Независимый бостонский альманах

ДЕЛО О РАЗДЕЛЕ ИРАКА

23-08-2006

The Case For Dividing Iraq By Peter W. Galbraith TIME, Nov. 13, 2006
Перевод Валерия Лебедева

Питер Гэлбрейт (Peter W. Galbraith) - автор критической книги “Конец Ирака: как американская некомпетентность вызывает бесконечную войну” ( The End of Iraq: How American Incompetence Created a War Without End) (2006) . В течение многих лет посол США в Хорватии. В настоящее время - Старший дипломатический представитель в Центре контроля над вооружениями. Живет в Вермонте.

Современное правительство “национального объединения Ирака никого не объединяет и ничем не управляет. Все меры США, предпринятые для устойчивости и безопасности Ирака остаются безрезультатными, гражданская война в стране лишь продолжает усиливаться. Президент Джордж Буш заявляет, что целью США является единый демократический Ирак. Этого достичь никак невозможно. Всем потугам американцев имеется единственная альтернатива: разделение Ирака на независимые Курдистан, суннитский Ирак, и шиитский Ирак.

На самом деле достичь раздела не так сложно: это уже произошло. Курды, живущие на севере страны, которые этнически не относятся к арабам , давно мечтали о независимости. Иракский флаг не реет над Курдистаном, население которого демократически избрало собственных лидеров и создало собственную армию. В южном Ираке шиитские религиозные партии насаждают теократический режим, используя милицию общей численностью порядка десяти тысяч человек, чтобы внедрить там исламские законы в иранском стиле. Западные провинции Ирака с суннитским населением погружаются во все больший хаос. В одних местах, например, в провинции Анбар, территорию контролируют исламо-суннитские партизаны, в то время как в других местах, в Салахаддине и Ниневии действуют баасисты и исламские радикалы

Питер ГэлбрейтИ Багдад, сердце Ирака, теперь разрывается между шиитским востоком и суннитским западом. Армия Махди, наиболее радикальная шиитская милиция, контролирует почти все шиитские области, а Аль-Кайеда играет большую роль в суннитских областях. В качестве “плавильного котла” Багдад стал передовой линией фронта между суннитами и шиитами, и эта война требует каждый день не менее 100 жизней.

Большинство иракских жителей не хотят гражданской войны. Но они отвергают идею объединенного Ирака. В декабре 2005 года во время национальных выборов, шииты проголосовали за свои религиозные партии, сунниты - за своих религиозных лидеров, а курды за свою националистическую партию. Менее 10% арабского населения выбрало общих для них кандидатов. 98.7% курдов проголосовали на не признанном референдуме за полную независимость. Новая конституция Ирака получила одобрение 80% избирателей, они проголосовали за своего рода “дорожную карту”, с тем, чтобы разделить страну. Конституция допускает существование в Ираке трех основных группировок (шииты, сунниты, курды), с правом устанавливать собственное правление в своих областях с собственным правительством, с полным контролем и управлением нефтяными ресурсами на своей территории и даже с собственной (“местной”) армией. Региональнные законы имеют приоритет перед центральными почти по всем пунктам. Центральная власть настолько слаба, что даже не имеет права устанавливать свои налоги.

Похоже, американские лидеры склонны отрицать эти факты. Президент Буш непрерывно повторяет, как дружно иракцы проголосовали за союз, и однажды Кондолиза Раис сообщила мне, какое большое впечатление на нее произвело обещание курдского правительства построить новый Ирак. Джеймс Бейкер III (James A. Baker III), сопредседатель мандатной комиссии Конгресса в согласии с конгрессменами исключил идею раздела Ирака.

Наиболее известный американский политик, который согласен с идеей раздела Ирака - сенатор Джозеф Байден (Joseph Biden). Он вместе с бывшим главой Совета по иностранным делам Лесли Гелбом (Leslie Gelb) предлагает разделить Ирак на три региона, каждый из которых будет управляться центральным правительством в общих интересах.

Официальные лица США хотели бы знать, согласны ли иракцы с программой национального примирения и с изменениями в конституции, с тем, чтобы чтобы защитить интересы суннитов. Согласны ли с принятием нефтяного закона, который обеспечил бы справедливое участие в прибылях. Это, конечно, хорошо, что инициатива раздела Ирака в данном случае исходит от американцев, а не от страны, которая избрала своих лидеров.

Усилия США с целью сделать Ирак единой страной (каким он был раньше) повлекло бы за собой бесконечную мелочную опеку ( micromanagement) и потребовало бы надолго легализовать открытое присутствие большого числа войск США. С другой стороны, раскол Ирака мог бы обеспечить стратегию вывода войск США, смягчить наихудшие последствия гражданской войны и дать всем иракцам больше шансов для их будущего. Немногие американцы могли представить себе, что спустя три с половиной года после “освобождения Ирака США будут председательствовать на панихиде страны. Но в итоге войны, которая далеко не лучший выбор, раздел Ирака - это самое лучшее, что мы им можем оставить.

Ирак никогда не был добровольным союзом своего разнородного населения. Уинстон Черчиль, еще когда был Министром колоний Британии, создавая Ирак на обломках Оттоманской империи в 1921 году, поставил королем суннита, чтобы управлять шиитским большинством и мятежным курдские меньшинством. Позже Черчилль оценивал принудительное объединение Ирака как одну из своих самых больших ошибок. В 2003 году США не только сместили последнего и наиболее брутального тирана, но одновременно уничтожили фундамент, на котором стоял единый” Ирак — армию и партию БААС. Сектантская взаимная резня, произошедшая после бомбежки 22 февраля шиитской Золотой мечети в городе Самарра, ускорила распад Ирака. Тем не менее, США продолжают цепляться за иллюзию иракского единства.

Надежды президента Буша на успех в Ираке зиждутся на двух столпах: на премьер-министре правительства национального единства Нури аль Малики (Nouri al-Maliki) и на учреждении сил безопасности, которые заслужили бы доверие и уважение всех иракцев. Оба столпа трухлявы. Аль-Малики возглавляет религиозную шиитскую коалицию, состоящую из групп, ежедневно сеющих смерть среди толп суннитов. Он талдычит о том, что незаконная милиция должна быть распущена, но на деле саботирует любые меры США против боевиков.

Сунниты в иракском правительстве - это вообще нечто запредельное. Махмуд аль-Масхадани, спикер Совета представителей и высшее официальное лицо среди суннитов, тесно связан с группой Ансар-аль-Ислам, в свою очередь связанной с Аль-Кайедой, имеющей целью террор против шиитов и просто гражданских лиц. Он винит во всех проблемах Ирака евреев и говорит, что всем, кто убивает американцев следует воздвигать памятники. Президент Буш расточает хвалу как аль-Масхадани, так и аль-Малики, но лесть - плохое искусство государственного управления. Реальная проблема в том, что эти иракские лидеры отражают мнение общин, которые голосовали за них.

Тем временем, представители США говорят об армии Ирака и его корпусе полиции так, как если бы они были нейтральными гарантами общественной безопасности. Иракцы видят, кто они на самом деле: это шиитские и суннитские бойцы в иракской гражданской войне. Шиитская полиция совершила тысячи похищений людей, пыток и убийств со времени бомбардировки Самарры. Суннитская полиция тоже часто выступает как боевики, либо покрывает их. Армия лишь чуть лучше полиции, она как бы разъединяет воюющие стороны, но действует почти безрезультатно. Батальоны просто не прибывают для силового противодействия партизанам, они очень не любят и опасаются стрельбы. Невозможно создать армию и полицию в стране, если для начала нет самой страны.

Что же делать? Наиболее реалистичный выбор для США -, отказаться от идеи создать новый, единый Ирак, допустить существование трех отдельных стран, каждая с собственным правительством и получить от них гарантии безопасности. Может быть, шииты и сунниты еще останутся вместе в виде шаткой конфедерации, но полностью независимый Курдистан теперь только вопрос времени.

Раздел страны является единственным решением для Ирака. США могли бы помочь тому, чтобы процесс прошел более гладко, но еще лучше не мешать ему и уйти с дороги. Курды уже имеют свое самоуправление. В прошлом месяце парламент Ирака одобрил закон, по которому шиитам разрешили объединить девять провинций юга в единый штат. Единственная группа, которая пока сопротивляется распаду Ирака - это сунниты. Одни из-за ностальгических воспоминаний по единой стране, другие - потому, что отвергают все, что происходит после падения Саддама. Но с курдами и шиитами, которые уже имеют свои “государства”, распад стал свершившимся фактом.

Трудно увидеть иной путь и для суннитов. Практически, сунниты имеют все, чтобы выиграть от раздела страны. Суннитское восстание направлено не только против американцев, но и против шиитского доминирования в правительстве.

Большинство суннитов не поддерживают аль-Кайеду и ее сторонников, но они часто предпочитают их иракским силам безопасности (из шиитов), в которых видят своих главных убийц. Если сунниты получат собственную территориальную государственность, они могли бы организовать свою собственную армию и предпринять меры для своей безопасности.

Как известно, нефтяные области Ирака находятся на шиитском юге и курдском севере. Сунниты имеют вескую причину, чтобы опасаться нахождения в этой середине без обладания своими ресурсами. Для раздельного проживания курды и шииты должны были бы гарантировать суннитам пропорциональную долю прибылей от нефти, с чем они уже ранее согласились. Чем длиннее был бы срок такого соглашения, тем лучше для целей разведывания нефти в малоисследованных суннитских местах проживания и тем больше перспективы обнаружения нефти и получения дополнительной прибыли.

Но не стоит питать больших иллюзий: раздел Ирака не панацея от всех бед. Некоторые группировки окажут кровавое сопротивление. Но и последствия от неполного и недостаточного раздела налицо. Нет никакой причины думать, что отказ от формально единого Ирака приведет к чему-то еще худшему, что уже практически и так есть - раздел даже мог бы сдержать насилие.

Кровавая баня взаимной резни религиозных сектантов будет значительно хуже. Суннитско-шиитская гражданская война уже унесла десятки тысяч жизней и эти жертвы заставят отказаться от сосуществования. Гражданская война имеет тенденцию к ожесточению. Гражданские войны не кончаются потому, что их участники хотят воевать. Они заканчиваются либо благодаря внешней интервенции, либо потому, что одна из сторон победила.

Говорят, раздел не остановит религиозных чисток в районах смешанного проживания. Да, но раздел выдавит и тех и других в их собственные регионы, что позволит избежать ситуации, при которой более многочисленные шииты полностью уничтожили бы суннитов.

Иран доминирует на шиитском юге. Там же доминируют и союзники Ирана иракские шииты. Если бы США были озабочены серьезным влияниям Ирана в этом регионе, то США должны были бы решительно нейтрализовать шиитскую милицию и демонтировать южные теократии. Но это вызвало бы появление новых врагов и потребовало бы введения дополнительных войск. Администрация Буша и не пытается что-то сделать. Сейчас, союзники Ирана властвуют как в центральном правительстве в Багдаде, так и на юге. Раздел Ирака мог бы ограничить влияние Ирана хотя бы половиной Ирака - его югом.

Разделенный Ирак начнет дестабилизировать своих соседей (и это полезно для США). Арабские соседи иракских суннитов понимают все опасные последствия дестабилизации от разделения. Но они еще больше боятся иранского доминирования в Ираке. В Турции, другом мощном соседа Ирака, проживает не менее 14 миллионов турецких курдов. Для Турции настоящим кошмаром стало бы появление своего независимого Курдистана. Но теперь, когда это фактически произошло а Ираке, Турция отвечает вполне прагматично: Ираку приходится много средств выделять для инвестиций в иракском Курдистане и тратить энергию на нейтрализацию их лидеров. Наиболее “стратегически умные” люди в Турции понимают, что Турция и независимый Курдистан имеют много общего. Обе страны - секулярные, прозападные, демократические и не арабские. Курдистан не только будет зависеть от Турции, но и станет полезным буфером между Турцией и ирано-зависимым исламским (шиитским) Ираком.

Для многих американцев наибольшие упования на раздел в том, что он сделает возможным сравнительно быстрый выход США из Ирака. Если целью США перестанет быть сохранение единства Ирака или насаждение в нем демократии западного образца, то не останется никакой нужды в сохранении войск США на шиитском юге или в Багдаде. Нам нужно погасить гражданскую войну в ирано-доминирующем юге Ирака, но этого нельзя достигнуть при нынешнем уровне военных сил и при сохраняющейся политической миссии США. Любой пересмотр задач в Ираке должен предусмотреть то, чтобы суннитские области не стали базой, с которой аль-Кайеда и ее союзники могли бы нападать на Запад. Собственная государственность суннитов Ирака позволила бы бороться с терроризмом более эффективно, это им самим выгодно, так как продолжающееся насилие мешает экономическому прогрессу.

Местные лидеры Ирака пока не способны справиться с радикальными вождями восстания. Этому мешают шииты, имеющие численное преимущество. Выйдя из тени шиитов остальные лидеры могли бы более успешно решать свои задачи.

США все еще нужно будет подстраховывать себя от угрозы аль-Кайеды в западном Ираке. Этого можно достичь размещением небольшого контингента войск в Курдистане, откуда легко попасть в смежную суннитскую область с целью пресечь деятельность аль-Кайеда. Эти военные силы уплатили бы моральный долг курдам, которые сражались на нашей стороне и могли бы помочь укрепить демократию хотя бы в одной части Ирака.

Американская администрация как бы инстинктивно придерживается своих обязательств по сохранению нерушимых границ Ирака. Однако не всякий раздел территории является бедствием. Президент Буш-старший, отец нынешнего президента, пытался сохранить целостность Советского Союза, но лишь немногие оплакивали его окончательный распад. Попытка удержать Ирак от распада, сохранить то государство, которое за его 80-летнюю историю принесло бесконечные страдание большинству населения и было не желательным для существенной части его граждан, только вызовет еще больше боли и крови и для американцев, и для жителей Ирака. Если целью является спасение населения, то есть единственный способ: завершить историю Ирака.

- - - - - - - - - - - - - - -

Справка.

    • Население Ирака

      • Арабы шииты 60%
      • Арабы сунниты 20%
      • Курды 17%
      • Прочие 3%
  • Согласно законам Османской (или Оттоманской) империи, до Первой мировой войны Ирак был областью, разделенной на три области (vilayets), с шиитской Басрой на юге, Багдадом в центре и в значительной степени курдском Мосуле в северной части.

  • В послевоенном разделе Оттоманской территории, согласно британским законам, все эти области попали под британский контроль, тогда же были определены границы Ирака. Ираку предоставили независимость в 1932 году.

http://www.time.com/time/magazine/article/0,9171,1555130,00.html

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?