ему...

Что касается смысла и существа христианства, то я с удовольствием выслушаю Ваше мнение по этому поводу.

Продолжение следует

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?