Независимый бостонский альманах

ОБ ИНФОРМАЦИОННОМ ПЕРЕМИРИИ

22-06-2006

В одной из своих статей в сентябре 2004 года (см. www.lebed.com) я весьма эмоционально призывал к консолидации общества для обеспечения необходимого прогресса в борьбе с терроризмом. Там же я упоминал об информационной войне, в которую несколько лет тому назад, а точнее – после событий 11 сентября в Нью Йорке, оказались вовлечены все средства массовой информации. Так считалось, что сравнительно с достижениями западной культуры во всех её областях, начиная от древних манускриптов и заканчивая современными достижениями науки и искусства, застывшая на 1200 лет культура исламского Востока по своей исторической и социальной значимости на сегодня занимает самое скромное место. Для многих из нас преимущества западной демократии были и остаются аксиоматичными, в то время как Ближний и Средний Восток, на наш взгляд, всё глубже погружается во тьму средневековых предрассудков и религиозного фанатизма. Это всё так. Мекка, Медина, гробницы некогда живших халифов и шейхов, а также святые тексты Корана и Сунны, Шариат вот весь культурный арсенал воинственного Ислама. Тем не менее всё чаще можно было слышать, что информационную войну, т.е. войну за умы мы проигрываем, имея в виду прежде всего тот факт, что информационные потоки западной прессы представляют собой чрезвычайно пёстрый спектр политических взглядов. Присущий западной демократии идеологический и политический плюрализм оказался тем признаком культуры, который никак не способствует применению оружия на информационном поле. Наша пресса это – не субъект “министерства пропаганды”. На массированную атаку средств информации со стороны исламистов, занятых в информационных службах, за которых и мыслят и рассуждают аятоллы и их чиновники (типа печально известного президента), демократические СМИ отвечают помахиванием пальмовой веточки, состоящей из разноцветных лепесточков, название которым – мнения.

Рассмотрим следующую постановку вопроса. А имеет ли смысл участие в данной информационной войне? Каковы цели и средства ведения этой войны? Каковы её прогнозы, т.е. если война заведомо проиграна, не является ли участие в ней фактом суицида? Итак. Кто является мишенью нашего информационного оружия”? Вооружённые фанатики Ислама, готовые в любую минуту отправиться к своим гуриям, а впереди себя отправить в гости к Аллаху своих жён, детей и родителей? Вместо небесных, возможно, некоторые из них согласились бы на некоторые земные радости. Но среди этих радостей мы им не предложим ничего, кроме пули в лоб. Так что пока с ними диалог не состоится. Может быть такая агитация против исламского экстремизма нужна нам, или же здесь существуют некоторые нейтральные фигуранты, нуждающиеся в подобной агитации? Это – крайне сомнительно в силу того, что политическая идеология исламо-фашистов это – создание всемирного халифата для грядущих поколений, а жизни всех прочих неверных эти господа угрожают сегодня на примерах многих сотен терактов.

Если говорить об “информационном оружии”, то нам по опыту нашей жизни на покинутой Родине предельно ясно, что это – язык плаката, карикатуры, краткие телерепортажи, такого же рода газетно-журнальные тексты, наглядная агитация и т.д. Иными словами, если мы вооружаемся для участия в подобном сражении, то для победы нам понадобятся не демократические институты, которые мы все так тщательно оберегаем, а пресловутое “министерство пропаганды” и соответствующий политический режим, примеров для которого предостаточно в относительно недавней истории планеты.

Наш следующий тезис будет таков, что попытки соответствующей пропаганды - вредны и, более того, исключительно опасны. В качестве примера можно рассмотреть некоторый эпизод. Недавно на радио Дэвидзон прозвучало интервью с менеджером Израильского филиала RTVi г-жой Киселевской. Она попыталась представить нам свой подход к информационной войне, которую по её словам она проигрывает, но участвует в ней с энтузиазмом. Мы опять услышали стандартный набор обвинений в адрес врага, которому осталось недолго воевать, по её словам, до окончательного разгрома, и полной военной победы над Хезболлой. Представитель прессы военного командования Израиля буквально перед этим заявил о том, что полная победа – недостижима, но огромные военные потери врага должны сослужить достаточным предупреждением против его попыток нападений в будущем. Уважаемая менеджер приводила примеры её достижений в освещении театральных представлений арабов для прессы с мнимым убитым ребёнком или же использования катюши, приезжающей в арабское село бомбить Израиль с тем, чтобы затем уехать, а в ответном ударе из Израиля пострадали бы мирные жители. В результате такой информационной компании трудно избежать ряда вопросов, непосредственно вытекающих из нелепости любой пропаганды. Полную военную победу с проигрышем в информационной войне можно одержать только за счёт геноцида. К этому, как известно, Израиль никогда не стремился. Представлять потери врага, как некоторый концерт, в котором пострадавший это – всего лишь мнимый труп, означает противодействовать той задаче войны, которую высказали военные. Одностороннее освещение военной компании и, что наиболее существенно, недопонимание задачи этой компании связаны с тем, что уважаемая менеджер пытается занять позицию нападающего в информационной войне, участие в которой, во-первых, обречено а также и бессмысленно в силу указанных выше причин и, во- вторых, - вредно. Никогда отсутствие логики в пропагандистских компаниях не служило задачам подлинного понимания ситуации, и, кстати, подобные компании такой задачи перед собой никогда и не ставили. В настоящих условиях отказ от понимания реалий современного мира в угоду выигрыша на каких-то небольших тактических промежутках с целью победы в локальных конфликтах это – самый худший принцип, создающий условия для окончательного поражения нашей цивилизации.

Можно пытаться убирать неугодных правителей и подсаживать и подпитывать подходящих,

можно придумывать какие угодно санкции, можно затевать множество различных, в том числе справедливых войн с целью насаждения демократии, но ничто не спасёт общество самого ближайшего будущего от того, что в руках воинствующего Ислама окажется атомное оружие. Это может случиться завтра. Это в некотором смысле имеет место и сегодня, если учесть, что наш Мушараф или же его политические привязанности - не вечны, что северокорейскому режиму действительно есть, чем начинять, а затем продавать свои ракеты дальнего действия. Это – весьма специфическая ситуация в которой не только военные доктрины, но также многие принципы нынешней дипломатии, а также многие оценки международных отношений и взглядов на тех, кого сегодня называют не иначе, как бандитами, должны тщательно пересматриваться. Исключительная роль в этом процессе принадлежит СМИ.

Если обратиться к самому мудрому учителю, к истории, то достаточно взглянуть на короткую историю Североамериканских Штатов последних 2-х или 3-х веков. Врагами цивилизованных пришельцев были индейцы. Это были гордые и воинственные люди. Они не были либералами, не претендовали на высокий гуманизм, поджигали и грабили караваны, убивали всех подряд без разбора пола и возраста и с энтузиазмом снимали скальпы. В современном лексиконе для обозначения этих людей, значительно более жестоких и менее цивилизованных, чем правоверные мусульмане и вообще вся арабская коалиция, не применяются такие слова, как бандиты или партизаны. Общее и правильное определение для них – туземцы. Эти туземцы спустя сто лет после своих последних вылазок сегодня, согласно правилам политической корректности, - наиболее уважаемая часть американского этнического разнообразия. Мы их любим теперь до такой степени, что они освобождены от уплаты налогов, и внутри их резерваций не действуют федеральное законодательство. Их основной бизнес – казино, отели и пр. в индустрии развлечений. Проблемы с индейцами в Америке больше не существует. Одна проблема всё-таки осталась. В одной из южных засушливых зон индейцы потребовали от муниципальных властей оплатить их ритуальные действия по вызову дождя. И дождь пошёл. До сих пор ситуация по оплате не разрешена и остаётся спорной.

Посмотрим теперь на палестинских арабов. Евреи для них – такие же пришельцы. Бедуины не понимают международное законодательство, им не был нужен ни английский протекторат, ни сионистское государство, они там родились, их нельзя убедить в том, что это не их земля, не смотря ни на какие решения ООН, ни на библейские истории о скитаниях и рассеянии евреев. Так рассуждают исламисты, будущие владельцы смертоносного оружия, способного за несколько минут превратить цивилизованные города в груду развалин, а также те исламо-фашисты, которых мы тщательно разубеждаем в нашей информационной войне. Здесь для убеждений больше не осталось никакого пространства. Только силовые методы в состоянии развести враждующие стороны. Именно развести, так чтобы не возникало искр от трения между ними. Вчера эти искры были источником неугасающего военного конфликта, завтра подобный конфликт будет окончательным для всей цивилизации.

Кто же в состоянии осуществить такую акцию, которая позволит при помощи оружия диктовать условия владельцам ядерных арсеналов? Может ли существовать международный жандарм, такой как США или даже коалиция типа НАТО? Этот жандарм при любой попытке военного вмешательства окажется первой мишенью для нанесения ядерного удара. Авторитетная международная организация, применяющая военные методы без экивоков, неукоснительно и без оглядок на гуманистические принципы и политическую корректность это – тот военный кулак, который должен быть в состоянии предотвратить все посягательства на суверенные образования без опасности создания целей для наведения исламской ядерной боеголовки. Такая организация может оказаться единственным инструментом, который спасёт человечество. Потому что иначе даже создатель, который любит нас всех, не услышит наш SOS. А если и услышит, то за грохотом ядерных взрывов вряд-ли разберёт, кому там следовало помогать. Многие скажут, что такая организация существует. Это – ООН, абсолютно импотентная, насквозь коррумпированная и бесполезная организация. Верно. Однако, до сих пор ООН занималась тушением локальных пожаров. Пожары эти пока недостаточно прижгли пятки буржуа как в Европе, так и за океаном, и, соответственно, не вызывали иного беспокойства, кроме навязчивых дебатов в прессе и на телевидении и попутного осуждения действий антитеррористической коалиции. Также надо учесть, что пожарник это – не полицейский. Придётся менять амплуа, и это – неизбежно. Вопрос к будущей истории – единственный. Будет ли это сделано своевременно?

Теперь мы подошли к пониманию вредоносности антиисламской пропаганды. Этот подход, часто называемый “информационной войной”, стоит в одном ряду с призывами к самым агрессивным методам разрешения локальных конфликтов. Такие методы работали (см. выше пример из истории США), как паллиативные варианты для ликвидации активности аборигенов, недовольных колонизацией, и всяких прочих инсургентов. Сейчас постановка вопроса – иная. Нам принципиально необходимо отказаться от такого определения, как бандит, в адрес аборигенов, не владеющих или не признающих цивилизованных правил ведения войны. Завтра этот абориген запустит ракету или торпеду с тротиловым эквивалентом в сто тысяч тонн и не кому будет обвинять его в том, что позавчера он отрезал голову случайному прохожему. Вместо обвинений в криминальном поведении необходимо учиться искусству такого диалога с этим противником, в котором присутствует компромисс – самый главный элемент на пути к достижению соглашений. Взвешенный, сбалансированный, но своевременный и непреложный силовой подход международных организаций для разведения в стороны агентов с ядерными зарядами это - наука дипломатии будущего. Учиться этой науке необходимо сегодня. Подобные организации потребуют значительных усилий для своего формирования. Чтобы обеспечить все вышеперечисленные качества таких организаций потребуется незамедлительная и очень серьёзная работа СМИ с целью необходимой мобилизации общественного мнения.

Здесь также следует упомянуть, что ветхий, но до сих пор единственный свод законов для мусульманина - шариат, это – неизменная, но допускающая ревизию, разветвленная система законодательных уложений, во многом весьма справедливых и целесообразных. Вооружённые вахаббиты, бойцы Аль Каэды, ХАМАСа и Хезболлы, мученики Аль Аксы и прочие старатели джихада на самом деле очень вдохновились как убийством, так и возможным самоубийством, и не больно жалуют свой родной шариат. В частности, в военных действиях шариат запрещает убивать безоружных и, тем более, женщин , детей и стариков. То есть, выглядит так, что шариат – наш довременный союзник в войне с террором. Этот факт, а также многие другие положения шариата, касающиеся свободы совести, политической свободы, запрета колонизации народов и пр. (см. Имам В.А. Бардвил, Шариат, http://www.koran.ru/public/page004.html) до сих пор не привлекали особого внимания наших СМИ, занятых в основном информационной войной.

Вообще говоря, призвание журналиста международника, если на минуту забыть об определённых преимуществах, данных ему второй древнейшей профессией, это – объективный анализ внешнеполитической ситуации, т.е. задач, тактики и стратегии сил, противостоящих на международной арене, а не закапывание такого же журналиста, пишущего на не очень понятном ему языке, и подзуживание в пользу перестрелки и бомбометания. Тем более, что сама ситуация требует объективизма и полного отказа от логики конкистадора, а именно: хорошо то, что хорошо для нас. Взгляды средневекового наследника реконкисты были в одинаковой степени радикальны и прагматичны. Абстрактные размышления иногда приводили его к неприятию человеческой сущности местного населения (спор Лас Касаса с Сепульведой). Однако, история такова, что вместо геноцида испанцы предпочли введение рабства. У конкистадора в отличие индейца было определённое преимущество: он сидел на лошади. Мы в отличие от конкистадора сидим на ядерном вулкане и в силу только одного этого обстоятельства нас не может устроить метафизика всадника, воюющего с пешими лучниками.

Эта истина до сих пор не сформировала “точку зрения” и не овладела умами заслуженных работников культуры. А если она до такой степени сложна, что никак не укладывается в форматы международных обзоров, не позволяет осознать, что привлечение и поиск союзника намного более продуктивен, чем клеймение и раскапывание подлинных и мнимых врагов, то тогда возникает следующий вопрос. При наличии неотвратимой необходимости точить своё перо о бумагу, почему бы не прекратить морочить международное сообщество неразрешимыми проблемами беспокойных туземцев Ближнего Востока, проблемами никак неприемлемого отсутствия или недостаточности демократии за океаном, когда есть своя родная Америка, образец наличия политической свободы и наличия букета проблем личной свободы для законопослушных граждан? Почему бы не попробовать свои критические таланты на поле борьбы с экономическим монополизмом (кстати запрещённым шариатом), или с либерализмом, лишившим американцев права голоса за счет установок политической корректности, и фактически подрывающим все усилия администрации по наведению порядка в стране? В частности это касается проблем нелегальной иммиграции и соответствующих мер по борьбе с терроризмом. Либеральная Америка добились много в профанации законодательства. На повестке дня награждение особым юридическим статусом и политическими правами неполитических меньшинств (гомосексуалистов, антиглобалистов и пр.). В полном согласии с профсоюзами, школой коммунизма, либералы тщательно препятствуют реализации основных прав человека, передавая эти права по возможности в компетенцию правительства. В частности это касается вопроса ношения оружия, т.е. его фактического владения. Михаил Веллер пишет: “Оружие было принадлежностью и отличием человека всегда - с тех пор, как обезьяна взяла в руку палку. ... Лишать человека приспособлений для самообороны - грубейшим образом противоречит инстинкту и чувству справедливости и разрушительно как в индивидуально-психологическом, так и социально-психологическом планах. Сочетание...либерализма морали и отсутствия средств самозащиты ведут к принципиальному и массовому нарушению справедливости, гниению общества и разрушению государства. Какое зло большее: увеличение числа вооруженных преступников - или вооружение противодействующего им народа, сегодня вовсе беззащитного? Свобода есть состояние естественное. Запрет - неестественное. Мы находимся в неестественном, рабском положении запрета... Народу оружия не иметь! Подчиняться! Сопротивляться не сметь!”.

Консервативная Америка не менее успешно, чем либеральная, шла и продолжает двигаться по пути запретов. Вы не имеете права изменять своим супругам (шариат это тоже запрещает). Если вы ляжете в постель к человеку, не достигшему 21 года, вы станете зэком. Реальный основной закон Америки это – двойной стандарт. Американская мечта - Хью Хефнер содержит в своём пентхаузе и демонстрирует 200 проституток. В то же время переодетая полицейская подсадная утка будет отлавливать вас на улице, провоцируя попытку предложить ей деньги. Полицейский наденет на вас наручники на улице просто по подозрению, без предъявления обвинения. Запрещена эутаназия, но не для всех (Жаклин ушла из жизни по-эпикурейски). То же касается наркотиков. О. Дж. Симпсон, также как множество других героев спорта и голливудских жиголо имел очень много денег. Теперь он играет в гольф и вовсе не намерен сидеть в ряду смертников за серийное убийство.

Боритесь за справедливость не выходя из дома! Америка дала вам на это полное право в соответствии с первой поправкой к конституции. Информационное перемирие откроет для вас новые горизонты.

5 августа, 2006г.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?