Независимый бостонский альманах

ПОЧЁМ МЕДИУМ ДЛЯ НАРОДА?

07-05-2007


Заметки торопливого критика

«...Едва поступив в продажу в крупнейший Интернет-магазин, последний роман Сергея Минаева прочно обосновался среди бестселлеров.
Сейчас книга и вовсе возглавляет этот список, опередив и Акунина, и Гришковца, и Пауло Коэльо, не говоря уже об Оксане Робски,
которая, по отзывам посетителей Ozon, обладает далеко не столь блестящим языком и стилем....»
(Из газет)

«Чао мучачос
Кокодрила-гамадрила
Аста маньяна
Макароны и текила
В нашей программе
Целый вечер на арена
Э-э-э Макарена...»

(«Макарена», Сергей Минаев-первый)

На днях знаменитый ныне писатель Сергей Минаев – просьба не путать его с другим Сергеем Минаевым, который пел когда-то про Макарену и братца Луи – выполнил свое обещание, скоропалительно промульгировав третью, заключительную книгу триптиха «Духless»-«Media sapiens-1»-«Media sapiens-2». Последний роман, как и предыдущие, снабжен поучительным подзаголовком. Звучит он так: «Дневник информационного террориста». Хотя я подзаглавил бы эту книгу немного иначе: «Дневник литературного террориста».

Читать книги Минаева мучительно больно по причине их уникальной несостоятельности. Но - надо! К примеру, в справочных целях. Как-никак, Минаев проложил прямую литературную тропку, ведущую к храму Массовой Антипрозы. Хотя тут я, возможно, чуточку переборщил. Уж слишком красивый и возвышенный термин – антипроза я выбрал для обозначения стилистического панк-трэша, успешно внедренного бестселлеристом. Впрочем, и тут первенство автора нашумевшей трилогии можно оспорить. Я хорошо помню, что примерно в том же разнузданном стиле писал свои сочинения на свободную тему мой нерадивый сосед по парте - притянутый за уши троешник Минаков.

«Минаков! Сережа! - вздыхала Анна Тимофеевна Кравченко (учительница по русскому и литературе), гневно потрясая мятой тетрадкой. - Когда ты, наконец, научишься по-русски писать? Ну почему ты пишешь как иностранец?! Ну что же это такое: «Летом когда я приехал в лагерь, то там меня ждали мои друзья, которые обрадовались почему я приехал»?! Когда ты за ум возмешься?!» - «А я уже взялся!» – весело отвечал Минаков, обхватывая руками емкую голову. Просьба обратить внимание на сходство имен и фамилий, поскольку случайности в этом мире исключены.

Прежде чем приступать к очернительству я хотел бы выразить автору благодарность за то, что он предельно облегчает труд критика. Так, критику не нужно перелистывать троекнижие в поисках узких и слабых мест. Ибо весь «гипертекст» – есть сплошное слабое и гиблое место. Давненько не видывал я столь откровенного дефиле общей безграмотности вкупе с писательской немощью. Вопреки мнению посетителей «Озона» и ряда критиков относительно блестящего языка и стиля Сергея Минаева категорически заявляю, что текст трилогии вызывающе безобразен – структурно, образно, стилистически, грамматически и т.д. - от первого до последнего ее слова. Однако приводить примеры литературного ничтожества текста я не собираюсь, поскольку в таком случае мне пришлось бы процитировать содержание всех трех томов от корки до корки. Если же вы мне не верите, то предлагаю вам купить в ближайшем книжмаге наугад любой томик из трех (книги Сергея Минаева можно читать не только в произвольном порядке, но также снизу вверх или справа налево). Как только вы раскроете книгу на любой странице, то сразу же убедитесь в моей правоте. Главное, чтобы после вам не было жалко бесцельно потраченных денег.

Очистив продукт от ржавчины и окалины беззубых страшилок и сомнительных баек, мы будем иметь в остатке лишь мыльный набор скабрезных банальностей о полифасетной продажности мира. В защиту автора можно заметить, что тот же Шекспир, прародитель и кумир Болливуда, – это либо страсти-мордасти в винно-кровавом соусе, либо пенистая мелодрама со счастливым издохом (Болливудом называют мощнейшую индийскую индустрию по производству душещипательного кино. По своему охвату и прибылям Болливуд, конечно же, уступает Голливуду, но по количеству выпускаемых фильмов, насколько я знаю, превосходит - http://en.wikipedia.org/wiki/Bollywood). Но зато – как изящно и лихо вс подано! Литературный стол усладителя вкусов знати и черни поражает пышным убранством и трещит под грузом снеди и яств. Потому что мыло мылу - рознь. Ибо есть мыло не только хозяйственное, предназначенное для стирки носков и портянок, но и душистое (от слова «душа») туалетное, призванное, помимо иных маловажных функций, услаждать органику чувств потребителя.

Сергей Минаев вовсю напрягается и старается, прет против мощного ветра профнепригодности, страстно жаждет походить на Виктора Пелевина, но в результате рождает лишь кучку зловонного мусора - трэш, гарбидж, джанк. Из сердобольности я мог бы, с огромным натягом, сравнить Минаева только с очень ранним Пелевиным, – тех еще лет, когда тот не очень умело переводил плутовские романы Карлоса Кастанеды, – при том, что такое сравнение возможно лишь по единственному параметру: отчаянно хромоногой стилистике. Но если Пелевин давным-давно избавился от этих литературных прыщей, то романы Минаева по странной причине все больше и больше напоминают дрянные переводы с английского.

В «контент» и «дискурс» пресловутой триады я вдаваться не буду. Скажу только, что автор скучно и пошло повествует о том, как жрецы масс-медиа в лице копирайтеров и политтехнологов дурят нечестный народ. Кроме того, гуру-Минаев походя приоткрывает нам страшную тайну: оказывается, нас окружает иллюзорный, картонный, потемкинский мир, наскоро скроенный медийной гоп-братией.

С одной стороны немедленно вспоминается пелевинское «Generation Р», а с другой - римэйк старого плаката: двое подпольщиков с огненными очами расклеивают в полумраке листовки (первый - клеит, второй - стоит на атасе). На листовке - кровавая надпись: «Мы все умрем! А власти это скрывают!». Вместо саркастической интеллектуальной игры Минаев варганит неважнецкую спагетти-пародию на сарказм и гротеск, приправляет блюдо цитатами из англоязычной попсы, тянет-потянет железную цепь несмешных анекдотов с бородищей злобного карлы. Как бы острая как бы сатира на нравы современного общества превращается в дешевый базар, за который автор не только не собирается отвечать, но на котором он наваривает, как я полагаю, немалые деньги.

Пострецептивная, простите за выражение, ценность триптиха антарктически минусовая, поскольку не достигает даже точки гниения размягченного мозга. Это странно, и даже очень. В частности, с учетом того, что, будучи довольно опытным репортером, Минаев должен владеть хотя бы начатками писательского искусства. Мне даже как-то неловко становится за нынешних господ журналистов, к цеху которых я когда-то имел бесчестье принадлежать.

На фоне Минаева Донцова и Левашов (предвкушаю и с удовольствием принимаю расшаркивания со стороны последнего) предстают мастерами контента и матрицы. Дабы развлечь читателя я позволю себе в этом месте еще одну отвлеченную апелляцию к творчеству Вильяма Шекспира. Смотрел я недавно по РТВ моссоветовского «Короля Лира» с Козаковым в заглавной роли (редкостная, надо сказать, дребедень, как, впрочем, и все остальные пьесы Шекспира за исключением «Гамлета» в толковании Козинцева). Случайно оказавшаяся рядом дочка – она лихорадочно поглощала кусок пиццы в прихлебку с лимонным айс-ти, поскольку спешила в какой-то модный буат де нюи (бар-дискотека) вдруг ляпнула:

- Папа, ты, случайно, не «Короля Лира» смотришь?

- Что?! – подпрыгнул я на диване – Ты что? Читала Шекспира?

- Да нет, что ты! Я сейчас Донцову читаю, ну и там один персонаж про короля Лира рассказывает. А интересное совпадение, да?

- Да, интересное, - согласился я, облегченно вздохнув.

Но – шутки в сторону. Возвращаясь к чужим баранам, - я имею в виду определенную группу читателей, на которую намекает и сам Минаев с помощью изображенного на обложке книги павильона ВСХВ «Овцеводство», - я прихожу к следующему безутешному выводу: если книги Минаева и вправду разбираются как горячие гамбургеры, то это значит, что изрядная доля наших читателей темна, причем темна почти беспросветно. С другой стороны, если исходить из затасканного задолго до рождения автора постулата, согласно которому нас окружает не мир, а иллюзорная сцена с одноразовыми декорациями, то можно предположить, что намалеванный на вновь вздернутой декорации павильон есть всего лишь очередная проделка масс-медийных жрецов.

Ферней-Вольтер, Франция, 19 мая 2007 г.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?