Независимый бостонский альманах

СТРОИЛИ МОСТ - ВОЗДВИГЛИ СТЕНУ

13-07-2007

"Мудрые утишают мятеж"
(Притчи 29:8)

"Истина преткнулась на площади, и честность не может войти"
(Исайя 59:15)

Ближний Восток близок русскому сердцу - там немало наших соотечественников, друзья, родные, знакомые. Как все нормальные люди, хотят спокойной жизни, а живут - под дамокловым мечом. В воздухе пахнет войной. Как не сломиться?

MinakinaООН, создав еврейское государство, умыла руки, оставив новорожденного без родительской руки. Шестьдесят лет пела мантру: "Мир, демократия, выборы", глядь - зима катит в глаза. В Иране уже не шах, а аятоллы, в Ливане Хизбалла - спасибо выборам и нефтедолларам - прошел в законодатели и маршалы, взял население в заложники. У палестинцев в вождях - Хамас, тоже избран, попробуй не избрать - укоротят на голову! Наращивают кто ядерный, кто демографический арсенал.

И Израиль усвоил "Око за око" (хотя есть опасность, что все останутся слепыми, это поняли даже любители кровной мести и раскурили с врагами трубку мира). На оккупированных территориях уже полмиллиона еврейских новоселов, это их дом, и они не собираются отдавать ни пяди земли прежним владельцам. На тропе мира появился еще один камень преткновения. "Израиль - взрывчатка, динамит, - бьет тревогу в июльском интервью газете "Хаарец" Аврум Бург, а он знает что говорит. Министр, сын министра, утверждает: Израиль напоминает Германию начала 30-х годов.

ООН растерянно взирает на бег времени, а оно работает против недалеких и беспечных. Американский президент Джимми Картер в книге "Наши ценности под угрозой" пишет: "Несмотря на наши демократические усилия, предвестника успеха нашей политики в регионе не видно".

Зрелые демократии не передали неопытным правителям опыт своих стран, не помогли избежать ошибок, не увидели чудес - две волны репатриантов с севера, посланные Израилю свыше. Не взволновались, когда Израилю предпочли Запад бывшие диссиденты-семидесятники. Не встревожились, когда в 80-х годах поток бегущих из Союза евреев стал огибать историческую родину. Упустили шанс разобраться, на чем споткнулись израильские власти.

Возьмем, к примеру, Канаду. В начале 90-х сюда стали прибывать тысячи беженцев со Святой Земли, почти столько же, сколько из Шри Ланки. Иммиграционные власти прочитали отчет верховного судьи госпожи МакЛеллан, побывавшей в Израиле. Она расхвалила тамошнюю Фемиду, мол, отстает от канадской всего на десять лет. Поверила потемкинским деревням, не приметила слона - религиозную сеть судов.

Запросили бывшего борца за выезд из Союза в Израиль Натана Щаранского, он заверил: репатриантам из бывшего Союза живется лучше, чем старожилам, куча льгот". Забыли, что теперь он - член кабинета министров, положение обязывает. Его оспорили с фактами в руках менее успешные диссиденты.

Но из-за океана донесся окрик коллеги Натана социалиста Йоси Бейлина: "Израиль - демократия! Из демократии не может быть беженцев!" (Американские евреи возмутились в "Джуиш пресс":"Не оскорбляйте наш интеллект! Только дебил поверит, что Израиль- демократия!". Но правители не заглядывают в этническую прессу, даже если она на английском языке).

И госпожа-министерша Робилард захлопнула парадные двери страны, пропустив только геев. Не взглянула в измученные лица и горькие глаза просителей, толкнула утерявших Родину людей на дальнейшие скитания по свету. Кое-кто спустился в подполье, некоторые - ниже...

Но истину не заметешь под ковер, она работает и в тиши. "Можно дурачить некоторых всегда и всех иногда, был убежден Авраам Линкольн, но никогда - всех людей постоянно". Для еврейского царя Соломона (его имя на иврите означает "Мирный") не существовало гордиевых узлов, ему была дана свыше мудрость по искренней молитве, он смотрел спорщикам в лица, пытаясь понять, правдивы ли, чем руководствуются.

Современные миротворцы, увы, не соломоны, они - продукт выборов, которые не всегда приводят к штурвалу страны достойных капитанов, а избранники назначают судей по своему усмотрению, не всегда мудрейшему. Хороший судья изучает факты, улики, показания очевидцев. Если бы наши дипломаты расспросили простых людей, кто и что превращает их существование в муку, уверена - решение всплыло бы.

Я не могу судить об арабской действительности. Но я долго жила в Израиле и могу рассказать о тамошней системе, брожении умов и состоянии психики общества.

Достала из ящика стола статьи "Государство и революция" и "Наши опорные столбы". Они не увидели света в Израиле, а сборники Самиздата не дошли до широкой публики. Привожу их в сокращении. Надеюсь, они позволят увидеть, на чем преткнулись первопроходцы, почему миротворцы похожи на лекаря, что с упорством Сизифа наклеивает на неочищенную рану пластырь.

Рытвины-ухабы дедов, синяки внуков

"Но злое дело воздаянье в себе самом, таясь, хранит"
(З. Гиппиус)

Израиль - уникальная страна, котел, в котором идет переплавка культур и обычаев, впитанных евреями в диаспоре от других народов. Крошечный росток, посаженный в дюнах и среди болот, окруженных ненавистниками. Он был создан по воле большинства в ООН вопреки противлению жителей региона. Вот когда был посеян ближневосточный конфликт.

Израиль являл чудеса в земледелии, индустрии, культуре, взрастил прекрасную молодежь, принимал сотни тысяч евреев со всего мира. О нем шла слава как о непобедимом.

Но его создатели презрели совет китайского мудреца Лао-цзы: "Зри в семя, развей сорняки по ветру до посева!".

Израиль - еврейское государство. Уже одно это создает плодородную почву для притеснения неевреев, чтобы не дать им возможность стать силой на выборах и повлиять на законопроизводство.

Первые репатрианты из Советского Союза к своему удивлению заметили разительное сходство своей исторической родины с прежней. Это и неудивительно: Израиль создавали социалисты, первый глава правительства Бен-Гурион был выходцем из Восточной Европы, не знавшим вкуса свободы и уважения личности. В статье "Кнессет рожден во грехе" адвокат Шуламит Алони пишет, что он отменил первые выборы в парламент (Кнессет), отдав ортодоксам на откуп личную жизнь граждан и внутренние дела страны, хотя отцы сионизма предупреждали: не выпускайте религию за стены синагог.

Социалисты продержались у власти почти тридцать лет. Тогда у многих израильтян была вера в свое предназначение, в иудаизм, в поддержку свыше. Внутри страны оставшиеся арабы мирно сосуществовали с евреями, они вкусили зажиточную жизнь, хорошие школы и больницы, социальную защиту.

Но государство-коммуналка не имеет шансы на долгое спокойствие - даже людям одной и той же культуры и веры трудно ужиться под общим кровом. Конфликт разгорался, правители признавались - им не до внутренних проблем, надо оборонять страну. Выпалывали любое несогласие. Расцвели протекционизм, нетерпимость к оппозиции, доносительство. "Попробуй возразить им, признавалась позднее Нетива, дочь Бен-Иуды, сделавшего иврит разговорным языком, и ты назавтра будешь гулять по берегам Гудзона"(тогда это считалось худшим наказанием).

В кибуцах даже в 72-м году висели портреты Сталина. Витольду Капшицеру, посмевшему критиковать СССР, указали на дверь. Гуманист Анатолий Якобсон задохнулся в такой атмосфере и покончил с собой. Репатрианты не советовали родне ехать в страну, о которой недавно мечтали. Темпы репатриации резко спали, изменился ее вектор. Власти по привычке прибегли к силе: перекрыли транзитный пункт в Европе, загнали людей в западню Ладиспольскую западню, беспросветную и жестокую. Надавили на западников - с израильской визой - не пущать! Оттуда, из Италии, израильским беглецам и вовсе не было выхода не было, зато множились трагедии людей, зажатых дверьми. Советские евреи устремились на Запад почти поголовно.

Война Судного дня стала шоком для Голды Меир, но ее уроки не привели к коренным переменам в системе. Религиозных в обществе не более 9 процентов, но они держат в своих руках несколько министерств, их люди в полиции, в Институте социального страхования, в социальной жилищной организации "Амидар".

Установилось коалиционное правление, в котором довесок из нескольких мандатов обеспечивал религиозной партии МАФДАЛ два-три министерских портфеля. Нами правят группки, куда проникают самые напористые. К 90-м годам число религиозных партий возросло до пяти, обеспечивая шесть-семь министерских портфелей.

От этих партий зависит какая платформа будет принята в Кнессете.

Ликуд превратил Израиль в страну мелких хозяйчиков, нанесен огромный ущерб казне. Приземленная по субботам авиакомпания "Эль-Ал" теряет миллионы. Летнее время отменяется в разгаре сезона, чтобы те, кто соблюдает обычай прощения, смогли подняться на час позже - потеряны миллионы на растрате электроэнергии. По субботам не ходят автобусы, не работают магазины, не играют свадеб, нет развлечений. Ликвидировано свиноводство (14000 семей лишились дохода, получили 700 млн шекелей за ущерб), кто-то упорно поджигает некашерные магазины.

Израильский тендер не в силах продвигаться: лебедь тянет его в облака, в светлое будущее, за сталинистами; щука , улучив момент, одаряет по своему хотенью тех, кому по душе тяжелый металл и земные радости; рак копит силы, умножает семью и тянет обоих атеистов - и коллективистов, и индивидуалистов,- назад, в ветхозаветные времена.

Двойные мерки мобилизации в армию, оплаты за учебу в вузах (светский студент вынужден подрабатывать, йешиботник получает жирный чек), двойные условия ссуд и зарплат. Дорого обходится казне содержание религиозных советов и судов, параллельной системы образования. По причине религиозности не служат в армии тридцать тысяч здоровых парней и мужчин.

Попраны равные права на оплату труда мужчин и женщин, репатриантов и старожилов, арабов и евреев, растоптано право не быть арестованным без оснований и униженным во время следствия. В обиде - нерелигиозное большинство. Светских не возьмут на работу в религиозное заведение, им невозможно жить в облюбованных ортодоксами районах (предлагают продать жилье, ослушникам разбивают квартиру изнутри).

Великое мужество требуется в Израиле, чтобы отстаивать доброе светлое. Правозащитников освистывают, даже парламентариев, оскорбляют адвоката Шуламит Алони; Йосефа Сарида в машине окружили, грозились сбросить под откос. На неугодных журналистов организуются разгромы сразу в нескольких изданиях, их огульно обвиняют в антисемитизме, предательстве, прислужничестве КГБ, Хамасу, Западной Церкви; изводят угрозами и клеветой. За критику деятелей от религии подожгли типографию газеты "Хаарец". Восстановления честного имени не добиться - процесс в суде длится 7-8 лет, на адвоката уйдут десятки тысяч долларов. Верховный суд справедливости недосягаем - обращение стоит массу денег.

Подслушивают телефоны журналистов, требуют уволить расследующих злоупотребления, и они уезжают. Звонят судье на дом, чтобы не мешала евреям селиться в христианском квартале Старого города в Иерусалиме. Грозились пролить кровь верховного судьи Хаима Коэна. Главе полиции Якову Тернеру велят перестать преследовать сефардов.

Наша судебно-правовая система, увы, больна, Министерство юстиции захлестывает поток жалоб. В "Маариве" - сводка приговоров арабам и евреям - удивительно строгие первым и эдакое родительское пожуривание вторым.

Рекордсмены по издевательству - религиозные суды. Они поощряют подслушивание телефонов, слежку, стукачество, травлю; мужьям позволяется гулять и взять вторую жену, не освободив первую, а ту учат голодом за непокорство. Насильника не журят, если жертва - нееврейка, таким даже не присуждают алименты на детей, если это огорчает супругов. Религиозный суд не считает женщину за свидетеля. Бракоразводные дела длятся десятилетиями. Десяти тысячам "агунот", от которых сбежали супруги, запрещают встречаться с другими мужчинами, угрожая отнять детей. Здесь, в море слез и трагедий постоянно дежурит полиция, стражи закона выдворяют на крыльцо только женщин. Судебные процессы превратились в кормушки юристов.

Говорят, нет крепче еврейской семьи, у нас-де женщины равноправны с мужчинами, даже служат в армии. А статистика спорит: каждую четвертую израильтянку избивает муж; десятки, не найдя защиты от буйной половины, погибли, тысячи стучатся в убежища. Фемида подмигивает мужчинам. Запрещены аборты; образованным женщинам навязали роль родильной машины и домохозяйки, рабыни "владельца"-супруга...Дети страдают от сексуального и физического насилия в семье и учебных заведениях, вырастают искалеченными, а виновных долгое время даже не привлекали к ответу.

Евреи всегда гордились просвещением, но сегодня, по утверждению депутата Кнессета Аврума Бурга, это - одна из худших служб, даваемых гражданину государством. Религиозная система запирает разум, детей приучают к зубрежке. Выпускники выходят в жизнь чудовищно невежественными. Вырвавшиеся из гетто рассказывают о диких запретах, унизительных наказаниях и побоях.

Религиозным быть выгодно, ему легче найти работу (примут и светские), легче купить жилье и обустроиться. Страдает общественная мораль. Вскрылись педофилия среди раввинов, публичные дома в Бней-браке, вояжи мужчин с пейсами к продажным дамам, встречи ешиботников с девушками на тайных квартирах.

Цветет доносительство. Репортера военной радиостанции уволили с работы - кто-то донес, что ел бутерброд, а не мацу в пасхальную неделю (солдат отдают за такое преступление под суд, им приказывают выбросить Новый Завет, забывая, что власть командира не распространяется на убеждения; непослушных избивают). Сторожа выбросили с работы в школе за то, что посмел заказать по почте книгу пророка Даниила, которого ортодоксы запрещают читать.

У светских растет отторжение от иудаизма, они подозревают, что Бог уснул или... умер! Религиозные хаимки - герои анекдотов. Поводов для насмешек полно. То в пещере во главе с раввином на десяти черных свечах они произносят проклятие Саддаму, но умирает - инициатор церемонии. То подкладывают свинью (отрубив ей голову) соседней синагоге. То поделили тротуары на мужской и женский. То секут себя, признаваясь в немыслимых преступлениях, и тут же торопят Всевышнего вознести их, возлюбленных, верных, над всеми народами.

В иудаизме много течений, но слияние религии с государством отняло у граждан свободу совести. Местный совет Нетании, например, обходит сорок йеменских синагог при распределении средств из бюджета. Евреи США пытались поселиться в Негеве - их удушили безденежьем, не признали реформистской синагоги. Выживаются в диаспору каббалисты. Мессианских евреев считают отпавшими от иудаизма, хотя десятки раввинов разделяют их убеждения. Христиане собираются на окраинах или тайком на дому, им пачкают автомашины черной краской, разбивают окна, портят мебель.

Инакомыслящих преследуют, окружают ненавистью, заносят в черные списки, их обходят соседи, а детей избивают ровесники, им не продают продукты магазины; к ним подсылают "подсадных уток" -"ищущих" или "бедствующих". Стоит помочь - обвинят: сманиваешь еврея в чуждую веру, а это с недавних пор - уголовное преступление.

К нам едут тысячи репатриантов, вкусивших прекрасный напиток воли, гласности, поиска, сомнений. А мы их - под пресс "единственно правильной" религии.

Алия показала истинную ценность нашему "братству": с болью рассказывают новые граждане, как их обманывают маклеры, хозяева квартир, продавцы и чиновники, как оскорбляют в прессе и на улице, обижают в школах, на курсах, на работе. Настроением новоселов никто не интересуется, даже когда они оказались бездомными и разбили палатки на центральной площади Тель-Авива.

Население не раз поднималось в протесте против коалиционной купли-продажи мандатов, смельчаки объявляли голодные забастовки, тысячи израильтян ставили подписи под петициями, коробки с ними оставили пылиться в резиденции бесправного президента.

Есть у нас Учреждение для жалоб граждан, но выводы госконтролера встречают в штыки даже премьер и глава Генштаба. Обвинения доказаны, возбуждено более десятка уголовных дел, но человек остается в Кнессете и даже в министрах, парализует свидетелей, подкупает или запугивает неугодных.

Помню, как Израиль замер в шоке, когда в 80-х годах профессор Лейбович назвал экстремистов "иудонацистами". Хайфа вздымилась в демонстрациях, требуя не допускать разделяющих идеи партии КАХ к выборам. Сегодня они маршируют под лозунгами "Убить всех арабов! Убить всех левых! Убить всех журналистов!" и громят телестудию с яростью, не уступающей мусульманской реакции на свободу слова. Эти люди утеряли надежду на мир, отчаялись. Уже слышны предложения расколоть Израиль на два государства, но известно - разделившийся дом не устоит. Это усвоили арабы и объединяются.

Аврум Бург предложил отделить религию от государства, но его освистали даже в собственной партии. Кто посмеет нарушить завет самого Бен-Гуриона? И вот уже лидеры Ликуда и Аводы наперегонки спешат к особняку влиятельного раввина - поцеловать его ручку, не оттолкнуть соблюдающих традиции.

На телеэкране закутанные женщины, тупые разгоряченные мужчины, улюлюкая, жгут американский флаг, поддакивают словам главного раввина Овадьи Йосефа о "глупых полицейских этого государства", посмевших возбудить уголовное дело против его протеже. Это - наши сефарды из ШАС.

Многотысячный зал в "Яд-Эльягу" проклинает киббуцников, посмевших кушать не то, что разрешил столетний рав Шах. Ревнители древней Галахи защищают от светского суда Арье Дери, обвиняемого в коррупции, несут на плечах осужденного за убийство араба раввина Левингера. У них в героях и святых - Барух Гольдштейн, расстрелявший 29 арабов во время молитвы.

В религиозных мошавах люди не замирают в молчании, когда звучит сирена в честь погибших солдат. Йешиботники-литовцы отказываются поднимать израильский флаг. А секта "Нетурей карта" живет в центральном Иерусалиме как гетто, не признавая государства и его законов; они заверили Арафата, что не против его правления.

Видный журналист Йосеф-Томи Лапид опубликовал в "Джерузалем пост" "Ультиматум Богу": "В последние годы на Святой земле появился новый вид евреев, которых мы не знали прежде никогда и нигде. Безжалостные, атакующие разрушители, убийцы, они верят, что всё разрешено во имя Бога. И даже необходимо. И даже свято... и стреляют улыбаясь. Они - как те мусульмане, которые убивают себя, уничтожая других во имя Аллаха, и думают, что тем самым возвышают Всевышнего".

Насилие захлестнуло и светский стан, оно на дорогах, в школах, армии, семье. Молодежь хлынула на Запад, призывники отказываются воевать с арабскими подростками.

Любители кляпов и намордников высекли самих себя: пожали массовую "йериду" (эмиграцию), потерю многих друзей в цивилизованном мире и - самое страшное - разочарование евреев в иудаизме. Главный раввин Израиля Лау, посетив Соединенные Штаты, ужаснулся темпам и масштабам ассимиляции и назвал ее "внутренним Холокостом".

"Наша демократия стала посмешищем в глазах всего мира," - с горечью сказал правозащитник член Кнессета Амнон Рубинштейн. Наши опорные столбы похожи на те, что держали многоэтажки в Армении: при первом же подземном толчке они рухнули; жителей предали вороватые строители и прорабы, в бетоне оказалось мало железа. "Лучше быть в хвосте у львов, чем в голове у лисиц", говорит еврейская пословица. Но мы наблюдаем, как львы согласились быть в хвосте у лисиц.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?