Независимый бостонский альманах

НАБРОСКИ К МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ КАРТИНЕ МИРА

20-06-2006

Об авторе: Кирьяко Александр Георгиевич; по национальности - грек; родился в г. Новочеркасск, жил, учился и работал в разных городах Союза. Специальность: физика ядра и элементарных частиц, PhD по электрофизике. В настоящее время живет в Афинах (Греция).
Александр Кирьяко

Поскольку все, что мы знаем о мире, есть образная и словесная модель, сложившаяся у нас в голове, то вопрос о том, что представляет собой наш мир, должен быть по необходимости трансформирован в вопрос: что представляет собой картина о мире, содержащаяся в нашем сознании. Предлагаемые тезисы являются попыткой автора наметить ответ на этот вопрос.

Вследствие того, что тема эта почти безбрежна, а по каждому из затронутых проблем читатель может самостоятельно найти в Интернете множество подробностей, я был максимально краток. Картина, разумеется, несет на себе груз личных предпочтений и ограничена кругозором автора. Это скорее заготовка к картине мира, чем сама картина. По этой причине конструктивная критика только приветствуется.

Введение. Предмет исследования

Хотя в изучении природы сделаны очень большие успехи, до сих пор в научной среде не прекратились споры о том, возможно ли объективное познание и моделирование природы человеком. Существуют две взаимоисключающие точки зрения на возможность достичь этого, опирающиеся на два разных подхода восприятия и осознания мира.

Поэтому, мы, волей или неволей оказываемся вынужденными проанализировать (хотя бы очень кратко) эти две точки зрения, два подхода, две картины изучения природы, которые известны как идеалистическая и материалистическая концепция.

1. Физический и идеалистический подход к проблеме познания

К сожалению, до сих пор в понимании того, что такое сознание, господствует, в основном, идеалистическая точка зрения. Основная часть ученых, занимающихся изучением сознания и всего того, что сопряжено с ним - философы, психологи, социологи и т.д., является по традиции гуманитариями, и многие из них считают, что сознание и, в частности, способность мыслить и все психические проявления сознания, являются некоторой индивидуальной непознаваемой сущностью человека и человеческого существования. В рамках идеалистической философии первичными являются наши ощущения о мире, а не сам мир, и мы не можем утверждать ни то, что они достоверны, ни то, что кроме них существует еще что-то (сам мир). С этой точки зрения все, что ученым позволено в области исследования мышления и природы есть или создание априорных концепций, или описание наблюдаемых (экспериментальных) фактов (а точнее, ощущений об этих фактах). Эту точку зрения логически оспорить невозможно благодаря тому, что она основана на своем собственном фундаменте постулатов и вполне непротиворечива.

Но можно построить другую систему постулатов, которые дают возможность говорить о познаваемости и природы, и сознания и позволяют исследовать их как независимый природный (физический) феномен. Эта система постулатов называется материализмом.

Материалистическая точка зрения предполагает, что:

1. вне связи с сознанием человека существует инвариантный во времени и пространстве мир в совокупности его взаимодействующих и движущихся объектов;

2. все взаимодействия объектов природы связаны причинно-следственной связью;

3. как отражение этого мира, в мозгу образуется и существует система знаний (картина, модель мира), моделирующая природу, благодаря исследованию которой можно с достаточно точностью предсказывать причинно-следственный ход событий в реальном мире. Эта система знаний в общем случае и называется наукой. В эту систему (модель природы) входят, как частное, модели всего, что существует в природе: модели объектов и их характеристик, модели (описание) взаимодействий и состояний объектов и т.д., причем, человек и его сознание рассматривается в этой системе, как объекты природы, и только.

Очевидно, существование науки имеет смысл и единственно возможно только в том случае, если сама модель природы отражает инвариантность мира (объектов и взаимодействий природы) во времени и пространстве, которую мы обязаны постулировать изначально. В противном случае в описании мира не может существовать определенн
ости и отсутствует возможность однозначного предсказания событий, что и является практической целью науки. Пользуясь доказательством от противного, нетрудно показать, что инвариантность модели природы однозначно соответствует инвариантности природы: действительно, устойчивая непротиворечивая модель природы, позволяющая однозначно предсказывать события в природе, может существовать тогда и только тогда, когда существует инвариантность природы, которую она отражает.

(Кстати, введение этой точки зрения показывает некоторую непоследовательность сторонников идеалистической точки зрения. Действительно, если мы признаем существование науки согласно данному определению, из этого следует признание существования инвариантного мира, т.е. природы самой по себе, вне нашего сознания. Таким образом: или мы признаем возможность существования науки, и тогда должны опираться на постулат о том, что мир материален и существует вне наших идей; или мы должны отвергнуть существование науки, если считаем, что мир связан только с нашим сознанием, которое субъективно и, в силу этого, не инвариантно ни в пространстве, ни во времени. В последнем случае мы имеем набор идей, более менее произвольный, который иногда может позволить правильно предсказать поведение объектов природы, но не гарантирует от ошибочности этого описания).

Остается отметить, что, придерживаясь материалистической точки зрения на познаваемость природы, мы предполагаем, что сознание есть отражение (модель) природы, которая может быть познана в рамках этой модели, и его становление (т.е. процесс познавания) должно подчиняться законам природы.

2. Человек и его сознание как объект эволюции

Из вышесказанного следует, что в материалистической картине мира человек является одним из объектов природы, возникшим благодаря эволюции этой природы, а его сознание должно развиваться согласно закономерностям развития природы (а значит, быть познаваемым, само по себе).

2.1. Инстинкты как законы поведения человека

Очевидно, что именно инстинкты позволяют человеку (или лучше, человеческому роду, популяции), как виду, существовать относительно устойчиво. Достаточно перечислить основные инстинкты (голода, страха, смерти, размножения и прочие), чтобы убедиться в этом. В настоящее время существует наука, которая полностью объясняет и подтверждает экспериментами основополагающее значение инстинктов в существования человечества и других животных, называемая этологией.

2.2. Этология как основа объяснения психической и духовной деятельности человека.

По вопросам этологии опубликовано значительное число исследований, которые дают полное представление о данной теме. Имеются специальные сайты, посвященные этой дисциплине. Имена иностранных и отечественных этологов знакомы многим: Лоренц, Эфраимсон, Дольник и мн. др. Хотел бы обратить внимание читателя и на книгу известного писателя Александра Никонова: "Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности", в которой эти вопросы рассмотрены с достаточной серьезностью, но и не без занимательности. По этой причине мы не будем останавливаться на подробностях, связанных с этой темой.

3. Формирование сознания как модели природы

Процедуру формирования сознания будем называть познаванием или познанием. Таким образом, познавание - это в широком смысле есть формирование сознания во всех его аспектах.

3.1. Сознание как результат эволюционного приспособления организма к взаимодействию с природой

 

Сознание будем рассматривать как совокупность всех знаний, которыми обладает человек. Как известно, местом, где формируется сознание, является нервная система животного (кратко говоря, мозг).

Ежедневный опыт и результаты экспериментов нейрофизиологов позволяют нам дать следующее определение знания:

Знание есть модель действий человека или животного, возникшая в мозгу в процессе его взаимодействия с реальным миром благодаря отражению в нем природы в виде набора взаимосвязанных следов; причем каждая определенная последовательность следов управляет определенной реакцией организма, в том числе, по образованию новых следов, а последовательность реакций приводит к определенному действию ( деятельности).

С практической точки зрения, знание - это потенциальное действие. В этом и заключается его значение для жизнедеятельности животных.

Человек отличается от прочих животных одной, но существенной особенностью. Каждому следу в мозгу человека взаимно-однозначно отвечает некоторый знаковый объект, называемый символом, способный быть воспроизведенным и вне сознания.

Символическая модель природы представляет собой теоретическое знание, которое благодаря своему самостоятельному существованию, также представляет собой объект познания и развития.

Теорию, имеющую своим объектом символическую модель природы, назовем теорией познанияКак всякая теория, теория познания, должна иметь в своей основе определенную аксиоматику (определения, постулаты-законы, и т.д.). Введем некоторые определения и попытаемся сформулировать основные аксиомы.

3.2. Основные физические принципы познавания

Как известно, действия человека и животного, кроме знаний, заключенных в следах мозга (т.е. символьного знания), во многом определяются также и знаниями генетическими. Основное различие между ними заключается в наборе действий, реакций, которые они моделируют, а также в различной материализации записи. В остальном в существовании животных они выполняют одинаковые функции. Поэтому можно предполагать, что их формирование должно подчиняться одним и тем же законам природы.

Генетические знания записаны, как мы знаем, в ДНК посредством определенного шифра. В этом тексте - геноме можно выделить отдельные части (условно говоря, разделы, главы, параграфы и т.д.), которые содержат информацию, достаточную для завершения определенной операции. Эти участки называются генами.

Не конкретизируя, по аналогии с геном назовем единицу знания, позволяющего получить достаточно законченный продукт, гносом так, что совокупность гносов (илигносома) составляет знание. Гносома, как и геном, представляет собой сложную статистическую систему (т.е. систему, составленную из большого набора взаимодействующих случайным и не случайным образом элементов). Отметим, что и в случае генома, и в случае гносомы полной системой является не содержимое сознания индивидуума (отдельного мозга), а популяции (так сказать, общественный мозг). Также как в случае генетической эволюции изменяющейся системой выступает совокупность геномов членов популяции, в случае гностической эволюции изменяющейся системой выступает совокупность гносом членов популяции (так сказать, гносома популяции). Параллели здесь очень тесны и логичны, а различия понятны и объяснимы.

Поскольку развитие (усложнение) генетической информации подчиняется законам эволюции Дарвина, остается предположить, что и развитие (усложнение) гносомы также подчиняется подобным законам, ибо ничего другого предположить в рамках материалистической концепции невозможно. Для того, чтобы удобнее было ввести их в данном случае, введем характеристику системы, называемую сложностью или упорядоченностью.

Более подробному определению сложности, как функции, характеризующей систему (функцию состояния системы), мы посвятим отдельный раздел (см. следующую статью).

Первый принцип, очевидно, должен определять источник сознания человека или, другими словами, происхождение гносомы. Этот принцип известен в материалистической философии, как принцип отражения. Сформулируем его в удобном для нас виде:

Принцип отражения: Гносома есть отражение материального мира в мозгу животного в виде каких-то следов (знаков, символов, сигналов, импульсов и т.п.)

Постулируем, что для системы элементов, составляющих гносому, справедливы следующие три постулата, которые, как нетрудно видеть, соотносятся с законами Ч. Дарвина и другими законами природы:

1. Закон усложнения (или закон увеличения упорядоченности) являющийся обобщением закона эволюции:

сложность статистических систем, в частности генетической и гностической систем знания, возрастает благодаря

а) случайной изменчивости в процессе взаимодействия элементов системы между собой и с природой,

б) естественному и искусственному отбору,

в) наследственности (в нашем случае, генетической и гностической), под которой следует понимать в общем случае, каталитическое действие уже существующих (упорядоченных) систем на другие, в частности, родственные им системы.

2. Закон упрощения (являющийся обобщением закона увеличения энтропии Р. Клазиуса - В. Томсона):

в результате взаимодействия систем объектов сложность статистической системы, в частности генетической и гностической систем знания, уменьшается по определенному закону.

3. Закон независимости усложнения и упрощения:

В отношении любой статистической системы оба закона действуют одновременно и независимо.

Эти принципы полезно дополнить следующими наблюдениями:

А). Эволюционное изменение возникает не как внешнее по отношению к данному объекту, но происходит на уже имеющемся основании как изменение уже существующих элементов данного объекта, причем изменение начального элемента данного объекта наступает случайно, а потому должно быть простейшим.

Поскольку этот вывод, по нашему мнению, представляет собой очень “мощное” утверждение, поясним его примерами. Чтобы понять, о чем идет речь, достаточно вспомнить эволюцию любого органа животных. Оказывается, практически нет ни одного случая, когда какой-то орган животного появился бы у данного вида самостоятельно (из ничего) и не имел какого-то органа-предшественника у вида, породившего данный вид. (Отсюда следует и закон Бера: филогенез повторяет онтогенез). Яркий пример: ухо человека (и других низших животных) является “потомком” жабр рыбы.

Такая же закономерность управляет развитием всего, что подвергается развитию: язык (звуковой), письменность, социальное устройство, техника во всех ее конкретных проявлениях, и т.д. и т.п.

Б). Вероятность (и скорость) усложнения элемента (объекта) тем ниже, чем выше сложность этого элемента (объекта). Вероятность (и скорость) упрощения тем выше, чем выше сложность.

Можно предполагать, что скорость изменения сложности в сторону ее уменьшения в первом приближении пропорционально величине сложности, которую система имеет в данный момент времени; скорость же изменения сложности в сторону ее увеличения в первом приближении обратно пропорционально величине сложности, которую система имеет в данный момент времени

В). Опыт показывает, что каждая система сохраняет свое качество в определенных пределах, как в процессе увеличения своей сложности, так и в процессе ее уменьшения, переходя в другую систему (т.е. становясь качественно другой) при превышении этих пределов. Если изменение сложности в процессе существования системы не выходит за эти пределы, объект существует устойчиво (в философии этому близок принцип перехода количества в качество)

3.3. Некоторые замечания о ходе генетической и гностической эволюции

Всякая ли информация в геноме или гносоме (в частности, всякие ли следы в мозгу) является знанием? Это вопрос не праздный. Как мы знаем, согласно теории Дарвина существует некоторый критерий отбора: полезность генетической информации для развития популяции. Можно считать, что полезной является такая информация, которая позволяет системе (в данном случае, популяции) быть более устойчивой.

Известно, например, что в геноме имеется множество балластных, ненужных генов, не содержащих полезной информации и даже мешающих прочтению полезных генов. Иногда возникают изменения, ведущие к исчезновению индивида и даже вида.

Параллельно этому известно, что существует огромное количество книг и статей, не содержащих никакой полезной (даже в эстетическом смысле) информации. Более того: если добавление информации в геном происходит очень медленно, то пополнение гносомы бесполезной информацией происходит у нас на глазах. (Грубо говоря, какой только глупости не содержится в книгах и головах у людей :-). Поэтому вопрос об оптимальности информации и ее записи является существенным в теории и практике развития генома и гносомы.

Чтобы избежать ненужных споров о духовных или психических потребностях и их значении для существования современного человека, отметим, что становление познавательных способностей человека шло на том этапе превращения каких-то животных (приматов) в человека, когда о таких потребностях не имеет смысла говорить. Таким образом, исследуя вопрос о становлении сознания человека, следует рассматривать человека как обычное животное, приобретающее новую приспособительную способность - мышление.

В философии и психологии существует понятие менталитета, как духовного мира индивидуума или группы людей. Другими словами, менталитет – это все проявления данной личности или группы во взаимодействии с другими людьми или группами. Очевидно, в таком виде менталитет должен включать в себя как все генетические, так и все гностические характеристики определенной группы в определенный момент времени. Первые обусловлены генами и не поддаются (по крайней мере, пока) изменениям по воле людей. Вторые обусловлены гносами, т.е. научением, и могут изменяться достаточно быстро (по крайней мере, от поколения к поколению, хотя, на самом деле, гораздо медленнее). Мы будем понимать под менталитетом информацию (не отделяя полезную и бесполезную ее части), содержащуюся как в геноме, так и в гносомме отдельного человека или какой-то группы людей.

Есть достаточные основания считать, что на протяжении значительного промежутка времени (последние 20.000-30.000 лет) генетическая эволюция играет незначительную роль в развитии человечества. Напротив, на этом промежутке времени гностическая эволюция составляла основу этого процесса, т.е. всех изменений человека и любой его группы, которые можно зафиксировать на каждом отрезке времени. В этом смысле можно сказать, что эволюция гносов и есть вся эволюция и история человечества. Зная ее закономерности, можно объяснить предыдущее развитие и предсказать в какой-то степени будущее.

Но при этом следует учитывать, что развитие гносов идет под строгим контролем генетических требований. Основная цель и причина изменения гносов есть удовлетворение генетическим потребностям человека и групп людей.

Изменение гносов, также как изменение генов не является строго прямолинейным процессом, но является процессом статистическим.

4. Проблема истинности знания (истинности гносомы)

Что следует понимать под истиной в материалистической картине мира?

В конечном счете, истиной мы называем утверждение, которое подтверждается при его экспериментальной проверке (экспериментом или опытом мы, в данном случае, называем событие, происходящие в реальном мире, не связанное с нашими представлениями о нем)

Поскольку картина Мира - это отражение природы в нашем сознании, то истинной является только такая модель, которая может быть проверена природой, что часто выражается словами: эксперимент – критерий истины. Но это не определение истины. Это способ ее проверки. Истина – это утверждение, при соблюдении которого имеет место инвариантность (устойчивость) в пространстве и времени объекта в совокупности его характеристик (включая возможность к взаимодействию).

Из этого определения следует, что должно существовать различие между пониманием истины в отношении органического и неорганического мира.

4.1. Сначала проанализируем “ истину органического мира”

Инвариантность (устойчивость, стабильность) живого объекта (растения или животного) связана с инвариантностью самого объекта (индивидуума) и в более широком плане, с инвариантностью популяции объектов, в которую входит этот объект. Таким образом, должна существовать истина индивидуума и более сильная (общая, мощная) истина популяции индивидуумов.

Первую можно сформулировать следующим образом: всякое высказывание (утверждение, мнение), касающееся данного индивидуума, называется истинным, если оно помогает устойчивости данного индивидуума.

Вторая истина это - всякое высказывание (утверждение, мнение), касающееся данной популяции, называется истинным, если оно помогает устойчивости данной популяции.

Из этого следует, что истин первого типа столько же, сколько индивидуумов (объектов) живого мира. Очевидно, что истин второго типа столько же, сколько существует популяций (а также групп, партий, наций, религиозных объединений и т.п., которые тоже в широком смысле могут называться популяцией, если говорить о гностической наследственности). Другими словами, здесь мы имеем бесконечное число истин. На первый взгляд – странное утверждение. Можно ли его обосновать?

Устойчивость индивидуума или популяции проверяется законом отбора Дарвина. Но поскольку истинно то, что устойчиво, то главная истина всех истин в органическом мире заключается в том, что тот прав, кто сильнее, кто выжил (что народной мудростью формулируется как поговорка: “кто сумел, тот и съел”, поскольку после того как он “съел” другой истины не остается :-).

Я не сомневаюсь, что многие читатели не согласятся с таким выводом. Признаться, мне он тоже не нравиться. Но что же делать, если это единственно логически правильное заключение. Я не буду отчаиваться, если кто-нибудь сумеет доказать, что в моем рассуждении содержится ошибка. Тем не менее, я, как автор, обязан отстаивать свой вывод. Очевидно, что основной проверкой здесь должно служить соответствие опыту. Что же нам показывает опыт?

Во-первых, мы пришли к выводу, что истина у каждого человека своя. Подтверждается ли это опытом? Несомненно. Вот вам опытные данные.

Не менее половины человеческого рода (и наверно, вы сразу установите, кто к ней относится) пользуется так называемой “женской логикой” (к сожалению, это не только женщины, но и значительная часть мужчин). Поскольку всем понятно, о чем идет речь, то я не буду останавливаться на анализе этого термина. Но смею утверждать, что каждый, кто пытался оспорить истину, доказываемую посредством такой логики, не смог этого сделать:-).

Или возьмите представителей весьма распространенной в демократических странах профессии – юристов. Обвинитель и защитник на суде убедительно доказывают, что каждый из них говорит правду и одну только правду, хотя одна из этих правд требует заключить человека в тюрьму или посадить его на электрический стул, а другая требует освободить его немедленно и наградить за мытарства.

Выяснение истины в другой группе, тоже весьма распространенных индивидуумов – политиков - каждый может ежедневно наблюдать по телевидению. Комментарии здесь излишни.

Остальные примеры оставляю за читателями, ибо их слишком много, чтобы перечислить.

Во-вторых, мы также пришли к выводу, что истина у каждой группы людей, связанных какими-то общими интересами, тоже своя. Примеры? Вся наша человеческая история и особенно памятные последние 20-25 лет.

Почти каждая война – это борьба за истину. Англо-саксы и примкнувшие к ним европейцы резали северо-американских индейцев, потому что у них была своя “европейская” правда (самую основательная из них звучит так: “мы голодаем в Европе, а эти индейцы имеют огромные природные богатства, которые не могут освоить”); индейцы тоже снимали скальпы с европейцев, потому что они утверждали другую истину (“мы на этой земле родились и выросли и не хотим с нее уходить”).

Испанские конкистадоры под знаменем христианской правды насаживали на свои шпаги по двое-трое индейских младенцев, а их родителей четвертовали, поскольку у них была очень серьезная правда: эти индейцы были язычниками и не были достойны жить в таком качестве.

Америка и Европа, пользуясь своей правдой, превратили целую струну – Югославию в кучу хлама за то, что у сербов, албанцев и других жителей этой страны до сих пор разные правды.

США посчитали, что у коммунистов очень плохая правда, и они не должны ее навязывать Афганистану; они помогли талибану отстоять свою “талибановскую” правду, чтобы выгнать коммунистов; потом талибановская правда американцам показалась недостаточно правдивой, они принесли свою правду и пушками заставили афганцев ее ценить. И т.д., и т.п.

Попробуйте доказать, что какая-то из этих правд лучше другой.

А подтверждается ли второе наше заключение: “кто сильнее, тот и прав”? Опыт показывает, что во всех вышеперечисленных и не перечисленных случаях правда оказывалась наиболее истинной у тех, кто победил.

Таким образом, поскольку данные выше определения и доказательства несомненно и абсолютно подтверждаются опытом человеческой истории и каждодневной жизни, следует считать наши определения истины истинными (по крайней мере, до тех пор, пока читатели не докажут обратное).

4.2. Теперь рассмотрим истину в неорганическом мире

Прежде всего, с необходимостью мы приходим к следующему выводу: поскольку Природа сильнее, чем каждый индивидуум в отдельности и даже сильнее всех популяций, вместе взятых, то, сколько бы истин не изобреталось людьми, их проверка, рано или поздно приводит к уничтожению тех индивидуумов, которые сформулировали истину, не соответствующую стабильному, инвариантному существованию Мира. По этой причине, рано или поздно выясняется самая главная истина, присущая природе: ей абсолютно безразличны наши рассуждения об истине: она существует сама по себе, несмотря на все наши измышления (пользуясь образным народным языком, можно сказать: видела она нас в белых тапочках :-).

Ну а если серьезно? Что позволяет сказать, что мы правильно понимаем природу и правильно взаимодействуем с ней? Или, другими словами: также ли многозначна истина в случае взаимодействия человека с природой, как в случае взаимодействия людей между собой? Столько же этих истин в науке, сколько существует людей или партий, или истина одна для всех? Это тот же вопрос о смысле существования науки: единственна ли картина мира или этих картин много в зависимости от исследователя или группы исследователей? Кажется, тут положение не так безнадежно, как в случае субъективной истины, но все же трудности существуют.

Выше мы показали в соответствии с постулатами материализма, что содержимое сознания всегда является отражением природы. Но мы не ставили вопроса о том, насколько точно соответствует содержимое сознания фактам природы, т.е. вопрос о том, насколько истинным является отражение.

Так как отражение субъективно, ибо фиксируется в мозгу отдельного субъекта, то на знание, получаемое им, могут накладываться искажения, обусловленные особенностями субъекта (субъективизм). Что же в таком случае позволяет считать наше знание, знание человечества, истинным? В том, что оно истинно, трудно сомневаться, поскольку об этом свидетельствует устойчивое существование в природе вида Homo sapiens в целом, несмотря на то, что знания каждого отдельно индивидуума могут быть не вполне истинными. Чем это объясняется?

Во-первых, это можно объяснить, несомненно, наличием естественного отбора, ликвидирующего те особи (а также группы особей - племена, народы), которые создают в своем сознании неправильную картину мира и, как следствие этого, не могут правильно взаимодействовать с природой (включая в это понятие и другие племена и народы). Такие неправильности возникают в историческом развитии каждого народа весьма часто и караются природой очень сурово (вплоть до уничтожения целых племен и народов (хотя чаще уничтожаются структуры, приведшие к такому искривлению взаимодействия человека с природой, а часть самих индивидов включается в другие структуры, с другими правилами поведения). Например, мы видим, что, когда на поведение людей накладывает влияние искаженная картина мира, заблуждения людей достигают подчас гигантских масштабов (например, в случае религиозного сознания, националистических концепций, но также и при создании некоторых “научных” теорий).

Но существует и второй фактор: усреднение данных, полученных сознанием. Такое усреднение характерно, во-первых, для сознания каждого индивидуума в отдельности на основе личного опыта жизни. Действительно: всякое наблюдение вследствие воздействия различных случайных факторов имеет субъективную ошибку, но эти ошибки распределены по случайному закону (чаще всего, по закону Гаусса). При большом количестве наблюдений противоположные по знаку ошибки уничтожают друг друга и выделяемая средняя величина близка к истинной. Например, астрономические наблюдения древних вавилонян, египтян и греков (Гиппарх, Эратосфен, Птолемей и др.), произведенные примитивными инструментами и невооруженным глазом, сравнительно мало уступают по точности современным измерениям. Это объясняется тем, что каждое измерение одной и той же величины в то время производилось сотни и тысячи раз на протяжении многих столетий; усреднение результатов многих наблюдений давало очень точные величины.

Еще более важно усреднение, производимое общественным сознанием, т.е. сознанием большого коллектива людей. В этом случае усредняются наблюдения, полученные многими людьми, а также поколениями людей. Например, таким образом появились народные пословицы, поговорки и приметы; таким же образом выявлялась полезность в качестве лечебного продукта тех или иных растений; и многое другое. Усреднение знаний коллектива людей на протяжении многих веков выявляло истинность найденного знания. (Отметим, что два типа усреднения – индивидуальный: по времени и коллективный: по множеству - соответствуют в физике двум типам статистики: первый, когда набирают статистику на одном приборе, повторяя наблюдение множество раз; второй, когда делают эксперимент на множестве приборов по одному разу; Хотя до сих пор не решен вопрос доказательства равнозначности этих статистик, эта равнозначность принята как постулат).

Этим же усредненным наблюдениям и выводам мы в большой степени обязаны первыми попытками формулировки общефизических принципов, сохраняющих истинность до наших дней (например, принцип сохранения: "Ничто из ничего не рождается").

Но не будем хитрить и закрывать глаза на то, что картин мира в истории человечества было довольно много и до сих пор неизвестно, какая же окончательная. Существовали картины шумерская, вавилонская, египетская, китайская, греческая и т.д. С 5 в. н.э. по 17 век существовала христианская картина. Но в других частях Земли существовали картины буддистская, индуистская и т. д. С 17 по 20 век господствующей была материалистическая картина мира (в основе которой лежали древнегреческие представления Демокрита, Эпикура и их последователей). С начала 20-века и до наших дней принята позитивистская картина, в которой признано, что мы не можем познать мир (по крайней мере, микромир), потому что он устроен так, что мы его не можем познать (точнее утверждается, что в микромире действует другая логика, которой мы не владеем и которой не можем овладеть).

И самое интересное, что все эти картины были хорошо проверены тогдашним опытом, и никто в них не сомневался. Весьма характерный пример, близкий нашему времени и потому все еще памятный: геоцентрическая (христианская) система мира Птолемея.

Все ли знают разницу между системой мира Птолемея и Коперника? Птолемей описал движение планет именно так, как мы их наблюдаем: орбиты планет состоят из последовательных петель (помните, эпициклы, т.е. наложенные на основную орбиту круговые движения, которыми он промоделировал видимые петли). Коперник нарисовал картину так, как она выглядела бы, если бы наблюдатель сидел в центре Солнца. По сути дела, картина Коперника – воображаемая (он не сидел в центре Солнца), а картина Птолемея – реальная, которую он видел с Земли. Так почему же мы сейчас придерживаемся “нереальной” истины Коперника?

Позитивисты (и среди них Гейзенберг) утверждают, что описание Птолемея ничуть не хуже описания Коперника, лишь несколько сложнее, и только по этой причине должно быть “элиминировано” (модный в свое время позитивистский термин). Гейзенберг привел и доказательство: описание Птолемея можно рассматривать как разложение в тригонометрический (а точнее, Фурье) ряд движения планет в гелиоцентрической системе мира. Попробуйте доказать, что позитивисты ошибаются! (Если не сможете, скажите; я помогу :-)

Так какая же картина мира более правильна? Или, по-другому: сколько же истинных картин мира в нашей науке? Действительно ли существует две логики в описании природы: одна для макромира, которая вполне нам доступна, а другая для микромира, которой мы не владеем? Или логика природы одна? (Мы не говорим о логике человеческого общества: как мы убедились у людей - бесконечное количество логик, базирующихся на одном универсальном начале: “своя рубашка ближе к телу” :-)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?