Независимый бостонский альманах

ЧЕЛОВЕКОЛЮБИВАЯ ФРАНЦИЯ

11-04-2007

Я жил во Франции и симпатизирую этой стране. Трудно переубедить людей убежденных. В конце концов, речь идет не о фактах, а о глубинных убеждениях на уровне «любят – не любят». Многие хорошие и серьезные люди у нас убеждены в том, что французы – плохие и ленивые, а Франция – «антисемитская страна». И все же я попытаюсь объяснить, что наши люди (особенно журналисты) не дураки и понимают, что для них хорошо. Да и кампания анти-антисемитизма скоро сойдет на нет, потому, что от слишком частого и некорректного использования обвинения в антисемитизме истерлись и обесценились, а сам «антисемитизм» обрел столько лиц, что и вовсе грозит утратить всякий смысл.

Заголовок «7.000 французских евреев просят политического убежища в США» http://www.newsru.co.il/world/20mar2007/france303.html в «Ньюс.ру» выглядел как начало старого анекдота. Этот ресурс не единожды поставлял образцы редакторской небрежности, журналистской некомпетентности, а заголовки у них слишком часто не отвечают содержанию материалов. Так и здесь. В тексте нет никаких отчаянных просьб убежища, а есть лишь о том, что «во Франции создано новое еврейское общественное движение, обратившееся к Конгрессу США с просьбой принять закон, который позволит французским евреям получить политическое убежище в Соединенных Штатах». На инициативу общественного движения никак не откликнулось, ни правительство США, ни крупные американские газеты. А это значит, что инициатива получилась дешевая и несерьезная. Пролетела инициатива, как фанера над Парижем. Кроме того, из Франции можно свободно выехать в любую страну мира, даже туда, куда американцам не советуют ехать. В США граждане Франции въезжают без всякой визы, в отличие от «ближайшего стратегического союзника» Израиля, который госдепартамент расположил в списке стран «потенциально опасного региона». Да и в посольствах европейских стран в Тель-Авиве (в том числе во французском) очереди за визами и за получением гражданства не уменьшаются. Действительность гораздо проще. Большинство французских евреев не поедет ни в Америку, ни в Израиль просто потому, что там негде по их представлениям хорошо поесть.

* * *

Волна обвинений Франции в антисемитизме поразительным образом совпала с пиком конфликта между США и Францией, несогласной с вторжением в Ирак. Интересно, что пики кампании «борьбы за советское еврейство», якобы тайком стремившееся в Израиль и мечтавшее только о том, чтоб свободно справлять шаббат, тоже поразительным образом совпадали с пиками напряженности в отношениях между СССР и США. Когда эмигранты из СССР попали в США, то к удивлению местных евреев они никак не хотели ходить в синагогу или посылать детей в еврейские школы. Оказалось, что приоритеты советских евреев далеки и от сионизма, и от иудаизма.

Искренность американских еврейских организаций по отношению к советским евреям тоже сомнительна. Когда дело «борьбы за советское еврейство» хорошо финансировалось Конгрессом, а то и спецслужбами, то в еврейских организациях царил энтузиазм. В прошлом году я попытался помочь нескольким еврейским общинам Украины получить помощь в еврейских организациях Америки. Я безрезультатно обошел множество инстанций. В одной крупной организации меня принял сам президент. Сидя за огромным полированным столом, он проникся ко мне доверием: «Молодой человек. Не тратьте своего времени. Ну, кому нужны русские евреи... когда у нас все силы мобилизованы на борьбу за Дарфур?! Невиданная мобилизация всего американского еврейства! Kрупнeйшая со времен борьбы за советское еврейство!».

Действительно, в Дарфуре сейчас творятся страшные вещи, но думается мне, что энтузиазм еврейских организаций не был бы столь бы столь бурным, если бы речь не шла об арабской стране; если бы борьба против геноцида в Дарфуре не совпадала бы с объявленной Белым домом «войны с террором»; если бы кампания не представила бы шанс улучшить отношения с афро-американским политическим истеблишментом, пошатнувшиеся за последние десятилетия и многие другие обстоятельства, не имеющие к страданию жителей Дарфура никакого отношения.

Теперь франко-американские отношения стабилизировались, а антифранцузская истерия в еврейских и израильских кругах не спадает. Дело сильно облегчает то, что в Америке нет значительной французской общины, способной дать отпор волне враждебных выступлений. Будь у Франции сил
ьное лобби в Америке, как у Италии, Ирландии, Греции, Турции или того же Израиля, еврейским группам, даже самым отчаянным и экстремистским, пришлось бы вести себя осторожней. Ведь провалилась аналогичная инициатива русскоязычных беженцев из Израиля в Канаде в начале 1990 годов, наткнувшись на сильное противодействие местной еврейской общины.

Необузданная антифранцузская риторика со стороны еврейских и израильских ведомств и групп продолжается около десяти лет. Полные ненависти заявления, приравнивание ситуации к Холокосту, а современной Франции к нацистской Германии не имеет никакого отношения к действительно имеющим место проявлениям антисемитизма во Франции. Тактики запугивания не работают. Они способны изменить критическое отношение французского общества к политике Израиля на оккупированных территориях. Поэтому жаль, что нечистая эта волна захлестывает у нас не только маргинальные интернетовские посиделки, но и издания во всех отношениях солидные. В запале там допускают заявления не только необъективные, но и ложные, подрывающие доверие грамотных и компетентных читателей.

* * *

«Американские историки отмечают, что самым безопасным местом для евреев в эти годы были Испания и Португалия, а самым страшным - цивилизованная Франция. Эта страна даже перевыполнила фашистский план, отправив в лагеря смерти 82 тысячи французских евреев, то есть более половины еврейского населения Франции» - восклицают София и Михаил Миллеры («Всё молча здесь кричит...») Действительно, корни антисемитизма во Франции глубоки и пронацистский режим Виши не был экспортирован извне, а строился на глубинных слоях обывательского французского сознания. Однако была и есть другая Франция, открытая, сочувствующая всем гонимым, отрицающая расизм и антисемитизм, осуждающая национальную рознь. Именно эта Франция, в отличие от США, открыла границы немецким евреям, искавшим убежища от преследований нацизма. Не вина французов, а их беда, что и они пали жертвой нацистской агрессии. Но и в тяжелых условиях оккупации эта Франция спасала своих евреев. По данным Израильского мемориала Холокоста «Яд Вашем» во Франции уцелело 74% ее еврейского населения. Для сравнения, в Бельгии или Голландии погибло около 70% евреев.

«Однако «Сегодня, в начале XXI века, именно Франция оказалась той европейской страной, где антисемитизм "расцвел буйным цветом"» - пишет нам из тихого и зеленого Реховота ветеран советской журналистики Захар Гельман. (Париж, который всегда за нас»).

«Бегут они (евреи) из Франции Их с лихвой заменили выходцы из исламских стран, которых на родине Бодлера и Мопассана уже более шести миллионов».- воклицает Виктор Топаллер из Нью-Йорка («Оревуар, Ширак»). Увлекшись, Топаллер забывает указать, что и сами французские евреи в подавляющем большинстве своем (83%) тоже «выходцы из исламских стран», в основном из Северной Африки. Подвели его, вероятно, израильские штампы. Чтоб не сказать «араб», здесь часто говорят «нацменьшинство» в точности, как советские антисемиты просто физически не могли произнести слова «еврей».

Топаллер не отличается оригинальностью. «В постоянных членах того же Совбеза - полуисламская Россия и фактически оккупированная мусульманами Франция, на сто процентов антиизральски настроенные. (Аврум Тарантул, «Жупел на палочке»). Никак не обошлось здесь без влияния антисемитских изданий, годами толкующих про иудейскую и еврейскую оккупацию России, Украины, Америки и всего мира. «Вот и Франция исламизируется...» восклицает Иегуда Ерушалми («Где ждать третьей интифады?). Наверное, обрадуется, если его контрпарт заявит, что Франция или Россия «иудаизируется». Антисемитизм, однако.

«...кто с кем воевал? С одной стороны - многострадальный Израиль и его союзники США и Англия... Израилю практически одному пришлось отбиваться от «своры» враждебных государств, государственных и религиозных объединений, союзов, течений и даже международных организаций. Расставим их по ранжиру: Иран, Сирия, Россия, Ливан, Малайзия, Индонезия, за редким исключением почти все арабские страны, Евросоюз со всеми своими атрибутами и, прежде всего, с информационной программой Евроньюс, Франция, Норвегия, Бельгия, Голландия и др., и, конечно, ООН. Это был практически мировой сговор, хотя участие стран в этой войне было неравнозначным. По сути, это была мировая война, международная интервенция против небольшого государс
тва»
.

Страшилку про новую мировую войну сочинил Михаил Марголин («Перемирие или передислокация? Горькие уроки 1-й иранской и 2-й ливанской войны») Заодно придумал и «иранскую» войну, да ладно. Тем и отличаются маргинальные писатели, что толкуют на самому-себе-понятном языке.

Или вот еще упражнения ненависти того же автора «Россия - страна с самым высоким процентом мусульман среди всех европейских стран (Франция - 7-8 %, Германия - 4%, Британия - 3%). Если в советскую эпоху на всей территории страны насчитывалось порядка 150 мечетей, то сегодня только в России их стало около шести тысяч...» Антисемитов пугают синагоги в России, а Марголина – мечети.

«Франция, еще недавно воевавшая со всей жестокостью и беспощадностью в Алжире и Суэце, в решающую для Израиля минуту, в предвоенную блокаду 1967 года, предала своего самого близкого и такого уязвимого союзника. Она нанесла удар в спину внезапным бойкотом, когда арабы готовились к прыжку.

 

... Почти сорок лет проводил Париж самую подлую антиизраильскую политику поощрения всех интифад» («Дамоклов меч исламофашизма», Михаил Mарголин) Недавно – это полвека назад, в 1950-е годы, когда большинства наших читателей на свете еще не было, а про подлый удар – тоже неверно. Накануне Шестидневной войны 1967 года израильский министр иностранных дел Абба Эбан отправился в Париж и спросил у президента Шарля Де Голля, какова будет позиция Франции в случае войны с арабскими странами. Де Голль ответил просто «не начинайте первыми». Нельзя объять необъятного моря сообщений, недостоверных, несостоятельных и неубедительных для всех, кто находится за рамками узкого мирка еврейских профессионалов, занимающихся антисемитизмом, Холокостом и лоббированием израильских интересов.

«Франция … уже платит тысячами сожжённых автомобилей и сильнейшими трениями в обществе. И это определённо "ещё не вечер" пишет израильский физик Мирон Амусья .(«Ещё раз про "что делать?"). «Франция неправильно диагностировала свою болезнь и теперь по ложному диагнозу начала неправильное лечение. Видимо, предстоит временное перемирие, когда общество закроет глаза на наркогруппировки, а там, где их прижмут - будут вспыхивать беспорядки, гореть школы и машины...» пишет Анна Полянская из Парижа («Бедность - не порок, Или почему это случилось во Франции?»)

Действительно, почему? Наверное, по тем же причинам, по которым ЭТО произошло в Израиле, где «выходцы из исламских стран» восстали еще в 50-е годы. В 1959 году полиция жестоко подавила волнения нищих и голодных еврейских эмигрантов, поднявших марокканский флаг на трущобами квартала Вади-Салим. Там тоже горели автомобили, громили магазины. В 1960-е годы волнения арабских евреев, бывших гражданими второго сорта прокатились по всему Израилю: в иерусалимской Мусраре, в Шхуна Гимель в Беер-Шеве, в квартале Атиква (что означает надежда) в Тель-Авиве. В 1982 году полиция применила огнестрельное оружие при подавлении беспорядков в квартале бедноты Кфар-Шалем в Тель-Авиве. Как раз в то же время, когда впервые восстали жители территорий, находящихся под израильской военной оккупацией. Именно тогда в политический лексикон впервые вошло арабское слово «интифада» - возмущение. Наверное, по тем же причинам, что и дискриминированные меньшинства во всем мире - бедность, неравенство, коррупция, бюрократия, отсутствие социальных перспектив.

Можно бы и дальше цитировать, а еще привести и недовольные отклики «новых русских», которые не нашли во Франции «предела своих мечтаний». Любимая многими Дина Рубина опубликовала в журнале «Нота бене» путевые заметки о том, как исполнила свою мечту и поехала по Южной Франции по путям импрессионистов. Однако заметки получились о том, что везде засели арабы, которые никак не вписываются в картины импрессионистов. Нет им места ни в голубой мечте писательницы, ни в российских мечтах «увидеть Париж и умереть», ни в сионистской мечте «народу без земли – землю без народа». Настроения современных россиян, которые разделяются и израильскими русскими, тоже враждебны к Европе. Впрочем, разумные россияне, американцы, как и французские евреи не разделяют истерических настроений и не приветствуют истерических призывов, раздающихся из Тель-Авива и Нью-Йорка.

* * *

Почти одновременно произошли два события. Одна – с редакцией газетой «Форвард», Новые хозяева, купившие эту газету, тут же уволили всех без исключения сотрудников г
азеты. Как во времена сталинских репрессий. Такое у нас на русской улице в обычае. Когда известный делец из бывшего СССР купил другую старейшую русскую газету «Новое русское слово», то тоже уволил большинство сотрудников. В Израиле, усиленно копирующем Америку, подобные истории тоже хорошо знакомы любому русскому журналисту. «Форвард» дело вроде бы особое. Его старые хозяева из «Арбейтер ринг», что значит на идише «рабочий круг» считают себя продолжателями гуманистических традиций рабочей солидарности и социальной справедливости социал-демократичрдкого Бунда. Традиции не помешали им бросить своих сотрудников. В США вместе с работой лишаешься и медицинского страхования. 40 миллионов американцев и вовсе не имеют никакого медицинского обеспечения в отличие от Франции, где медицинское обеспечение – бесплатное и для всех.

Почти одновременно аналогичная ситуация сложилась во Франции с русской редакцией «Евроньюс» - той самой, которая, якобы участвует в «мировой войне» против Израиля. Русская редакция «Евроньюс» была создана в Лионе в 2002 году группой журналистов. Они раскрутили проект, и тогда хозяева из Кремля и РТР решили, что можно всех уволить и взамен послать во Францию своих сынков и дочек. Многие отрасли современной российской жизни со стороны выглядят, как удел детей нынешних московских «хозяев жизни». Казалось, что «Евроньюс» не исключение. Но Франция - не Америка, не Россия и не Израиль. Французы поинтересовались у русских хозяев

  • «Почему вы хотите их уволить?

 

  • По профнепригодности, - не моргнув глазом, заявили москвичи.

 

  • Как все – профнепригодны?, удивились французы.

 

  • Да все...

 

  • Но они же работали, во время иракской войны по восемь часов сидели в прямом эфире... Вы не можете требовать их увольнения».

 

  • Как так, - возмутились москвичи. - Мы же хозяева! Мы вообще закроем эту лавочку к чертовой матери и откроем новую версию.

 

  • Ваше право. Вы акционеры, - сказали французы, - можете закрывать. Однако, если вы захотите открыть заново, то можете это сделать в Рязани, в Муроме, в Москве или у себя в .... Но если вы сделаете это во Франции, то должны будете нанять этих людей. Такие у нас законы. Да и с рабочими визами для новых сотрудников могут быть проблемы, пока не найдем работы для старых…».

 

На деле все было значительно сложней и битва длилась около года, в отличие от ситуации в русском «Форварде», где редактору просто указали на дверь. Во Франции же победила рабочая солидарность. Уже за это нашим журналистам, публицистам и писателям следует полюбить эту страну. Потому, что если себя не любим, то кого мы способны полюбить?

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?