Независимый бостонский альманах

БУДЕМ ЛИ МЫ ИСПОВЕДОВАТЬ ХРИСЛАМ?

06-04-2007


Культурологический этюд

В мире все устроено гораздо проще,
чем вы даже подозреваете

Недавно у одного уважаемого автора статей по социологии и политологии и, судя по всему, не религиозного человека, натолкнулся на расхожее в общем-то для европейского образа мысли определение христианского мировоззрения, как высшего выражения монотеизма.

Георгий КиреевЕстественно я проскочил строку с этим определением как само собой разумеющееся (не удивительно для типичного представителя христианской цивилизации), однако что-то заставило меня к ней вернуться.

Конечно же, с нашей точки зрения, заслуга христианства перед человечеством бесспорна и не оценивается неблагодарными исключительно только по невежеству своему. Ну как же – именно христианская мораль лежит в основе формулировок прав человека, именно благодаря ней человеческая жизнь и достоинство стало общепризнанной ценностью, да и вообще политическая практика становится все более гуманней и т.д. и т.п. и пр.

Однако у человека, воспитанного в исламской культурной среде, наверняка есть не менее убедительные аргументы, представляющие мусульманскую концепцию мироздания не менее высшей формой монотеизма не только с теологической, но и общекультурной точки зрения. Взять хотя бы идею социальной справедливости, которой проникнут ислам и т.д. и т.п. и пр. И расхожее обвинение в том, что современный международный терроризм восходит к исламскому радикализму, лишь отражает болезнь роста, которой христианство само переболело по историческим меркам не так уж давно.

Эти взаимные и взаимоисключающие претензии на носительство высшего выражения”, увы, имеют далеко не только теоретический характер. Они становятся основой конфронтационных отношений между цивилизациями, как в глобальных, так и местных социальных и политических практиках.

Естественно, это не может не беспокоить. Тем более, что, характеризуя развитие человечества, мы можем одинаково уверенно отмечать в нем как тенденцию к стремительной глобализации, конвергенции и унификации культур, так и тенденцию к глобальному сепаратизму основных культурно-исторических типов цивилизаций, и в первую очередь христианского и исламского. А это явно свидетельствует, что перед нами открывается перспектива лавинообразного нарастания конфликтных столкновений.

Как это избежать? Возможно ли появление действительно высшей” универсальной культуры (в том числе и религиозных представлений), что сделало бы человечество реально единым, вобрав в себя все богатство культурных и мировоззренческих различий и избавив нас от конфликтов на этой почве? Ведь, как правило, отношения тех же мировых религий и прогнозы перспектив их развития строятся на каждой стороне исходя из принципа “или - или”.

Христианин легко вообразит, что хотя бы второе пришествие откроет глаза на истину всем заблудшим и соберет человечество у стоп Христа. Мусульманин не менее легко представит поголовное обрезание у китайцев и хеджаб на голове у Мадонны. Но ни христианин, ни исповедующий ислам никогда не вообразит себе появление Хрислама.

Почему?

Здесь стоит вернуться к началу этих заметок и подчеркнуть, что моя настороженность к наделению христианства в сравнении с исламом, буддизмом и т.д. высшими качествами, отнюдь не только следствие стремления к политкорректности и такту в межцивилизационном диалоге. На мой взгляд, есть не мало оснований считать, что суть проблемы на самом деле заключается в том, что универсальность существующих мировых культур (мировых религий в частности) во многом ограничивается некими определенными системными рамками и они действительно вряд ли способны к синтезу и восхождению к более высоким формам, соответствующим межцивилизационной интеграции.

Чтобы разобраться в этом, зададим себе два существенных и вполне естественных вопроса:

Вопрос №1. Есть ли на самом деле некий фундаментальный закон, позволяющий понять смысл межконфессиональных и цивилизационных противоречий, а также получить объективные критерии для оценки общечеловеческой значимости тех или иных идеологических и мировоззренческих систем? Даже если они имеют статус божественного откровения.

Вопрос №2. И ежели такой закон есть, то можно ли на основании его определить какова перспектива основных мировых мировоззренческих систем и их взаимоотношений? Возобладает ли одна из них или они интегрируются в одну универсальную мировую систему, скажем Хрисламобуддизм? Проще говоря, надо ли ожидать, что христианство либо ислам будет в перспективе признано всеми в качестве действительно высшей формы монотеизма или же нам ждать явление универсального учения, в котором мировые религии и религиозный опыт сольются в единый символ веры?

Я представляю гипотезу, что основным и фундаментальным законом, который дает ответ на эти вопросы и раскрывает смысл конфликтного деления мировых мировоззренческих систем является единый для витальных (в том числе социальных) форм бытия закон баланса свойств устойчивости и изменчивости.

Этот закон определяет, что жизнеспособность любой витальной системы, т.е. системы, относящейся к миру живых форм, определяется балансом свойств устойчивости и изменчивости.

Как известно, свойство устойчивости обеспечивает сохранение системообразующих признаков, позволяющих идентифицировать эту систему именно как уникальную и отличную от других, а свойство изменчивости позволяет системе реализовать внутренние синергетические потенции (способность к саморазвитию) и адаптироваться к изменениям среды либо изменять ее для обеспечения системной жизнедеятельности.

Нарушение баланса ведет либо к перерождению, либо к вырождению системы в зависимости от того, какое из свойств – изменчивости или устойчивости начинает доминировать.

В каждой из витальных систем, в том числе и в человеческой цивилизации, рассматриваемой как целое Человечество, мы явственно видим их разделение на обособленные части (подсистемы), отвечающие за реализацию этих функций.

Так для обеспечения биологического видового сохранения человека (и не только человека) природа разделила эти функции по половому признаку. Устойчивость и простое воспроизводство человеческого рода обеспечивает женское начало, изменчивость - мужское.

Мы не можем отрицать очевидные факты, подтверждающие это. Вспомните свое школьное детство. Кто в большинстве своем отличался учебной прилежностью и чьи фотографии висели на стендах "Наши отличники"? Ну, конечно же, девочки! Мальчики - лишь исключение. Однако парадокс: такого же преобладания женских портретов вы не найдете в галерее, которую мы условно назовем: "Выдающиеся люди человечества".

Объяснение этого парадокса именно в половом распределении ролей. Когда речь идет об усвоении и передаче уже известных знаний, навыков человечества, то наиболее приспособлено к этому женское начало. Когда же речь идет о движении вперед за поле освоенного, тогда, безусловно, верх берет мужское начало. И остается лишь принимать как факт, что одинаково ценен для судеб человечества и тот, кто сохраняет его, и тот, кто движет, но в массовом сознании наделяются статусом величия только последние.

Изменить эту ролевую роспись как общее правило невозможно в принципе. И в ней нет ничего умаляющего или возвышающего один пол над другим. Это именнопредназначенность различия. Но одно не может существовать без другого, ибо именно различие обеспечивает целостность и сохранение человека как вида и не дает нему ни закостенеть и выродиться, ни дезинтегрироваться в результате цепной реакции неконтролируемых изменений.

Действие закона баланса свойств устойчивости и изменчивости обеспечивается и делением человечества на четко различимые особые расы, в основе которых лежат не наследственные морфологические и физиологические признаки, а скорее всего, даже генетически предопределенная их особая роль в эволюции человечества как вида. Одни – их условно можно назвать Творцы - обеспечивают развитие вида и форм его самоорганизации. Другие - простое воспроизводство человека и его общественной организации.

Это ролевое деление, когда в каждом индивиде всегда можно явственно увидеть черты его принадлежности либо к расе творцов, либо к расе, обеспечивающей простое воспроизводство - проходит через все физиолого-морфологические обособленные совокупности и является частью эволюционного механизма.

На социальном уровне действие фундаментального закона баланса свойств устойчивости и изменчивости обеспечивается разделением общественного устройства человечества на четко различаемые динамичные либерально-гражданские системы, отвечающие за изменчивость или за расширенное воспроизводство человеческого сообщества и статичные государственно-традиционалистские народы, обеспечивающие его устойчивость и простое воспроизводство.

Признаки этого ролевого разделения мы видим на протяжении всей истории человечества. Собственно говоря, сама наша история (по крайней мере письменная) начинается с историй взаимоотношений иудеев и фараонов, средиземноморских гражданских сообществ и восточных деспотий. Сегодня это ролевое разделение распределено между Западным миром и конгломератом традиционалистских сообществ, в число которых входит Россия, исламский мир.

Действие закона баланса свойств устойчивости и изменчивости проявляется в тенденциях и нарушение его неумолимо ведет к разрушению системы и восстановлению баланса уже на новой основе.

Представляется далеко не случайным то обстоятельство, что отличие сообществ динамичных и традиционалистских проявляется даже в сексуальной культуре, которая социализирует механизм биологического воспроизводства.

Тенденция к ограничению роли секса деторождением четко проявляется в православной и исламской культурах. Именно там мы находим установления для женщин, уменьшающие возможность вызывать сексуальное влечение у мужчин – скрывающие волосы платки, чадру и другие способы скрыть эротически привлекательные части тела. Именно православная и исламская культура культивирует патриархальное отношение к семье.

Совсем иное мы видим в западном мире. Семья уже далеко не одна из важнейших ценностей, а в сексуальной культуре явно гипертрофирована ее гедонистическая составляющая. Утрачивается смысл секса как процесса зачатия и он все более становится развлечением, имеющим смысл только в получаемом удовольствии.

Отмеченное, естественно, не новость. Я делаю на этом акцент отнюдь не из ханжеских побуждений, чтобы побрюзжать по поводу падения нравов. И не для того, чтобы иметь повод для нравоучительных сентенций на тему что такое хорошо и что такое плохо. Дабы избежать обвинений в этом, признаюсь, что мне все же ближе культура Западного мира.

Но в отмеченных тенденциях для нас жизненно важно рассмотреть не “хорошо” или “плохо”, а именно одно из проявлений фундаментального закона баланса свойств устойчивости и изменчивости. Кстати именно его действие делает также далеко не случайным и демографический кризис в западном мире и такой же кризис в России, где традиционалистские устои, не смотря на все усилия наших государственников, стали подвергаться серьезной эрозии. И увеличение доли народонаселения живущей в традиционалистских сообществах, а также опережающие темпы демографического роста в национальных диаспорах “третьего мира” на территории Западной Европы и США тоже далеко не случайны.

В этом можно увидеть закономерную реакцию самой Природы, “притормозившей” биологическое воспроизводство той части цивилизации, которая отвечает за изменчивость, чтобы сохранить баланс между культурно-историческим типами цивилизаций, “отвечающими” за изменчивость и устойчивость. Ведь вряд ли кто-то будет отрицать, что перемены в сегодняшнем мире, вызванные коммуникативной революцией, действительно все более приобретают характер неконтролируемой цепной реакции и ускоряют нарастание дисбаланса, грозящего взорвать Мир.

Темпы перемен возросли настолько, что человек западного мира уже проскочил психологический барьер, который также обеспечивал баланс устойчивости и изменчивости. И если раньше большинство относилось к переменам настороженно почти на уровне инстинкта, то сегодня больше настораживает уже стабильность положения и окружения. Ее воспринимают как признак деградации или неконкурентоспособности. Эта ситуация таит в себе опасность подобную той, когда увлекшийся водитель на хорошей дороге теряет ощущение скорости и разгоняет автомобиль до потери управляемости.

И что в итоге этих рассуждений? Логичное предположение, что следствием фундаментального закона баланса свойств устойчивости и изменчивости является естественный запрет на появление единой универсальной культуры, в том числе и религии. И появление Хрислама просто невозможно, как невозможно исчезновение четко различимых мировоззренческих и религиозных систем, на которых будут базироваться общественные культуры “отвечающие” за изменчивость и устойчивость Человечества, как единой цивилизации. Они могут трансформироваться, реформироваться и пр., но всегда будут сохранять в себе либо традиционалистскую, либо генерирующую перемены основу.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?