Независимый бостонский альманах

ГОРИТ СВЕЧИ ОГАРОЧЕК

30-06-2007


[Заметки об удивительном русофобе]

Меня давно заинтересовала фигура Владимира Батшева. Когда-то он был в составе СМОГ – «Самом Молодом Обществе Гениев», который сами гении и организовали, и нарекли. Писал стихи, выкрикивал их у памятника Маяковскому, вперемешку с антисоветскими лозунгами, забрали, дали ссылку. Потом служил в издательстве «Посев», эмигрировал в 1995 году из Москвы, что посевовцы посчитали изменой своему делу. 10 лет издает в Германии два журнала – тонкий ежемесячник «Литературный европеец» и толстый ежеквартальник «Мосты».

Но вернемся к главному свершению издателя и редактора Батшева. В 2004 году он завершил и издал 4-томное исследование «Власов» - история самого Власова и власовского движения, организации Русской Освободительной Армии в рамках Вермахта. Получил за него премию «Веритас», («Истина»). Кто же дает премию с таким евангельским названием?

Странным образом вездесущий ГУГЛ почти не проливает свет на эту загадку. Пришлось поискать хорошо. Сначала я попал на ложный путь. Решил, что премия учреждена Винодельческой фирмой, ибо дается в ЮАР лучшим местным винам года. Как известно вино и истина связаны самым тесным образом. Однако истина в 4-х томнике «Власов» все же не библейская и не может претендовать на абсолютность. Все события там подаются с точки зрения исключительной правоты Власова. А так как исследование отнюдь не ограничивается историей Власовской армии, а охватывает такие аспекты, как например, жизнь на оккупированных территориях СССР, то и правда-истина там также дается только с точки зрения благодеяний, принесенных гитлеровцами в задавленную сталинизмом страну. То есть, как не крути, а только с одной стороны.

В то время, как вино действует на все стороны одинаковым образом благотворно, что многократно и в превосходной форме отмечал Омар Хайям. Посему премию «Веритас» от Южно-Африканской винной ассоциации (South African National Wine Show Association ) мы, увы, вынуждены отбросить.

Равным образом, не подошла на эту роль и радиостанция «Веритас», орган Католической Церкви на Филиппинах. Уж очень далека ее тематика от событий Отечественной войны. Да и географически далеко. Я уверен, что святые отцы даже никогда не слышали ни о Власове, ни о Батшеве.

Есть еще «Веритас» - фирма, оказывающая юридические, аудиторские услуги, а также услуги по постановке менеджмента. Есть консалинговая фирма, есть что-то еще. Но ничего из того, что подошло бы для нашего случая, и вопрос остается: кто дал премию «Веритас» Батшеву? Ну, уж никак не юридическая фирма. Они за услуги берут, а не дают.

Мои разыскания, тем не менее, увенчались успехом. Оказывается, эта премия выдается «английскими славистами», а в комитет входит журналистка Джин Вронская, а также писатель и историк Владимир Батшев.

Больше никто не назван. Стало быть, эти двое и входят: журналистка Джин Вронская и историк Владимир Батшев. Он может сойти за двоих: за писателя и за историка, и потому имеет два голоса. Премия вручена единогласно. Но даже если бы симпатичная вдова Джин вздумала голосовать против, то все равно счет голосов был бы 2:1 в пользу номинанта. Выходит премию «Веритас» Батшев сам учредил и сам себе дал.

А велика ли премия? Нет, даже верные сторонники Батшева в Аргентине, в известном пристанище беглых нацистов, пишут, что мало дали. Вот эта заметка из аргентинской газеты «Наша страна»:

Из "Русской Мысли»- за 28.4 узнаём, что .... речь идет о премии Веритас" в размере 2000 евро. Поздравим от души Владимира Семёновича с успехом! Думаем, что ему важна не скромная сумма денег, ... а справедливое сознание, что он выполнил свой долг, восстановил правду, которую могущественные силы в Эрефии и за рубежом, стараются затемнить или исказить. Парижский еженедельник, вероятно, сообщает о премии скрежеща зубами. Ведь он всегда неизменно был врагом власовского движения. (nashastrana.info/upload/2771.pdf ).

Интересная газета, которая в 2005 году называет Россию Эрефией, как и 70 лет назад. Вернуться в прошлое и ей не удастся, но вот остановить время – в ее силах.

Батшев делает алаверды и пишет в «Нашу страну»:

Я, старый антикоммунист, хочу сказать, что Ваша газета – единственное, на мой взгляд, сегодня издание, которое бескомпромиссно борется с существующим в нынешней России некоммунистическим режимом. Владимир Батшев (Германия) http://nashastrana.info/index.php?module=pages&act=page&pid=86.

Очень любопытно. Старый антикоммунист хвалит газету за то, что она борется с НЕкоммунистическим режимом в нынешней РоссииКазалось бы, раз режим и так некоммунистический, то за что бороться старому антикоммунисту? Не за коммунизм же! Тогда дело, может быть, в том, что режим – в России? Похоже, что так. Оставим это вопрос пока без ответа, и вернемся к премии.

Когда учреждена премия «Веритас»? Да в том же самом году, что и была выдана председателю комитета по премиям – в 2005. Как учредили, так сразу же самую первую и выдали Батшеву. Маловато выдали, хныкает «Наша страна» (их страна – вместе с власовцами, гауптманами, штурмбанфюрерами и гауляйтерами, успевшими бежать в Аргентину). Ну, сколько было тогда у писателя, столько он себе и выдал.

А кто же второй член комитета по премиям Истины? Это, как уже выше сказано, давно эмигрировавшая из России в Англию журналистка Джин Вронская. Специализируется на биографиях разных знаменитостей. Например, на Кшесинской. Ранее выпустила с мужем Владимиром Чугуевым справочник про разных известных персонажей (Кто есть кто в России и бывшем СССР. Выдающиеся личности в б. Сов. Союзе, России и эмиграции: [Пер. с англ. Джин Вронская, Владимир Чугуев Изд. «Терра», 1994..

В 2005 году муж этой Джин умирает. И тут же появляется новый наставник – Владимир Батшев, который и организует комитет премии Истины. Все это, разумеется, совпадения и не больше. Что комитет по премиям организовал в 2005 году, что премию тут же выдал себе, что муж у Джин Вронской умер– и все в одном и том же году. В жизни, да и в смерти бывают совпадения и покруче.

Все это, конечно, закулисная история дачи премии и прямого отношения к труду Батшева не имеет. Премии редко даются так, чтобы не вызывали ни у кого возражений или осуждений.

Посему мы лучше коснемся в творческой судьбе Батшева некоторых сугубо литературных, а точнее – идеологических деталей.

Батшев в одной из своих статей написал: «Все, абсолютно все, пережившие оккупацию, говорят и пишут, что немцы принесли, как это не странно звучит, СВОБОДУ. Это потрясает и удивляет. Да, именно ту свободу, которой советский человек был лишен на протяжении 25 лет коммунистического владычества.... Немцы принесли в СССР европейскую культуру».(http://www.lebed.com/2007/art4998.htm)

Это оказалась самая забойная фраза, квинтэссенция, которая окрасила всю эмпирию главы «Оккупация», извлечения из который мы давали.

В постинге Редактор - Wednesday, July 04, 2007 at 07:23:56

У Батшева была одна неточная формулировка, которую стоило бы мне как редактору убрать. Я же не обратил на нее внимания.

На самом деле очень даже обратил. И сначала хотел убрать. Но потом – решил – пусть остается. Это же авторское кредо. Тут особая пикантность в том, что Владимир Батшев - еврей по отцу. У него есть и другая фамилия (или псевдоним), мало известная публике. Не будем ее называть. Что принесли гитлеровцы евреям – очень хорошо известно. Причем «половинки» подобные Батшеву, не могли избежать общей участи. Так что слова Батшева: «не знаю ни одного из сотни опрошенных мною людей, кто бы сказал, что при немцах было хуже, чем при большевиках. Намного лучше, чем при большевиках» он при немцах мог бы сказать только посмертно.

Впрочем, папу-то уж точно как «целого» еврея нацисты подвергли бы «санации», и тогда никакого сына-Батшева рождения 1947 года не произошло бы. Не родился бы совсем – и баста. И не смог бы сказать ничего про полную свободу, принесенную нацистами на оккупированные территории.

Давайте дальше посмотрим, что получилось из всей нашей эпопеи с публикаций. Проще говоря, был поставлен социально-психологический эксперимент. Конечно, я знал, что мы этими публикациями наносим травму патриотическим душам. И потому пытался всякими разъяснениями унять тоску и душевную боль.

Например, вот этим постингом (July 04, 2007 at 07:23:56 ):

«Батшев находится в русле давно принятой концепции о том, что в начале 40-х годов того века в мире имелось два ярко выраженных тоталитаризма: германо-гитлеровский и советско-сталинский.

Какой из них лучше (хуже) для многих вопрос спорный. Например, прибалты полагают, что советский был хуже. Батшев полагает, что примерно одинаковые. Отсюда и его статья: он в ней приводит достаточно данных о злодеяниях немцев, но и дает некоторые ранее не известные нам факты об улучшении каких-то сторон жизни: разрешении частной инициативы, торговли, открытии церквей и пр.

Это непривычно и мне нужно было бы предварить публикацию пояснением от редакции, что в целом гитлеровский "новый порядок" грозил всем русским и другим (но особенно - евреям и цыганам) худшими бедствиями, чем даже сталинизм. И это я писал ранее не раз, но нужно было повторить для ясности».

Это оказалось недостаточным для умиротворения. И тогда я почти прямым текстом написал, что поставлен опыт. Соблюдайте чистоту рук и антисептику. Да, коллеги, господа и товарищи, терпение – идет эксперимент.

Вот этот постинг:

Редактор - Tuesday, July 10, 2007 at 21:33:54 (MSD)

«Мне кажется, оценка ясна. Потом, не спешите к финалу. Не можете же вы требовать, чтобы спектакль "Отелло" сразу начинался с удушения Дездемоны. Если бы все романы, детективы и даже оперы начинались с развязки, то не было бы никакой драматургии и литературы.
Не спешите, дайте рассказать. Дайте созреть фурункулу. ... Я вас прошу не резать, не обрывать, не обеднять вашу и нашу жизнь. Она и так... не слишком.
Я хотел бы быть с вами. Это же относится и к Юлию Борисовичу».

Более ясно я писать не мог – нарушилась бы чистота эксперимента. Батшев усиленно читал Гусь Буку.

Я в самом начале опыта поставил вполне сбалансированный постинг:

Редактор - Tuesday, May 08, 2007 at 17:25:08 (MSD)

Коллеги,
По поводу необычной работы Батшева.
Настало время детально посмотреть на врага. Это как с камнями, когда есть нужда их разбрасывать, а есть – собирать.
Долгие годы, десятилетия враг для нас мог быть обозначен одним словом: немцы. Слишком велико было горе. Ненависть, гнев. Люди не могли слышать немецкий язык, у них приключался родимчик. Немцы были одним видом черной вражеской силой, проклятою ордой. Теоретически и тогда (даже во время войны) допускалось, что среди немцев есть борцы с фашизмом, не приемлющие режим Гитлера. Предполагалось, что среди немцев есть много, пусть не борцов, но порядочных людей, хотя бы дома ужасающимся опасным слухам о злодействах их армии. И тем паче – СС, гестапо и всяких эйнзатцгрупп. О том, что очень многие немцы осуждают злодейства режима сами нацистские бонзы знали. Именно поэтому все, касающееся уничтожения людей - начиная с тяжело больных и умственно неполноценных, - находилось под покровом соблюдения строжайшей тайны. Эсэсовец, пронесший на территорию лагеря фотоаппарат, сам мог стать его постояльцем. Если нацисты были так уверены в благе, творимого ими, почему бы об этом с гордостью не рассказывать? Но нет, Гиммлер на слете своих бандитов говорил, что их «сверхважная работа», так нужная для будущего величия Германии, не должна ни в коем случае стать известной. «Наша славная история не написана и никогда не будет написана» – вот что он сказал.
У меня нет никакого сомнения, что, согласно общим идеологическим воззрением Гитлера будущее завоеванных стран, особенно славянских, было бы кошмарным. Но Батшев пишет не об этом. Он пишет о реальной оккупации. Ее осуществляли части Вермахта, состоящие все же во многом из обычных, нормальных людей. Их просто мобилизовали. Именно эти люди предупреждали жителей об опасности прихода отрядов СС и эйнзатцгрупп.
В первое время на оккупированных территориях на контрасте со сталинским режимом вполне могло оказаться даже лучше. Да, пришло время от картин широкими мазками перейти к некоей атомизации событий. К индивидуализации и детализации.
Чем интересен Батшев? Тем что он собирает много документов. Да, собранных о другой стороне жизни войны. Не той, которую мы знаем. 

Вот его отклик:

Я искренне тронут Вашей замечательной статьей в гостевой книге, которую только что прочитал.
Искренне спасибо. ВлБ

И через короткое время:

Я с интересом прочитал ругань и подтасовки в цитатах в ругани в свой адрес. Бог с ними, с недоумками из ГБ.
ВлБ

Любопытен был отклик Батшева на постинг Юлия Борисовича (ник- Ученый) и затем мой.

Ученый - Thursday, May 10, 2007 at 11:37:48 (MSD)

предлагаю мысленный эксперимент: кем был бы Батшев, окажись он на оккупированной немцами территории. Ответ однозначен, Батшев был бы полицаем.

Редактор - Thursday, May 10, 2007 at 18:56:14 (MSD)

У меня из текста возникло убеждение, что Батшев во времена освобождения от сталинско-колхозной системы был бы хорошим администратором по воссозданию нормальной структуры общества. Был бы землеустроителем, управляющим волостью, а потом головой областной управы и выше. Если же бы Батшев увидел, что все его усилия ничего не дают, что военные или гражданские власти оккупантов сводят все реформы на нет, а ему самому и его подчиненным грозит арест, он пошел бы в партизаны и казнил бы полицаев.

Теперь внимание! – реакция Батшева:

Сначала я бы пошел в гестапо и этому ученому зажал бы яйца в тисках, чтобы он сознался по чьему заданию он здесь ведет пропаганду (московскую). А потом я бы ушел к Власову.
ВлБ

Опыт шел успешно. Наступила кульминация:

Я написал о том, что в определенном смысле публикация Батшева была ошибкой.

Редактор - Wednesday, July 04, 2007 at 00:36:04 (MSD)

Коллеги, после многотрудных размышлений я пришел к выводу, что следует считать публикацию Батшева «Оккупация» в определенном смысле ошибкой. Особенно то, что она случайно пришлась на дни, предшествующие 9 мая. Конечно, я преследовал цель ознакомить читателей с новым взглядом и вообще с новым материалом. Никак не рассчитывал на такую острую реакцию некоторых наших участников.

Письмо Батшева:

Я только сейчас ознакомился с Вашим заявлением в гостевой книге Вашего журнала.

После этого заявления я не могу сотрудничать с журналом, редактор которого считает ошибочным публикацию моего произведения. Прошу больше не публиковать моих произведений.

Можете опубликовать это мое заявление на Ваших страницах.

С уважением ВлБ

Я ему ответил:

Слово "ошибка" относится ко мне, к тому, что я не пояснил во вступлении, что ваша работа вовсе не направлена на восхваление оккупации и нацизма, в чем вас (и косвенно - меня) многие впоследствии обвиняли.

Этими словами я давал возможность автору подтвердить, что, да, я никогда не имел намерений «восхвалять оккупацию и нацизм». Определить свою нравственную позицию. Никакого ответа, однако же, не поступило. Многозначительное молчание.

Прошла еще неделя и вдруг! Письмо от Батшева. Привожу полностью, так как оно имеет характер искового заявления.

15 июля 2007 г.

Уважаемый Валерий,

мне надоели оскорбления в мой адрес в Вашей гус-буке, поэтому я посылаю Вам это сообщение. Хорошего настроения!

«Впрочем, даже если речь идет о гражданском иске, пострадавший может наказать виновных и в том случае, если они скрываются за псевдонимом, говорит лондонский адвокат Грэм Смит, специализирующийся на отношениях в сфере интернета. "Скажем, если клевета или оскорбления появились на форуме, вы можете подать в суд на администрацию сайта и заставить ее предоставить данные, которые помогут идентифицировать виновного, - рассказал Смит BBCRussian.com. - По английским законам, владелец форума или интернет-провайдер не обязан делать это добровольно. Но если вы пойдете в суд и заявите, что вас оклеветали, и вам нужно найти того, кто это сделал, то суд примет соответствующее решение".

ВлБ

Все же для исследователя чего бы то ни было это очень слабо. Ну, какое отношение я, или иные высказавшиеся о работах Батшева имеют к Англии? Причем тут английские законы, обязывающие администратора сайта (меня, что ли?, хотя я, вроде бы, не администратор) называть авторов отзывов и указывать их адреса?

Я ответил так:

Все, кто неодобрительно отзывался о ваших работах уже ушли. Главный из них - Юлий Андреев, который в своих постингах давал свой имейл-адрес (и свое имя). Так что его искать с помощью судов не нужно. В общей сложности из Гусь Буки в связи с публикацией ваших статей ушло около десятка участников. Вы пишете не ординарные вещи, поэтому и реакция такая.

Я все время защищал ваше право на свое видение проблем и свою позицию как редактора на право публиковать то, что считаю интересным и важным. Поэтому ваша обида на меня - совсем не по адресу. И уж тем более намеки на суды. (Далее был один вопрос, касающийся его планов опубликовать одну мою работу) С уважением – ВЛ.

Ответ задерживается. Видимо, Батшев пишет исковое заявление в Английский Королевсикй суд.

Пока у нас есть на свободе время, спросим: чем так озабочен Владимир Батшев, лауреат собственной премии «Веритас»?

Озабочен он, похоже, самим фактом существования России. Не в меньшей степени, чем Березовский существованием Путина. Последний все эти почти 8 лет мечтает о его снятии. У Батшева планы грандиознее: он хотел бы закрыть Россию. Деяние это ничуть не меньше по масштабу, чем закрытие Америки щедринским ретивым начальником. Тот все же догадался, что от него сие не зависит. Догадывается ли о своем предшественнике Батшев?

Да, в случае с Батшевым мы имеем дело с патологической русофобией. Это очень жаль, так как человек он явно способный, но она мешает ему же в понимании собранного им действительно большого материала по истории РОА. Еще он озабочен проблемой взаимодействия французских и русских партизан во Франции, которого не должно было бы быть, а – было.

Русский француз Игорь Лопатинский пишет:

По следам наших публикаций № 20 (4553), 26 мая - 1 июня 2005

Да будет вам известно, господин Батшев, что многие эмигранты пошли помогать советским пленным, входили в партизанские отряды и считали защиту Францию своим долгом. Многие из них погибли: Среди них – Анатолий Левицкий, Борис Вильде (расстреляны), Вера Оболенская (ей немцы топором отрубили голову в Берлине, а ведь она была графиней (!), а пошла с советскими партизанами), кадет Кирилл Радищев, Мария Скобцова (мать Мария) (погибла в Равенсбрюке), супруги Дориомедовы (погибли в бою за Париж). Всех не перечислить на странице газеты.
О помощи эмигрантов советским людям очень трогательно сказал в своей речи посол России во Франции А.Авдеев на открытии памятника советским и русским партизанам на парижском кладбище «Пер Лашез» в День Победы. Могу сказать, что у многих появились слезы на глазах, и, поднимая, как полагается по-русски, стопку, помянули всех русских, погибших за Францию.
На этом, думаю, пора кончать споры между историком и лауреатом премии «Веритас».
http://www.rusmysl.com/archiv/index.php?itemid=81&catid=11#more

Несколько собственных фраз Батшева из интервью с Семеном Резником от 30.04.2005 (по случаю «получения премии «Веритас»):

Владимир Батшев: Я прихожу к выводу, что оккупация была благом для оккупированных территорий. Конечно, как мы говорили с вами в прошлый раз, этого нельзя сказать в отношении евреев и цыган, которых поголовно уничтожали, и это не относится к военнопленным.

Семен Резник: Подождите, а для остального население оккупация была благом? В каком же это смысле?

В.Б.: Пришли оккупанты, но одновременно и освободители. Они вернули то, чего народ был лишен в течение двадцати пяти лет: свободу торговли, свободу слова, свободу вероисповедания...

С.Р.: Вы считаете, что немцы это принесли на освобожденные от сталинского тоталитаризма территории? Что на штыках германских войск там появились такие вещи, как свобода вероисповедания, свобода слова? Это мне представляется странным...

В.Б.: Конечно! Конечно! Нигде не издавалось столько газет, как на оккупированной территории. В Одессе выходило шесть газет и два журнала!

С.Р.: Но дело-то не в количестве, а дело в том, что в них писалось. Можно было там критиковать Гитлера? Германию?

В.Б.: Германию нельзя было. Нельзя было. Но Сталина, коммунистические порядки – пожалуйста, говорить обо всем, что люди пережили за двадцать пять лет... Для историка эти газеты оккупированных территорий – просто клад.

С.Р.: Ну, я думаю, что здесь мы с вами не сойдемся. Конечно, при немецкой оккупации можно было ругать и критиковать и писать страшные вещи о сталинском режиме, но не о гитлеровском!

В.Б.: Совершенно верно. Совершенно верно.

С.Р.: Свободой слова я это не назову.

В.Б.: Вы знаете, по сравнению с тем, чего народ был лишен в течении двадцати пяти лет, это все-таки была какая-то свобода. (орфография источника – В.Л.)

С.Р.: Нет, в этом мы не сойдемся.
http://www.voanews.com/russian/archive/2005-04/2005-04-30-voa7.cfm

Ниже похвальба Батшева тем, что его издательство находится «среди цивилизованной Европы», а не среди варварской России.

- У нашего издательства — постоянный стенд в немецком павильоне. Не среди российских издательств, а среди — цивилизованной Европы 

http://www.peoples.ru/art/literature/poetry/newtime/vladimir_batshev/

Вот еще один его афоризм:

ЭМИГРАЦИЯ — ЛУЧШЕЕ СОСТОЯНИЕ ДЛЯ ПИСАТЕЛЯ . Я никогда не любил советских писателей и советских людей.
http://www.kontinent.org/article_rus_460d8c09c0e04.html

Здесь же: Я поступил в Институт кинематографии (ВГИК) лишь в конце 1970-х годов — помешала ссылка и преследования.

То есть, не сразу поступил. Что и говорить, оригинальное преследование. Сотни, тысячи людей вообще не могли поступить во ВГИК, без всяких ссылок за Урал. Недостаточно были подготовлены или талантливы.

Вот еще один меморандум Батшева:

Вопрос связан с небывалой в последний год активизацией кремлевского и лубянского недремлющего ока по отношению к эмиграции, к ее интеллектуальной жизни. Они не могут спокойно смотреть, как несколько миллионов человек живет не по их законам, а по законам Свободного Мира, освобождаясь от прежнего страха. А там, откуда мы уехали, все по-старому, если не страшней. Много лет разными путями Москва пыталась и пытается подчинить себе эмиграцию. Среди эмигрантов есть  т.н. "агенты влияния" и те, кто желает быть обманутым. Сегодня у многих эмигрантов понятие нравственности отсутствует. 
http://www.le-online.org/content/view/96/27/

- В Россию приехать не планируете?7

    • Не планирую. Я не знаю, зачем это делать. И что мне там делать? Увидеть знакомых? Но кто хочет меня увидеть - сам может приехать в Германию.

 

- И ностальгия по России не мучает?

    • Нет. Ностальгии не существует. Ее придумали коммунисты, чтобы отвадить народ от эмиграции.

 

- А разрушается ли здесь личность простого обывателя?

    • Если он был личностью Там, он останется личностью и Здесь. Тем не менее, многие наши люди продолжают жить интересами и заботами той страны, которую смотрят по российским каналам телевидения, буквально подвергаясь зомбированию, хотя я и не люблю этого слова. Пока у моих соседей не было российского ТВ, это были милые люди. Как только поставили антенну и стали смотреть Москву — словно их подменили. Они буквально превратились в болванчиков.

 

(http://www.kontinent.org/article_rus_460d8c09c0e04.html)

Многие видят беды России. Допустимо и предположение, что Россия может уйти с исторической сцены. Да она уже во многом и ушла – перестала быть сверхдержавой, уменьшила территорию на одну седьмую, бывшие ее части стали врагами. Страна не наказала зла, сотворенного за времена сталинизма, действенно не покаялась, пьянство, наркомания и СПИД не изжиты, одичание провинции продолжается, население уменьшается, а вакуум заполняют китайцы. Нынешняя спесь по случаю «энергетического держания за горло Европы», что та воспринимает как шантаж и, соответственно, устраивает на базе этого международный скандал с выдачей Лугового, может закончиться для России печально. Но у «нормальных русских» все это отзывается болью, а у Батшева – злобным злорадством, пожеланием «скорее сдохнуть» и попытками создания организации по немедленному разрыву с Россией (судя по всему, эта организация имеет еще меньше членов, чем комитет по премии «Веритас»).

По поводу ссылки Батшева. Вещь неприятная и, вполне возможно, в наше время несправедливая.

Но есть какие-то намеки на то, что особым героем Батшев не был.

Анатолий Краснов-Левитин пишет в своих воспоминаниях:

«Однажды он (некий молодой человек Андрей Дубров, сын полковника) написал письмо Батшеву (москвичу), что он может напечатать его стихи в "Посеве" и в других журналах. Хорошо, что у Батшева хватило ума снести это письмо уполномоченному КГБ». http://gazeta-kolokol.narod.ru/levitin_22.htm

Может, и хорошо что «у Батшева хватило ума». Но как минимум, нужно знать, куда «снести это письмо». Так сказать, адрес и имя. Разве простой человек знал имя и адрес своего опера? Да никогда. А Батшев – знал.

Чтобы сказать об уровне Батшева как редактора нужно тщательно изучать, читать его журналы.

Это – долго, да и не в том моя задача. Хотя вот первое попавшееся. Новый номер (14) «Мосты». В нем - вроде бы воспоминания. Но очень странные. Написано: Ольга Исаева. «Шаламов: путь к бессмертию» (Рассказ написан с использованием устных воспоминаний Татьяны Леоновой).

То есть – некая Татьяна Леонова что-то рассказывала Ольге Исаевой (а может быть и не ей, а еще кому-то), а уж Исаева на этом основании пишет свои воспоминания. Видимо то, что помнит из рассказанного Татьяной Леоновой. Оригинальые «воспоминания». Я сейчас материал о Шаламове знаю довольно хорошо. Поэтому обратил внимание на большой кусок о какой-то неназванной даме, «душеприказчице Шаламова», которой он завещал все свои литературные права и даже свою пенсию. Дама эта ни разу не названа по имени, но описана очень черными красками. И не помогала, де, совсем Шаламову, и денег не давала (из его же пенсии), и ни разу не навестила его в приюте для инвалидов. В другом месте Леонова пишет что-то о некоей верующей, которой передали собранные среди доброхотов деньги на лечение Шаламова, а она их прикарманила.

Насколько можно верить этим «воспоминаниям»? По нескольким деталям - ни насколько. Например, автор «Воспоминаний» Ольга Исаева пишет: «В 1996 году из изгнания вернулся в Россию Александр Солженицын». Всем хорошо известно, что Исаич вернулся в 1994 году. Ошибка в два года – не шутка. В другом месте: «В июне 2002 года на Кунцевском кладбище был разрушен его (Шаламова) надгробный памятник». И опять ошибка в два года - не в 2002 году, а в 2000.

По контексту выходит, что речь в воспоминаниях про ведьму, некоего «злого гения» Шаламова, идет об одной и той же особе. Во всяком случае, так можно подумать. И для тех, кто знает о том, кто был (и есть) хранитель всех литправ Шаламова и по многим другим деталям, ясно, что речь идет об Ирине Сиротинской. Вот кто мог бы подать в суд на Батшева за такую публикацию – так это как раз Сиротинская. Хотя тоже вряд ли – имя то Сиротинской не названо.

Да и что подавать, когда оба журнала – явно не коммерческие. Своего рода самиздат.

Вот рассказ Батшева о своих финансовых делах.

  • Как вы стали самоутверждаться в Германии? 
    — Мне не надо было самоутверждаться. Я продолжал писать триллеры, на которые имелся договор с издательством ЭКСМО. За два года написал 6 романов, которые изданы большими тиражами. Гонорары за них и были положены в основу «Литературного европейца». Кроме того, 3 года я работал заведующим архивом Национально- трудового союза (НТС), зарплата 200 марок в месяц тоже шла на издание журнала. Главное было в том, чтобы разработать модель издательства и журнала. Я придумал форму: это — артель, то есть, все авторы являются подписчиками.

 

То есть, кто заплатил, тот и будет публиковать свое. От такой «модели» издания ничего хорошего ждать не приходится. И когда проглядываешь «произведения» этого самиздата, то воочию убеждаешься в верности предположения.

Скажу, что мы давали материалы Батшева по нескольким причинам, которые я не раз называл. Это и предоставление трибуны иной позиции, и осуществление на практике нашего статуса непартийного издания, и, наконец, ознакомление читателей с малоизвестными нам фактами или сторонами жизни, как например, условия жизни в оккупации.

Но с деталями и фактами у Батшева отнюдь не всегда дела обстоят хорошо. Как-то один из читателей написал:

Атур Гроховский - Saturday, December 30, 2006 at 04:08:21 (MSK)

Вот читаю очередной выпуск Вашего альманаха. Владимир Батшев, «ПРОГРЕСС НЕ ДРЕМЛЕТ: ОТ ТАЛЛИЯ К ПОЛОНИЮ». http://www.lebed.com/2006/art4834.htm
Начало четвертого абзаца: «Еще в 1925 году сотрудник ГРУ В.Л.Нестерович-Ярославский…»
Парой абзацев ниже: «В том же 1925 году по аналогичным причинам порвал с ГРУ нелегальный резидент…» (выделение в обоих случаях моё – А.Г.).
Нет, я, конечно, все понимаю. Святая ненависть к кровавому режиму водит пером известного диссидента. До уточнения ли деталей тут и всяких мелочей? Конечно же, нет! Но дьявол, увы, прячется именно в мелочах.
К чему это я? Да к тому, что ГРУ было образовано лишь в феврале 1942 г. До этого времени же разведывательное управление Красной Армии последовательно носило следующие названия: Военно-статистический отдел, Регистрационное управление, Разведывательное управление штаба РККА, Четвертое управление штаба РККА (кратковременно бытовавшие названия я опускаю).
Зачем я все это говорю? Да лишь затем, чтобы подчеркнуть – когда автор, претендующий на глубокие исторические исследования (и проистекающие из его исследований выводы), столь неряшлив в самых мелких (но общедоступных!) деталях, веры в точность его исследований и выводов быть не может никакой.

Читатель это не простой, а редактор сильного профессионального журнала «Катера и яхты».

Мой ответ:

Редактор - Saturday, December 30, 2006 at 04:16:21 (MSK)

Добрый день, коллега Артур Гроховский!

Ваше замечание совершенно верно. Батшев слишком идеологически заряжен. Мы его публикуем в силу свободы слова, давно прокламируемой нашим журналом. Его в данном случае извиняет не слишком значительная ошибка: как именно называлось ГРУ в разные годы Сов. власти не так уж важно Принято, например, различные названия такой спецслужбы как госбезопасность называть КГБ, хотя там были ЧК, ГПУ, НКВД, КГБ, ФСБ, но до ФСБ было еще пару аббревиатур, ныне забытых. Ведь и нынешние работники безопасности называют до сих пор себя и вообще всех нынешних и прошлых чекистами. Хотя, повторю, для историка стоило бы дать сноску и написать именно так, как сказано в вашей справке.

И все же, почему редактор журнала «Катера и яхты» знает про ГРУ, а редактор социально-политического журнала и историк как раз советского периода – не знает? Как раз потому, что слишком сильно его заедает русофобия. Если и сейчас в России «кровавая гэбня», то что с такой страны взять? Там все отвратительно и потому не до деталей. Гори она огнем – и все дела.

Все же нужно отдать должное: в журналах Батшева есть хорошие материалы.

В том же новом 14 номере «Мостов», к примеру, очень хорошие заметки Игоря Ефимова и Михаила Румер-Зараева. Да и свою публикацию «Русское военно-морское харакири» я тоже могу считать неплохой.

Судите сами. Румер-Зараев пишет:

Из Берлинского дневника. Год 2006-й.

Знаю одну берлинскую компанию «из наших», которая, собираясь в застолье, поет под гитару старые советские песни.

Если б сказали этим людям — журналисту, телеоператору, переводчику, ученому — в их прежнем московском бытии, что когда-нибудь они будут вот так вот хором после рюмки распевать «песни советских композиторов» — ни за что не поверили бы. Люди российские, конечно же, пели на праздники, на народных гулянках, в деревнях, в городских дворах, допьяна напившись, разинув слюнявые рты, «Шумел камыш...» Только не эти. Этим-то — с какой стати петь. Окуджаву послушать, Галича — другое дело. Но — «Что ты Вася приуныл, голову повесил...»? Это невероятно. Вероятно, очень даже вероятно.

Открываю книжку, случайно попавшую в дом, - «Русские советские песни», Москва, 1952 год - и прямо уносит вальсовая волна - «С берез неслышен невесом, слетает желтый лист. Старинный вальс «Осенний сон» играет гармонист».

А другое — «Как-то утром на рассвете заглянул в соседний сад. Там смуглянка-молдаванка собирала виноград...»

Сидим компанией, все на седьмом десятке. Какие тебе смуглянки-молдаванки. Жены рядом, с которыми жизнь прожита, но, боже мой, как зажигает, как заводит, с каким молодым задором и молодой пленительностью это поется: «Я смущенный и влюбленный пред тобой». Как живет в человеке до самого смертного часа память о первой любви и как сердечным сжатием откликается в мелодии — «Я влюбленный пред тобой».

А «Эх, дороги...» — просто гениальная, на мой взгляд, самая совершенная русская песня, которую я когда-либо слышал. Мелодия А. Новикова, словно облагородившая и гармонизировавшая заунывность народных похоронных плачей, вобравшая в себя печаль и муку расставания с миром, прекрасным даже в трагедии войны. И вместе с тем чувство непрерывности существования: «А дорога дальше мчится, пылится, клубится. А кругом земля дымится, чужая земля». В чем сила воздействия этих простых слов: «Выстрел грянет, ворон кружит. Твой дружок в бурьяне неживой лежит». «Неживой», не мертвый, а именно неживой, так и надо было сказать. И что же все-таки заложено в человеке, если Лев Ошанин, этот советский конформист, славивший Сталина, партию, написавший впоследствии «Гимндемократическоймолодежи», отвратительный в своих внешних и внутренних проявлениях человек, мог написать такое? Многое ему простится за слова этой песни.

Напомню, что книга издана в 52-м и, стало быть, все это песни сталинского времени, наполненного войнами, террором, голодом, страхом. Но ничего этого как бы не было в советской песенной культуре. Была, конечно, война. Гремел грозный призыв «Вставай страна огромная», тосковал солдат по дому («Горит свечи огарочек...»), «К Будапешту гвардейцы шли под гром канонад...», звучали марши, любовные романсы — люди страдали, тосковали, любили, ненавидели и умирали. Но печаль была мудра, ненависть заострена на враге, любовь освящена высоким чувством семьи, и вся грязь, кровь, все низменное страшное, что свойственно всякой войне, оказывалось за бортом песенного корабля, вне поля видения и мышления поэтов и композиторов. А другие проявления жизни — и сельской, и городской, — те вообще были напоены таким романтическим настоем, такой радостью бытия, что мелодии просто улетали в солнечную синеву, растворяясь в прекрасном Едином. «Весны своей огни навеки в душе сохрани. Пускай они светятся, если вдруг встретятся облачные дни».

Но почему же так откликаемся мы на эти тексты, так звучат в нашей душе эти мелодии, почему мы поем их в нашей германской глухомани?

.... Ни одно последующее поколение в российской истории не понимает, как могло существовать предыдущее, как оно вообще выжило и сохранило себя. Перелистывая газеты тридцатых годов с их людоедскими лозунгами типа «Раздавить гадину!», то есть уничтожить тех, кого еще вчера те же газеты называли вождями, я спрашивал отца — журналиста тех лет: «Как можно было работать и вообще жить в такой атмосфере?» Но и молодые коллеги, нынешние наши современники спрашивают меня, начавшего свою профессиональную жизнь в шестидесятые годы: «Как можно было работать в ту эпоху всеобщего тоталитаризма?». Не забудем: и в тридцатые, и в шестидесятые годы при всей противоестественности политического строя люди работали, жили, любили, воспитывали детей. И как бы ни тягостна была жизнь страны, отдельное человеческое существование теперь представляется проникнутым многим светлым и радостным, о котором мы храним воспоминания.

Эти воспоминания, воплощенные в мелодии, в словах, пусть и нехитрых, но живых, народных, сейчас трогают наши души. Ностальгия по прошлому может существовать, как бы ни ужасно было это прошлое в общественном смысле. В личном плане оно все равно освещается светом жизни.

Да, хорошее эссе. Ностальгическое. Сидят «русские немцы», выпивают и поют не просто советские песни, а сталинских времен. Испытывая ту самую ностальгию, которую «придумали коммунисты, чтобы отвадить народ от эмиграции». И на ресницах – слезы. Как такой текст Батшев пропустил? Наверное, не читал. А может быть, просто занят был, полоний, по которому он специалист, подливал поющим в рюмки?

Еще раз повторю: я полагаю публикации Батшева полезным «мероприятием». Важно знать, что есть разные историки и писатели. Разная эмиграция. Далеко не все хоть с какой-то теплотой относятся к своей стране. Да и в его публикациях много свидетельств «разных лиц» и цитат из источников. Это тоже полезно.

Например, недавно прошла передача по «Свободе», там цитировали нас. Вот это место:

«Я не понял, разъясните кому мне верить, как правильно оценить [действия людей, работавших в том или ином качестве на оккупированной немцами территории]. Я сослался на опубликованные в русско-американском журнале «Лебедь» (№№ 518-520) главы из книги Владимира Батшева о реальной обстановке на оккупированной немцами территории, отношениях между германской администрацией и местным населением и т.д. Тема, полагаю, не слишком исследованная. Относиться, по-моему, надо как к тем, кто в трудное время делал все возможное, чтобы облегчить жизнь людей. А как относиться к тем, кто, отступая, взрывал электростанции, водопровод и продовольственные склады? Кто послал Зою Космодемьянскую жечь среди зимы дома своих же сельчан? 
Самуил, Израиль http://news.bbc.co.uk/hi/russian/talking_point/newsid_6678000/6678345.stm

Нет резона перед каждой статьей ставить буддийскую мантру:

«Редакция может не разделять мнение авторов».

Это ясно и так, по умолчанию.

Завершу своими словами, которые изложил в постинге:

Редактор - Friday, May 11, 2007 at 21:00:54:

Я бы именно так, как написал Батшев, не писал. Нашел бы немного иные формулировки для общих положений проблемы. Собственно, я их излагал сейчас, в этой полемике. Но проблема остается: как объяснить, что миллионы людей оказались недовольными свой «родной властью» и считали ее большим врагом, чем оккупанты? 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?