Независимый бостонский альманах

ТОМАС ПЕЙН (1737-1809) И РОЖДЕНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ДЕМОКРАТИЙ

02-05-2007


«Делать добро – моя религия»

Томас Пейн

Статья Первая

Томас Эдисон о Томасе Пейне

Современные развитые демократии открываюся нам сегодня как весьма противоречивые государственные устройства. Однако у всех на слуху точный афоризм великого английского политика: «Демократия -- отвратительная штука, но никто же не придумал ничего лучше».

ТОмас ПейнКакова же структура и основные принципы, на которых зиждется система государственного управления демократических стран? Выделим следующие характерные ее черты: современная демократия -- это, как правило, 1) репрезентативная республика на основе всеобщего избирательного права; монарх в демократическом государстве --реликвия прошлого; он царствует, но не правит ( в Англии, Испании, странах Скандинавии и в немногих других европейских государствах). 2) В фиксированной (писаной) Конституции определены структура и полномочия различных ветвей власти, сроки и порядок избрания ее представителей. Англия и Израиль--демократические страны, не имеющие фиксированной Конституции, -- в этом аспекте исключения весьма редкие. 3) В Конституцию включен так называемый Билль о правах, охраняющий от посягательств государства определенные индивидуальные Права человека. 4) «Конституция есть Король» демократического государства. Все принимаемые законы должны соответствовать Конституции, быть согласованными с нею. Она словно бы заняла место, которое прежде занимал монарх. 5) Текст Конституции следует разработать и принять на специально созванном для этой цели Собрании (Конституционном, Учредительном), которое, по завершении своей миссии, должно быть распущено. 6) В современных демократиях предусмотрены социальные пособия, пенсии по возрасту или инвалидности как право гражданина.

Несомненно, что изобретение этой системы правления есть крупнейшее, грандиознейшее событие в области социально-политической мысли и практики государственного строительства нового времени. И кто же сделал это великое открытие? Какими путями эти идеи частично утвердились, уже в конце ХУШ в., на территории бывших английских колоний в Северной Америке, проникли тогда же в Европу -- во Францию, Англию и даже далекую Россию? Удивительно, но ясного ответа на эти вопросы в их совокупности не дает ни одна энциклопедия, ни один из известных научных трудов. В предлагаемом цикле статей автор стремится, в меру своих сил, ответить на поставленные вопросы. Первые две статьи посвящены первооткрывателю системы демократического правления, последующие – влиянию его идей в Америке, России и Франции в конце ХУШ в., и в Англии с конца ХУШ до середины Х1Х века, включая эпоху чартизма.

Итак, кто же высказал, в едином комплексе, все выделенные выше курсивом идеи, и потому может быть даже назван «Отцом современных демократий»? Имя изобретателя представлено в названии цикла – Томас Пейн. О том, насколько в этом качестве имя Пейна мало известно широкой, даже и ученой, аудитории свидетельствует следующий факт. Американский ежемесячный журнал The Atlantic Monthly предложил десяти крупнейшим историкам—американистам назвать сто имен людей, оказавших наибольшее влияние на историю США. Результаты опубликованы в статье «Сотня самых знаменитых» ("The Top 100") в декабрьском номере за 2006 год. Первые места определились в следующем порядке: Авраам Линкольн, Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон, Франклин Рузвельт, Александр Гамильтон, Бенджамин Франклин, Джон Маршалл, Мартин Лютер Кинг, Томас Эдисон. Здесь я прерву опубликованный журналом список, чтобы сообщить – Томас Пейн в этом ряду из 100 выдающихся деятелей Америки вообще не числится. Тем интереснее узнать мнение о нем такого известнейшего человека, каким является великий изобретатель Томас Эдисон. Оно изложено в статье Эдисона, которую он назвал «Философия Томаса Пейна». Предлагаю ее сокращенный вариант.

О Томасе Эдисоне. Томас Эдисон (1847 – 1931), гениальный изобретатель, за свою жизнь получил 1.093 патента, последний когда ему было уже 83 года. С детства увлекался мировой историей и английской литературой. Вице-президент Национальной исторической ассоциации Томаса Пейна в 1922--29 гг.

Томас А. Эдисон l. Философия Томаса Пейна (1925) [Сокращенный перевод Клары Рукшиной]

Томас Пейн сегодня почти не оказывает влияния на умы в США, потому что он неизвестен рядовым гражданам. Очевидно мне следует прямо сейчас заявить, что это потеря национального масштаба и весьма удручающее непонимание роли и значения человека, который первым предложил и первым написал такие знаменательные слова -- Соединенные Штаты Америки. Труды Пейна не допускают в школы, а его взгляды настолько искажают, что память о нем или вовсе угасла, или же о нем вспоминают как о человеке душевнобольном.

Наша страна никогда не знала более здравого ума. Он равен Вашингтону в великом деле обретения свободы в Америке. Все, что Вашингтон совершал, Пейн задумывал и публиковал. Подвиги одного на поле брани гармонично соответствовали подвигам другого, совершенные пером. Сам Вашингтон в полной мере отдавал Пейну должное. Франклин отзывался о нем как о великом патриоте и человеке ясного ума. Пейн был другом и наперсником Джефферсона, и оба, должно быть, часто обсуждали проблемы свободы, как теоретические, так и практические.

Я считаю Пейна величайшим политическим мыслителем Америки. Мы до сего дня не превзошли, и, очевидно, так никогда и не превзойдем того, что содержат Декларация Независимости и Конституция, и потому у Пейна нет преемников, кто бы развивал его принципы. И хотя нынешнее поколение мало знает о сочинениях Пейна, , и он почти не оказывает влияния на современную мысль, американцы в будущем оценят его деятельность так, как она того заслуживает, по справедливости. Я в этом убежден. Истина управляется естественными законами и потому неопровержима. Пейн выразил ее в особо чистом и мощном ключе. Следовательно, время должно все поставить на свои места. Декларация и Конституция воплотили в себе теорию политических прав, провозглашенную Пейном.... Нет сомнения, что оба великих документа свободной Америки впитали идеи Пейна....

Меня всегда интересовал этот человек. У моего отца дома, на книжной полке, стояли труды Пейна. Я впервые открыл их наверное лет в тринадцать. И до сих пор помню то светлое озарение, которое исходило с этих страниц. Это было откровение знакомиться с его взглядами на политику и религию, столь отличными от взглядов многих людей из нашего окружения. Конечно, я не мог тогда хорошо его понять, но его искренность и одухотворенность произвели на меня такое сильное впечатление, которое уже ничто в будущем не смогло изменить.

Говорят, что Пейн заимствовал у Монтескье и Руссо. Возможно, что он читал их и что-то взял у каждого. Я не знаю. Но я сомневаюсь, что Пейн мог заимствовать хотя бы строчку у кого бы то ни было. Вероятно силы ему давало то, что мудрость его шла изнутри, и говорил он так ясно, потому что душа человека стремится к сближению с духовным миром других людей. Многие, кто не мог воспринимать Руссо и кого ставил в тупик Монтескье, понимали Пейна как открытую книгу. Он писал так ясно, так логически стройно, подбирал слова с такой точностью, что даже школьник был в состоянии его воспринять. . .

(Прим. переводчика: Уроженец Англии, Томас Пейн прибыл в Америку в конце 1774 г. и, по завершении Американской революции, вернулся на родину в 1787 г). В 1791-92 годах в Лондоне выходят в 2-х частях «Права человека» Пейна. Англичане немедленно ухватились за это новое сочинение. Оно содержало в себе нечто большее, чем только защита свободы; это была декларация на весь мир тех принципов, которые Пейн провозгласил ранее в американских колониях (Прим. переводчика: В «Здравом смысле» (1776) и других сочинениях вышедших либо анонимно, либо под псевдонимом «Здравый смысл). Его аргументация была столь убедительной, знание предмета столь глубоким, что сонм его врагов так и не смог внятно ему ответить. «Том Пейн совершенно прав,-- заявил тогдашний премьер-министр Питт, -- но если бы я поддержал его взгляды, мы получили бы кровавую революцию».

В этом сочинении мы видим развитие гения Пейна в его наивысшей точке. «Права человека» расширяют и заново утверждают то, что уже было заявлено в «Здравом смысле», на этот раз уже с большей мощью и силой зреющего ума. Как раз в то время, когда Пейн был на вершине славы, на него обрушилось обвинение в государственной измене. Незадолго до этого он был избран депутатом Национального Конвента и успел бежать во Францию.

Он почти не знал французского языка и его обращения к аудитории шли через переводчика. Но он заседал в Конвенте. Уклоняясь от гильотины, Пейн столкнулся с враждебностью к нему Робеспьера и вскоре оказался в тюрьме, непосредственно перед ликом сего ужасного изобретения. /Прим. переводчика: Во время публичного суда над Людовиком ХУ1 Пейн высказался против приговора о смертной казни и предложил выслать короля с семьей в Америку, где бы они жили как частные лица. Выступление Пейна вызвало гнев Робеспьера. В тюрьме Пейн провел 10 месяцев, лишь по прихотливой игре случая избежал гильотины./

Тюремное заключение оказалось для Пейна плодотворным. Он уже написал первую часть «Века разума», а теперь принялся за продолжение. «Век разума» вышел в свет в 1794-95 гг. и сразу же стал источником ожесточенной борьбы, которая продолжается по сей день. /Прим. переводчика: В этом сочинении Пейн дает детальный анализ Библии и утверждает, что ее создал человек, а не Бог./ Пейн вернулся в Соединенные Штаты / в 1802 году/ уже в какой-то мере надломленным и поселился в своем домике в Нью Рошель. /Прим. переводчика: Городок вблизи Нью Йорка. Участок земли был передан Пейну в дар от штата Нью Йорк в 1784 г. за заслуги в войне за Независимость./ Многие из его прежних соратников в борьбе за свободу теперь избегали его, и он подвергся публичной травле.

Пейн страдал тогда, как страдает он и сегодня, не столько от того, что он писал, сколько от неверной интерпретации его взглядов. Его называют атеистом, но он никогда им не был. Пейн верил в высший разум, который другие люди часто именуют иначе – божеством. Библией Пейна была открывающаяся перед его взором природа, ясное небо, зеленые холмы. Он не верил древним мифам и чудесам , которые проповедуют в традиционных религиях. Но атаки на эти верования, --или на людей, им преданных, -- замутнили память о нем, бросив тень на последние годы его жизни.

Когда Теодор Рузвельт обозвал Пейна «вонючим атеистиком», он явно сказал это по незнанию. / Прим. переводчика: Рузвельт: «а filthy little atheist»; Эдисон: «a dirty little atheist»/. Это было жестокое осуждение, обвинение незаслуженное, которое затмило величие знаменитого американца. Но подлинную стать этой личности еще предстоит определить. Факел, который он зажег, не погаснет. Если бы Пейн завершил свой творческий путь «Правами человека», его славили бы сегодня как одного из двух, или из трех выдающихся деятелей нашей Революции. Но «Век разума» стоил ему славы среди его сограждан – бόльшая потеря для них, чем для Тома Пейна.

Меня всегда интересовал Пейн как изобретатель. Он придумал и разработал конструкцию железного моста, изобрел полую свечу (the hollow candle) и (the principle of the modern central draught burner). Он был универсально одаренным человеком. Его интересовало многое. Но его основным символом веры, основной его идеей все-таки была свобода.

Клеветники говорили, что Пейн последние свои дни проводил в кабаках. Они рисовали его грязным, опустившимся стариком, который так непристойно завершает свой жизненный путь. Но я убежден, что Пейн относился к нападкам своих сограждан с великодушием и грустью. То, что эти атаки продолжаются по сей день, ничуть не с меньшим накалом, указывает, какой силы могут достичь предрассудки, если уж они возникают. Пейна в некоторых местах даже принято считать олицетворением зла.

Память о Томе Пейне все это переживет. Ни один из тех, кто помогал заложить первый камень нашей свободы, кто выступал как поборник этого труднейшего дела, не может быть навсегда опорочен подобными наветами. Тома Пейна должны читать его сограждане. Я передаю его славу в их руки.

Дополним теперь суждения Томаса Эдисона о Пейне отзывами известных его современников.

  • Томас Джефферсон. «Не было писателя, который превзошел бы Пейна в легкости стиля, в принципиальности выражений, в четкости разъяснений и в простоте и непритязательности языка».
  • Джон Адамс, второй президент США (1797-1801): «Истории предстоит отнести Американскую революцию на счет Томаса Пейна»; «Во всем мире я не знаю другого человека, кто имел бы большее влияние на людей и на ход событий за последние 30 лет, чем Томас Пейн» (1805 г.)
  • Генерал Лафайет: «Свободная Америка непредставима без своего Томаса Пейна».
  • Джоэль Барлоу, поэт: «Америка своей победой обязана перу Пейна в той же мере, что и мечу Вашингтона».

Штрихи к биографии Томаса Пейна. Особые черты личности.

Вехи жизни Пейна обозначены в приведенной статье Эдисона. Добавим некоторые необходимые, с моей точки зрения, подробности.

Томас Пейн (1737 – 1809) - уроженец небольшого английского городка Тэтфорд /неподалеку от Лондона/, провел в Англии всю первую половину своей жизни, почти в полной безвестности. Отец его был ремесленником, готовил каркасы из китового уса для дамских корсетов. Отца Пейн нежно любил, его моральными качествами восхищался (Отец принадлежал к секте квакеров). О матери (она исповедовала англиканскую веру) никогда не упоминал, хотя она намного пережила отца, и Пейн о ней заботился.

В 13 лет Пейн был вынужден оставить школу, чтобы начать традиционное обучение семейному ремеслу. Оно оказалось юноше не по нраву, и он пробовал себя в разных профессиях—моряка, учителя, акцизного чиновника, и даже, по стечению обстоятельств, владельца табачной и бакалейной лавки. И хронически терпел неудачи. Все свободное время жадно учился. Встреча с Франклином, посланником американских колоний в Лондоне, и рекомендательное письмо от него решили судьбу Пейна – 30 ноября 1774 г., почти 38 лет отроду, он прибыл в Америку. И здесь его ждал парадоксальный взлет, истоки которого пока так и не объяснены в известных научных исследованиях.

Почти немедленно Пейн был приглашен на пост редактора «Пенсильванского журнала», и сделал это издание весьма успешным. А 10 января 1776 г., в Филадельфии увидел свет эпохальный памфлет Пейна «Здравый смысл», который, по меткому выражению талантливого американского историка, «катапультировал Америку к Независимости». Пейн вступил в еще только формирующуюся американскую армию, где одно время служил личным адьютантом Джорджа Вашингтона. Статьи-прокламации Пейна «Американские кризисы» Вашингтон приказал зачитывать в войсках перед строем для поднятия боевого духа армии. Позднее, по рекомендации Джона Адамса, Пейн возглавил Комитет по иностранным делам Континентального Конгресса. Другие сведения из его жизни будут приведены в соответствующих статьях предлагаемого цикла. Здесь же полагаю важным остановиться на двух особых, уникальных «приметах» его личности.

«Примета» первая

Пейна отличает необычайная скрытность, почти детективная. Вся его частная жизнь окутана флером таинственности. Похоже, что он неукоснительно, ни разу не сбиваясь, следовал принципу: «Если ты сам не в состоянии хранить собственную тайну, как же ты можешь надеяться, что это сделает человек, которому ты доверился». Только в сочинениях начала 90-х годов ХУШ в., Пейн лишь чуть- чуть, весьма и весьма скудно, приоткрывает завесу над своей биографией. Можно не сомневаться, что и государственные секреты Пейн хранил с той же абсолютной верностью. В частном письме Вашингтону Пейн объявляет о своей готовности и впредь хранить тайны, касающиеся национальной чести страны.

Прослеживается иногда и явная тенденция направить читателя на ложный след. Только оговорки в духе Фрейда позволяют заподозрить Пейна в желании навечно скрыть от любого лица сведения, которыми он не желает делиться. Многие детали его биографии остаются по сей день лишь предметом догадок для исследователей. К некоторым событиям и даже пластам жизни Пейна биографы так и не добрались.

«Примета» вторая

Пейн ни единожды не использовал деньги за свои сочинения для себя лично, даже когда испытывал жесточайшую материальную нужду. К примеру, однажды в Англии, уже в конце 80-х годов, он даже в долговую яму угодил, не будучи в состоянии вернуть долг. Пейн всегда передавал свои гонорары на нужды революционных движений в Америке, а позже в Англии и во Франции. А ведь только прижизненные издания сочинений Пейна, особенно «Здравого смысла» и «Прав человека», составили, по подсчетам исследователей, почти полтора миллиона экземпляров, что в наше время соответствовало бы десяткам миллионов. По числу экземпляров труды Пейна уступали лишь изданиям Библии.

Пейн объясняет мотивы своего столь запредельного бескорыстия: « В великом деле, где на кон поставлено счастье человека, я люблю трудиться абсолютно безвозмездно. И в такой мере я во власти этого принципа, что я утратил бы всякий интерес, удовольствие и гордость от своей работы, если бы сознавал, что я стремлюсь получить за нее награду». Очевидно, что под «наградой» Пейн имел в виду не только гонорары, но и личную славу.

Этим можно объяснить факт, весьма важный для понимания личности Пейна и посмертной его судьбы: все сочинения Пейна периода Американской революции,-- их свыше сорока, -- выходили либо анонимно, либо под псевдонимами (кроме трех, касающихся частного вопроса, так называемого «дела Сайласа Дина»). В это время Пейн нигде публично не заявлял о своем авторстве, да и позднее, в Англии и во Франции, легко передавал его другим людям. Имя автора «Здравого смысла» было известно лишь узкому кругу руководителей Американской революции, членам Конгресса, и их близким. По убеждению Пейна, именно его принципы должны привлекать, приковывать все внимание читателя, и ни в коей мере -- его личность. Похоже, что это ему вполне удалось.

Вплоть до 1791 г., когда в период Французской революции Пейн начал печататься под собственным именем, его сочинения приписывали наиболее известным американским современникам, -- в их числе Франклину, Джефферсону, Вашингтону, Джону Адамсу, Самуэлю Адамсу, Джону Диккинсону и др. В Европе автором «Здравого смысла» безоговорочно почитали Франклина. Именно так и воспринимал знаменитого американца первый русский революционер Александр Радищев, определив ему первое место среди самых великих деятелей своей эпохи.

Благо человечества – высшая цель и смысл всей жизни и деятельности таинственного бессеребрянника Томаса Пейна. Подданный Великобритании, затем гражданин США, а позднее Франции, он ощущал себя «гражданином мира».

(продолжение следует)

______________________________________

1. See: F. A. Hayek. The Constitution of Liberty. (The University of Chicago Press, 1960), p. 194

2. В России, насколько мне известно, "Letters of Junius" не издавались.
The Letters of Junius, edited by John Cannon. ( Oxford: At the Clarendon Press, 1978), р. 344--345

3. Th. Paine, "To the Citizens of the United States." Letter VIII, June 5th , 1805; in The Complete Writings, 1969, ii, 956

4. Это блистательно показал французский историк A. Олар /А.Aulard/ (1849-1928) в своем труде "Политическая история Французской революции. Происхождение и развитие демократии и республики" /1901/. В русском переводе книга вышла в 1938 году, на английский до сих пор не переведена.

5. Жан Жак Руссо. Об общественном договоре. М.,1938, стр.58.

6. Пейн Т. Избранные сочинения. М., 1959, сс. 29-30. (Далее ссылки на это издание приведены в тексте).

7. См.: Vikki J. Vickers. "My Pen and My Soul Have Ever Gone Together" Thomas Paine and the American Revolution . Routledge, New York & London, 2006, pр.40-41; 48-49.

8. Об избирательных правах для женщин конечно же еще речи не было. Их отважной поборницей выступила Мэри Уолстонкрафт (1759-1797) в своей знаменитой на Западе книге "A Vindication of the Rights of Woman" (1792). ("Защита прав женщины". На русский язык не переведена). Сочинение написано под непосредственным влиянием труда Томаса Пейна "Rights of Man" (1791-1792) и личных бесед с автором.. См. мое сообщение о Мэри Уолстонкрафт: "Поборница прав женщины" в журнале "Вопросы истории", 1977, 4, с. 216-2208. Так возникла традиция, согласно которой со временем подлинным "королем" в Соединенных Штатах , окруженным благоговейным пиэтетом своих "подданных", стала Конституция страны. В этом отношении США явились примером для всех последующих демократий.

9. Constitutional Gazette, [NY] [NY], February 24, 1776

10. О влиянии Пейна на Радищева см. мои статьи: "Радищев и Американская революция". (Изв. АН СССР. Серия литературы и языка, 1976, №3); "Thomas Paine, and the First Russian Radical, Alexander Radishchev" in: Thomas Paine. Journal of the Thomas Paine National Historical Association, vol. I, Autumn 2000, pp.16-26, 37-44

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?