Независимый бостонский альманах

О НОРВЕГИИ И НЕ ТОЛЬКО

21-03-2007

OzerovНикогда не догадаетесь, какие ассоциации возникают теперь у меня, когда я слышу слово Норвегия. Нет, не фьорды, лососина или Лиллехаммер. Это аромат клубники! В каждом маленьком городке на центральной площади почти каждым летним утром торговцы расставляют свои лотки с клубникой. И ягоды эти не из Италии или Испании, а самые что ни на есть местные. Сортов не много - три-четыре, и ягоды не очень крупные. Мякоть однородная, красная. Но какой сильный и приятный запах! А о вкусе и говорить нечего - такие сладкие, что и сахару не нужно. Душистый аромат витает над площадью, а лёгкий бриз с моря разносит его волнами по окрестностям.

На рынках не только ягоды. Естественно присутствуют и дары моря. Люди лакомятся сырыми креветками… однако нет, это не для меня. Дары моря, к удивлению не впечатляют. Тут ведь продают то, что выловили только что и неподалёку, а в любом европейском супермаркете, да и на рынке, на льду лежат горы свежих морепродуктов со всего мира. И поэтому впечатляют такие полюбившиеся с детства вкусности как лесная земляника, настоящая кислая вишня (в Европе, ведь, везде черешня, хотя теперь зимой стали завозить из Чили тёмную и терпкую черешню с почти вишнёвым вкусом), а также черника, малина, ежевика - и всё это крупное, душистое… . Удивительно, как успевает всё это вызревать за короткое северное лето, совсем недалеко от Полярного круга. Это, конечно, влияние Гольфстрима.

Как, вы, уважаемые читатели, поняли, это было вступление. Итак, я путешествую по норвежским фьордам. Вообще-то Норвегия вошла в моё сознание ещё в самом детстве и с весьма интересными последствиями. А произошло это вот как. Начать придётся издалека. В те далёкие времена выпускалась некая серия "Библиотека военных приключений" - это такие книжечки про шпионов "покетбуковского " формата со зловещей чёрной полосой по диагонали на обложке. Были они тогда весьма популярны, ибо в этом жанре тогда мало чего издавалось, а это были своего рода бестселлеры, например "Над Тиссой" и "Горная весна". Сейчас о них, конечно, можно только вспоминать с улыбкой. Как, например, тот эпизод, когда старшина-пограничник, сообщая контрразведчику о своих подозрениях в отношении появившегося в городке разудалого парня (оказавшегося шпионом Кларком), с которым они не поделили красавицу Терезию, мотивирует их тем, что не может советский человек любимую девушку бабой называть.

Так о чём это я? А вот о чём. Прочитал я книжечку "Боцман с "Тумана" из этой серии. И рассказывалось там о советской разведгруппе, заброшенной в тыл к немцам в Норвегию. И там разведчики наталкиваются на потерпевший аварию английский самолёт и общаются с английским лётчиком, который в итоге оказался засланным фашистом. Общались они соответственно на английском на уровне знания этого языка автором, т.е. "Хау ду ю ду?" и "Гуд дэй!" Сносок с английскими выражениями было довольно много. И я, что называется, запал. Заинтересовался английским языком. Родители это подметили и решили, что если мне это интересно, то давай, учи. И стал я заниматься английским с преподавателем и дозанимался до того, что окончил МГИМО. И язык довёл не до Киева, а аж до Нью-Йорка и других интересных мест, в том числе, уже спустя полвека, и до Норвегии. И ещё с тех пор сохранилось какое-то расплывчато романтическое представление о фьордах: что-то суровое, слегка таинственное и загадочное.

На деле фьорды оказываются совсем не такими. По крайней мере в солнечную летнюю погоду нет в них ничего сурового и загадочного. Просто красиво! Прямо в изумрудной воде лежат пушистые зелёные хребты, с которых низвергаются многочисленные водопады. Если попытаться кратко описать норвежские фьорды, то можно сказать, что это как бы затопленная Швейцария - такие же горы, только пониже, но между ними лежат не долины, по которым проложены шоссе и разбросаны деревушки, а вcё пространство залито водой, по которой плывут корабли, управляемые лоцманами, ибо никакая карта не поможет не знакомому с этими местами судоводителю разобраться в лабиринтах, порой растянувшихся на пару сотен километров. Когда я спросил такого бородатого морского волка, как он ведёт корабль, то получил простой ответ: "По памяти." Это, конечно, понты, поскольку, ясное дело, здесь нужны серьезные навыки и зн
ания. Помимо всего этого, судоходство технически обустроено. Свидетельством этому являются многочисленные маяки самых разнообразных размеров и конструкций от монументальных красавцев (на фото маяк Алнес 1876 г. постройки) до небольших бакенов. Например, есть такие, которые, если на них смотреть под разными углами, мигают разным светом - всё это, конечно, помечено на картах.

Какой только "водоплавающей живности " из металла и дерева ни увидишь на зелёной глади фьордов! Солидно следуют огромные круизные лайнеры с одной-двумя тысячами пассажиров. Причём интересно, что они швартуются прямо к причалу, а те, которые поменьше, стоят на рейде. Дело оказывается в том, что если бы лайнер стоял на якоре, то его тысячу пассажиров и за целый день не успели бы свезти на берег. Напористо рассекают воду окрашенные в яркие цвета рыбацкие судёнышки. Проносятся быстроходные катера - для местных жителей это те же автомобили. Поближе к берегу суетятся байдарки и прочая мелочь. А в самой воде, когда нет ряби можно различить довольно крупных медуз - раньше они для меня ассоциировались только с тёплыми морями.

Хотя фьорды раскинулись на огромной площади, масштаб всё-таки не альпийский - высота приморских хребтов редко превышает полтора километра. Но в этом зачастую и состоит интерес: иногда можно прямо с корабля увидеть весь ледник снизу доверху, а до подножья от силы час ходу.

Однако хоть и "всего-то" полтора километра, но и туда надо взобраться. И тут особенно впечатляют горные дороги. Я исколесил Альпы вдоль и поперёк, и везде в принципе одни и те же серпантины. Вьются по горам, где шире, где уже. Видимо, с древних времён люди протаптывали тропы, которые через столетия превращались во всё более совершенные дороги, спрямлялись, уходили в туннели. Но всё равно они как бы следуют естественному ландшафту. В Норвегии я впервые увидел совершенно необычное зрелище - издали сразу было и не понять, что это такое. На склонах гор виднелись огромные, напоминающие молнии зигзаги. Оказывается, это дороги. Проложены они весьма любопытно: за совершенно прямым и довольно длинным отрезком следует крутой поворот почти на 180 градусов и так повторяется многократно. По размышлении единственным объяснением может стать только то, что дороги эти начинали строиться совсем недавно, когда страна уже разбогатела и можно было не лепиться к естественному ландшафту, а прорубать с помощью мощной техники прямые участки, как говориться "от пункта А к пункту В".

Кое-где в сельской местности встречаются интересные старинные постройки, у которых крыша покрыта толстым слоем дёрна с растущей на нём густой травой и другой растительностью. Видать, это местное изобретение, призванное беречь тепло в долгие холодные зимы. Но это, конечно, фольклор. А так повсюду разбросаны аккуратные домики, без затей, в основном красного или белого цвета. Вс весьма основательно и ухожено.

Неизбежно возникают ассоциации с русским Севером. В норвежских фьордах немало своих "кижей": к примеру церковь в Хопперштаде, первоначально построенная ещё в 1140 году, потом, конечно, неоднократно реставрировавшаяся. В связи с этим вспоминается занятный эпизод. Иду по набережной в Бергене. Вдруг слышу, доносится какая-то знакомая музыка, и вижу вдалеке группу музыкантов. Ну, думаю, как же на русскую похоже - вот ведь близость культур и т.п. И тут, как в анекдоте, подхожу ближе - ан нет, никакая не близость …. это русский ансамбль и есть, играют на балалайках и мандолинах и поют "Подмосковные вечера". На огромной балалайке даже приделана белая автомобильная наклейка RUS. Но больше соотечественники себя в Норвегии работой никак не проявляли.

А вот с другими народами интересно получается. Любопытно понаблюдать, кто что делает. Например, недалеко от упомянутых "норвежских кижей" есть целая деревня, населённая совсем недавно прибывшими поляками - гид сказал, что они успешно занимаются сельским хозяйством в непривычном окружении. А ведь климат там не подарок. Это в короткое лето открыточные пейзажи: голубое небо и зелёное море, а в течение большей части года - холод, ветры, снег, сходят с гор лавины, штормит море.

Матросы на корабле - это традиционно филиппинцы. Хотя как Гулливер среди лилипутов среди них перемещался огромный бритоголовый поляк Яцек.

Механики - румыны. В городе, когда команда сходила на берег, они странным образом выделялись своим видом. Было в них нечто, напоминавшее людей из страны социализма - допотопные сандалеты, держатся кучкой и ходят по стеночке.

А вот весь обслуживающий персонал состоял из … индонезийцев. Официанты говорят по-французски (по-английски - это само собой), ибо корабль под французским флагом и почти все пассажиры из Франции. Даже про вина толково по-французски объясняют. Но тут удивлять пришла моя очередь: я взял да и заговорил с ними по-индонезийски. Кое-что ещё помню, хотя больше тридцати лет прошло с тех пор как я, выучив этот язык, работал в Индонезии. Это, конечно, произвело эффект разорвавшейся бомбы. Все просто обомлели.

Кстати, насчёт вышколенности экипажа. Когда капитан на банкете представлял своих офицеров, то всем поднесли шампанское. Однако офицеры даже не пригубили и, уходя, оставили нетронутые бокалы на подносе. Казалось бы, чего там, моряки ведь, и не ром, а шампанское, и не кружка, а бокал, да и если не на вахте. Однако нет! Низзя вааще, у прынцыпе! Это что касается работы.

Заглянул в Трондхейме в военный музей, не ожидая увидеть ничего особенного. Однако как любознательного человека меня многое заинтересовало. Экспозиция начинается с самых давних времён, с викингов и т.п. Далее выясняется, что норвежцы уже в XIV-XVI веках играли определённую военную роль в Европе. Рассматриваю форму, разное оружие. Вдруг читаю подпись к какой-то железяке: "tessak". Ба! Да это же русское слово тесак! Понятно: тесать, тесак. Но по размышлении возникли некоторые сомнения в наличии такой связи. Позднее, покопавшись в специальной литературе, выяснил следующее. Оказывается "тессаки", начиная с XVI века, изготавливали в Германии, откуда они и попадали в Норвегию. А на вооружении русской армии тесак попал только с середины XVIII века. Это было рубящее и колющее холодное оружие с коротким широким обоюдоострым или однолезвийным клинком. Им вооружались солдаты пехоты, пешей артиллерии и инженерных войск. А первоначально тесак представлял собой укороченную шпагу с более широким, слегка изогнутым на конце клинком. Так что вряд ли предполагалось шпагой тесать дерево. Получается, что, скорее всего, сапёрам приходилось использовать "тессаки" не в качестве оружия, а как инструмент. Может отсюда и пошло слово тесать. Здесь, видать, та же история, что и с красноармейскими наганом и максимом, которые на самом деле были Nagant'ом и Maxim'ом. Или было "русское" слово мониторинг, а теперь и глагол мониторить появился. Уже и по телевидению так говорят.

Постепенно перехожу в век двадцатый. Известно, что немцы захватили Норвегию в апреле 1940 года. И произошло это весьма стремительно. Но интересно, как зачастую небольшие эпизоды могут повлиять на серьёзные процессы. Конечно, немецкая военная машина в любом случае перемолола бы норвежцев, из которых многие-то и не очень сопротивлялись. На рассвете 9 апреля немецкий флот, не ожидая какого-либо серьёзного сопротивления, двинулся по фьорду на Осло, чтобы захватить столицу и быстро принудить страну к капитуляции. Но тут в самом узком месте фьорда корабли подверглись обстрелу со стороны норвежского форта. В итоге 10 000-тонный "Блюхер" взорвался и пошёл на дно вместе с 1 600 солдат, офицеров, гестаповцев и чиновников будущей оккупационной администрации. Немцы опешили и отошли. Произошла заминка. В итоге король и правительство, прихватив золотой запас, успели эвакуироваться. Немцы быстро очухались и, сбросив десант прямо на аэродроме Осло, под звуки военного оркестра вошли в столицу. Но захватить короля и принудить к сотрудничеству не удалось. Однако можно на это взглянуть и под другим углом. Ну заставили бы короля капитулировать. И что? Всё равно бы союзники немцев разгромили, но короля, конечно, пришлось бы повесить. Кстати, о том, что Норвегия - это королевство, вспоминаешь только при виде ярких почтовых ящиков с короной.

Итак страну быстро оккупировали и стали насаждать "новый порядок". Симпатизирующих нацистам было много, но много было и противников. Тут вовсю развернулась нацистская пропаганда, образчики которой богато представлены в музее. И вот тут начинают возникать вопросы. Норвежцам пытаются внушить, что немцы пришли спасать их от советского большевизма и международного еврейства. На плакатах - стандартный белый медведь с серпом и молотом на боку, звероподобные красноармейцы и зловещие евреи с картой СССР под мышкой и с протянувшимися к беззащитной Норвегии загребущими руками. Как же так? Разве можно агитировать против партнёра по Пакту Молотова-Риббентропа, снабжающего рейх стратегическим сырьём? Ведь, например, известно, что за три дня до начала вторжения из Мурманска в район Нарвика вышел самый большой германский танкер с топливом для фашистского военного флота. А что же в Москве про такую пропаганду не знали? Странно как-то всё это.

Немцы, как и везде, позверствовали - вешали, расстреливали и сгоняли противников в концлагеря. Много в музее наглядных материалов на эту тему. Особенно врезалась в память такая сцена с фигурами в натуральную величину. За стеклом как бы срез, изображающий комнату, отделённую от лестничной клетки стеной. В комнатушке за столом сидит подпольщик в типичном норвежском свитере с оленями, с трубкой в зубах и передаёт радиограмму по рации в разложенном чемодане. За окошком видно море и, надо полагать вражеский военный корабль. На столе лежит пистолет. А с другой стороны двери в полумраке на лестничной площадке притаились белокурый гестаповец в чёрном кожаном пальто с пистолетом и солдат в рогатой каске со шмайссером наперевес. Вот-вот дверь вышибут и ворвутся. Жуть! До того натурально сделано, прямо дух захватывает - застывшая хитчкоковская сцена.

А вообще следы войны в Норвегии до сих пор чувствуются. В какой порт ни придёт корабль, всюду экскурсовод скажет: "Во время войны город был полностью разрушен, но потом восстановлен вместе с историческим центром в первозданном виде". При этом, что интересно: одни города разбомбили немцы при взятии, то другие - раздолбали английские крейсера, когда немцев из них выбивали.

С самими норвежцами пообщаться не пришлось, но что за народ представить можно. Похоже, они принадлежат к совсем малому числу европейцев, не одуревших от общеевропейских идей. Далеко не бедные, разумеется: газ, рыба, гидроэнергия, торговый флот, ландшафты. Но главное - трудолюбивы и мозги на месте. Работают сами по себе и никуда не лезут. Никакого вам евро - есть своя крона. Никуда практически не вступают, разве что в НАТО. Кстати в связи с НАТО вспомнился интересный исторический факт. Последней остановкой уже за полярным кругом был порт Буде, рядом с которым находится одна из крупнейших авиабаз НАТО. Это именно на неё летел сбитый 1 мая 1960 года в советском воздушном пространстве самолет U-2 с лётчиком-шпионом Пауэрсом. В авиационном музее при базе есть такой же самолёт U-2 - вроде настоящий. Все другие представленные там самолёты - подлинные.

Несмотря ни на какие ягоды, при описании Норвегии без рыбы, конечно, не обойтись. Раньше моё знакомство с треской ограничивалось покупкой в советское время огромных, весом в несколько килограммов, исландских брикетов замороженного филе, при взгляде на которые никаких ассоциаций с собственно рыбой как таковой, то есть с головой и хвостом, не возникало. А тут в Бергене в краеведческом музее изумился от вида огромных рыбин, достигающих полутора метров. Оказывается, в прошлые века треску вылавливали в огромных количествах и развозили в самом разном виде по всей Европе. О масштабах лова можно судить хотя бы по тому факту, что из одной только печени трески вытапливалось такое количество масла, что его широко использовали в осветительных лампах. А нынче малюсенькая баночка стоит где-то 4 евро - так, закусить чуток. Проплывая по фьордам, часто можно видеть на водной поверхности отгороженные участки, где разводится лосось. А разводят его в огромном количестве - теперь красная рыба по распространённости сравнялась с курятиной. Диапазон качества и, соответственно, цен весьма широк. Самая качественная, выловленная на крючок, дороже "рыбных ножек Буша" раза в четыре.

Ну, наверное, для заметок хватит. Рыбу надо есть, а не слушать про неё, а на Норвегию смотреть своими глазами. Поезжайте, не пожалеете!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?