Независимый бостонский альманах

ЛИЧНЫЕ ЗАПИСКИ С ФРОНТОВ ВТОРОЙ ЛИВАНСКОЙ ВОЙНЫ

13-06-2006

За день до того, как Хизбалла похитила израильских солдат в Неве Авивим, я получил е-майл из Тегерана. Мой друг, с которым мы ведем переписку скоро 10 лет, между прочим заметил: “Ты знаешь почему Маккиавелли никогда не переводили на фарси? Нам этого не надо. У нас и так каждый с рождения хорошо усвоил все, о чем он написал”. Мой друг студенческих лет не только обладает незаурядным чувством юмора, но и хорошо информирован. Не знаю, хотел ли он намекнуть мне о грядущих событиях, но когда израильские самолеты полетели бомбить Ливан, а Хизбалла начала обстрел севера Израиля, я не раз вспоминал его слова. Поначалу я думал, что израильтяне (возможно с подачи американцев) пытаются нейтрализовать один из козырных тузов иранцев и заранее выдернуть угрозу Хизбаллы. А значит, рано или поздно последует американская атака на Иран. Казалось, что иначе незачем нарушать мирное сосуществование, царившее на израильско-ливанской границе с момента одностороннего вывода израильских сил из Ливана.

Оказалось, что не израильтяне, а иранцы проявили инициативу. На четвертый день войны израильский премьер Эхуд Ольмерт заявил, что иранцы выкинули успешный трюк, чтоб отвлечь внимание мира и особенно проходившего в Санкт-Петербурге саммита Большой Восьмерки от своей ядерной программы. Очевидно, Ольмерт сказал правду. Искушенный в трюках израильской политической кухни, а еще больше, в постоянных скандалах в футбольном клубе “Бейтар в своем родном Иерусалиме, Ольмерт лишь на четвертый день войны сообразил, что против него играет не Хизбалла с Хамасом, а игроки глобальной лиги.

Странно, что попались на трюк. Ведь израильтяне заявляют, что отслеживали значительное увеличение потока оружия и военного снабжения для Хизбаллы последние 10 месяцев, угрожающие речи лидеров Хизбаллы, перепечатанных в иранских газетах. Не могли в Израиле не знать о тайных контактах, инструктажах и консультациях в стане своих противников. Во всяком случае, директор израильского Института МАМРИ Игаль Кармон, занимающийся мониторингом ближневосточных СМИ, заявляет всем, кто готов его слушать, что предупреждал об иранских намерениях своих друзей и знакомых на самом высоком уровне. Кармон - отставной сотрудник израильских спецслужб, обладает обширными связями в израильских коридорах власти. Он поместил на сайте института подробный отчет о своих контактах. В интервью газете “Хаарец” Кармон рассказал, как он предупреждал, что иранцы что-то готовят, а ему советовали оставаться спокойным. И все же, поняв, что поддались на провокацию, израильтяне решили продолжать военные действия.

* * *

Кто-то из арабских политиков назвал похищение израильских солдат политическим оппортунизмом Хизбаллы, попыткой привлечь внимание, вызвать кризис. Менталитет израильской военно-политической элиты не слишком отличается от их противников. В Израиле тоже увидели шанс ударить посильней, одним силовым ударом разрубить все больше запутывающийся узел отношений в регионе в момент, когда никто не сможет всерьез им помешать. В Израиле царит уверенность, что в изменившихся после окончания Холодной войны условиях ( ослабление Сирии, война в Ираке и др.) можно, наконец, позволить себе невиданные на Ближнем Востоке односторонние шаги не только для обеспечения своей безопасности, но и для желательного для себя решения всего кризиса. Израильская политическая и военная элиты не только уверены что “нет партнера для политического урегулирования, но направляют процесс, стараются сеять хаос, чтоб перекроить реальность по-своему.

Иногда на Ближнем Востоке такая тактика срабатывает. Именно так всегда действовал покойный палестинский лидер Ясир Арафат. К созданию хаоса с целью дальнейшего захвата власти призывает один из виднейших идеологов джихада Наджи, в нашумевшей работе “Управляемая дикость”, появившемся недавно в интернете. Таким путем исламистам удалось многого достичь и в Афганистане, и в Сомали. То же произошло и в Ираке, где неспособность оккупационной власти обеспечить элементарный порядок, вызвала ожесточенную борьбу за власть и поставила страну на грань гражданской войны. Да и в Палестине, расшатывая власть наследников Арафата из националистической ФАТХ, израильтяне фактически привели к власти Хамас.

Высокопоставленный деятель в системе израильской безопасности сказал мне в частной беседе, что идея проста – расшатав Хамас можно вызвать вакуум власти в Палестине, а следовательно хаос “падающего государства вроде Сомали. Вероятно тот же сценарий подходит и для Ливана, где уничтожается не так Хизбалла, как расшатывается очень хрупкая стабильность, с трудом достигнутая после десятилетий гражданской войны. Международное сообщество, а особенно американцы не хотят вмешиваться. Следовательно, посеяв хаос в Ливане, можно будет применить там все тактики “управления дикости” наработанные в Палестине – бомбардировки, точечные ликвидации, рейды в глубь территории, уничтожение инфраструктуры и кадрового ресурса противника. На замечание, что и в Палестине такие меры не дали особо блестящих результатов, мой собеседник просто ответил, что лучшего нету и надо проявить терпение, чтоб увидеть результат.

Я помню Ливан 1980-84 гг. Наша часть вошла туда в первый день войны. В походный рюкзак я кинул книгу воспоминаний консула Российской империи Бетаки, служившего в Бейруте в середине XIX века. Читать Бетаки было все равно, как свежую газету. Не только географические названия, но и фамилии вождей за 150 лет совсем не изменились. Читая газету сейас я встречаю те же названия и те же имена. Другая книга в моем рюкзаке была анархиста Вольского “Гражданская война на Украине в 1918 г.” В Ливане было очень похоже и думаю, что столкнуть эту страну в хаос анархии значительно легче, чем наладить там нормальную жизнь.

Помню, еще в учебке в израильской армии в 1970-х меня поразила одна вещь. Там, где по моим российским понятиям должна была разгореться драка, израильтяне громко кричали, махали руками, а когда уже точно надо было ударить, то противники начинали кричать “Держите меня, а то я его сейчас...”. Со всех сторон бросались разнимать, и конфликт затихал. Поразительная атмосфера ненасилия сразу поразила меня и на всю жизнь я сохранил любовь к израильской армии, к моей стране. Сегодня многое поменялось и сообщения об уличном и школьном насилии, дедовщине и многих других, неслыханных ранее отвратительных явлениях, заполнили израильские СМИ. Однако принцип решения конфликтов на Ближнем Востоке оставался такой же. Конфликтующие стороны старались делать как можно больше шуму, надеясь на сульху (араб. традиционное улаживание конфликта) и международное сообщество старалось их разнять. Побеждал в ближневосточных войнах не тот, кто победил на поле боя, а тот, кто производил больше шуму. Еще надо учесть традиционный для региона фатализм и веру в то, что успеха все равно невозможно достичь, и главное – как можно больней наказать и отомстить врагу. Иначе невозможно объяснить, поему проигравший все свои войны Саддам Хусейн считался в арабском мире великим воином, а сеявший хаос и проигравший все баталии Арафат даже добился невиданного для любого национального движения успеха.
Израильтяне тоже использовали подобную тактику – хватали, что могли, ввязывались в схватку, ожидая, что в нужный момент их схватят и не дадут разгуляться, а потом смотрели, что получится. В среде израильской военно-политической элиты даже в поговорку вошло, что любой план не более, чем основа для грядущих изменений. По возможности сеяли анархию и нестабильность у своих соседей. В1950-70 израильтяне поддерживали сепаратистские движение во всем арабском мире: в Ираке и Сирии курдов, в Египте коптов, в Судане христиан, различные фракции в Йемене, а в Ливане – христиан и даже шиитов. По роду службы я занимался в Ливане трофейным вооружением. К своему удивлению я узнал, что советское оружие, находившееся на вооружении шиитских милиций Ал-Амаль прямиком поступало со складов трофейного вооружения, захваченного израильтянами в Синае в ходе Войны Судного дня 1973 года. Шииты, составляющие наиболее крупную группу населения в Ливане (около 45% в настоящее время) были и самой бесправной группой. Они надеялись, что Израиль поможет им достичь если не контроля, то определенного преимущества в гражданской войне, которая тогда шла полным ходом. Шииты быстро поняли, что израильтянам, охотившимся на боевиков ООП они больше не нужны. Тогда-то и родилась Хизбалла. Они так же поняли, что израильтяне меньше всего умеют быть колонизаторами и ладить с туземцами.

Хамас тоже был создан не без помощи израильтян. В конце 1970-х я служил в комендатуре в Газе. Я отвечал за организацию поездок учителей естественных наук из Хамаса на курсы повышения квалификации в Негевском университете им Бен-Гуриона в Беер-Шеве. Я помню многих из тех, чье имя потом фигурировало в израильских списках точечных ликвидаций. Специалистов другого профиля готовили соответствующие спецслужбы. Это подтвердил в свое время и Дейв Кимхи, высокопоставленный офицер Моссада, бывший во время Ливанской войны ген. Директором министерства иностранных дел. Правда, Кимхи утверждал, что израильтяне не создали Хамас, а лишь помогали им в гуманитарной и социальной сфере.

* * *

Израильский менталитет партизанского подполья, менталитет борющейся против колониального засилья, а то и против всего света маленькой нации, менталитет людей, при всех обстоятельствах чувствующих себя жертвами издавна и накрепко засел в израильской элите. Наше общественное мнение тоже неохотно поддавалась на попытки ввести элементы государственного мышления. Да и раньше действительно срабатывало – израильтяне хватали что побольше, и как казалось, получше, а получалось... как всегда. Так неожиданно, без плана и ясного понимания что делать были захвачены в ходе Шестидневной войны 1967 года Западный берег Иордана и Сектор Газа. Шимон Перес как-то выразился, что наши прошлые достижения – это источник наших современных проблем. До сих пор, ближневосточные проблемы пользовались неустанным вниманием международного сообщества. Катастрофам не позволяли дойти до их логического конца. Всегда находились посредники, клавшие предел войне. Находился компромисс, который, как всякий хороший компромисс, не удовлетворял ни одну из конфликтующих сторон. Стороны получали свое, однако продолжали заявлять, что “им не дали”, “вот если бы мы могли довести дело до конца...”

Накануне парламентских выборов 2006 года в Израиле публицист Акива Эльдар в статье “Надоели мы” (Хаарец 20.03.2006) предсказал, что интерес к израильским делам в мире падает, и любой конфликт, будь то гуманитарный кризис в Палестине или вспышка войны в Ливане, никто не поспешит гасить. Наоборот дадут ему выгореть и ответственным окажется Израиль. После оккупации американскими войсками Афганистана и Ирака, трудно будет отрицать законное права Израиля на самооборону. Однако непропорциональный ответ, который израильтяне даже не собираются серьезно опровергать, на сухом языке военных юристов считается военным преступлением. Об этом заговорил комиссионнер по гражданским правам ООН на десятый день войны. И мало кого способны впечатлить объяснения израильского отставного генерала, бывшего советника правительства по национальной безопасности Гиоры Ойленда (в интервью БиБиСи 19.07), что бомбежки исключительно для пользы самого ливанского населения, страдающего от Хизбаллы.

* * *

Израильские отставные генералы, действующие политики и даже журналисты в эти дни превратились в добровольных (а кто и платный) пропагандистов правоты израильской политики вторжения в Ливан. Даже находящийся в оппозиции Йоси Бейлин, один из авторов мирного процесса с палестинцами, на сей раз заявил о желании “врезать сирийцам”.

Однако, несмотря на охвативший Израиль патриотический порыв, на призывы “тыл поддержит наших солдат” далеко не все согласились придержать свою критику до лучших времен. Генерал Ури Саги, бывший начальник армейской разведки Армии обороны Израиля (1991-1995). предупреждает, что чем дольше продлятся военные действия, тем больше опасность ошибки. Так произошло во время операции “Расчет” в 1996 году. Тогда израильская армия по ошибке разбомбила деревню Аль-Кана. “Мировое общественное мнение не вспомнит, что у нас похитили солдат, а вспомнят лишь ужасы, нанесенные нами” - сказал Саги в недавнем интервью. Трагедия в Аль-Кане стоила кресла премьер-министру Шимону Пересу, потому, что возмущенные арабские граждане Израиля бойкотировали выборы, чем нарушили хрупкий баланс и привели к власти правую коалицию во главе с Натанияху.

Устроенная христианскими боевиками резня в лагерях палестинских беженцев в Бейруте в конце концов привела к уходу из политической жизни тогдашнего премьера Менахема Бегина и надолго подмочила репутацию Ариэля Шарона, служившего в правительстве Бегина министром обороны.

Наша часть стояла всего в трех километрах от Сабры и Шатилы. Мы несли службу и мы были свидетелями вхождения наших христианских союзников в лагеря для “наведения порядка”. Дата была выбрана точно еврейский новый год, когда вся страна в отпуску. А в те, 80-е годы значительно в большей мере страна замирала. Мы видели дым, слышали выстрелы и крики. Наши офицеры пытались доложить о происходящем погроме по команде. Никого не было на месте. Израиль в те годы, да и сегодня во много одна семья, и кто-то из командиров сумел дозвониться к своему дяде, заместителю министра обороны Мордехаю Ципори. У того положение было сложное. Он был в кабинете Бегина, единственным, кроме министра обороны Шарона человеком, обладавшим военным опытом. Ципори безуспешно пытался проверить целесообразность действий армии в Ливанской войне, подозревал Шарона, что тот намерено вводит правительство в заблуждение и вместо объявленной оборонной акции пытается вовлечь страну в несанкционированную авантюру. Ципори позже рассказывал на следственной комиссии, что ни Шарон, ни начальник генштаба Эйтан не согласились его слушать. Зная израильские политические нравы, думаю, что и нынешняя война в Ливане тоже закончится комиссией по расследованию и тогда мы услышим много интересного, что позволит понять скрытое от нас сегодня. Впрочем упомянутая выше операция “Расчет” в 1996 г. (букв. на иврите дин вэ хешбон – суд и расчет) привела к косвенным переговорам с Хизбаллой и определила отношения Израиля с организацией на долгие годы.

Похоже, что прогноз Эльдара сбываемся. Никто не спешит останавливать Израиль. Пускай себе. Даже если повезет и не случится никакой катастрофы, число жертв гражданского населения постоянно растет. Полмиллиона беженцев, тысячи погибших и раненых, среди которых, по словам представителя ООН в Ливане Яна Эгелейна треть – дети. Американские, а тем более, европейские СМИ полны картинами разрушения в Ливане вовсе не уравновешенные картинами из Израиля, где тоже гибнут люди от атак катюш Хизбаллы. Склонность американских СМИ к человеческим историям и концентрация в настоящем времени тоже показывает лишь часть картины не работает в пользу Израиля.

* * *

Интерес прессы к нынешней войне в Ливане невелик, сравнительно с прошлыми конфликтами. Израильская пресса вовсе не так патриотична, как бывала в прошлые войны. Газеты полны репортажами, с севера страны, однако зачастую речь идет не так о страданиях населения от огня Хизбаллы, как о социальном кризисе на севере Израиля, вскрытом войной. Международная пресса тоже не уделяет Второй ливанской войне того внимания, как в прошлом. Мой друг, работающая редактором новостей на международном европейском телеканале рассказала, как ей срезали половину обзора новостей с Ближнего Востока. Взамен поставили большое интервью с представителем баскского сепаратистского движения Батасуна в Испании.

Разумеется, традиционно произральские консервативные СМИ в Америке поместили благожелательные редакционные материалы. Джон Подгорец опубликовал целый подвал в “Нью-Йорк Пост”, где толкует о “справедливой реакции на палестинскую агрессию против Израиля”. Подгорец когда-то работал копирайтером у президента Рейгана и является одним из ответственных за знаменитую “империю зла”. Однако, в том же выпуске сенсационный репортаж школьницы, соблазнившей жениха известной секс-модели оттеснила репортажи с Ближнего Востока на задний план.

* * *

Американский президент выразил свое мнение о военном конфликте достаточно ясно, хоть и непечатно. Когда высокопоставленные гости доедали остатки пиршества на саммите глав Большой Восьмерки в Санкт-Петербурге, американский президент Джордж Буш в интимной, якобы беседе, с полным ртом от непережеванной булочки заявил склонившемуся к нему британскому премьеру Тони Блэру “Смотрите, то что надо сделать, это вынудить Сирию, вынудить Хизбаллу остановить делать это дерьмо (еще относительно мягкий перевод непечатного английского sheet) и все пройдет...”. Русские СМИ перевели фразу, как “замешивать там дерьмо”. Обвинения в адрес Сирии Буш повторил в произральской речи по телеканалу “Фокс”. Однако выражение лица и язык жестов президента ясно свидетельствовал, что “это дерьмо” для него весь Ближний Восток, по размерам с мушиный хвост, а шуму производящий, как стадо быков в его родном Техасе. Явно недосуг президенту разбираться, кто больше прав, а кто меньше. Похоже, Буш решил дать воюющим сторонам исчерпать себя. Во всем мире поведение Буша вызвало град насмешек и возмущения, однако мировое общественное мнение для президента сейчас не так важно. На носу ноябрьские промежуточные выборы, грозящие отобрать у его партии большинство, по крайней мере, в одной из палат Конгресса. Да и в его партии, особенно среди консерваторов разных мастей ультра- нео- и другие. В Вашингтоне громко звучат призывы использовать шанс и с помощью Израиля решить все американские проблемы с Сирией, Ираном и заодно со всем Ближним Востоком. В кругах политтехнологов, советников по прессе и имиджу и других подобных специалистов, работающих для республиканцев, вероятно, молятся, чтоб война продлилась до ноября, поскольку она сразу вытеснила из заголовков очень неприятные новости из Ирака. Хотя на местном уровне такое поведение может повредить некоторым друзьям Израиля среди консерваторов. В определенных округах среди республиканцев очень сильно влияние американских ливанцев. Полумиллионная община славится своей сплоченностью и состоятельностью. Многие американские ливанцы находятся на ключевых постах, как бывший министр энергетики и сенатор Спенсер Эйбрам, начальник объединенного командования США генерал Джон Абизаид , десятки сенаторов и конгрессменов штатного и федерального уровня.

Даже арабские страны, громко заявляющие об арабской солидарности, не спешат предпринимать какие-то действия. Министры иностранных дел Арабской лиги вяло пригрозили вынести дело на Генеральную Ассамблею ООН в сентябре. Собрать глав арабских правительств пока никак не удается. Интересно, что и в арабских СМИ новости из Ливана тоже вытеснили трагические события в Ираке, где в разгорающейся гражданской войне гибнет значительно больше мирных людей. СМИ мусульманских стран тут же забыли о собственных проблемах в Пакистане о – террористической атаке на электричку в Момбае (Бомбее), откуда след ведет в соседнюю Исламскую республику, в Индонезии – о жертвах цунами, о некомпетентности властей в организации помощи. Более-менее объективную картину (с арабской и мусульманской точек зрения) очень профессионально дает Ал-Джазира. Даже арест двух журналистов в Израиле не повлиял на охват материала. Аль-Арабия, вместе с осуждением Израиля, не стесняется критиковать Хизбаллу и ее руководителя шейха Хасана Насраллу, называя его безжалостным и безответственным авантюристом. Доступные мне ливанские СМИ поначалу тоже критиковали Хизбаллу. Христианская LDS обвинила Шейха Насраллу в развязывании войны, назвала его виновником разрушений. Однако в последние дни тон явно изменился. Когда упали первые десятки бомб, то в Ливане обвиняли Хизбаллу, а теперь, когда бомбы уже никто не считает, то СМИ во всем обвиняют Израиль. Изменение тона ясно видно в интервью сына убитого премьера Ливана Саада Харири уже было полно обвинениями в адрес Израиля.

* * *

Если действительно нужно узнать, что происходит сейчас в Южном Ливане, то лучше всего переключится на очень профессиональную телестанцию Ал-Манар, принадлежащую самой Хизбалле. Правда, их новости перемежаются огромным количеством националистической и религиозной пропаганды и предвзятых комментариев, однако их съемочные группы находятся на месте, действуют необыкновенно оперативно, и даже из Израиля они каким-то чудом получают материал. Американские власти запретили трансляцию Аль-Манар в США еще в 2004 г и они запрещены во многих странах Европы, однако арабская аудитория (около 10 миллионов телезрителей) любит их и верит им. Надо сказать, что пропаганда Хизбаллы действительно отличается от привычной арабской пропаганды. Там воздерживаются от лжи, не сообщают заведомо неверной информации. Хизбалла говорит, что собирается сделать, и в основном делает, что говорит. Корреспондент Национального общественного радио Дебора Амос сообщает из Дамаска, что Хасан Насралла считается среди арабской публики самым честным из всех арабских лидеров, а на волну Аль-Манар настроены в Дамаске все иностранные посольства и журналисты. В первые дни войны израильтяне сообщили, что разбомбили телестудии Аль-Манар в Бейруте, однако через короткое время передачи возобновились. Хизбала оказалась готовой к такому развитию событий и записала себе еще одну пропагандистскую победу. Другая победа – опровержение израильских сообщений о разбомбленном бункере, где якобы пряталась вся верхушка Хизбаллы. Такие маленькие победы важны, поскольку все понимают, что главная победа будет в завоевании симпатий общественного мнения в регионе и в мире.

Общественное мнение в Израиле пока полностью поддерживает свое правительство и популярность израильского правительства необычайно выросло. Около 90% населения поддержали в первые 10 дней войны необходимость уничтожить Хизбаллу либо отодвинуть ее от границ Израиля.

Хизбалла тоже нарабатывает список успехов – им удалось вызвать кризис, удалось впервые в истории обстрелять крупный израильский город Хайфу, загнать в бомбоубежища полмиллиона израильтян. Да и каждый день противостояния с Израилем добавляет ей престижа не только как защитницы Ливана в войне против Израиля, но и в борьбе исламизма с авторитарными арабскими режимами. Ведь всем памятно, что армии арабских стран Израиль разгромил в течение шести дней. Некоторые комментаторы считают, что Хизбалла и находящееся в Дамаске руководство Хамаса рассчитывали на большее, может быть даже на признание полноправным партнером в переговорах.

Похоже, руководители Хизбаллы не особо пугаются грозных заявлений израильского министра обороны Переца “Насралла надолго запомнит, кто такой Амир Перец!” и воинственных угроз “лишить политической силы”, а тем более “разоружить и уничтожить”. Это нелегко сделать в военном отношении. Во всяком случае, за 18 лет военной оккупации Южного Ливана этого сделать не удалось. Хизбалла – это не Организация освобождения Палестины модели 1980 года, считавшаяся в Ливане чужой. В Ливане, где в каждом доме имеется оружие, такая перспектива кажется невероятной. Да и угрозы израильтян мы застали их врасплох силой нашей реакции” (нач. генштаба изр. армии Дан Халуц ) тоже не впечатляют. Ведь Хизбалла тоже застала израильтян врасплох своей огневой мощью, точностью попадания и дальнобойностью. Захват израильских солдат, считает генерал Саги, еще раз показал, что простая смекалка эффективней дорогостоящей технологии. Хотя мой собеседник не исключает, что нынешнее противостояние, столь важное для арабской чести, поможет в дальнейшем достичь соглашения, подобно тому, как восстановленная честь арабского оружия в Войне Судного дня 1973 года позволила египетскому президенту Анвару Садату заключить прочный и долговременный мир с Израилем.

* * *

Заключить мир или хотя бы достичь долговременного соглашения можно и сегодня. Все разговоры о том, что “мы не разговариваем с террористами - неправда. С террористами всегда разговаривали и будут разговаривать впредь. Все понимают, что ключ к решению проблемы надо искать в Сирии, и возможно, в длительной перспективе, в Иране. Это как раз вольно или невольно сформулировал президент Буш – “все дерьмо из Сирии”. Наивно думать, что “кукловоды из Тегерана и Дамаска” управляют Хамасом или Хизбалла. Это все равно, что заявлять, что Израиль – марионетка США. Несомненно, что к Сирии и Ирану надо относится по разному. Сирия может помочь в решении палестинской проблемы и даже попросту сдать Хамас и существенно затруднить деятельность Хизбаллы. Ничего необычного в таком повороте нет. 20 лет назад сирийцы с готовностью сдали курдскую террористическую организацию ППК в обмен на соглашения со своим бывшим непримиримым врагом Турцией. Сегодня ППК – респектабельный американский союзник, а ее глава Джалал эль-Талибани даже стал президентом Ирака. И никто не обращает внимания на демонстрации семей жертв террора этой организации ни в Турции, ни, тем более, в Иране. (Шутка необыкновенно популярного в США сатирика Джона Стюарта, мол, стоило ли воевать в Ираке и Афганистане, чтоб там пришел к власти человек с фамилией Талибани вызывает в американской аудитории лишь дружный и беззлобный смех). Условия сирийцев тоже известны – они требуют гарантий своему режиму и возвращения оккупированной в 1967 году территории. В Израиле их называют сейчас Голанскими высотами, хотя листая старые ивритские газеты времен Шестидневной войны, я никак не мог найти этои название. Тогда Голаны назывались в ивритской прессе Сирийским плато. С 2003 года сирийцы неоднократно предлагали израильтянам вернуться за стол переговоров, прерванных в 2000 году. Генерал Саги считает, что тогда была упущена возможность достичь хорошего и долговременного соглашения с Сирией. В Израиле принято обвинять в провале переговоров сирийского президента Хафеза эль-Асада, заколебавшегося в последний момент. Саги считает иначе “Америка не выполнила обещаний, данных Сирии, а (премьер министр Израиля) Барак испугался сам подписать мир без американцев”. говорит Саги. Генерал Саги стоял во главе военной делегации, ведшей непосредственные переговоры с сирийцами, сотни часов беседовал с ключевыми фигурами сирийского режима. “Я сказал (тогдашнему послу США в Израиле Дану) Карцеру, что ненависть не политика. Он мне ответил, мол, идите и сами договаривайтесь с Сирией, а мы не будем”. Саги говорить, что ошибка американцев в том, что ослабление Сирии еще не значит, что не надо с ней считаться. Он уверен, что большой ошибкой израильтян после провала переговоров было то, что не был потерян канал для контактов в с сирийцами, а через них и с Ираном, способном, сыграть положительную роль. Ведь в 1991 г. Иранцы не возражали против участия Сирии в мирной конференции в Мадриде, да и в 1993 и 1996 сыграли положительную роль в переговорах между Израилем и Хизбаллой.

С тех пор израильтяне последовательно отвергали все сирийские предложения о мире либо, ссылаясь на нестабильность режима, либо требуя сначала разоружить Хамас и Хизбаллу. Только недавно израильтяне продемонстрировали свои намерения, послав самолеты кружиться над летним дворцом сирийского президента в Латакии. Трудно сказать, сколько времени израильтяне смогут продолжать игнорировать сирийские предложения. В отличие от Палестины, где можно утверждать, что границы неопределенны и нет партнера для переговоров, в случае с Сирией речь идет о суверенном государстве со стабильным режимом, крепко державшим свое слово. В течение 35 лет на израильско-сирийской границе царит мир. Даже серди ультраконсервативных американских политиков и специалистов трудно найти сегодня кого-либо, кто бы искренне желал свержения режима Асада в Дамаске. Все прекрасно понимают, что на смену бассистскому социалистическому режиму в Сирии могут прийти лишь исламисты.

Что касается Ирана, то на самом деле Ирану с Израилем нечего делить. Иранцы давят на Израиль, чтоб оказать давление на США. Упомянутый выше Игаль Кармон из МАМРИ считает, что за Ираном стоит Москва, и “иранский трюк” по выражению Ольмерта является частью глобальной игры, развязанной Кремлем, чтоб вернуть себе статус сверхдержавы и вновь установить правила игры времен Холодной войны. Мой друг в Тегеране считает иначе. Он был бы рад, если бы предложения о поставке урана в Иран были бы из более надежных западных источников. По его мнению разрастание кризиса, а с ним и неизбежный новый виток повышения цен на нефть могут существенно ослабить позиции Ирана и других стран ОПЕК и еще больше усилить притязания России на роль энергетической сверхдержавы, обеспечивающей безопасность снабжения нефтью на своих условиях. Однако все это уже большая политика, далеко от фронтов войны, от главного фронта борьбы за симпатии общественного мнения. О ней много и хорошо могут рассказать другие.

* * *

Я закончил и отослал свои заметки. И следующим воскресным утром отправился на шашлыки, или как американцы говорят барбекью. Разумеется, русские шашлыки отличаются от барбекью, но это несущественно, поскольку попал я на самом деле на израильский вариант – ал-а-эш, что просто переводится “на огне”. Этикет таких мероприятий очень демократичный даже для израильтян, недолюбливающих любые этикеты. Стол был типично израильским разноцветные салаты, средиземноморские соленья с шафраном, вяленые черные и маринованные зеленые маслины, тарелочки хумусом с пюре из овечьего нута, с тхинэ – соусом из протертого сезама, с зеленым и красным схугом – острой йеменской приправов, с ярко-красной марокканской харисой, с острой-прянной бенгальской смесью мелконарезанного кориандра с кокосом. Сбоку стопками лежали лепешки-питы, которые с библейских времен принято макать во все эти разносолы, еще тонкие лепешки-лафа, известные выходцам с Кавказа, как чурек. Хозяйка торжественно вынесла полученные из Израиля блюдечки с сушеным заатаром – магической панацеей бедуинов. Стол был некошерным, поэтому ко всему еще по арабскому обычаю стояли тарелочки со свежей сюзмой- лэбанэ и крупно нарезанными кусками овечьего сыра. Однако, все это было лишь закусками да заедками к огромному количеству разнообразных сортов и видов мяса и птицы, которые снимались с углей на подносы и подавались к столу.

Гости скоро оставили салаты и лепешки и принялись за главное, за мясо. Атмосфера была благодушная, а главной темой была война в Ливане. За нашим столиком оказалось двое израильтян, по виду лет тридцати с небольшим, в подполковничьих званиях израильских ВВС. Я встречал их прежде и знал, что они занимаются в Америке военными закупками. Мы неторопливо беседовали. Стараясь не задавать неожиданных вопросов, я неторопливо рассказывал им тезисы моих записок. Когда мои собеседники поняли, к чему я клоню, то наперебой замахали руками.

- Ты ничего не понимаешь!

- А что не так?

- Все может быть и так, но главное совсем не в этом! Дело не Сирии, даже не в Хизбалле, и тем более не в иранцах. Главная цель войны – восстановить устрашающую силу нашего оружия, нашей армии, во многом растерянную за последние 20 лет. Все эти интифады, восстания, мирные договора, беспорядки, пресса, комиссии по расследованию сильно поистерли страх, который к нам испытывали. Арабы обнаглели, перестали бояться неминуемого возмездия. Они больше не боятся израильского солдата. Да и как его боятся, если можно в него стрельнуть, можно запустить камнем. И он упадет, как всякий другой. И им может ничего и не будет.

- А как было раньше?

- Раньше... (ребята явно не служили еще в армии в те почти мифические времена, которые были “раньше”)... Раньше они сделали что-то, и налетали самолеты, бомбили, сметали с лица земли... Или артиллерия. Или командос. Наказывали и уходили. В арабских городах не было израильских войск, не дразнили их попусту. Потом,... ввели гражданскую администрацию, которая, по сути, военная власть как пришлось нести патрульную службу в городах... караульную службу в поселениях. Арабы решили, что израильский солдат это просто так... Можно подойти и плюнуть в рожу... и ничего тебе не будет!

- Нам достаточно много раз плевали в лицо, и когда плюнули в последний раз, то оказался предостаточно. Армия долго ждала подобного момента...

- Сейчас возносят хвалу Ольмерту с Перецом, мол думали они без военного опыта, не решаться., а они всех удивили, решились... А они и на самом деле неопытные... неизвестно, как бы дело пошло при Шароне... а так услышали голос военных.

- Для политиков даже лучше, если армия восстановит свою устрашающую силу, когда мир увидит, что бывает, если нас задеть. И политику будут более уверены.

- Арабы понимают только силу. Мы не отступим пока не закончим свою работу. И американцы нам не помешают....

- А что мы понимаем?

- Ну... мы тоже, только это война, где все решает сила.

Тель-Авив – Прага – Нью-Йорк

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?