Независимый бостонский альманах

ПОЛЬША: MISSION IMPOSSIBLE

23-06-2006

Канцлер Германии Ангела Меркель, человек безупречной политической культуры, ничего не может поделать с медленным, но верным озлоблением немецкого общественного мнения в отношении Польши и поляков. Чем дальше, тем больше в немецкой печати появляется критических, а порой глумливых статей, комментирующих внешнюю политику восточного соседа. Характерен в этом плане материал популярной немецкой газеты “Тагесшпигель” под названием Молодая польская картошка: сброд, который хочет доминировать в мире”.

Написанная не в лучших традициях политкорректности, эта статья, тем не менее, метит польскому партнеру не в бровь, а в глаз. Общий ее смысл можно выразить русской поговоркой “Не по Сеньке шапка”. Или еще острее: “Из грязи да в князи”. Публикация “Тагесшпигель” венчает серию других выступлений немецких авторов по польской теме, написанных более сдержанно, но при этом достаточно критично. Журналисты, не стесняясь, говорят то, что не может открыто высказать немецкий канцлер: “Не лезьте вперед очереди, господа. Вас здесь не стояло”. Хорошо понимая это, польский президент Качиньский даже отказался поехать на встречу с Меркель и Шираком, сославшись на “желудочный грипп”. Журналисты острят, что при обозначившейся тенденции следующим заболеванием станет дизентерия.

Чем же так насолили поляки немцам и что так трудно утрясти в отношениях между двумя странами?

Ответ уходит корнями в многовековую историю соседства и борьбы двух народов. Еще саксонский король Август Сильный, во владения которого входили обширные польские земли, был неравнодушен к национальным особенностям поляков и беспощадно приучал их к немецкому порядку. Правда, ощутимых результатов это не дало. Куда серьезнее в этом плане слово и дело Иосифа Сталина, подарившего Польше по итогам послевоенного раздела Европы высокоразвитую немецкую Силезию. Старый Джо был великим стратегом и понимал: для того, чтобы отучить воспаленный польский ум от устремленности на Восток, ему нужно подарить долгоиграющую проблему на Западе. И подарил Силезию, из которой поляки изгнали больше миллиона коренных немцев, а теперь покрываются “гусиной кожей” в предвкушении исторического возмездия. По большому счету, это обстоятельство должно было бы приучить польский политический класс к не раздражающему европейцев поведению. Ведь выгодная конфигурация Польши в ее нынешних границах - не результат исторических завоеваний, а то, что на жаргоне называют “халявой” и что досталась полякам за счет немцев, поколения которых вкладывали в развитие Силезии свой труд.

Взаиморасчета здесь нет: если немцы покаялись за военные преступления в Польше и выплатили жертвам компенсации, то поляки в ответ на требования изгнанных силезских немцев начать разговор о проблемах, разделяющих два народа, отмалчиваются. Ситуация постепенно обостряется: для поляков “изгнанных немцев” не существует, а те не только находятся рядом, но еще наделяют статусом “изгнанных” своих детей и внуков, увеличивая таким образом общий счет претензий к польскому соседу.

В семье народов, как в обычной семье, время концентрируется в одной слезе. Поляки оплакивают жертвы Катыни 1940 года, а немцы до сих пор помещают фотографии обозов беженцев, покидающих родные земли Силезии. Живой народной душе всегда больно от несправедливостей прошлого, тем более - организованной и дисциплинированной немецкой душе, которая обрела на ниве послевоенной разрухи новую гармонию. В Европе и мире немцы заслужили уважение тем, чего сумели достичь после поражения в войне. У них нашлись и дальновидное руководство, сумевшее выработать эффективную социально-экономическую политику, и коллективный оптимизм, позволивший сделать шаг к новым достижениям. Десятилетия спустя это предстает как труд народной души, страшно искалеченной нацизмом и излечившейся от него.

И можно понять, что немцам, прошедшим испытания нацистской бесовщиной, сумевшим усвоить, к чему приводит национальная гордыня, непросто смотреть на вакханалию худых чертей по соседству. Они понимают, что потуги польского политического класса предстать сегодня перед “старой Европой в роли миссионера заокеанской церкви Слона и Осла, окропляющего головы язычников кока-колой и распевающего псалмы под потрескивание пулеметов, всего лишь проявление комплекса неполноценности местечковой шляхты, рвавшейся, но не допущ
енной к мировой политике.

С какой стати, спрашивают себя немцы, Польша делает заявки на вхождение в клуб сильнейших, да еще под флагом своей светоносной проамериканской идеологии? Какие новые барьеры собираются возвести поляки в Европе, кликушествуя об “опасности с Востока”? Зачем европейцам вообще столь диковинный персонаж континентальной политики? Ведь новоявленный миссионер, пытаясь отвоевать место на европейской сцене, беззастенчиво врет. Уж лучше бы польское общество продолжало тешить себя сказками об исторических победах прошлого да баталиями местного масштаба вокруг запрещения абортов. Но нет покоя польской душе, и она выносит на поверхность государственной политики двух братьев-демократов, вознамерившихся доказать разложившейся Европе, что она найдет свое счастье под их идейным руководством. Вообще, поведение польской элиты очень напоминает поведение героя О’ Генри, мечтавшего проскользнуть в ресторан так, чтобы официанты не заметили его продранных штанов (“Фараон и хорал”). Поляки такую задачу почти решили, только в рассказе есть вторая часть: когда после сытного обеда герой объявляет о своей некредитоспособности, официанты выбрасывают его на панель.

Трудно представить, как поступят европейские официанты в случае с Польшей. Ведь клиент с прорехами на штанах недоволен обедом и читает им нотации о приличных манерах. А если учесть, что внешняя задолженность клиента зашкалила за 80 миллиардов долларов и перспектив получить свои деньги обратно у кредиторов никаких, то призывы восхититься нравственной высотой Полонии, скорее всего, Европу не тронут.

Наверное, бессмертный сюжет О’ Генри повторится, о чем и говорит поднимающаяся в Германии волна общественного мнения.

Что ждет польско-германские отношения в дальнейшем?

Пока в польском обществе не осядет на дно мутная взвесь шляхетского гонора, соседи – как на Западе, так на Востоке – устремления поляков не поймут. И особенно не поймут их немцы, своим горбом заработавшие благополучное существование и не испытывающие нужды в иностранных наставниках. Даже если польское общество избавится от мифов и фобий прошлых веков и нащупает свой путь, без поводырей из церкви Слона и Осла, вряд ли это произойдет скоро. Администрация США выбрала плохого миссионера для Европы. И вообще американцам давно пора учить историю всерьез. Ведь любой школяр, знающий положение Польши в Европе, скажет о ее миссионерстве: миссия невыполнима. MISSION IMPOSSIBLE.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?